Александр Новороссов: Шли в Европу, а попали в ...опу!

26.04.2018 23:05

Вернуться назад Комментировать

Ось це і є Європа чи просто гола дупа?!
                    Издевательски галицькомовний контрлозунг одесских антимайдановцев.

Дупотаты (от соединения не очень благозвучных слов: западенского – дупа – задница, а также древнерусского – тать – вор), т.е. буквально - ворующие задницей, вместе с неконституционно самоуправствующим олигархом-лжепрезидентом и барыжно-проамериканским псевдоправительством постпутчивой України безголово-скоропалительно втянули её в неоколониальную евроассоциацию в качестве евронезалежно-евронезаможного протектората. Поэтому, в полном соответствии с заглавием настоящей заметки и с эпиграфом к ней, к несчастью, за прошедшие 4 года русофобски изнасилованная фашистами евроненька по всем основным критериям оказалась именно там: по абсолютно надуманному (под диктовку лгбт-элиты закатного Запада) разрыву многогранных и взаимовыгодных экономических, культурных и политических связей с издавна братскими народами стран СНГ, особенно с Россией; по захвату водночасье лишённого какой-либо защиты (из-за однобоко и преступно либеральной евроассоциации) внутриукраинского рынка производителями из ЕС (при унизительно минимизирующем квотировании туда украинского экспорта); по небывалому засилию коррупции, рэкета и рейдерства с западенски марионеточным уклоном; по обусловленному названными выше обстоятельствами катастрофическому падению национального производства, в особенности промышленного, с фактическим уничтожением остатков высокотехнологичного обрабатывающего сектора; по невообразимо убыстрённому и реформаторски живодёрскому переустройству/гипербюрократизации/развалу образования, науки и медицины (с повсеместным введением шкуруснимающей платности и с внедрением неадаптированных к местным условиям зловеще-меркантильных западных стандартов); по порождённому всем этим неизбежным и ужасающим сокращением рабочих мест и неслыханным возрастанием трудовой миграции (реально – массового бегства) за пределы евронезалежной в силу всплеска в ней широкомасштабной безработицы, выталкивающей народонаселение в другие государства вместе с нацистски политическими преследованиями инакомыслящих бандеровской еврохунтой; по низвержению уровня жизни подавляющего большинства жителей (по обрушению их реальных доходов за все годы европутчистского гнёта) вследствие более чем трёхкратного снижения курса гривны, многоразового повышения цен и умопомрачительного скачка жилищно-коммунальных тарифов, причём, на грабительском фоне почти двухлетне запаздывающего и весьма слабо компенсирующего увеличения номинальных доходов евронезаможных (к тому же, отнюдь не всех видов доходов и без соблюдения относительной пропорциональности темпов); по хронически беспросветной дефицитности госбюджета и по вызванной ею подсадке на кредитную иглу коварных верхов Запада, практически доведших госдолг евронезалежной до степени суверенного дефолта (так, в 2018 году евронезаможная должна потратить на обслуживание (выплату процентов и возврат основного тела госзаймов, срок погашения которых наступает) своего внешнего и внутреннего госдолга более 296 млрд грн, т.е. около 11 млрд $); по деградации государственных институтов и самой государственности Ukrain из-за преступного политиканства европутчистов, спровоцировавших (под неумолкаемую демагогию о мифической «российской агрессии) разрушительно-кровавую междоусобицу, свободное и народовластное возвращение Крыма в РФ, антифашистское восстание Донбасса и подспудно развёртывающееся контрбандеровское сопротивление в Новороссии и Малороссии; по безнаказанности и беззаконию, на деле доведённых аж до уровня тоталитарной ликвидации судебной ветви власти через противоконституционное «законодательство» Верховной зрады, через непрекрытое задействование евроузурпаторами административного ресурса против правосудия и через криминально-силовое давление на участников судопроизводства со стороны национал-уголовных банддобробатов, откровенно крышуемых самозванной властью; по тотальному бесправию людей, у которых еврохунта не просто отобрала все гражданские свободы, в частности, свободу мнений и свободу слова, в том числе посредством контрконституционного принятия «законов» о неправовой цензуре, о запрете множества СМИ, о люстрации, о декоммунизации и об образовании, но также начисто лишила граждан возможности критиковать самодурствующих госпереворотчиков, неправомерно превращающих всех несогласных в политзаключённых, какие годами томятся в еврохунтовских застенках; по кричащей нерасследованности фактически всех бесчисленных военных преступлений и преступлений против человечности, совершённых за 4 года после постыднейше-позорнейшей «революції гідності”, в первую очередь, учинённых в ходе антинародно-незаконной и многолетне незамечаемой “демократичным” Западом АТО в Донбассе, а также организованных европутчистами массовых убийств второго мая 2014 года в Одессе и во многих иных населённых пунктах бандеровски замордованной евроруины.

