Подсчитали-удивились. Почему стоимость украинской ГТС за полтора года упала в 100 раз?

29.11.2019 18:59

Вернуться назад Комментировать

1025848367

С каждым днем все абсурднее становятся новости от «Нафтогаза». На этот раз они касаются стоимости «Укртрансгаза», то есть газотранспортной системы Украины (ГТС). Оказывается, цена на «трубу» за полтора года похудела в 100 раз. Помимо старения материальных активов виной падения его рыночной цены могут быть несбывшиеся надежды на консорциум с Западом

Акционерное товарищество (АТ) «Укртрансгаз» опубликовало принятое 21 ноября решение акционеров — собственно, единственного акционера газотранспортного оператора Украины в лице ОАО «Нафтогаз Украины», содержащее оценку активов компании: «Подтвердить рыночную стоимость активов Товарищества с целью их передачи в уставной капитал Товарищества с ограниченной ответственностью «Оператор газотранспортной системы Украины» в сумме 3.209.072.017,62 (три миллиарда двести девять миллионов семьдесят две тысячи семнадцать, 62) гривен (без НДС) по состоянию на 01.10.2019

Как сообщается, оценку и определение рыночной стоимости активов АТ «Укртрансгаз» сделал оценщик капитала Товарищество с ограниченной ответственностью «Эрнст энд Янг».

По текущему официальному курсу 3 млрд. 209 млн. гривен составляют примерно 121,45 млн. евро.

Однако, неизбежно напрашивается вопрос. Не так уж давно, 12 апреля 2018 года, на аналогичном собрании акционеров «Укртрансгаз» также на основании оценки «Эрнст энд Янг» была также официально утверждена рыночная стоимость активов компании в размере 329 млрд. 921 млн. 504 тыс. 624 гривен. Курс евро к гривне с тех пор не так уж сильно изменился. Получается, всего за полтора года национальный газотранспортный оператор Украины обесценился в 100 раз?!

Понятно, что со временем материальные активы постепенно приходят в негодность и теряют свою рыночную стоимость. Но в сто раз за полтора года? Слабо верится.

Попробуем взглянуть на ситуацию в большей временной перспективе.

8 июня 2014 года в Верховную Раду был внесен законопроект №4116 «О внесении изменений в некоторые законы Украины по реформированию системы управления Единой газотранспортной системой Украины», уже на следующий день включенный в повестку дня. Цель — сохранить за государством контрольный пакет в 51% акций газотранспортного оператора страны, а остальные 49% могли быть приобретены иностранцами. 14 августа закон был принят Радой, а 8 сентября подписан президентом.

На фоне этих событий глава «Нафтогаза Украины» Андрей Коболев заявил 23 июля 2014 года на брифинге в Киеве: «Оценка всей украинской ГТС колеблется в пределах 25 — 35 млрд. долл. Большое расхождение, поскольку в таких оценках есть вопрос — сколько этот актив зарабатывает. Именно этот вопрос будет определять, к какой границе — верхней или нижней будет ближе окончательная цифра».

И далее Коболев привел пример уже по другой находящейся в его управлении компании: «При текущей цене газа «Укргаздобыча» хорошо, если стоит 1 млрд. долл., а если сделать коммерческую цену, то стоимость будет более 10 млрд. долл.».

Что, в принципе, понятно. Рыночная цена потому и рыночная, что ее диктует рынок, то есть объективный консенсус между желанием продавца продать подороже и желанием покупателя купить подешевле. Поэтому стоимость «Укртрансгаза» изначально явно завышали, с надеждой получить от его частичной продажи иностранцам побольше денег.

1025848368

Но вернемся к апрелю 2018 года и оценке «Укртрансгаза» со стороны «Эрнст энд Янг», которая уже не является некоей субъективной точной зрения Коболева или кого-либо.

Дело в том, что на тот момент «Укртрансгаз» имел целый ряд предложений из-за рубежа. Как раз два года назад было видно, что интерес к украинской ГТС проявляли многие западные компании — поставками через нее уже занимались польская PGNiG и готовилась швейцарская AOT Energy, интерес к совместному использованию газотранспортной системы Украины после ее передачи новому оператору в 2020 году проявляли итальянская Snam S.p.A. и словацкая Eustream a.s.

В итоге, правда, все это закончилось ничем. Как признал 19 ноября 2018 года Коболев, «стоимость украинской ГТС составляет около 14 млрд. долл.» (такая оценка ранее содержалась и в переписке «Нафтогаза» с правительством по поводу продажи 49% акций газотранспортного оператора Украины западному партнеру), но желающих покупать долю в ней при такой цене иностранных компаний в итоге не нашлось.

Некоторое время были надежды на приход на украинский газовый рынок неких американцев, но они оказались уже полным миражом. В итоге, рыночная цена активов «Укртрансгаза» упала вновь, и на этот раз уже достаточно сильно.

В социальных сетях на резкое, в десять раз, падение стоимости "Укртрансгаза" отреагировали, объясняя это стремление новой власти продать ГТС кому-то из "своих", например, Коломойскому, который теперь, после покупки за бесценок газотранспортного трубопровода, будет ежегодно класть 3 млрд долларов (за транзит российского газа) в свой карман.

Но это предположение, хотя и не лишено остроумия, на самом деле ложное. Оценка "Укртрансгаза" производится в связи с необходимостью выделения газотранспортной системы из Нафтогаза, разделения, так сказать, системы на добычу, транспортировку и передачу потребителям, что предусматривает так называемый Третий энергетические пакет ЕС, на который подписалась Укрваина (вообще-то он действует только на членов ЕС, но Украина тут ради получения "европейского зонтика" от России, пошла дальше своего всего лишь ассоциативного кандидатского членства). Это же решение о разделе производства и транспортировки газа предусматривает и невозможность продажи ГТС кому-либо еще, она останется в полном ведении государства.

Конечно, в Украине вполне возможно все. И при очередной смене власти, вполне может быть отменена норма об исключительно государственном владении ГТС.

Так что же на самом деле тогда произошло с оценкой "Укртрансгаза"?

Но в том-то и дело, что сама ГТС через несколько лет никому не будет нужна — ни за 30 млрд долларов, ни за 120 миллионов. Потому что главная ценность ГТС Украины не в ее трубах и компрессорных станциях, а в том, что она производит — транзите российского газа в Европу. При выполнении транзитных функций, эта система приносит от 2 до 3 млрд долларов чистых живых денег в год. При отсутствии транзита — это чистый убыток, поскольку придется тратить средства на ее содержание и охрану. Поэтому десятикратное падение цены объясняется, скорее всего, именно тем обстоятельством, что в первом случае, стоимость трубы оценивали с ее перспективами по транзиту, а во втором — в виде металлолома.

Второе обстоятельство, которое могло повлиять на установление цены, в том, что в 2018 году в цену закладывался интерес государства, собирающегося получить с иностранных инвесторов суммы, исчисляемые многими нулями. А в нынешних условиях, ту же самую трубу государство Украина продает не иностранным инвесторам, а как бы себе самому.

Ну, и зачем же здесь "задирать цену"?

Автор: Владислав Мальцев

Источник: Украина.ру

Социальные комментарии Cackle