Лариса Лисняк: А могла бы стать замминистра ДНР

06.09.2018 08:55

Вернуться назад Комментировать

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора.

 

1127

Мнение М.Долгова: Трагическая смерть Главы Республики Александра Владимировича Захарченко вызвала шквал версий, предположений о мотивах и заказчиках этого терракта. Но, имеется одно обстоятельство никем не подвергаемое сомнению - это уверенность в наличии в ближайшем окружении Александра Захарченко вражеского "крота". И тех, кто находился в Республике все эти годы, это обстоятельство не удивляет. Мы все наблюдали процесс, проходивший, конечно же, с одобрения самой верховной власти Республики, при котором госучереждения буквально насыщались личностями, сбежавшими в 2014 с территории воюющего Донбасса. Причем, далеко не все "возвращенцы" прятались от войны в России. Можно в этой связи вспомнить горотдел милиции г.Снежного,  который в полном составе сбежал на Украину, а, потом, почти в том же составе, вернулся обратно. Ополченцы, те, кто отстоял родной город в 2014 и исполнвшие обязанности милиционеров были уволены и заменены этими "патриотами". И в дальнейшем, эти "кадры" наиболее жестко вели себя как раз в отношении ополченцев.  А, руководил(и руководит) городом кум погибшего Александра Захарченко, некий Дарковский, убрать которого требовали и в 2016 и в 2017. Обращались, ясное дело к Главе Республики. Естественно, впустую. Дарковский же, в числе прочего, известен публичным заявлением, примерно такого содержания: что эти ополченцы о себе воображают! Давайте будем откровенны - остались в 2014 те, у кого денег не было уехать, а, так же алкоголики и наркоманы.

Предлагаемые воспоминания оголтелой укропки в свою очередь добавляют штришок в понимание процессов происходивших и происходящих в Республике.

Лариса Лисняк: А могла бы стать «замминистра ДНР»

Какая Судьба все-таки загадочная штука… Когда я в 2014-2016 гг. «вякала» в «ДНР» против «ДНР», мне решили первоначально заткнуть рот «пряником».

Пишет в "Донецких новостях" Лариса Лисняк.

Звонков по одному и тому же предложению поступало где-то пять, один раз была личная встреча (случайная, на улице столкнулись). От разных лиц – от моих коллег по миру журналистики, уже работавших тогда в структурах «республики», от «депутатов нарсовета ДНР», от председателей всех и вся – были мы знакомы до войны, кто ж знал, что они такими «великими» вдруг станут.

– Ну, чё ты выпендриваешься? Ты же профессионал. Ты же понимаешь, что такое не простят. Есть предложение.

– От тебя?

– Нет, от нас. Как помнишь, в наших научных статьях – «собирательное мы» (для понимания: это когда ты сам пишешь статью, а под ней перед твоей фамилией возникает 3-5 ФИО «нужных» преподавателей). Так и здесь: предложение от «собирательного нас». Причем не я один предложил. Три раза твоя фамилия звучала от разных. Мол, есть Лисняк, она бы потянула, она бы подняла… Я тебе уже намекал. Теперь конкретно. Место замминистра информации хочешь?

– Ну, здрасьте. Говорите, что профессионал, вроде бы… Чего же не министра?

– О, вот это разговор. Приходи завтра в «Белый дом». Будут все (заседание «нарсовета»), всё обсудим. Уверен, когда они с тобой поговорят, то и новое министерство под тебя сформируют.

– Не, завтра не смогу…

– Ты чё, завтра как раз парламент заседает, все будут. Чего не можешь?

– Месячные.

– ?

В общем, мне реально предлагали должность «замминистра информации ДНР» с последующим креслом «министра» (мол, если справлюсь и правильно «подсижу»).

– Блин, а чего такая идея вообще в ваших бошках возникла?

– Ну, ты же на «ДНР» гонишь, поэтому посидели-покумекали и поняли – ты просто оказалась не у дел, и мы осознали – ты всю эту гадость пишешь, чтобы цену себе поднять. Вот цена – «замминистра».

– Вы реально такие тупые? Да, впрочем, что вам объяснять….

– Так что мне им ответить?

– Так и скажи: у Лисняк месячные. Ей, мол, не до министерских должностей.

Понятное дело, что у меня изначально шла аллергия от этого и подобного предложения. И я реально понимала, что им просто нужно было меня подогнать к «стойлу», а там бы я уже не выкрутилась.

Один из таких переговорщиков (причем, открытых, в дополнение писавших прямо на моей ФБ-страничке во всеуслышание) был Алексей Петров (в соцсети известен также как Изя Кацман). Реально классный журналист, из тех, которых я люблю – безбашенных. Были у него личностные серьезные проблемы (а кто не без греха). Но если он брал тему, то он ее не описывал, он ее рвал…

Многие его недопонимали, многие ему завидовали. Он сто лет назад закончил факультет журналистики в МГУ, московском, работал там в центральных СМИ. А потом из-за своей безбашенности (а скорее всего личностной проблемы) оказался у корней – в Горловке. Ох, как ему было тяжело. Я это понимала. Как ему хотелось развернуться. И я где-то в 2012-2013-м сказала: давай – вместе.

