Обвиняемые, находившиеся под стражей с августа 2015 года, пошли на сделку со следствием, получив относительно «мягкий» приговор в обмен на признание вины — им присудили уже отсиженное в тюрьме. Это в ближайшее время позволит одесситам выйти на свободу в связи с применением «закона Савченко», по которому 1 день, проведенный в СИЗО, приравнивается к двум дням лишения свободы.

«Предотвращение теракта» и арест

В августе 2015 года пресс-служба СБУ сообщила об успешном предотвращении ряда терактов на территории Одессы. Один из них должен был состояться на Центральном автовокзале города. В рамках спецоперации были задержаны трое «террористов» — одесситы Шикин, Родин и Бирюков. По версии обвинения, они вступили в сговор с неизвестными лицами, обещавшими им за исполнение серии терактов $400 тысяч. Естественно, во время обысков у подсудимых были обнаружены взрывчатые вещества и другие компоненты для изготовления бомб.

«Злоумышленники именно готовили орудия для совершения преступления. У них изъято мощное взрывное устройство с часовым механизмом и компоненты для изготовления других взрывных устройств, а также патроны к автоматическому оружию. В качестве инициирующего вещества террористы использовали пероксид уротропина. По заданию кураторов они собирались спрятать взрывное устройство в сумке и сдать ее в камеру хранения, расположенную непосредственно в зале ожидания автовокзала. Таким образом, этот теракт неизбежно привел бы к гибели людей», — говорилось в отчете СБУ.

Интересно, что изначально сообщалось о четверых подозреваемых — сделать взрывчатку должен был некто «Иванов», который был задержан, но почему-то не помещен под стражу вместе с другими членами группы. Его дело было выделено в отдельное производство и о его судьбе абсолютно ничего неизвестно — среди одесских «политических» такой фамилии просто не значилось. Вероятно, это был либо агент-провокатор СБУ либо вымышленное лицо.

Атака якобы была запланирована на 21 августа 2015 года. Взрывное устройство должны были собрать в гараже, арендованном в местном гаражном кооперативе. После того, как Иванов сделает бомбу, роли «подрывников» распределялись следующим образом: Родин забирает устройство и доставляет его на автовокзал, где передаст Шикину, который, в свою очередь, кладет его в ячейку камеры хранения в зале ожидания автовокзала. А Бирюков должен был фиксировать весь процесс на фотоаппарат, переданный ему Ивановым. Именно за чертежами и непосредственно сборкой орудия преступления подсудимых застали сотрудники СБУ — все СМИ облетели их фотографии «лицом в пол», а также бомбы и ее чертежей. В общем, раскрытие громкого заговора «агентов ФСБ» накануне Дня независимости — что еще нужно для спецслужбы для отчета о борьбе с «терроризмом».

Громкий бездоказательный процесс

«Террористов» обвиняли по четырем статьям: «Подготовка к совершению террористического акта», «Создание террористической организации», «Незаконное обращение со взрывчаткой» и «Незаконное изготовление взрывных устройств».

От первоначальных показаний, данных на первом допросе, полученных, наверняка, не без мер физического воздействия, все обвиняемые отказались. И хотя досудебное следствие завершили сравнительно быстро — обвинительный акт передали в Приморский районный суд Одессы уже в январе 2016-го, с реальной доказательной базой у обвинения возникли огромные проблемы. В частности, оно не могло доказать принадлежность изъятой взрывчатки подсудимым. Кроме того, в качестве улики прокуратура предъявила схему автовокзала и показания водителей автобусов о том, что во время предполагаемого взрыва в здании могло находиться значительное количество людей.

В этих условиях была взята на вооружение тактика затягивания процесса: суд фактически не приступал к реальному рассмотрению дела, собираясь лишь для постоянного продления содержания подсудимых под стражей. На этом категорически настаивала сторона обвинения, опасаясь, что обвиняемые скроются от суда. Более того, в качестве риска прокуратура указывала… непризнание обвиняемыми вины. Естественно, ходатайства защиты об изменении меры пресечения отклонялись. А в апреле 2017 года все должно было начаться с нуля — двое из троих судей из коллегии, назначенной на дело, были отстранены от своих обязанностей. Ничего не изменилось и после того, как собралась новая коллегия.

