Президент замкнет на себя и войну, и торговлю. Что изменит на практике закон "о реинтеграции Донбасса"

08.10.2017 14:25

Вернуться назад Комментировать

48_main

Накануне "Страна" уже описывала, какими будут политические последствия принятых в дымовой завесе в сессионном зале президентских законопроектов № 7163 "Об особенностях государственной политики по обеспечению государственного суверенитета Украины над временно оккупированными территориями в Донецкой и Луганской областях" (так называемый "закон о реинтеграции Донбасса") и №7164 "О создании необходимых условий для мирного урегулирования ситуации в отдельных районах Донецкой и Луганской областей".

Второй проект (прозванный самими депутатами "коротким") продлил еще на год срок действия закона об особом статусе местного самоуправления Донбасса, действие которого заканчивается 18 октября, и говорит о создании условий для разворачивания на неподконтрольных территориях миротворческой миссии ООН. Он был принят в целом, и тут же подписан спикером. 

А первый из них, считающийся "длинным" - 15 страниц, объясняет ситуацию в регионе с привычных позиций (Россия - агрессор, самопровозглашенные республики - ее оккупационные администрации), дает обоснование военной операции и определяет порядок руководства ею и подконтрольными Киеву районами.

Этот проект был принят только в певом чтении, а теперь будет дорабатываться. 

"Страна" уже писала, что для президента было важно протянуть именно "короткий" закон, так как в этом вопросе на него сильно давили западные партнеры. В то же время, "длинный" закон рассматривался многими наблюдателями лишь как пиар-ход Порошенко, чтобы в пакете с ним проголосовать куда менее популярный среди майдановского большинства Рады закон о продлении особого статуса для Донбасса.

Действительно, значительная часть законопроекта № 7163 представляет собой набор штампов о стране-агрессоре (ранее этот статус уже был закреплен за Россией постановлением парламента, что не повлияло на продолжающиеся дипломатические отношения между двумя странами) и оккупированных территориях (также далеко не новое определение). 

В тоже время в документе есть несколько моментов, которые будут иметь практическое значение. Рассмотрим их подробнее

1. В зоне конфликта - вся власть президенту, а вместо АТО - МОНБОСОРВА

Руководство всеми силовыми подразделениями на Донбассе, задействованными в нынешней так называемой Антитеррористической операции, согласно законопроекту, передается Объединенному оперативному штабу Вооруженных сил Украины.

Термин АТО здесь заменен на "мероприятия по обеспечению национальной безопасности и обороны, сдерживанию и отпору российской вооруженной агрессии". Как будет сокращаться это определение, пока непонятно. В своем полном виде оно звучит (в русском переводе) как МОНБОСОРВА. Но, вероятно, придумают что-то более благозвучное.

Впрочем, термины - это далеко не главное. 

Более существенно то, что под контроль упомянутому выше Объединенному штабу переходят все вооруженные подразделения - помимо ВСУ это также  СБУ, ВСУ, Нацполиция (которая сейчас подчиняется МВД), Нацгвардия (также входит в структуру МВД), ГосЧС (также подконтрольно МВД) и другие ведомства. 

А учитывая, что ВСУ подчиняются президенту, получается, что Порошенко монополизирует контроль над силовыми структурами в зоне конфликта. Особенно существенно это в случае с Нацгвардией, которая пребывает в двояком положении - с одной сторона она подчиняется Верховному главнокомандующему (то есть президенту), с другой стороны - МВ (то есть Авакову). Это является, как мы уже писали, одной из причин напряженных отношений между министром и Порошенко, при том, что целый ряд подразделений Нацгвардии считаются полностью подконтрольными Авакову и президента не сильно жалуют. После принятия закона это двоевластие, как минимум в зоне боевых действий, прекратится. По крайней мере, на бумаге. Как будет на практике - еще увидим. 