Оставляя вне нашего специального внимания большинство означенных аспектов євроукропейського занепаду и останавливаясь ниже исключительно на подоплёке экономического упадка послегоспереворотной Украины, нужно обязательно подчеркнуть (помимо очевидного любому наблюдателю неравноправно-неоколониального характера пресловутого Соглашения об её ассоциации с ЕС), что она, географически являясь юго-западной составной частью Северной Евразии, где преобладает резко континентальный климат, с природной точки зрения, всегда была, есть и будет неконкурентноспособной в своих непротекционистских (фритредерских) отношениях с производителями всех стран Западной и даже Центральной Европы, которые обогреваются Гольфстримом, соответственно требуя гораздо меньших удельных (на единицу продукции) затрат по утеплению и отоплению хозяйственных процессов и обеспечивая этим более высокую рентабельность. Разъясняя ситуацию, И.Н. Ковалёв в своём учебнике «История экономики и экономических учений» отмечал, в частности, применительно к России: “...более 60 % территории страны практически не пригодно для проживания, ибо лежат либо выше 2000 м, либо севернее изотермы в –2 градуса Цельсия”.
Многие уже подметили (конкретизировал данный ракурс в конце прошлого века Андрей Петрович Паршев в книге «Почему Россия не Америка» [Ч. V, п. “Почему не выгодно торговать сырьём”]), что при расчёте производственных издержек самой тяжёлой гирей на весах служат затраты энергоносителей. В середине 90-х гг. издержки производства промышленной продукции в России были (по его сравнению) выше, чем в Японии в 2,8 раза, в США – 2,7, Франции, Германии, Италии – 2,3, Великобритании – 2 раза. Итак (резюмирует он), из-за наших особых условий издержки любого производства у нас чрезвычайно велики, а компенсировать их нечем.

Конечно, климатические условия Новороссии и Малороссии значительно мягче (кстати, чего нельзя сказать о недолинных площадях Буковины, Волыни, Галичины и даже Закарпатья ввиду их размещения в предгорьях Карпат с высотной зональностью), чем на преобладающей части Территории несравненно более холодной России-Матушки; тем не менее, они заметно суровее, нежели в государствах Западной и даже Центральной Европы, с производителями коих конкурировать на либеральных (фритредерских) основаниях успешно просто невозможно, тем более, на фоне явного декларирования и практического усиления протекционистских тенденций, например, жёстко наметившихся недавно во внешнеэкономических связях США при президенте Д. Трампе. Впрочем, интегрироваться североевразийцам, понятно, в глобальное хозяйство неизбежно надо, ибо вряд ли разумно создавать искусственную саморезервацию под каким угодно автаркическим наименованием. Вполне допустим и экспорт топливно-сырьевых ресурсов, но всегда только на эквивалентных началах, тем более, что до восстановления обрабатывающего сектора стран СНГ вывозить из Северной Евразии вобщем-то нечего; а ввозить, особенно новейшее оборудование, необходимо для той же модернизации.

Однако (подчеркнём ещё раз), интеграция хозяйства Северной Евразии (в том числе Новороссии и Малороссии, а также Западной Украины) в мировую экономику не может осуществляться на либеральных предпосылках по той простой причине, что подобные условия являются смертоносными для её производителей в силу естественных обстоятельств сурового климата и гигантских расстояний, увеличивающих удельные издержки выпуска любой продукции, какая вырабатывается тут, не будучи уникальной или не базируясь на специфичных технологических достижениях (которые, как известно, достаточно быстро перенимаются конкурентами при наличии соответствующих навыков). Конкретно говоря, североевразийские страны, дабы возродить обновлённый обрабатывающий сектор своего хозяйства, являющийся фундаментом экономической независимости, обязаны реализовать два следующих императива своих взаимоотношений с дальним зарубежьем: 1) установить дифференцированные по товарным группам надбавки к таможенным пошлинам (так называемый “климатический тариф”) на импорт продукции из всех государств с более благоприятными климатическими условиями и меньшими средними расстояниями в расчёте на одного жителя; 2) ввести и твёрдо поддерживать валютные ограничения по движению капитала, – ограничения, которые использовались развитыми странами вплоть до глобализации и которые способны противодействовать бесконтрольному экспорту капитала, а также которые вновь ныне подспудно практически вводятся США посредством финансовых санкций к неугодным и в порядке стимулирования возвращения американских капиталовложений назад из стран-конкурентов. Кстати, важным шагом по указанному пути стала в РФ так называемая деоффшоризация, изначально предполагавшая: а) налогообложение доходов главных бенифициаров-резидентов российских компаний, размещённых в оффшорах, по законам и в госбюджет России; б) недопущение непокорных фирм к участию в тендерах по российским госзакупкам; в) лишение лицензий тех коммерческих банков, которые злоупотребляли своим положением для отмывания и оттока капитала за рубеж; помимо этого, неправовые санкции Запада против РФ также содействовали возвращению назад ранее вывезенного из неё капитала.

