Одесса. Я буду ждать...

04.09.2014 13:58

Вернуться назад Комментировать

220 лет — это, разумеется, немало. Для человека. А для города — не очень много. Что там за двести с небольшим лет с ним может случиться из интересного? Сожгут дотла, заселят трижды разными племенами, разберут до основания, перестроят и перенесут дважды вдоль излучины реки? Вряд ли поспеют. Не видать за четверть века восемнадцати культурных слоёв.
Но что-то, конечно, понятно будет. Какое-то развитие. Какая-то динамика.
Давеча все поздравляли друг друга и сами себя с днём рождения Одессы. С таким остервенением и самоотдачей, как будто некоторые лично сбрасывали исколотых штыками янычар со стен Хаджибея. Мол, вот, она — наша мама, какая! А! Видали?! Выросла! Вымахала. Пишут о каких-то особенностях. Мы, одесситы, — не такие, как все. И город наш — не такой. Особенный у нас город. Хочется спросить — в чём же, позвольте, отличие? В «синеньких»? Чем вы гордитесь, ребята? Что у нас есть на сегодняшний день из предметов для гордости?
Некоторые граждане размазывают сопли на сахаре, обращаясь пугливой своей мыслью к XIX веку. Эх, мол, красиво. Кружева и бурный рост. Оно, конечно. Только не для всех. Например, простолюдинов и мастеровых на улицах Дворянской, Дерибасовской, Ришельевской и Екатерининской городовые по приказу полиции с 1892 года сгоняли с тротуаров на мостовую. Чтобы рожами своими не портили настроение порядочным гражданам. А ежели кто кочевряжился, тех по воле прокурора Одесской судебной палаты Б.Ю. Витте (брата министра финансов империи) арестовывали, как лиц, способных «проявить преступную деятельность в будущем».
Соотношение мещан, крестьян и дворян было примерно таким — 20 : 9 : 1,7. Кто у нас там из социальных сетей вошёл бы в заветные «1,7», а? Стесняюсь даже заподозрить абсолютное большинство товарищей в самом «подлом» происхождении, как сказали бы в то время. Это что же получается? Чьих-то родителей тоталитарная советская власть вывезла из деревни, дала высшее образование и квартиру в Одессе, а их дети тоскуют по золотым временам, когда их прадеды нюхали конскую бздень на мостовой, ловко лавируя промеж карет и дрожек? Любопытно.
Иные, томно закатив глаза, вспоминают Одессу дворовую. С Молдованки и Слободки. С блатным акцентом. Бабелевскую такую Одессу. Видимо, гражданам нравятся жулики, воры и бандиты-налётчики. Или безграмотные и пьющие сапожники, биндюжники и грузчики. Или я не понимаю. Может, их волнует чудовищный воляпюк, на котором изъяснялись в то время? Так он не от большой грамотности — он от чистого сердца. Восхищаетесь Беней Криком? Будьте последовательны — слушайте «шансон», смотрите «Бригаду» и прочее про бандитов.
Мой папа вырос на Градоначальницкой, которая Перекопской победы. Он гулял в Дюковском саду и там его знали. И на Молдованке знали. И на Слободке тоже. Шуня-Домкрат — так его называли, и не потому, что он любил подъёмные механизмы, а оттого, что он мог взять и положить. И мало кто вставал. С его пудовыми кулаками, ему были рады везде. Но это в юности. А от квалифицированного и уважаемого хирурга, врача высшей категории, я слышал чистую литературную речь. Хотя он мог под настроение сказать так, что Шолом-Алейхем встал и вышел бы, не возвращаясь.
Зачем эта романтизация? Вы когда, вообще, с бандитами пересекались в последний раз? А с евреями-бандитами (а они ещё есть, я их видел)? Я уж молчу за драки…
Удивляюсь гражданам поздравляющим. Ищут, а найти не могут. Закидывают сети многомудрых мыслей, а вместо улова вытягивают бредни с замшелыми корягами.
Но я скажу от себя. Для меня Одесса — это город-трудяга и город-герой.
Это был город больших заводов и производств. Это судоремонтный завод. Нефтеперерабатывающий и суперфосфатный. Консервный, сахарорафинадный и, любимый всеми, шампанских вин. Это база рыбопромыслового флота, ведущего свой промысел на всех водных просторах мира. Это пароходство, морской порт, управление железными дорогами. Фабрики лёгкой промышленности и заводы строительных материалов. Сотни предприятий.
И, в первую очередь, гиганты машиностроения и металлообработки — заводы кузнечно-прессовых машин, строительно-отделочных машин («сом»), «Прессмаш», «Кислородмаш», радиально-сверлильных станков («радиалка») и, разумеется, Одесский завод тяжелого краностроения имени Январского восстания. Январка!
На нём в моей семье отработало четыре поколения. Двоюродные прабабка и прадед, который внесён в историю «Январки» как сотрудник ещё механических мастерских. Дяди и тёти. Моя бабушка, которой недавно жахнуло 86 лет, работала там зав. архивом. Дедушка — начальником участка в сборочном цеху. Мама — инженером электронной техники. Старший брат — слесарем-инструментальщиком.
Этот завод давал единственные в Союзе 100-тонные краны. Краны с грузоподъёмностью в 250 тонн. Так их покупал весь мир. Их знали везде — одесские краны.
Это был повод для гордости. Как и продукция прочих предприятий. Где это сейчас? Пройдите по адресам — давно ни черта не работает.
Теперь о Великой Отечественной. Город получил звание героя одним из первых. И не за просто так. Европейские державы захватывались целиком быстрее, чем наш город. Мой дед, А.А. Гарелин, не смотря на своё происхождение, не побежал навстречу просвещённым румынам. А, отыграв 21-го июня выпускной, пришел на утро в военкомат. Где его не взяли, испугавшись толщины диоптрий на очках. Так он две недели стоял в очереди, а его мама носила туда еду. Он был «ворошиловский стрелок» и знал, чего хотел. И его-таки взяли. Он беспощадно бил фашистов. И грудью пулемётную очередь встретил под Дальником.
И этим героизмом нашего города нужно гордиться. И чтобы все об этом знали и помнили. Во всём мире.
А что такое Одесса теперь? Город, в котором убивают людей? Город, куда в Оперный театр привозят европейских русофобов, которые через проектор демонстрируют во всю высоту сцены порнографические картинки? Такого даже при румынах не было.
Многих это, конечно, шокирует.
Некоторые граждане, преисполняясь справедливым скепсисом, говорят, что Одессы больше нет. Старой — нет. Но и новой тоже нет.
Что ж, никакая слава и никакая любовь не длятся вечно. Но я верю в Одессу. Мы ещё будем строить лучшую в мире технику, и у нас впереди будут новые громкие победы.
Я буду ждать.

Источник: Facebook

Социальные комментарии Cackle