Вторжение Новороссии

04.06.2014 07:51

Вернуться назад Комментировать

ДИКОЕ ПОЛЕ В ОГНЕ

 

The-Witcher-3-Wild-Hunt-Vedmak-3-Dikaya-ohota

После майдана и, особенно, после объявления крестового похода майдана на Юго-Восток, наша жизнь очень и очень ускорилась. Она, при поверхностном представлении, кажется чередой сменяющих друг друга бессвязных кадров кинохроники. Мозг большинства граждан даже не различает, что в этой хронике снято "на пленэре", а что – художественный вымысел. Реальность и вымысел слились и перемешались, как грязь и гной в ране, и прорвались в кровь украинского организма. Украинский социум умирает в муках, и что родится на его месте – пока далеко неясно.

Украинская власть конструирует в СМИ абсолютно вымышленную реальность и вовлекает в эту виртуальную реальность из "реальности реальной" миллионные массы обывателей. В этой вымышленной реальности доблестные украинские воины-националисты храбро сражаются с ордами диких российских завоевателей ["колорадов" и "ватников"], вторгшихся на священную территорию Украины. В этой вымышленной реальности доблестные украинские спецслужбы сотнями и тысячами обезвреживают злобных и коварных российских шпионов, агентов и диверсантов. В этой вымышленной реальности – на Украине царит демократия и проводятся справедливые выборы…

Идеологический удар, исходящий из революционного Донбасса, взломал торосы заледенелой обреченности в головах миллионов граждан. Провозглашение суверенитета Донецкой и Луганской республик, а также феноменальный результат тамошних референдумов расплющили массовое сознание украинского социума. Более того. Появление проекта Новороссии – будущего государства на месте большей части территорий нынешней Украины – взорвало мозг украинской и западной элиты, поломав их схематичное миропредставление о вечности демократии и конце истории, а также разрушило нехитрую комбинацию по установлению на Украине фашистской диктатуры под эгидой американского посла.

Но куда более важно понимать, что Новороссия, которая еще только нарождается, уже подожгла также и российское массовое сознание, нарушив воровской покой российской элиты, а также внесла принципиальные коррективы, в лучшую сторону, в геополитическую стратегию России.

Появление идеи Новороссии воодушевило миллионы людей на Юго-Востоке Украины, но также и спровоцировало многомиллионное беснование ее противников на Западе и в Центре.

Появление феномена Новороссии официально поставило жирную точку в истории украинского самостийного проекта, и выбросило сорокамиллионный народ на развилку истории.

Хуже того, появление Новороссии вдруг открыло массам и элитам правду о том, что на самом деле никакого украинского народа в природе не существует, ибо отныне половина населения воспринимает слово "украинский", как синоним слова "гитлеровский". Идея Новороссии своим появлением генерировала на Украине несколько новых реальностей, словно существующих в одном времени параллельно, со своею правдой, историей, своим будущим и своими героями.

Отвалившийся Крым и проголосовавший на референдуме за суверенитет Донбасс с мясом вырвали из украинского государственного тела 20% населения, 15% территории и 25% ВВП. Новороссия для украинской элиты – это катализатор распада гигантской воровской малины, в которую превратилась либерально-спекулянтская верхушка несостоявшегося нацистского государства.

После бегства Януковича, буквально в первые же дни после прихода организаторов майдана к власти, на Украине стал реализовываться план Бандеры: "Наша влада буде страшною для наших ворогів". Террор и бессудные расправы, похищения, пытки и убийства с особой жестокостью, погромы и поджоги, захваты в заложники семей так называемых "ворогів нації", список которых начал разрастаться от сотен до тысяч и миллионов, первоначально породили шок, а затем вызвали к жизни гневный протест этих самих миллионов врагов – простых и бесхитростных жителей Юго-Востока, воспринимающих справедливость буквально, а единство братских народов – сквозь призму героической победы их дедов над Гитлером и его львовскими последышами бандеровцами.

Но картинка будет выглядеть куда полнее, если все же не забывать о том, что чисто бандеровский сценарий создания обновленной после майдана нацистской Украины был дополнен одним незначительным штришком, поменявшим всю диспозицию на доске. Во главе проекта встали не сами украинские националисты, а настоящие еврейские фашисты-компрадоры. Самые колерованные фашисты, на 100% попадающие под определение Эрнста Тельмана:

"Фашизм — это открытая террористическая диктатура наиболее реакционных, наиболее шовинистических, наиболее империалистических элементов финансового капитала… Фашизм — это не надклассовая власть и не власть мелкой буржуазии или люмпен-пролетариата над финансовым капиталом. Фашизм — это власть самого финансового капитала".


