Донецк не успевает оправиться от ужасов ночных обстрелов со стороны ВСУ

18.03.2017 23:27

Вернуться назад Комментировать

orig-1489851990792c746ace5fde2b97cbc407a9bc1188

Пока жители центральной части Донецка наслаждаются открытыми ресторанами на бульваре Пушкина и приходом весны, окраины города не успевают оправиться от ужаса, который приходит на улицы с наступлением ночи — обстрелы все еще не стихают.

В Октябрьский и Киевский районы столицы ДНР если не прилетают шальные пули и снаряды, то звуки разрывов где-то неподалеку слышно всегда. Реакция жителей всегда разная: некоторые люди по привычке идут в подвал, схватив в руки детей и самые необходимые вещи, уже давно заготовленные у входной двери, другие же отчаялись настолько, что свыклись с мыслью о том, что жизнь их может быть прервана одним хлопком и вспышкой.

Дом 41-а на Кремлевском проспекте многие местные жители ассоциируют с небезызвестным Домом Павлова. Напомним, что Дом Павлова получил свое название в 1942 году, когда группа советских разведчиков захватила в центре Сталинграда четырехэтажный жилой дом, обороной которого руководил сержант Яков Павлов. Так, в ходе бомбардировок со стороны нацисткой Германии все вокруг превратилось в руины, и уцелел только этот дом, ставший позже опорной точкой для круговой обороны.

Дом в Донецке, о котором идет речь, не является какой-то важной стратегической точкой для ведения боев, да что там — в нем даже никогда не было военных соединений. Однако он войдет в историю Донецкой народной республики. За время войны было зафиксировано более 60 попаданий в здание, один этаж и вовсе был частично снесен.

«Стреляют и сейчас, вот кое-где приземлилось. Крышу починили, а потом в нее попало опять. Мама с папой уезжать не думали. Я хожу в садик – мне почти не страшно, — рассказывает корреспонденту Федерального агентства новостей житель дома пятилетний Дима. — Дед Мороз? Не знаю, я его не видел, чтобы он приходил под Новый год».

Как ни странно, дети в этом районе тоже есть, и чаще всего именно они являются свидетелями всего того ужаса, который несет война в их дом. В доме проживает еще несколько семей с детьми — двое из них больны сахарным диабетом, и живут здесь с самого начала войны. Снаряды, порой перелетающие через здание, радости им отнюдь не приносят. Собеседники ФАН рассказали и о бабушке-ветеране Великой Отечественной войны, которая тоже здесь живет, но наша съемочная группа ее дома не застала.

В последнее время ситуация более-менее стабилизировалась — по словам жителей дома, на улицах стало тише.

«Зимой после нового года здесь были три прилета на детскую площадку и за дом. Я был дома в те моменты. Моя школа возле ж/д вокзала, садик возле школы недалеко. Хожу туда пешком. Свет, вода, газ есть. Когда попадают туда, где очищают воду (Донецкая фильтровальная станция – прим. ФАН), воду отключают», — рассказывает десятилетний Денис.

orig-14898520567df1ff35f02653d3052eae97ba2bf2e7

 В целом обстановка на улицах, близких к выезду из Донецка по направлению к украинской стороне, очень напоминает лето 2014 года, когда в одном подъезде жили по одной, максимум — по две семьи. Дом 41-а на Кремлевском проспекте не исключение, о чем подробнее рассказала его жительница Татьяна Ивановна. Ее подъезд недавно горел из-за очередного попадания снаряда, однако силами министерства строительства и ЖКХ ДНР, а также гуманитарной помощи стройматериалами из Российской Федерации он был восстановлен, как и ее квартира.

«Спасибо им большое! Мы вообще с мужем сидели, что он, что я — еле ходим, и думали, что же нам делать. Спальня до кирпичей была сгоревшая. Обращались в райисполком. И вот ребята приходят и говорят, что будут делать ремонт — мы так рады были!», — рассказывает собеседница ФАН.

Она поведала о том, что за все время войны ее семья выезжала отсюда только раз — дочка посчитала, что будет безопаснее, если родители какое-то время побудут вдали от этих ужасов. Но когда Татьяна Ивановна вернулась с мужем домой, то для себя решила, что больше отсюда никуда не уйдет.

«Пока тихо. Было разве что попадание возле кочегарки во дворе, повредили отопление. Но наши сделали за ночь и запустили все снова. Вода, свет, отопление — это было с нами всю зиму. В каждом подъезде сейчас живет по одной, по две семьи, в нашем подъезде мы одни. Сейчас хоть ремонт сделали, раньше в подъезд вообще было страшно заходить. Все было такое сгоревшее, черное», — говорит она.

orig-14898520135d68e25de5c8e092b8ac1eb18bd8160e

Дом был построен в 1990 году, и из-за обстрелов в 2015 году на него неоднократно составлялись дефектные акты, вспоминает замминистра строительства и ЖКХ ДНР Александр Коваленко.

«На сегодняшний день дом находится в программе восстановления второго этапа. Основные объемы работ уже выполнены, кровля практически восстановлена, как и окна — осталось всего три. Заканчивается восстановление несущих конструкций — там были повреждены стены. Сейчас идут отделочные работы по квартирам», — прокомментировал он.

В подъезде действительно очень заметны изменения в сравнении с кадрами, которые транслировались в репортажах в прошлом году. Теперь это уже не сломанные лестницы и снесенные частично этажи. Вместо запаха гари и пыли здесь пахнет краской и побелкой, а штукатурка сыпется разве что от отделочных работ, но уж никак не от новых попаданий.

Облагораживают и квартиры — хозяев по возвращении порадуют новыми обоями, целыми окнами, стенами и прочим.

orig-14898520342b100baadbae100a9b41f077943dfc25

Всего по республике повреждено более 20 тысяч частных домов и более 4,5 тысяч многоквартирных. Конечно, охватить сразу все поврежденные участки очень сложно, но совместными силами, несмотря на нестихающие залпы орудий, строители, коммунальщики, да и вообще все сотрудники гражданских профессий помогают друг другу потихоньку отстраивать разрушенное ВСУ и восстанавливать свои жилища.

Анастасия Вальдамирова

Источник: ФАН

Социальные комментарии Cackle