Русская Весна. Как все начиналось.

07.03.2017 23:03

Вернуться назад Комментировать

Русская Весна в Одессе зарождалась тревожной осенью 2013 года. Для думающих одесситов первые ласточки грядущих политических потрясений замелькали уже в летних заявлениях руководства Украины о намерении подписать евроассоциацию, как о вопросе однозначно решенном. Обозначенный политико-экономический вектор выбранный правительством, по сути означал окончательный цивилизационный развод с Россией. То, что этот выбор сделал президент Янукович, получивший свой пост исключительно из рук пророссийской части населения, выглядело особенно омерзительно и как бы подчеркивало всю трагичность складывающейся ситуации. Выходило, что прорусское население Украины теряло свое представительство в государстве в силу предательства ключевого доверенного лица. А кто не имеет своих представителей, уполномоченных и лоббистов в госаппарате и политической тусовке? Люмпены и маргиналы, т.е., самые бесправные слои общества. Русские на Украине стремительно скатывались к категории граждан второго сорта.

Не могло не усилить у одесситов чувство беспокойства за свой обрушивающийся гражданский  статус и труднообъяснимый с точки зрения здравого смысла демонстративный и брутальный арест одесского депутата в Верховной Раде Игоря Маркова (22 октября 2013). Он всего лишь позволил себе публично озвучить отрицательное мнение бОльшей части одесситов о подготовленной правительством Азарова пресловутой евроассоциации. Этот арест выглядел иллюстрацией того, как будут в дальнейшем обращаться с нежелающими вливаться в общую колонну евроориентированных сограждан.

На фоне этих беспокойных настроений прошел первый массовый  сбор русских одесситов на Марш Единства 4 ноября, организованный в том числе и малочисленным, но хорошо известным в городе общественным движением Дозор. В марше принимали участие и Союз Православных граждан и, в частном порядке, члены КПУ. Марш тогда прошел от памятника Воронцову через Дерибасовскую к памятнику Екатерине, не встретив ни малейшего противодействия со стороны проукраинских или проевропейских сил. Хотя, и те, и другие в городе, ясное дело, присутствовали.

Марш, собравший до двух тысяч горожан без малейшего участия власти, триумфально прокатившийся по самому сердцу Одессы, вдохнул уверенность его участников в собственные социальные силы. В способность утверждать свое политическое кредо за счет личных усилий.

Затем возникла пауза в гражданском движении русской Одессы ввиду отсутствия явных лидеров общественного мнения с четко обозначенной идеологической позицией и способностью брать на себя гражданскую ответственность.

21 ноября украинствующие в Киеве начали свой Майдан, как публичную часть технологии перехвата власти у законного президента страны. С этого момента русская Одесса начала уверенно проигрывать украинствующим согражданам. На стороне противника находился организационный ресурс, кропотливо создававшийся десятилетиями в виде легальных партий и движений проукраинского и проевропейского толка, а также в виде нелегальных структур военного типа, развивавшихся длительное время под опекой СБУ.

Также на стороне противника были медийный и политический ресурсы: первый в виде тотального засилья проукраинского и прозападного дискурса в информационном пространстве, второй в виде откровенной поддержки со стороны госструктур всех государств Запада.

На стороне русской Одессы было небольшое число ее умилительно наивных и трогательно инфантильных жителей, вся сила которых состояла в твердой уверенности в собственной правоте.

Я помню это время нетерпеливого ожидания нового гражданского толчка, общественного события, которое вновь соберет народ для демонстрации своей силы в противовес оккупировавшим Киев украинствующим. Однако, прошел декабрь, завьюжил по одесским неметеным мостовым январь и морозное  18 января 2014 (когда до сотни человек собралось возле памятника Б.Хмельницкому) резануло первым разочарованием. В Киеве вовсю бесновался наркошно-восторженный Майдан, уже вкусивший первые сладкие плоды правовой и моральной безнаказанности, центральная власть ежесекундно демонстрировала непонятную мягкотелость, а Одесса даже не искрила, она просто равнодушно посапывала покрасневшим  от зимних простуд носом  и сонно бормотала тем нескольким десяткам возмутителей спокойствия, что время от времени пытались собраться в количестве более трех: не кипишите, как-нибудь все итак рассосется.

Движение началось, когда местные власти вслед за русскими одесситами, наконец, тоже почуяли неладное: через интернет начали организовываться сборы граждан для предостережения слишком бОрзым сторонникам Майдана, которые воодушевившись  неуклонным наступлением киевских майданщиков на позиции власти, громогласно заявили о себе и в Одессе, обещая перейти от мирных митингов на Приморском Бульваре к активным действиям по свержению городского и областного руководства.