Я в эти годы параллельно ко всему возглавляла горловский телеканал «Центр». И вот предложила Леше стать главредом (просто выбор в городе был невелик). Согласился. И тут он прямо воскрес – такие темы предлагал, что я, «донецкая», даже не могла додуматься, он такое чудил, он такое выдавал! По горловским меркам, это вообще было бомба на бомбе. Но был один нюанс – с ним из нашей редакции горловского телевидения по большому счету никто не смог сработаться. Изо дня в день он отталкивал своей категоричностью и безбашенностью (и своей личностной проблемой) одного, второго… В итоге, он пропал… Вот просто пропал – ни жена, ни друзья не знали, где он. Нашли его через трое-четверо суток спящим в машине. До этого была еще куча поводов (то он телефоны об пол разбивал, то на мониторы кидался, с его слов, причина – «приземленный коллектив», который не понимал его глобальных установок). Но истинная причина была налицо (вот та завуалированная мною его личностна проблема). В общем, официально пришлось расстаться. Но именно я общение с Лешей продолжала. Потому что персонаж реально был неординарный.

В 2014-м он взял в руки оружие. «За ДНР». Дотянул до «начальника разведки батальона внутренних войск МВД ДНР» (и от этого уже смешно, если у них Леша-Изя – начальник разведки…). И неоднократно мне писал, звонил. Сначала – звал. Потом убеждал понять. Через год тема звонков: как ему тяжело – ночью сидеть в окопах, а днем бегать с видеокамерой и выдавать сюжеты. И что ему все-таки нужно определиться – воин он или журналист.

И я понимала, почему при всем таком широком «русскомирии» он звонит мне, укропке. Потому что и до всего этого он спокойно мог мне позвонить в три-четыре ночи, и муж даже не беспокоился («А, опять твой Петров. Вы хотя бы кликуху поизысканнее придумали бы – Иванов, например»), и сказать, что ему тревожно, что у него на душе «что-то не то». Может, и в «русскомирье» у него был такой слушатель, но Леша все равно звонил мне (правда, уже редко), может, даже чисто «интеллигентно подискутировать».

Но так решила Судьба, что мы оказались по разные стороны. И он, реально безбашенный, оголтелый сторонник «русского мира», вставший за него с оружием, стрелявший в нас – уже больше года сидит «на подвале», в донецком СИЗО. А просто и у него в какой-то момент сработало «не могу молчать», и он уже со своих «русскомирских» позиций начал «вякать» против Захарченко, «мэра» Горловки Приходько. И в «МГБ» его тягали, и расписку брали – не писать против «великих», а он все равно «вякал»... И вот сидит, как террорист, который был готов чуть ли не всю Горловку взорвать (типа у него в гараже нашли кучу боеприпасов, по «делу», в итоге, проходит 300 грамм пластида). Из тюрьмы весной этого года «поклонное» письмо Захарченко написал – мол, все осознал, что ж вы меня, разведчика, в застенках держите, готов отправиться на самый суровой «передок». Но Захарченко ему так и не ответил, и уже не ответит. А Леша вряд ли оттуда (из истинного «русского мира») выйдет…

Это не ода Леше. В нем я признаю открытость и убежденность (ну, вот так его торкнуло). Он признавал эту открытость и убежденность в моей проукраинской позиции (вот так меня торкнуло). Нас с ним больше кумарили на тот момент неопределившиеся наши коллеги, которые и вашим, и нашим.

Кстати, как меня выпихнули из Донецка, только здесь, на подконтрольной территории, я поняла, что меня уже никто из «тамошних» бывших коллег не «кумарит». Именно здесь у меня проснулась некая толерантность, к которой я взывала в первые годы, находясь в оккупированном Донецке под «ДНР». Но тогда меня с моим «всехпониманием» хватило на год-полтора. Потом пошла жуткая ненависть ко всему, что меня окружает из «трехколорного». А вот на свободной, мирной территории меня реально попустило. Просто на Свободе концентрируешься совершенно на ином – что могу не только открыто передвигаться (а в «ДНР» страх передвижения в не тот час, в не то место очень сильно гнетет), но и высказываться, на уровне «холодильника» – изобилие продуктов, и, в принципе, если поднапрячься, то любой можно попробовать. И для всего этого мне не нужно быть неким мнимым министром. Я могу это делать, оставаясь обычным человеком, обычным гражданином.

А где теперь этот Леша (Изя), где их всемогущий Захарченко…

Эх, а ведь могла бы стать «замминистра» «всеяДНР», да как взмахнула бы левой рукой – сделалось озеро, как взмахнула бы правой – и поплыли по воде белые лебеди… Но что-то не срослось. Месячные, видимо.

Источник

Социальные комментарии Cackle