1 марта, в первый день весны, в Киеве прошел очередной марш сторонников легализации проституции. Обозреватели и блогеры привычно упражняются в веселых шутках на эту тему, хотя, на самом деле, она более, чем серьезна — ведь постоянное углубление кризиса, деиндустриализация, безработица и дороговизна создают все предпосылки для того, чтобы Украина окончательно закрепила за собой статус регионального центра массовых и дешевых сексуальных услуг.

Впрочем, стоит отметить, что значительная часть украинской общественности не видит в этом ничего плохого. Это в особенности касается сторонников либеральных реформ, которые давно говорят о том, что легалайз проституции якобы поможет стране оживить и реанимировать упавшую на дно экономику. А народный депутат Андрей Немировский, избранный в парламент от партии «Самопоміч», еще в 2015 году вносил в Верховную Раду Украины проект закона «О регулировании проституции и деятельности секс-заведений». 

Эта инициатива встретила понимание и поддержку со стороны многих патриотических бизнесменов, которые уже предвкушали наплыв иностранных гостей из Евросоюза из США — тем более, что односторонняя отмена виз для представителей этих стран, санкционированная еще при Викторе Ющенко, уже давно превратило Украину в объект пристального интереса представителей международного секс-туризма, которые быстро проторили дорожку в украинские отели и клубы.

Однако большинство представителей феминистского движения, признавая необходимость декриминализовать секс-работниц и ввести криминальную ответственность для клиентов и сутенеров (о чем говорили и участники сегодняшней акции), в целом выступают против легализации проституции, справедливо полагая, что она поспособствует развитию секс-бизнеса, и быстро превратит Украину в подобие европейского Таиланда — где формально узаконенное положение сексуальных работниц только способствует их чудовищно жестокой эксплуатации. В то время как в Европе секс-бизнес до сих пор легален только на территории нескольких государств — и его масштабы постоянно ограничивают под давлением представительниц движения за права женщин.