Партия регионов в этот короткий период с конца января и по 20-е числа февраля вышла из политического ступора и сумела провести ряд антимайданных мероприятий – от организации круглосуточного дежурства горожан под зданием одесской ОГА до отправки групп одесситов в Киев для поддержки центральной власти.

И, все равно, этот период характеризуется отсутствием малейшей осмысленности в действиях как ПР, так и местных чиновников. С одной стороны людей собирали и выдерживали часами и сутками на кусачем морозе, как живой щит от возможной атаки украинствующих, с другой, не предпринимали ни малейших попыток прижать к ногтю свидомых в Одессе, открыто выражавших поддержку безобразящим в Киеве единомышленникам, равно и решительные намерения идти по беспределу в нашем городе.

Одной из робких мер внести осмысленность в заботу о собственном политическом выживании было создание 13 февраля Народной Дружины. По статусу дружинники должны были сопровождать милицейские патрули для оказания гражданской поддержки в конфликтных ситуациях. Дружинникам обещали и элементы защитной экипировки и удостоверение. Взамен МВД получало полные личные данные дружинника. Таким образом, первые две сотни активных антимайдановцев попали в досье СБУ. В дальнейшем еще тысячи одесситов через различные списки, подписные листы были поставлены на учет, как активные враги новой пронацистской власти.

Надо ли говорить о том, что ничего из обещанного дружинники не получили, так и оставшись частными лицами, собравшимися в незаконную общественную организацию.

Хотя с патрулями ходили и ночами не спали. Впрочем, недолго:  после 3 марта кампанию милицейским стали составлять уже правосеки.

Переворот в Киеве произошел 22 февраля, когда президент Янукович, как нам сообщают «под угрозой смерти» был вывезен в Севастополь и оттуда переправлен в Российскую Федерацию.

23 февраля в Одессе прошел грандиозный марш, организованный исключительно усилиями гражданского общества, a именно, его прорусского сегмента.

Это был день рождения короткой, как и положено для нашей географической широты, и такой же яркой и бурной незабываемой Русской Весны.

Как же всех поразил в тот день выплеснувшийся будто из ниоткуда бесконечный поток сплоченных общими тревогами и надеждами людей, жителей нашего города. Народная Дружина вместе с рядом других общественных движений: и того же Дозора, и федоровского НОДа, и Православных, и коммунистов, и активистов будущей Одесской Дружины, и «родинцами» Игоря Маркова - всем вместе им удалось организовать шествие от Соборной площади к памятнику Неизвестному Матросу тысяч и тысяч одесситов. Это был самый массовый сбор за почти сотню лет, осуществленный без участия власти. Приняло участие в марше не менее 20 000 человек.

Я шел тогда в колонне, силясь углядеть ее голову и хвост, но, если намеренно не перемещался вперед или назад, увидеть передние ряды или замыкающие не представлялось возможным. Зато я видел лица прохожих: кто –то с каменным лицом пропускал мимо себя бесконечные шеренги марширующих под привычными красными флагами и еще редкими вкраплениями русских соцветий–триколоров - старого имперского и нового, современного. Иные молча морщились от оглушающего речитатива «Фа-шизм- не- прой-дет», «Одесса город-герой». А кто-то радостно улыбался текущей мимо человеческой реке, над которой реял вожделенный триколор и разносился раскатистый призыв «Ро-си-я, Ро-си-я». Многие спешили войти в это людское море и слиться со своими соплеменниками и единомышленниками  в общем порыве одним рывком достичь, наконец, долгожданных родных государственных берегов, от которых насильно были оторвали миллионы людей в далеком уже 91-м проклятом году. 

На митинге состоявшемся у памятника Неизвестному Матросу было решено организовать постоянное присутствие Русской Одессы в медийном и общественном полях города. Так и появился на свет палаточный городок на Куликовом Поле. Первые палатки были раскинуты уже 25 февраля.

Политическая Русская Весна пришла в Одессу в самом конце календарной зимы переломного и страшного 2014 года. В этот год многие вспомнили, что они русские, другие вспомнили, что они коммунисты, были те, кто вспомнил, что он мужчина, защитник слабых и униженных, охранитель памяти предков своих и пределов родной земли.

Русская Весна, как и положено Весне, пробудила к жизни дремавшие природные силы.

Потом еще будут и Огненное Лето, и Осень Разочарований, и сковавшая волю, казалось, несгибаемых бойцов Минская Зима.

Но, все это будет потом… А пока одесситы готовы к борьбе за свой исторический выбор и полны надежд, что враг будет разбит и победа будет за ними.

Автор Михаил Долгов

Социальные комментарии Cackle