Иловайский парень Гиви – символ донбасского сопротивления

20.07.2019 11:59

Вернуться назад Комментировать

278398190714

Он родился 19 июля жаркого олимпийского 1980 года в Иловайске, который станет символом ужаса свидомитов и одновременно выдвинувшим Михаила Толстых, известного под позывным Гиви, в одного из лучших полевых командиров украинско-донбасской войны.

Гиви-Толстых неспроста является самым ненавидимым со стороны киевской Украины персонажем этой войны. Прежде всего, потому что он коренной донбассец, не российский доброволец, не «кадровый офицер российской армии», о чем первоначально трындела киевская пропаганда, а местный, из простых работяг, боевая смекалка и харизма которого позволила громить напыщенных гелетеевско-муженковских генералов и позорно бежать «белых вождей» и бандеро-фюреров вроде Билецкого и Яроша.

Именно Гиви разрушал клише информационной войны Киева, до сих пор (даже после самоутилизации ведущего враля Тымчука) основывающейся на заявлениях, что против украинцев в Донбассе ведут «агрессию» кадровые россияне, «кадыровцы»  и броневодолазная кавалерия бурятов. Три года под Славянском, Иловайском, ДАПом, Авдеевкой ВСУ бил бывший хулиган и грузчик Харцызского канатного завода.

Обычный юноша из хрестоматийной не слишком благополучной донбасской семьи ничем не отличался от сверстников. Дом на улице Театральной, сеструха Маринка, 15-я городская школа, пропуски уроков, драки «на раёнах», техникум и наконец – армия, которая, как известно, «сделает из тебя человека». Из Мишки Толстых в известной учебке «Десна» она сделала хорошего танкиста. Знали бы украинские офицеры, кого они тогда подготовили!

В шахту Михаил Сергеевич Толстых, вернувшийся из армии уже как Гиви, названный сослуживцами за «грузинскую внешность», не пошёл. Некоторое время он занимался промышленным альпинизмом в рекламном агентстве, потом трудился грузчиком, работал на автомойке и охранником в супермаркете и был яростным фанатом «Шахтёра» и «Реала».

Когда прогрессивное украинство стало напяливать на головы кастрюли и скакать в революционных прыжках, обвиняя «Домбас» то в русскоязычии, то в третьесортном украинстве, то в узурпации власти «президентом-ананасом», как многие дончане, Толстых встал за своих и своего.

Сегодня унесённые майданом предпочитают не вспоминать, как исходили в злобе, обещая порвать Донбасс и залить кровью Крым. Но Крым дал им по носу обидный и болезненный щелчок, а Донбасс ответил на бряцанье оружием и бандеровские призывы восстанием в Славянске и Краматорске, а потом и референдумом.

Вот туда и отправился охранник Толстых. В Славянске он принял первый бой, в Славянске и под Волновахой проявил себя как оперативно мыслящий младший командир.

Потом на базе подразделений первой Славянской бригады появился знаменитый батальон «Сомали», ставший после тактической группой. Там же завязалась короткая, но крепкая дружба с Арсением Павловым (Моторолой).

Впервые они проявили себя пять лет назад в Иловайске, куда заманили, а потом заперли в котле десяток карательных батальонов, подразделения Нацгврдии и ВСУ. Украинская армия была публично «размазана» так, что до сих пор не может объяснить, что там произошло, а фюрер Билецкий, бежавший из Иловайска со своим «Азовом», называет трагедию «моральным сломом украинской армии».

После Иловайска тандем Гиви-Моторола («Сомали» – «Спарта») стал ужасом для свидомитов и боевым символом воюющего Донбасса. Именно тогда их биографии стали препарировать крючкотворцы в шароварах и гламурные «военные аналитики», в прошлом – актёры больших и малых театров. Но именно эти двое устроили «иловайский позор», именно эти двое пробивали блокаду между Горловкой и Донецком, зачищали село Нижняя Крынка, а после год мордовали хвалёных киборгов, отбив у них Донецкий аэропорт.