Между тем, люди находились за решеткой более двух лет в условиях постоянного прессинга, и, в конце концов, у них просто не выдержали нервы. Шикин, Родин и Бирюков решили, что уж лучше согласиться взять на себя подготовку теракта в обмен на выход на свободу.

Признание вины — «царица доказательств» СБУ

В итоге суд признал вину всех троих и приговорил Шикина и Родина к 4 годам и 6 месяцам лишения свободы, а Бирюкова — к 4 годам и 8 месяцам, что почти вдвое ниже минимального наказания по ст. 258-3, по которой обвиняли мужчин. Взамен двое из них — Шикин и Родин — были освобождены из тюрьмы в связи с отбытием срока наказания по «закону Савченко», а последнему фигуранту до выхода на свободу остается лишь месяц.

«Такая обычная для современной Украины и такая печальная история: троих человек мариновали в СИЗО до тех пор, пока они не согласились признать вину, после чего поставили «галочку» в соответствующем отчёте и освободили их. Конечно, сама идея об освобождении из-под стражи людей, которые якобы планировали взорвать, на минуточку, центральный автовокзал, следствием чего могли бы стать десятки жертв и сотник пострадавших, выглядит странно. Если бы в СБУ реально сумели доказать такое преступление, то я бы первый требовал для обвиняемых самого сурового приговора», — прокомментировал ситуацию на Facebook одесский журналист, главред издания «Таймер» Юрий Ткачев.

По мнению Ткачева, в «политических» процессах для СБУ главным доказательством является именно признание вины, так как реальных улик или свидетелей против них нет. Поэтому постоянное содержание в СИЗО призвано склонить к сотрудничеству со следствием тех, кто пытается действительно отстаивать свою невиновность.

«В условиях, когда есть признание обвиняемых, большего и не требуется: признание ведь у нас «царица доказательств». Конечно, хорошо то, что хорошо кончается. Да вот беда: в СИЗО находятся ещё десятки людей, которые пока отказываются сознаваться в том, чего не совершали. Отказываются? Ну, значит, ещё не дозрели! Пусть дозревают, видимо, думают в СБУ», — добавил он.

И действительно, Шишкин, Родин и Бирюков стали не первыми политзаключенными, согласившимися сознаться в инкриминируемых им преступлениях в обмен на свободу, в том числе и в Одессе.

Так, в качестве яркого примера можно вспомнить знаменитое «дело зеленого фургона»: 16 мая 2014 года сотрудники СБУ задержали 7 сторонников Куликова поля, которые якобы собирались ехать на Донбасс, чтобы присоединиться к самопровозглашенной ДНР. 1,5 года, проведенные в тюрьме, стали достаточным временем, чтобы большинство обвиняемых решили пойти на сделку со следствием. В ноябре 2015 года 6 из них согласились взять на себя ст. 110 (сепаратизм), ст. 263 (незаконное обращение с оружием) УК Украины, получив свободу «по отсиженным». Последняя участница группы упорствовала дольше, но в итоге пошла тем же путем в феврале 2016.

Из более новых случаев в Одессе — «дело казаков-террористов»: в апреле 2015 года в ходе операции под названием «зачистка Одессы» сотрудники СБУ задержали 11 человек, большинство из которых состояли в организации «Православное казачество», принимавшего активное участие в Антимайдане. Им вменяли в вину большой спектр преступлений — от незаконного хранения оружия и боеприпасов до создания террористической организации и подготовки покушений на активистов, в том числе нардепа «Блока Петра Порошенко» Алексея Гончеренко. Впрочем, в течение года 7 из 11 членов группы выпустили на свободу, присудив «условно» за признание вины. Оставшиеся фигуранты отчаянно борются за невиновность, находясь в СИЗО по сей день.

Таким образом, в СБУ зачастую просто придумывают дела для отчетности, получая звезды, награды и миллионы бюджетных денег на дальнейшую борьбу с терроризмом. А прокуратура делает все для того, чтобы максимально держать подсудимых за решеткой. Судьба «политических» такова: пока не признаешься — свободы не увидишь. Альтернатива — судиться мучительно и долго. Многие просто не могут выдержать тюремные будни, соглашаясь на что угодно ради свободы.

Источник: Украина.ру