Освобожденная из украинского плена Светлана Акимченкова: «Никому не желаю пройти через то, что прошла я»

10.01.2018 08:03

Вернуться назад Комментировать

Девушка попала в плен в 19 лет и провела там почти три года

inx960x640

Накануне новогодних праздников, когда все рассылают друзьям в соцсетях шаблонные открытки с собачками и Дедами Морозами, это объявление выбивалось из общей праздничной «вакханалии».

Деды Морозы для Светланы

Незнакомая пока мне дончанка - Виктория Иванова просила помочь освобожденной из украинского плена молоденькой девушке – Светлане Акимченковой, у которой вся родня в Мариуполе. Девушку поселили в донецком общежитии, и она нуждалась буквально во всем. Дончане хорошо известны своей отзывчивостью, но тут все просто объединились в одном порыве: помочь, накормить, согреть.

Мы связались с Викторией, которая первой откликнулась на беду землячки. Она добавила, что девушка помимо всего неважно себя чувствует: два года и 10 месяцев в плену не прошли даром, к тому же простыла в дороге. На Викторию посыпался целый шквал вопросов в интернете и звонков от неравнодушных людей. Она взяла на себя роль практически крестной этой девушки. За короткое время общими усилиями были куплены необходимые лекарства, дончане несли одеяла, постельное, посуду, одежду, бытовую химию, а также собрали деньги для Светы.

wx1080

Виктория Иванова (слева) со Светланой. Благодаря Виктории, о девушке узнали сотни дончан. Фото: ЮЛИЯ АНДРИЕНКО

«Комсомолке» удалось увидеть это собственными глазами и даже побеседовать со Светланой.

Квартирант оказался активистом «Русской весны»

Девушка оказалась в плену, когда ей едва исполнилось 19 лет.

- Я была студенткой лицея связи в Донецке, жила в общежитии, каждые выходные ездила в Мариуполь, - рассказывает Светлана. – Когда в 2014 году обострились военные действия, решила на время поехать домой. Родители у меня в разводе и у каждого своя личная жизнь. Я сняла дом в Ильичевском районе. Хотелось самостоятельности. Заключила договор, оплатила наперед. А через время хороший друг попросил приютить его приятеля. Мне не сложно – дом большой, да и с оплатой помогли. Приехал паренек, худенький, ниже меня ростом, представился Николаем. Я ему показала комнату, дала второй комплект ключей и на это время уехала к маме. Прожил он в доме недели полторы не больше.

Парнем этим оказался мариупольчанин Николай Гриненко – активист «Русской весны». Его вовсю разыскивала СБУ. 23 февраля 2015 года в Мариуполе автомобиль, в котором ехал Николай, был остановлен правоохранителями, тот открыл стрельбу. В результате ранил трех полицейских, одного – смертельно, ушел от погони. В полиции пообещали 100 тысяч гривен за любую информацию о Гриненко.

- Мы не получили от местных жителей ни одного такого сообщения, поэтому деньги остаются в нашем премиальном фонде, - посетовал тогдашний начальник ГУМВД Украины в Донецкой области Вячеслав Аброськин.

И это приятно осознавать, что стукачей среди мариупольчан не оказалось. Все это время Николай скрывался в доме Светы.

Задерживали как «опасную террористку»

- Неужели ты не знала, кто твой квартирант? – удивляюсь я.

- Я не спрашивала, попросили недолго пожить, мне не жалко, - отвечает Света. – Приезжала раз в три дня, Николай говорил, что уже собирается вскоре уезжать. А я в Донецк собиралась в лицей, уже документы на пропуск подала. О том, кто он, я узнала уже после, во время многочисленных допросов.

Задержали Светлану 27 марта. Мужчины в гражданском попросили паспорт, после этого кинули в машину. Там она узнала, что ее подозревают в пособничестве «террористу» Николаю Гриненко. Во дворе стояли машины подразделения «Сокол», СБУ и целая группа захвата.