КРЫМСКИЙ СЦЕНАРИЙ И ЕГО ТУПИКИ

В ответ, в конце февраля, первым полыхнул Крым. И уже тогда блеснули еще молочные зубы "новой Украины", когда власти за мзду натравили вооруженных крымско-татарских боевиков на подавление мирной манифестации крымчан в Симферополе. Это послужило поводом для вмешательства России, которая за три недели провернула спецоперацию по присоединению полуострова. Как показали последующие события, никакого заранее сверстанного плана оккупации Крыма у российских властей не было, а вся история с "вежливыми людьми" – изготовленная на коленке удачная импровизация лично Владимира Путина, на которого снизошло откровение.

Присоединяя Крым, Россия, сама того не желая, подтолкнула возмущенное киевскими событиями население Юго-Востока к мысли, что идея воссоединения с Россией реально воплотима в жизнь, ибо никто не мог себе даже представить, что на самом деле Россия не имеет не то что плана интеграции Украины в Таможенный и Евразийский союз, но даже не имеет сколь-нибудь внятной концепции интеграции Крыма. Россия пришла в Крым по наитию, и подтверждением тому может служить хотя бы нелепая и спонтанная история с попыткой российских верхов протолкнуть создание игорной зоны в Крыму, что вызвало открытое возмущение крымского населения.

В те дни мы горячо обсуждали перспективу дальнейших интеграционных шагов России, и я в качестве аргумента "за" превентивную российскую экспансию приводил будущую ситуацию с водой Северо-крымского канала, который Украина гарантированно перекроет, если Москва не поставит под свой контроль приморские территории. В ответ я услышал, что перекрытие воды, согласно международному праву, приравнивается к геноциду, а потому – это прямой повод к войне. Даже арабы никогда не перекрывают воду Израилю, при всей тамошней взаимной ненависти. Тем более, мол, не рискнет перекрыть Крыму воду слабая Украина.

Как же далеки мы были от реальности. Оказалось, у России не были просчитаны вообще никакие риски, связанные с полуостровом, и слава Богу, надо сказать. А то они, зная последствия, отказались бы присоединять Крым и не подтолкнули бы к развалу нацистскую Украину.

ГОЛОВНАЯ БОЛЬ МОСКВЫ

Думается, теперь в Москве осознают весь масштаб головной боли с Крымом, включая и воду, и транзит курортников через Украину, и электроснабжение, и транспортную связность, и ущербность геополитического положения полуострова в отрыве от материка. Тем с большей опаской Россия сегодня смотрит на перспективы интеграции Украины. Если смотреть из Москвы на Киев с традиционного ракурса – то проблема, действительно, представляется неразрешимой. Втягивание целой страны или ее осколков на российскую орбиту, при сохранении нынешней конфигурации российского общества и его экономической модели, потребует сверхусилий элиты и запредельных затрат, которые упадут на российские плечи крайне тяжелым бременем. Россия сегодня, при нулевом экономическом росте, может относительно спокойно интегрировать в себя Крым, при сохранении нормальной бытовой обстановки и поддерживая там среднероссийские социальные стандарты. Но взять на прицеп Донбасс, Новороссию или всю Украину – это, в рамках либеральной модели, авантюра, на которую Путин идти не желает. И его можно понять. Крупнейший газовый контракт с Китаем и запланированная нефтяная мега-сделка с Ираном вливают в застойную российскую экономику свежую кровь, что позволит продлить ее существование, не требуя слома общественно-политических и социально-экономических отношений внутри самой России.

Да, эти проекты потребуют строительства дополнительной нефтегазовой инфраструктуры на десятки и сотни миллиардов долларов. Но подобные проекты российская элита готова себе позволить, ибо они – в существующем тренде. Это укладывается в ее мироощущение. Но вот принудительно интегрировать Украину Россия не желает категорически, в данных международных обстоятельствах, так как Запад реально показал, что пойдет на травмирующие санкции – финансовая блокада и торговое эмбарго. Безусловно, подобные меры крайне болезненно ударят по российской экономике, где уже более 20 лет полноправно властвует пятая колонна МВФ и ФРС США в лице реликтовых либерастов из 90-х. Безусловно, в рамках существующей экономической модели Россия не сможет без катастрофических последствий пережить лобовое столкновение с Западом в сфере экономики. Интеграция с Украиной сегодня наперекор Западу – грозит экономическим обрушением, а Путин с окружением этого для себя никак не желают. Потому, Россия и не предпринимает вообще никаких шагов для оказания помощи воюющему Донбассу, кроме информационной, так как не имеет для Украины, как и для себя вместе с Украиной, никакого созидательного проекта.

