Одесский Привоз как островок русского сопротивления

23.01.2020 21:51

Вернуться назад Комментировать

1022448892

Начавшаяся на Украине языковая истерия, которая должна полностью погрузить население Одессы в украинскую среду, наталкивается на вполне ожидаемое сопротивление. Самый важный оплот русского языка - одесский Привоз. Корреспондент издания Украина.ру побывал на Привозе и убедился в этом лично

То, что случилось в Одессе в ночь с четверга на пятницу, 17 января, зрело уже давно. Коренная одесситка, работающая продавцом в магазине «Гурман», что расположен по ул. Конной, в самом центре Одессы, в нелестной форме прошлась по украиноязычным покупателям магазина, требовавшим обслуживания на украинском языке. И дело даже не в драконовских штрафах, которые введены киевской властью за использование русского языка во всех сферах жизни общества, а в самом отношении к коренным одесситам активистов, понаехавших в Одессу с Западной и Центральной Украины.

Русский значит сепаратист

Так, 24 сентября прошлого года приехавшие по вызову одесские медики были избиты за использование русского языка в общении с пациентом. Вообще-то русский язык в Одессе является доминирующим, на нем общается 95% населения. Но в данной ситуации вызвавший скорую помощь субъект в вышиванке, избивший медбрата, оказался печально известным уличным активистом Тодором Пановским. Кстати, полиция, приехавшая на место инцидента по вызову медиков, в конфликт решила не вмешиваться. А Пановский, обвинивший русскоязычного медика в сепаратизме, снова остался на свободе.

Еще одним не менее знаковым инцидентом стал спор родителей, произошедший в сентябре прошедшего года в одесской школе №80. Один из родителей требовал исключения из школьной программы оставшихся в ней двух часов в неделю русского языка. Новоявленный украинофил предложил заменить русский язык дополнительными часами английского или математикой. Однако он не ожидал, что остальные родители встанут на защиту русского языка и потребуют оставить привычное расписание в покое. Особо взбесил незадачливого патриота тот факт, что большинство родителей объявили русский язык родным, то есть тем самым языком, на котором дети общаются за стенами школы.

Глубина русского Привоза

Если читатель пожелает самостоятельно убедиться в любви одесситов к русскому языку и его доминирующем характере, ему стоит посетить одесский Привоз. Рынок, поделенный на несколько частей, включает в себя новый Привоз, построенный между ул. Пантелеймоновской и Привозной; Мясной и Молочный Корпуса, относительно новые торговые ряды, расположившиеся между рыбными рядами, выходящими на Преображенскую, и центральной частью рынка; и, наконец, крытые ряды Привоза на углу ул. Екатерининской и ул. Старопортофранковской. И если в молочном корпусе или на крытых рядах, что возле рыбы, иногда и появляются украиноязычные крестьяне с севера Одесской области или из центральной Украины, то главным языком центральной части Привоза является русский.

Торговцы, которые по наследству передают свои места в торговых рядах, зачастую являются потомками тех, кто торговал на рынке еще до революции. Пройдя через Новый Привоз и Мясной корпус, вы окажетесь на просторах старых торговых рядов, где окунетесь в колорит уходящей Одессы. Время, кажется, здесь застыло, о новых временах говорят только электронные весы. Все надписи и этикетки на продаваемых тут товарах написаны строго на русском языке. Обращаясь к пожилой женщине, продающей картошку и овощи, можно услышать нонсенс для современной Украины, а именно цены в рублях! Бабушке, торгующей украинской бульбой, ничего не стоит сказать: «Славянка» по 20 рублей за кило или «С меня три рубля сдачи». Хотя на самом деле речь идет о гривнах. Просто торговцам с Привоза привычней термин "рубли".

Советского Союза нет как нет уже почти 30 лет, рубль ходит только в Белоруссии и Российской Федерации, но торговцы с Привоза не морочат себе голову геополитическими новшествами — гривна для них тот же рубль, только подороже. Походив час другой по Привозу, тоже невольно начинаешь измерять собственные запасы наличности в рублях. В какофонии звуков работающего Привоза, в обрывках речи продавцов и покупателей звучит исключительно русский язык с терпкими нотками еврейского и молдавского акцента. Если вы обратитесь к продавщице по-украински, она недовольно поморщится, но все же ответит вам, разумеется, на русском. А вот требовать от нее ответа на украинском автор не рекомендует. В разгоревшейся словесной баталии можно очень быстро перейти на личности, а там и до рукоприкладства недалеко. Тут-то единство торговой братии становится особенно очевидным. Украинофилу достанется от всех соседей оскорбленной в лучших чувствах русскоязычной продавщицы. Впрочем, Тодор Пановский на Привозе не отваривается и вступать в языковую дискуссию не спешит. А зря. Доводы на Привозе весьма весомые.

Говядина вместо яловичины

Вдоволь погуляв по центральным рядам Привоза и насмотревшись на продуктовое, а главное, на диалектное изобилие русского языка, все-таки следует вернуться в мясные ряды и присмотреться к витринам. Языковой вопрос здесь решается строго слева направо. Начиная от Екатерининской улицы, с левой стороны корпуса сидят абсолютно русскоязычные торговцы, торгующие в основной массе говядиной и телятиной. И вывески здесь соответствующие: говядина вместо украинской яловичины. Ближе к центру торговых рядов появляются вкрапления свинины и сала, но с ценниками на русском языке. Передвигаясь дальше по рядам вправо, можно заметить, что торговое пространство постепенно оказывается занято исключительно украинским продуктом — свининой. Здесь торговцы общаются уже на суржике. Несмотря на эту мясную сегрегацию и, очевидно, разные национальности продавцов, конфликтов на языковой и национальной почве между торговцами мясного корпуса нет. Все-таки традиции многонациональной Одессы дают о себе знать: там, где можно легко взяться за нож, лучше не говорить о политике.

Рыба по-русски

Покинув мясной рынок, читателю для полного погружения в колорит одесского Привоза стоит посетить рыбные ряды. Здесь прилавки торговцев ломятся от черноморской тюльки, бычка, камбалы, коропа, толстолоба и пеленгаса. Все это рыбное изобилие украшено ценниками на русском языке. Общение тоже стартует с русского: «Молодой человек, видно, что мама в детстве давала вам много рыбы, не обижайте маму, купите рыбу» или «Мужчина, мой бычок три часа назад гулял под пирсом в Ланжероне». И так повсеместно. Невозможно пройти вдоль рыбных рядов, чтобы тебя не окликнула оборотистая одесситка, пытающаяся сбыть не всегда свежий товар. Есть в этом великолепии и нечто шокирующее.

Погруженный в украинскую действительность одесских супермаркетов, с их ценниками и объявлениями на украинском языке, я не сразу понял, что меня тревожит, а когда осознал, приятно удивился. Рыбная часть одесского Привоза оказалась полностью русскоязычной, с теми нотками специфического одесского говора, который можно услышать от главных героев сериала «Ликвидация».

Так уж устроен одесский Привоз, ставший одновременно и базаром, и убежищем для коренных одесситов. Погружаясь в его торговую стихию, невольно забываешь о Евромайдане, ужасах в Доме профсоюзов на Куликовом поле 2 мая и гражданской войны в Донбассе. Сложно будет киевским украинизаторам и декоммунизаторам взять крепость одесского Привоза языковым штурмом. И мы услышим еще не одну продавщицу, костерящую нелестными словами титульных носителей украинского языка. 

Автор: Руслан Войкуто

Источник: Украина.ру

Социальные комментарии Cackle