Я уезжал на четыре дня всего, а вернулся в совершенно другой город.

Бах!!!

Звук близкого разрыва снаряда накрывает совершенно по-особенному. Это не далекая глуховатая канонада, к которой привык за последние пару лет. Это совсем близко. И это артиллерия.

На слух калибр не определить, но артиллерия, черт возьми, не миномет и даже не танк.

Бах! Бах! Бах!

Несколько разрывов, а вслед за ними длинная очередь крупнокалиберного пулемета. Не ленивое постреливание, не отсечка в три-четыре патрона, а длинная очередь, явно в какую-то цель.

Я даже увидел на мгновение сухие узловатые пальцы пулеметчика, смуглые, закопченные войной, с черной каймой окопной земли под ногтями.

— Николаич, правее, правее бери….

— Да, правее, сам вижу, что правее…

И весь город слышит «низкие» его «Утеса». Тух-тух-тух-тух-тух…

2015 вернулся? 2015 вернулся! Вот, тебе и новый год. Старый новый год.

Стоящий рядом с домом продуктовый магазин работает до десяти вечера, позже нет смысла. Комендантский час, и продавцам потом домой не добраться, и покупателям. Время позднее, покупателей мало уже сейчас, всего-то человек несколько. Ну, сколько — ну десяток, не больше. И из-за этого еще сильнее укрепляешься в мысли, что оказался в недавнем прошлом.

Из магазина домой. Дети не видели меня долго, скучали, из-за чего возня затягивается допоздна, совсем допоздна.

— Лена, половина двенадцатого, а дети не спят — нас лишат родительских прав!

Но оказалось, что лечь сегодня поздно было правильным решением. Утомившиеся и умотавшиеся, они засыпают без задних ног и ничего не слышат. И это просто замечательно.

Ночную тишину разрывает грохот взрыва. Так громко и близко, что поневоле вздрагиваешь.

— …ть!

Кот, который по привычке устроился на постели рядом, тоже дернулся, но не убежал, только сильнее прижался к ногам. Ему страшно, но он вроде привык.

— А соседи наши, кажется в ванной. Зашла в нашу, слышала, как их ребенок там говорит — а скоро кончится обстрел?

Плохая звукоизоляция.

Этот обстрел длился минут 15. Потом в три часа ночи — опять. И уже под утро еще один.

— Как вам эта ночь?

Это спрашивает сосед у лифта, он живет на последнем этаже, ему хорошо видны окрестности. Делится увиденным.

— Зарево на полнеба, в районе бывшего автоцентра «Вольво» гремело и по террикону попадало несколько раз.