Другое дело, если у российской элиты появился бы план строительства автономной валютно-технологической зоны с полностью суверенной денежной системой и опорой на собственную промышленность и технологии. Вот тогда интеграция с Украиной пришлась бы ко двору. Но интеграция Украины влечет за собой перетряску самой российской модели государственности: возрождение Госплана, Госбанка и практическое воплощение идеи национализации ранее приватизированной промышленности, земли и недр. Подобные преобразования жизни происходят в истории стран нечасто, хотя сегодня они уже перезрели и для России, и для Украины. Но такого рода социально-экономический слом народ готов переживать и терпеть лишь в одном случае – на фоне разразившейся катастрофы, но не на фоне сытой жизни. А потому, очищение и преобразование России могут стать реальностью лишь в результате тяжелого структурного кризиса. И, как ни странно, к такому кризису Россию толкает логика обстоятельств, порожденных конфликтом с американцами и Евросоюзом вокруг Украины.

И обстоятельства эти – позиция самого Запада, который никак не оценивает российскую сдержанность на украинском фронте. Судя по всему, в Вашингтоне, совместно с ЕС, уже принято решение постепенно, по мере собственной адаптации, применять к России все более и более жесткие санкции, вплоть до тотальной блокады, а ситуация на Украине служит для этого лишь информационным поводом.

Запад все равно будет стараться убить Россию санкциями, невзирая на то, станет ли Кремль бороться за Украину, или не станет. "Уж виноват ты тем, что хочется мне кушать".

В итоге, Путин, как бы ни старался держаться нейтралитета, получит от Запада экономический удар ниже ватерлинии в любом случае. Но, в зависимости от собственного выбора, может по выходу из первой стадии войны присвоить себе в качестве приза дружественную или союзную Украину, а может получить под боком Украину "грузинскую", по образцу и подобию Сакартвело-2008, когда ее возглавлял столь же марионеточный, как и Порошенко, Михаил Саакашвили. Логика этих самых обстоятельств кризиса вокруг Украины может сама собою принудительно вытолкнуть Россию из объятий запада в объятия Госплана, даже против воли самого Путина и его окружения, ибо это станет единственным способом национального спасения для него самого и для всех россиян. Это-то и дает будущей Новороссии неплохой шанс выжить в мировой геополитической войне.

СОБСТВЕННО НОВОРОССИЯ

Следует сказать вот еще что. Появление потенциально суверенных республик на Юго-Востоке было ожидаемо. После захвата власти хунтой майдана, по этому региону страны прокатилась волна мощных народных выступлений против нацистской модели государственности. Но эти мирные выступления были сразу же подавлены по латиноамериканским лекалам: аресты, похищения, взятия членов семей пророссийских активистов в заложники, пытки и бессудные убийства политических противников. Харьков, Одесса, Днепропетровск, Николаев, Запорожье и др. Среди этой пыточно-тюремной вакханалии, спровоцированной Киевом по указке из посольства США, специфический русский менталитет Донбасса, незамутненный толерантностью, толкнул тамошних активистов сделать единственный верный практический шаг, о котором все много говорили, но не решались сделать сами: взять в руки стволы и захватить административные здания в Донецке и Луганске. Так и родилась Новороссия, пускай еще только в виде чернового наброска русской кровью патриотов на родной земле.

Новое государство появилось в виде ростка на руине распадающейся самостийной Украины. Но самая главная ценность, которую подарил нам Донбасс, преподнеся на блюдечке готовый стартап Новороссии, состоит в том, что там народилось не просто пророссийское народное движение. Ценность Новороссии в том, что это проект по-настоящему народный и социалистический, обильно политый народной кровью и материнскими слезами. И, как это ни удивительно в современном мире международного разбоя, Новороссия отчаянно пробивается к солнцу, невзирая на то, что его хотят затоптать и в Киеве, и во Львове, и в Брюсселе, и в Вашингтоне, и даже, возможно, в Москве. Хотя в Москве затоптать Новороссию желают не все. Есть и те, кто желает проекту успеха, и хотели бы Донбассу помочь не только добрым словом по телевизору. Но такие – пока в глухом меньшинстве.

