Принимаем огонь на себя!

17.06.2015 11:52

Вернуться назад Комментировать

1

Евгения Куликова

На правах рукописи (с)

ПРИНИМАЕМ ОГОНЬ НА СЕБЯ!

ОДЕССА 2 МАЯ 2014 ГОДА.

ДВАДЦАТЬ ОДНА ИСТОРИЯ ОДНОЙ ТРАГЕДИИ.

ПРЕДИСЛОВИЕ ОТ РЕДАКТОРА

Когда-нибудь, я уверен в этом, появится в исторической науке новая профессия — сетевой археолог. Они будут перелопачивать сотни гигабайт словесной руды, чтобы докопаться до истины.

Перед вами книга, которую не придется откапывать.

Это первое документальное исследование, посвященное Одесской Хатыни — событиям 2 мая 2014 года. В течение года, практически сразу после майских событий, велась работа. Работа в условиях, когда каждому выжившему 2 мая грозил и грозит арест, в лучшем случае. Поэтому здесь собраны воспоминания 21 участника тех событий. Далеко не все соглашались рассказывать. Их можно понять.

Слишком живы воспоминания.

Участники столкновений с обоих сторон ходят по одним и тем же улицам Одессы, по тем же самым местам, смотрят друг другу в глаза.

Слишком велика опасность репрессий.

Репрессий, направленных против тех, кто пострадал.

Именно поэтому в книге нет фамилий тех, кто давал интервью. Как нет и фамилий тех, кто собирал интервью. «Евгения Куликова» — это псевдоним. Я не знаю — кто это. Я знаю то, что если этот человек озвучит сегодня свое настоящее имя — то ему сегодня не жить ни в Одессе, ни в Украине. Поэтому настоящее имя автора этой книги мы узнаем лишь после войны. Войны, начавшейся 2 мая.

Возможно, эта книга выходит слишком рано. Еще не собрана вся информация по событиям Одесской Хатыни. Пока еще невозможно дать полную картину произошедшего. Нет возможности опросить активных участников и организаторов с противоположной стороны — народного депутата Верховной Рады Алексея Гончаренко, секретаря Совета Национальной Безопасности и Обороны Украины Андрея Парубия, депутата областного совета Андрея Юсова. Да что там говорить — рядовые сторонники «Евромайдана» отказываются давать интервью.

Поэтому здесь воспоминания только куликовцев — сторонников пророссийского вектора развития Украины.
Именно их убивали 2 мая, но убили не всех.

Они выжили тогда и они говорят.

Говорят для вас.

Чтобы ты, читатель, понимал — чем заканчиваются призывы вроде «Deutschland über alles» или «Україна понад усе».

Идите, читайте и помните.

Лауреат премии имени А.П. Чехова, «Серебряное перо Руси — 2014″ — писатель Алексей Ивакин.


ОТ АВТОРА

Это документальное повествование о трагических майских событиях я, Евгения (инженер), буду вести от первого лица, поскольку волей судьбы сама стала их участницей.

Для достоверности я привожу свидетельства людей (20 человек), которые были в Центре города (вокруг Греческой площади) и на Куликовом поле в Доме профсоюзов именно так, как они рассказали об этом.

При восстановлении хронологии событий мною использовались как письменные свидетельства участников этой ужасающей по своей дикости и жестокости трагедии, так и воспоминания спасшихся и выживших «куликовцев».

Из соображений безопасности имена изменены:

1 – Ника, младший специалист

2 – Артем, строитель

3 – Лена, преподаватель

4 – Надя, работник образовательной сферы

5 – Яна, филолог

6 – Стас, компьютерщик

7 – Марина, медик

8 – Света, аспирант

9 – Лариса, работник общепита

10 – Николь, инженер

11 – Мальва, дизайнер — оформитель

12 – Алиса, программист

13 – Руслана, преподаватель

14 – Вова, разнорабочий

15 – Инна, экономист

16 – Андрей, служащий

17 – Лина, старшеклассница

18 – Леонид, слесарь

19 – Игорь, из руководящего состава парторганизации

20 – Тихон, пенсионер

В рассказе о произошедших событиях упоминаются еще двое людей, с которыми я была знакома лично, с которыми я общалась и которые трагически погибли – это:

Виктор Гунн (Степанов), поэт

Вячеслав Маркин, депутат Одесского областного совета.


ОДЕССЫ ОБЩЕЙ БОЛЬШЕ НЕТ.

Одессы общей больше нет.
Теперь у каждого – своя.
В одной горит вечерний свет,
И в ней живут мои друзья.

От потрясений в стороне
И нервы берегут и силы.
Что ж, дай вам Бог! А я… а мне…
Не с теми, кажется, дружила.

В иной Одессе, где скорбят,
Звучит сочувственное слово.
Есть несколько моих ребят,
Но, все ж, их нет на Куликовом.

В чумной Одессе намешалось
Убийц, подонков, сволочей.
Спасибо – там не оказалось
Моих умеренных друзей.

Мою Одессу бьют под дых,
Ей прочат времена лихие.
В ней тоже нет друзей моих,
Но здесь живут мои родные.

Родство по крови, верь — не верь,
Но есть единство душ и судеб.
Родство по совести теперь
В моей Одессе крепнуть будет.

Под градом не пустых угроз,
Циничных оскорблений грубых,
Она все меньше тратит слез,
Все крепче стискивает зубы!

