Взгляд с Руины: фельетон о Киеве, языке и дядьках

06.03.2017 00:41

Вернуться назад Комментировать

Известная всем поговорка «язык до Киева доведёт» в наше время приобрела весьма неоднозначный смысл. Это когда-то наивные люди полагали, что при помощи языка, как средства общения, можно достичь взаимопонимания. Увы, в наше время как раз язык-то и стал как раз яблоком раздора.

Провластные СМИ продолжают дуть в замшелую трембиту пропаганды: дескать, проблема русского языка на Украине надумана и служит орудием разобщения страны. На самом же деле «никто вас не ущемляет», говорить и писать не мешает. А то, что оный язык является родным для минимум половины граждан страны, так это печальные последствия «ганебной» советской «русификации», которые мы и преодолеваем. Причём, что характерно, методами, которые чем дальше, тем больше отходят и от пресловутых «европейских стандартов», и просто от элементарного здравого смысла. Не говоря уж о правах человека…

А в Киеве сидят в удобных креслах дядьки, сделавшие из национал–патриотизма престижный (в их кругах!) и весьма выгодный «отхожий промысел». Заметим, что характерно: раньше кормились они, мягко говоря, совсем из иных рук. В советское время, которое они так упоенно клянут сейчас, были сии «мытци» любимцами киевских властей. Привечали их и московские. И клеймили они упоённо «треклятых бандеровцев» с петлюровцами нещадно, получая за свои опусы престижные премии, звания и гонорары за книги, выходившие огромными тиражами. На украинском языке! Заодно и ваяли проникновенные оды в стихах и прозе партии, Ленину и советской системе, напоминавшие порой стишата лакеев, писанные в честь именин барина и его управляющих. Само собой, не гнушались и доносами на тех, кто не укладывался в их холопскую «систему ценностей»!. К примеру, трое ведущих тогдашних мастеров украинского пера, накатали пространный донос на имя шефа КГБ Юрия Андропова, в котором требовали немедля покарать гнусных украинских националистов и диссидентов Вячеслава Черновола, братьев Горыней, поэта Василя Стуса, и их «пособников» — писателя Виктора Некрасова, математика Леонида Плюща, и прочих «наймитов капитала». Одни из них попали на долгие годы в лагеря, а Стус из них и не вышел, скончавшись уже в горбачёвские времена. Другие, как Некрасов, были изгнаны из страны. Имена доносчиков вам известны: Иван Драч, Дмытро Павлычко, Владимир Яворивский… В недалёком будущем — основатели «Руха» и прочих «национал–демократических» партий, рьяные гонители русского языка и идеологи искоренения «проклятого советского наследия». 

feleton_o_kieve_yazike_i_dyadkah_3608

Яростные адепты украинского национализма в самом его лютом, зоологическом варианте, где любовь к своему народу, языку и культуре стоит на последнем месте, на первом же — ненависть к русскому языку и тому, что ещё недавно было объектом их неуёмного славословия… Вот об одном из них и расскажу я вам весьма поучительную историю, ибо герой её имеет к Одессе некоторое отношение.

Гашек бы посмеялся…

Угодил я несколько лет тому назад в больницу. Диагноз был весьма серьёзным, лечиться предстояло долго. А в одной палате со мной лежал интереснейший человек, с которым, несмотря на изрядную разницу в возрасте, я подружился. Общая беда людей нормальных и незлых ведь сближает… Ещё ребенком, в послевоенные годы, потерял он правую руку, шаля с найденной гранатой. Однако, будучи человеком волевым, сумел получить высшее образование и много лет преподавал русский язык иностранцам, работая и за кордоном, и в Одессе. А когда это перестало кормить семью, несколько лет «отпахал»… водителем–дальнобойщиком — гонял фуры за границу, став потом совладельцем фирмы. Он–то и поведал мне сию достоверную, хотя и похожую на один из рассказов незабвенного Швейка, житейскую байку. Случилось это в конце 50-х годов прошлого века. Учился тогда мой коллега по несчастью в нашем университете, на филфаке. Жил в общаге вместе с несколькими товарищами. Время было хрущёвское, не очень сытое, — вечные новшества неуемного «кукурузника» привели к изрядному дефициту продовольствия, когда в магазинах порой было хоть шаром покати, а за хлебом стояли долгие очереди. Да и мальчишки жили на не слишком щедрые стипендии, делясь друг с другом последним… И вместе с ними обитал некий сынок колхозного счетовода из сельской глубинки. Зажиточный папаша регулярно снабжал потомка всяческими вкусностями типа копчёного сала да домашней ветчины, которые сей бережливый юноша поглощал, что называется, «под одеялом»… Полуголодные соседи терпели это долго. Пока у скупердяя часть провизии не испортилась, и…он не решил проявить «щедрость», предложив им полакомиться. Дескать, налетай, хлопцы! Закончилось это тем, что ребята мало того, что устроили жлобу «тёмную», изрядно помяв ему бока, так еще и опустошили его заветный чемоданчик с припасами, угостив всю общагу тем, что можно было есть без опаски. Жадина предпочёл не позориться окончательно и быстренько переселился на частную квартиру — папашины доходы это позволяли. А звали его Володя Яворивский!

feleton_o_kieve_yazike_i_dyadkah_8971

Закончив в 1964 году ОГУ имени Мечникова, некоторое время работал он корреспондентом Одесского радио, а после сделал бурную карьеру как публицист и прозаик. За написанную в 1981 году книгу «Вечные Кортелисы», повествовавшую об уничтожении гитлеровцами и «полицаями–бандеровцами» полесского села с его жителями, получил он Госпремию УССР имени Шевченко. Получил лично из рук Владимира Шербицкого. И на ниве борьбы с бандеровцами да националистами снискал казённое признание и множество благ да привилегий, заодно активно «стуча» на инакомыслящих и просто талантливых. И именно его вспоминал Василь Стус в лагерях как олицетворение бездарности нынешней официальной украинской литературы. А после, резко «перекрасившись», стал одним из адептов борьбы с русским языком и «проклятым советским наследием». Будучи же главой Национального союза писателей Украины, прославился как неуёмный «прихватизатор», форменным образом умудрившись распродать и присвоить преизрядное «совковое наследие» в виде роскошных особняков, санаториев и земельных угодий на курортах, принадлежавших оному Союзу угнетенных украинских «мытцив». Очевидно, это и было смыслом и целью его борьбы с советским прошлым…Говорите, с русификацией и «совком» они сражаются? Бросьте! Для этих деятелей главное не язык и не идеология. Главное — сожрать как можно больше, пока из горла не полезет А если чем–то и поделиться, так только протухшим. Протухшим, как их хамелеоньи души. Только на саване кармана нет, как говорят у нас в Одессе, да и национальная идея в духе «что не съем, то понадкусываю», к числу вдохновляющих народ не относится. И долго не живёт.

Игорь Плисюк

Источник: Таймер

Социальные комментарии Cackle