Напротив, взаимодействие хозяйствующих агентов Северной Евразии, в том числе из Новороссии и Малороссии, внутри Евразийского экономического союза (ЕАЭС) должно строится на строжайшем следовании принципам либерализма отношений, т.е. базироваться исключительно на беспрекословном фритредерстве, отрицающем какой-либо протекционизм, выраженный в установлении любых видов взаимных барьеров. Между прочим, не взирая на многочисленные барьеры, мазохистски самоубийственно введённые европутчистами во взаимосвязях с экономическими субъектами России (под насквозь лживым предлогом проамериканского объявления её «агрессором»), РФ остаётся крупнейшим хозяйственным контрагентом евроненьки, поскольку производители Новороссии, Малороссии и западенщины (Буковины, Волыни, Галичины и Закарпатья) оказываются весьма конкурентоспособными на североевразийском рынке, имея даже на нём известные преференции (преимущества), вызванные более благоприятными климатическими условиями, нежели в более суровых природных обстоятельствах большинства регионов РФ и ряда других членов ЕАЭС. Например, по официальным украинским данным, в 2017 году Россия стала ведущим внешнеторговым партнёром евронезаможной: российский экспорт в евронезалежную вырос на 139,9% и составил 7,2 млрд $, а импорт из неё соответственно – на 110% и 3,9 млрд $. Что же может произойти с взаимным товарооборотом и с двусторонними капиталовложениями, когда Новороссия и Малороссия, сбросив проамерикански западенское иго бандеровцев, наконец-то, откажутся от губительно-искусственных барьеров и войдут вместе или раздельно в ЕАЭС?!
При этом А.П. Паршев в указанной выше эпохальной книге [Ч. I, п. “Побег из зоны”] справедливо сомневается, имея ввиду отношения со странами ближнего зарубежья: некоторые теоретики у нас не оставляют попыток как-то спроектировать будущее взаимодействие, и выдвигают в этой связи идею золотого рубля, который мог бы стать платёжной единицей в расчётах между странами на российском и околороссийском рынке. Стать-то он мог бы, но (по его глубокому разумению) на очень короткое время: проблема-то в том, что наш рынок должен быть отграничен от западного; только в этом случае на нём будет выгодно что-то продавать отечественным производителям; как только наш рынок откроется западному, цены упадут, потребитель на некоторое время обрадуется; а производству настанет то, что уже наставало в 90-х гг.

Ведь (напоминает там же А.П. Паршев) золото – как раз средство для объединения нашего рынка с мировым, а именно от этого мы должны бежать, как от чумы. Ещё раз (по его втолковыванию): если золотой рубль – товар, то его у нас соседи скупят за товары, вот он и кончится; если же золотой рубль – средство обращения, то он должен циркулировать в экономической системе, никуда не уходя; но тогда ему и не обязательно быть золотым! Так что (убеждён он) планировать взаимодействие надо на базе простого, “деревянного” рубля.
Конечно (размышляет далее А.П. Паршев), имея ввиду экономических агентов из стран Центральной и Восточной Европы, “лимитрофы” продали бы с удовольствием свою продукцию и за доллары, и за золото, но не смогут не из-за качества, а из-за высокой себестоимости: один раз продадут – и издержек не возместят, что уже и произошло. А вот за “деревянные” они смогут продать (указывает он на оптимальную альтернативу), потому что себестоимость любого производства у нас ещё выше. Но (по его заключению) они продавать будут только в том случае, если смогут за эти “деревянные” купить что-то для себя полезное: а мы и сырьём кое-каким пока располагаем; главное же, мы можем выпускать почти всё, что в принципе может производить человечество.

Итак, освобождённые от еврохунтовского фашизма Новороссия и Малороссия, войдя в ЕАЭС, смогут удачно включиться в обновляющее возрождение Северной Евразии (на почве гибкого протекционизма во взаимосвязях с дальним зарубежьем и параллельного фритредерства внутри ЕАЭС), разворачивающееся под эгидой России-Матушки, которая в лице народовластно переизбранного Президента Владимира Владимировича Путина заявила 01.03.2018 года в его Послании Федеральному Собранию РФ общие контуры предстоящего экономического прорыва на ближайший период, - прорыва, неопровержимо требующего не только умелой защиты совместного рынка ЕАЭС, но также значительной суверенизации и смягчения монетарного (кредитно-денежного) курса, достаточно подпитывающего недорогой ликвидностью назревшие инвестиционные проекты, в том числе по комплексному совершенствованию инфраструктуры, в частности, и транспортной на современной технологической основе. В заключении нам остаётся лишь привести два куплета из романтической песни Александра Городницкого, в какой поэтически отображены трудности и упорство освоения несметных богатств евразийского Севера нашими предками, в частности, советскими полярными лётчиками:

     Коженные куртки, брошенные в угол.
     Тряпкой зановешенное низкое окно.
     Злится за ангарами северная вьюга.
     В маленькой гостинице пусто и темно.

     Командир со штурманом мотив припомнят старый.
     Щёку подопрёт рукой второй пелот.
     Струны, подтянувши старинькой гитары,
     Им второй механик тихо подпоёт.

 

Социальные комментарии Cackle