- Меня били, орали, чтобы отвечала, а я не знала, что рассказывать. Того, что я знала, им было явно недостаточно, - вспоминает Света. – Меня повезли к дому, который я снимала. Его было не узнать – ни одного окна, выбиты все двери, включая межкомнатные. Оказывается, был захват дома, Николай застрелился, чтобы не попасть в руки СБУ и никого не выдать. Ниточка на нем прервалась. Поэтому для СБУ я стала настоящей находкой, надеждой, что выведу на соратников Николая. А Аброськин и его подчиненные уже и звездочки получили - выгодно было представить, что они взяли крупную группировку.

wx1080

С братьями Лужецкими в ожидании обмена в Святогорске. Фото: архив Светланы Акимченковой

Шантажировали младшей сестрой

Результат разговоров с СБУ: два треснувших ребра у Светы. Первые трое суток ее держали в одиночке, без окон, никому не давали звонить, адвоката не предоставляли.

- Это еще не самое страшное, - признается девушка. - Я видела, как пытали людей. После допросов заносили на одеялах безжизненные тела. Никакого снисхождения к тому, что это были женщины, не было. Они потом лежали, мочились под себя, приходили в чувства на третьи сутки. Мою знакомую подвешивали в «ласточке» (руки скручены за спиной) на восемь часов. Еще пытали так – накрывали голого человека матрацем, поливали водой и били электрошокером. Часто шантажировали родными. Меня пугали, что заберут мою 13-летнюю сестренку, что саму меня повезут в аэропорт Донецка или на Хрещатик в Киев, где отдадут в руки правосекам. Врагу не пожелаю того, через что пришлось мне пройти.

- Ты пыталась как-то разжалобить их? Ведь ты совсем ребенком попала в заключение? – спрашиваю я.

- Плакала, конечно, но это их мало трогало, - говорит Света. – Видела однажды, как преобразился мучивший меня подполковник, когда ему по мобильному позвонил сын: совсем другая интонация, такая нежность в голосе, какие-то человеческие черты даже проявились на его до этого злобном лице.

На обмен уже не надеялась

А потом были бесконечные суды, ее обвиняли по статье 258, приговор так и не был вынесен, она так и не признала свою вину. Так длились почти три года: суд и продление срока на 60 дней, свидания с родителями запрещали. Ей светило до 10 лет, а при подписании «угоды» - чистосердечного признания - срок обещали сократить до 8 лет. Адвокат взял у родителей Светланы 20 тысяч грн и сделал все в угоду власти.

Когда предложили обмен, согласилась сразу. Но прошли два обмена пленных в 2016 и 2017 годах, а о ней словно забыли. Накануне 2018, когда опять услышала про обмен, уже не верила, сокамерницы ей говорили: «В этот раз точно все получится», Света отмахивалась.

- И вот вечером 12 декабря сказали готовить вещи, а утром разбудили меня в шесть утра, но и тогда я еще не верила в свое счастье, - говорит Света. – Ведь я могла оказаться в числе тех, кого привезли, но не обменяли. Это страшно: вот она, казалось бы, свобода – руку протяни. И нет ее. Сделали-то как интересно, нагнали своих СМИ, показали пленных, продемонстрировали свою гуманность, а потом в автобусе с нашими ребятами даже двери не открыли. А Женю Мефедова и со Святогорска не забирали. Не могла поверить в такую подлость.

wx1080

Незнакомых до этого людей сплотила забота о девушке.Фото: ЮЛИЯ АНДРИЕНКО

Сейчас Светлана в Донецке, ей предоставили жилье в общежитии. Теперь предстоит найти работу, а еще девушка мечтает в будущем пойти учиться – мечтает стать медиком, а возможно – и юристом. Кроме того, нужно восстановить здоровье: обострились язва желудка, бронхит.

- Первое, куда пошла, оказавшись в Донецке, это парикмахерская, об этом я мечтала так долго в плену, - улыбается Света. – А потом в храм, поблагодарить Господа, что я снова дома. Еще я бесконечно благодарна всем дончанам, эти незнакомые люди вдруг стали мне близкими, столько помогают и поддерживают меня, дай бог им всем здоровья.

«Комсомолка» обращается ко всем, кто может помочь с трудоустройством Светланы, отзовитесь! Публикуем мобильный девушки с ее разрешения: 066 186 91 27

Источник: Комсомольская правда

Социальные комментарии Cackle