Нардеп от "Батькивщини" Игорь Луценко в комментарии "Стране" говорит, что у президента на сегодня достаточно полномочий, чтобы руководить военной операцией на востоке страны без создания "неконституционного штаба".

"Сегодня есть штаб АТО, в который входят руководитель СБУ, назначаемый в парламенте, глава МВД и Минобороны, которые также утверждаются в парламенте. Теперь этим всем руководить будет человек из Генштаба, которого будет прямо назначать президент, ни с кем не согласовывая. Возьмет президент и условно назначит какого-нибудь Муженко и ему будут подчиняться и подразделения СБУ, и ВСУ, и части Нацгвардии. Это прямое ручное президентское управление", - говорит "Стране" политический эксперт Руслан Бортник. 

2. Президент решит вопрос торговли с неподконтрольными территориями 

В 10 статье законопроекта говорится о том, что Начальник Объединенного оперативного штаба ВСУ также должен устанавливать порядок въезда и выезда на оккупированные территории, а также перемещения товаров. Делать он это должен по согласованию с СБУ и Министерством по делам оккупированных территорий.

snimok_ekrana_2017-10-07_v_1149_28

Поскольку начальником объединенного оперативного штаба ВСУ будет президент (СБУ также подконтрольно главе государства), оппоненты принятия закона заявили, что истинной целью этого документа является восстановление торговли с неподконтрольными территориями. Вице-спикер Оксана Сыроид ("Самопомощь") призывала не давать начальнику штаба права определять, кто и какие товары может ввозить и вывозить с Донбасса.

"Секретарь СНБО на наши предложения отреагировал очень искренне: "Вы не понимаете, там уже построена вертикаль, все продумано". Почему же не понимаем? Понимаем и думаем, что по этой вертикали уже даже доли от торговли поделены. Теперь наконец понимаем, что настоящей целью принятия этого закона является не признание оккупации, а приватизация армии для президента и восстановление торговли с оккупированными территориями", – заявила Сыроид. 

"Торговля с неподконтрольными территориями - это огромная схема отмывки денег, по аналогии с Роттердам+, ее можно назвать Донбасс+. И вся эта схема будет напрямую контролироваться из Киева", - комментирует этот факт политический эксперт Руслан Бортник.  

3. Армию можно будет использовать в любом регионе и прекращать полномочия местной власти

В переходных положениях предлагается предоставить возможность президенту без обращения в парламент применять Вооруженные силы Украины на неопределенный период, в любых условиях, даже в мирное время без введения военного положения.

Это норма была внесена для того, чтобы урегулировать правовую коллизию по использованию ВСУ в АТО на Донбассе (с точки зрения закона - это более чем спорный вопрос, может ли армия со всей своей мощью быть использована в антитеррористической операции).

Но в таком виде данная статья оставляет возможность для президента использовать армию и в любом другом регионе страны.

Режим военного положения также претерпел некоторые изменения.  

Закон "О правовом режиме военного положения" дополнен нормаой, по которой, в случае введения военного положения в отдельных местностях прекращаются полномочия областного, районного, сельских, поселковых, городских, районных в городах советов, сельских, поселковых, городских председателей, других должностных и служебных лиц местного самоуправления и старост. 

Вместо них будут созданы военные администрации, контроль за деятельностью которых будет осуществлять все тот же Объединенный оперативный штаб Вооруженных Сил Украины. 

"Этот закон введет всю Украину в состояние, в котором пребывает временно оккупированная территория... Где есть комендантский час, военные администрации, постоянное присутствие людей с оружием в руках, которые могут вас остановить и обыскать. Это состояние войны", - заявила на этот счет народный депутат Украины Надежда Савченко.

По ее словам, в случае введения военного положения любой областной, районный или поселковый совет может быть заменен президентом на военную администрацию, которая подчиняется главе государства.

"Президент, ощущая опасность для себя, сможет настолько сильно скрутить всю страну силовыми структурами, что больше невозможны будут никакие Майданы, волеизъявления и даже цивилизованные демократические выборы", - заявила депутат журналистам. 