Как бы там ни было, республики Донбасса прожили уже два месяца, обзавелись атрибутикой, формальными органами управления и ополчением. Более того, эти, во многом ненастоящие органы власти новых республик Донбасса, успешно провели ошеломляющий по своему результату референдум, который позволил им легитимизировать себя в глазах жителей Донбасса и всего Юго-Востока Украины, а также в глазах подавляющего большинства российского народа. Именно с этого момента путинская элита России не может не считаться с фактором Новороссии, и вынуждена работать над тем, чтобы не дать проекту потерпеть фиаско.

Но еще более удивительным является то, что молодые республики Донбасса уже два месяца успешно ведут оборонительную войну со стократно превосходящей их карательной группировкой неонацистской Украины, которую открыто поддерживает консолидированный Запад. И это в условиях практически полного отсутствия реальной помощи со стороны России. Под словами "реальная помощь" следует понимать помощь финансовую, помощь подготовленными бойцами и помощь оружием. Никакой такой помощи республикам Донбасса Москва на государственном уровне не предоставляет, и это – факт. Вся братская помощь России идет из народных недр, и она часто проникает на Украину вопреки стараниям и желаниям российского правительства. В народном ополчении Донбасса воюют никакие не агенты ФСБ или диверсанты ГРУ, а реальные добровольцы-интернационалисты, как бы кому ни хотелось в это не верить. И такое положение вещей делает ситуацию вокруг Новороссии еще более удивительной, если не сказать – чудесной, и обусловленной вмешательством самого Провидения.

ПОЛНАЯ СМЕНА ВЛАСТИ В ДНР И ЛНР – ГЛАВНАЯ ЗАДАЧА МОМЕНТА

Сегодня и в украинских СМИ хунты в Киеве и Львове, и в проукраинских СМИ на самом Донбассе, которые контролируются местным воровским кланом компрадоров-социопатов, развернулась оголтелая контрпропаганда против лидеров Донецкой и Луганской республик, которых обвиняют во всех смертных грехах – от некомпетентности, до сомнительных биографий. Враги камлают, будто Донбасс самостийно без Киева не проживет, а ахметовские заводы, если их национализировать, перестанут, мол, давать стране угля. Сторонники, в свою очередь, требуют от правительства ДНР и ЛНР активизировать создание силовых, экономических и социальных атрибутов суверенности: самостоятельной налоговой системы, таможни, Госбезопасности, МВД, Армии, МИДа и т.д. Настроения колеблются от катастрофических до эйфорических, но все учасники процесса и наблюдатели сходятся на том, что ситуация стала потихоньку подвисать, а темп революции недопустимо падает. На этом моменте следует остановиться чуть подробнее.

Дело в том, что все претензии (абсолютно все!) к титульным властям ДНР и ЛНР – на 100% справедливые! Действительно, формально провозглашенные власти Луганской и особенно Донецкой республики, с момента официального оформления своего статуса депутатов и министров, не взяли под контроль или под управление ни одной сферы жизнедеятельности в регионе, не занимаются решением проблем граждан, и даже на организацию обороны республики от карателей хунты не очень-то влияют. Но те, кто предъявляет Пушилину и компании претензии по этому поводу, недопонимают самой сути вопроса. Руководству ДНР не стоит ничего брать под свой контроль, и вот почему.

Потому, что они этим навредят делу восстания. На самом деле эти люди, которые добыли первые порции стволов и захватили административные здания в Донецке и Луганске, отбили первые атаки хунты и провели референдум о суверенитете края, оказались тогда "в своем времени и на своем месте". Они осуществили миссию, возложенную на них народом, на отлично, и их имена будут вписаны в историю Донбасса золотыми буквами. Для того чтобы это понимать, следует осознать, что движение, которое возглавили в начале марта Губарев, Пушилин и все остальные пророссийские активисты, решало принципиально отличные от сегодняшних проектные задачи. Все эти люди, которые олицетворяют сегодня собою гражданские органы власти ДНР, вызвали к жизни в марте-апреле "крымский сценарий" на Донбассе, попытались его скопировать и реализовать на практике. Они очень качественно и смело заняли административные здания, кое-как вооружились, не дали себя затоптать апологетам хунты и местной мафии в первое, самое трудное, время, провозгласили и провели референдум. Кроме того, параллельно без всякого их участия сформировалось военное крыло, состоящее из местных ополченцев, которое в автономном режиме вступило в войну с нацистскими властями Украины, и не дает потопить проект Губарева-Пушилина в крови после того, как хунта майдана преодолела свой мартовский внутренний кризис и неразбериху и начала демонстрировать хищный железный оскал нелюди.