Батальон «Сомали» действительно был своеобразной палочкой-выручалочкой военных сил ДНР. Харизма и смекалка командира, мужество и опыт бойцов, ненависть к бандеровщине стали основой боевой уникальности подразделения, которое не только умело и результативно сокращало количественный состав агрессивных скакунов, но и позорило их. Весь мир обошли кадры, как пойманный бойцами «Сомали» командир 90-го штурмбата 81-й ОАМБр подполковник-«киборг» Олег Кузьминых и его офицеры жуют свои шевроны.

Кстати, подполковника и его подчинённых отпустили живыми.

Ролик наделал шума, западные таблоиды забывая о массовых расстрелах ВСУ мирных жителей, трубили о пытках, хотя немцы назвали Гиви «Донецким Че Геварой».

Популярность комбата была действительно широкой. Даже среди противников о нем отзывались уважительно. Полтавский правозащитник Васыль Ковальчук, занимающийся обменом пленных проявлял к Гиви куда большее уважение, чем к тыловым крысам, затянувшим процесс обмена. Но в Киеве жаждали мести.

Военная прокуратура Украины возбудила массу уголовных дел в отношении Михаила Толстых. В августе 2016 года Печерский районный суд Киева разрешил заочно осудить Михаила Толстых, признав достаточными доказательства того, что подозреваемый, «выполняя отведенную ему представителями власти Российской Федерации роль в ведении агрессивной войны против Украины, организовал и лично совершил в январе 2015 года вблизи Международного аэропорта "Донецк" террористические акты против военнослужащих сил АТО, а также жестоко обращался с пленными, что повлекло гибель девяти человек и другие тяжёлые последствия». Нет, никак киевский режим не мог смириться с тем, что противостоит ему простой местный парень, отстаивает право – своё и земляков – жить на своей земле по своим законам.

278398190715

    «Уезжать куда-то я не собираюсь, это моя родная земля, я здесь родился, я здесь вырос, я здесь живу и буду жить. И когда нужно, умру на своей земле и за свою землю. Убегать отсюда я не собираюсь никуда».
    Михаил ТОЛСТЫХ, Гиви.

Начались покушения. Первоначально информационные, когда украинские СМИ трещали о данных «доверенного источника, сообщившего, что в бою под аэропортом был убит глава террористов Гиви». Однажды появлялась подобная «украинская правда», где уверяли, что командира «Сомали» власти ДНР обменяют на сам аэропорт…

Потом началась охота сил специальных операций. Трижды покушения были неудачными. Сам Гиви тогда предупреждал: «Я не живу виртуальностью – я живу реальностью. Находиться рядом со мной очень опасно. Даже в одной машине – тоже опасно. Уже три покушения было, и рисковать человеческими жизнями я не имею права». Возможно, по этой же причине у него не было полноценной семьи – не хотел ставить под удар жизнь близких.

8 февраля 2017 года  рано утром прицельным выстрелом из реактивного огнемёта «Шмель» Михаил Толстых был убит  в своём штабе. На 4 месяца он пережил своего друга Моторолу.

Убийство командира «Сомали» специалисты считают тщательно подготовленным актом политического террора Киева. Ответственность за гибель Гиви (как и Моторолы) на Украине пытались преподнести результатом местных разборок, но позднее в МВД признали, что это была спецоперация ССО.

Михаил Толстых погиб более двух лет назад, а на Украине сторонники продолжения войны с «Домбасом» (они зачастую даже не в курсе, как правильно называется Донецкий угольный бассейн) продолжают радоваться смерти коренного дончанина, унизившего «лучшую армию» Порошенко. Его уже нет, но ВСУ все топчется на линии, где их остановил иловайский парень – Гиви.

«Мы верим в наших людей, а люди верят в нас. Вот на этом мы и держимся», – говорил он.

Автор: Дарья Меньшова

Источник: Одна Родина

Социальные комментарии Cackle