Не смотря на то, что слова Савченко опроверг заместитель министра по вопросам временно оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц Георгий Тука, заявив, что изменения касаются зоны конфликта на Донбассе, текст документа действительно подтверждает слова Савченко: в проекте говорится не о конкретных территориях, а только отмечается, что военное положение вводится в связи с агрессией в Донецкой и Луганской областях. 

snimok_ekrana_2017-10-07_v_1325_46

4. Украина откажется от возмещения ущерба жителям неподконтрольных территорий 

В законопроекте говорится, что временная оккупация частей территории Украины стала результатом вооруженной агрессии РФ. Временно оккупированными признаются: сухопутная территория, внутренние морские воды и воздушное пространство над территориями Луганской и Донецкой областей, над которыми вооруженные силы Российской Федерации и оккупационная администрация РФ установили контроль.

Также не признаются документы, которые были выданы властями непризнанных республик (согласно букве закона - "оккупационными администрациями").

По словам идеологов принятия закона, это означает, что отныне конфликт на Донбассе будет считаться однозначной оккупацией Россией части территорий Украины, что, по их мнению, даст Украине дополнительные аргументы во время рассмотрения исков в любых украинских и международных судах.

Напомним, что уже было несколько прецедентов, когда жители неподконтрольных территорий выигрывали иски против Украины за нанесенный во время войны ущерб их имуществу.

"С тех пор как закон вступит в силу Украина откажется от правового суверенитета в части ответственности. Как минимум украинские суды будут отказывать истцам", - полагает политолог Руслан Бортник. 

Но что касается международных судов, то здесь принятие данного закона мало что изменит.

Как поясняет нардеп от "Самопомощи" Елены Сотник, поскольку в этом законе не указаны конкретные даты оккупации отдельных районов Донецкой и Луганской областей Россией, это означает, что с юридической точки зрения, только когда президент подпишет закон, с этого дня и начнется отсчет времени оккупации.

"Что происходило предыдущие три года? Никто за это не отвечает", - говорит Елена Сотник.

"Начнём с того, что на фоне существующих и действующих договоров с РФ о дружбе, партнёрстве, Харьковских соглашений, этот закон про "агрессию России" выглядит лицемерно, - говорит известный юрист, специалист по делам ЕСПЧ, Елена Лёшенко. - В самом законе есть два ключевых момента: переподчинение всех сил АТО объединённому оперативному штабу ВСУ. И якобы легализация таким образом участия ВСУ в этом. И то, что они написали, что ни один акт, выданный на оккупированных территориях не порождает никаких правовых последствий. Это очень непонятный момент. Не расписано какие именно акты. И так была большая проблема у наших граждан с подтверждением документов, выданных на тех территориях. Это все делалось в судебном порядке. И судебная практика в этом плане тоже неоднозначная. А с точки зрения Конвенции и практики ЕСПЧ - это нарушение (в отношении непризнания свидетельств, справок и прочее). Теперь конкретно о международных судах и агрессии. Для позиции Украины в международных судах, этот закон ничего не меняет. И тот момент, что в законе прописали, что никакой отвественности Украина за противоправные действия РФ не несёт, тоже ничего не изменит. Потому что для укрепления позиции в международных судах, нужны факты и доказательства, а не изменения в законы с расплывчатыми формулировками. Международные суды руководствуются своими уставами, регламентами, и предоставленными доказательствами по конкретному делу. Кроме того, если Украина не хочет нести ответственность за нарушение прав человека на Донбассе, перед ЕСПЧ, то согласно Конвенции (ст.15) государство должно было сделать соотвествующие оговорки. Но эти оговорки возможны в случае войны или чрезвычайного положения. У нас нет ни войны, ни ЧП. ЕСПЧ принимает иски от жителей Донбасса, и как правило, регистрирует их в отношении и Украины, и РФ".

Источник: Страна

Социальные комментарии Cackle