Потому, в рамках изначально поставленных перед собою задач, власти ДНР и ЛНР справились со всеми вызовами на "отлично с плюсом". Ведь по сценарию предполагалось, что после референдума Россия повторит свои крымские шаги и самостоятельно решать все накопившиеся задачи суверенизации края властям ДНР не придется. За их решение возьмутся имперские власти в рамках поглощения Донбасса Россией. Но этого не случилось, и последняя надежда на подобный счастливый конец истории умерла после Холокоста Одессы 2-го мая, когда Россия ограничилась громкими, но пустыми заявлениями, без каких-либо практических шагов по защите русских на Украине. Но, как ни странно, апокалиптические настроения, которые сегодня нарождаются из понимания явной неадекватности органов суверенной власти ДНР и ЛНР, не имеют под собой никакой основы, и вот почему.

Наконец-то, перед виртуальными республиками и их гражданскими и военными лидерами вопрос выживания и спасения встал ребром во всей своей незамутненной беспощадности. Украина объявила им войну до полного истребления, а вежливые люди на защиту не прибыли. То есть, ДНР и ЛНР оказались перед реальной необходимостью вести настоящую кровавую войну против многократно более сильного и оснащенного противника, в условиях информационной, экономической, гуманитарной и военной изоляции. А для успешного решения задач реальной войны все сформированные в рамках "крымского сценария" так называемые органы власти Донбасса оказались в мгновение ока непригодными, а значит – и ненужными. Они блестяще вписывались в рамки "крымской модели", когда нужно было организовывать референдум и побольше говорить по телевизору разные умные слова про будущий рай под российским протекторатом. Но в рамках сценария военного от лидеров потребовалась несколько иная компетентность в совершенно других сферах.

Безусловно, если понимание лидерами восстания того, где и как принципиально поменялся расклад, не наступит в ближайшее время, то республики могут рухнуть. Но вероятность такого исхода ничуть не больше того, что понимание реальности наступит в ближайшие дни, и революционная логика толкнет главных действующих лиц будущей Новороссии поменять систему власти, исходя из того, что "крымский сценарий" выброшен в корзину, и за основу требуется брать сценарий полномасштабной войны до победы.

В этом сценарии нынешние органы власти – Верховный совет и Совет министров – будут распущены, а на их месте будет учрежден Военный Совет республики, который формально должны возглавить военные руководители Сопротивления. И уже при этом Военсовете придется создавать несколько управлений, которые будут способны сформулировать и решить узкий круг военных задач, но решить их успешно и быстро. И, в отличие от первого сценария – крымского – решать их придется куда более конкретно, и куда менее публично, как и положено на настоящей войне. Потому-то сторонникам Новороссии не следует паниковать и поднимать шум про "раскол в рядах" или "предательство революции", когда на их глазах будет устанавливаться военная власть в ДНР и ЛНР, а параллельно – ликвидироваться атавизмы первого этапа революции – Верховный Совет, Совмин и Институт Народного губернатора. Все это, по логике вещей, произойдет очень скоро.

Более того, само установление военного правления не может не быть силовым и брутальным, с минимумом времени на дискуссии и шастанье в процедурных лабиринтах. И многие представители сегодняшних "органов власти", кто не уловил еще смены дискурса и продолжит цепляться за свой старый отживший статус, могут попасть под дружескую зачистку со стороны военного командования как враги революции. Так всегда было и будет: революция пожирает собственных детей. Другое дело, что ничего зазорного или аморального в такой постановке вопроса нет. Задачи революции меняются, и те революционеры, кто не поспевает включать мозг, объективно должны оставаться за бортом процесса, невзирая на предыдущие заслуги, чтобы не становиться тормозом развития или инструментом саботажа в руках врагов.

 

Автор Роман Василишин

Источник  pravdatuday

Социальные комментарии Cackle