Огнем, мечом вы, господа,
В свою не обратите веру
Мою Одессу. НИКОГДА
Ей не нести портрет Бандеры!

И сколько вам не дай гиляк,
Не истребим МОЙ город детства,
Где в маленьком кафе как флаг,
Висит плакат: «с Донбассом сердце!»

С. КАРАБАНОВА


ОДЕССКИЙ ПОЭТ ВАДИМ НЕГАТУРОВ О КУЛИКОВОМ ПОЛЕ

В Одессе есть площадь — «Куликово Поле» (одна из центральных площадей)… Здесь стоят безсрочные* палатки «Антимайдана».

Сегодня в Одессе эта площадь стала символом сопротивления «галицийскому» нацизму и узурпации власти в Киеве кучкой прозападных «майдаунов» [так насмешливо у нас называют сторонников «майдана» — в квадратных скобках здесь и далее примечания автора].

Но главное — площадь «Куликово Поле» стала знаменем борьбы одесситов за соборное единение народов Руси — украинцев, белорусов, россиян…

Борьба одесситов с нацистами и узурпаторами сегодня так и называется — Движение «Куликово Поле».

Смею заметить, что направленность этой борьбы выходит за рамки географического понятия «Одесса». Одесса, как и Куликово Поле, — это давно уже особые категории Русского Мира.

Нижеприведенный марш является попыткой художественно выразить сущность Движения «Куликово Поле».

* Автор [этих срок] знает, что по нормам современного Русского Языка данное слово следует писать не через З, а через С, но сознательно использует в подобных словах и в соответствующих стихотворениях орфографию, в которой приставка БЕЗ не имела формы БЕС. Автор, даже невольно, не желает славить беса («бессрочный» = «бесовская срочность»).

Вадим Витальевич Негатуров доказал любовь к Отечеству своей жизнью и мученической смертью.

Вечная память Русскому Поэту!


МАРШ КУЛИКОВА ПОЛЯ

I

Зубы сжав от обид, изнывая от ран,
Русь полки собирала молитвой…
Кто хозяин Руси — Славянин или Хан? —
— пусть решит Куликовская Битва.

И сразив Челубея, упал Пересвет,
но взметнулись знамёна Христовы!
Русь Святая! Прологом имперских побед
стало Поле твоё Куликово!

Припев:
Русичи, вперёд! Русичи, вперёд!
Сокрушим орду поганой нечисти!
Снова Русь в опасности! Сегодня — наш черёд
доказать любовь свою к Отечеству!
…Делом доказать любовь к Отечеству!
…Кровью доказать любовь к Отечеству!
…Жизнью доказать любовь к Отечеству!

II
Русь Святая! Шагая сквозь пламень веков,
не искала ты в пламени броды,
сил своих не щадя, побеждала врагов
и спасала другие народы.

Светом Правды, что дарит нам Бог в небеси,
возрождалась славянская сила,
укреплялись в единстве три части Руси —
— Беларусь, Украина, Россия…

Припев:
Русичи, вперёд! Русичи, вперёд!
Сокрушим орду поганой нечисти!
Снова Русь в опасности! Сегодня — наш черёд
доказать любовь свою к Отечеству!
…Делом доказать любовь к Отечеству!
…Кровью доказать любовь к Отечеству!
…Жизнью доказать любовь к Отечеству!

III
С небоскрёбов заморских, от схроновых нор
ядом стелется мрак сатанинский,
чтобы Русь отравить, чтоб посеять раздор
меж Славян в их соборном единстве.

Но врага, будь он даже хоть дьявола злей,
на Руси ждут с терпеньем суровым
Сталинград, и Полтава, и доблесть Полей
Бородинского и Куликова!

Припев:
Русичи, вперёд! Русичи, вперёд!
Сокрушим орду поганой нечисти!
Предки отстояли Русь! А нынче — наш черёд
доказать любовь свою к Отечеству!
…Делом доказать любовь к Отечеству!
…Кровью доказать любовь к Отечеству!
…Жизнью доказать любовь к Отечеству!


ВВЕДЕНИЕ

Очень точно расставил точки над «и» в своей статье «Опять на поле Куликовом…» от 04.07.2014 года Олесь Бузина — коренной киевлянин, придерживающийся взгляда о триединстве русского народа — «малороссов (украинцев), белорусов и великороссов (русских)» — и поэтому называл себя и украинцем, и русским. Он поддерживал федерализацию Украины, её независимость и двуязычие украинской культуры, широкое развитие украинского и русского языков. По его мнению, «свидомые [сознательные] украинцы озабочены не столько созданием украинской культуры, сколько уничтожением русской». Украинский писатель (писал также и стихи, работал над новой книгой – «Украина не Галиция»), журналист и телеведущий, за свои антифашистские взгляды и резкую критику пронацистского правительства в Киеве был убит (застрелен в упор пятью выстрелами, один из которых – в голову) в Киеве у своего подъезда 16.04.2015 года. Светлая ему память!

«Поэт – смертельно опасное занятие», — утверждал Олесь Бузина. Что-то вроде утонченной разновидности самоубийства. Открытого, как у Есенина и Маяковского. Или тайного, замаскированного под дуэль по-лермонтовски, по-пушкински. Это незыблемый литературный закон. Такой же, как то, что в ямбе ударение падает на второй слог. Не живут долго поэты. Ни наши небесные Гумилевы и Высоцкие, ни французские «проклятые» Верлены – короли поэтических подворотен.

Эта старая, известная еще со времен учебы на филфаке, истина вспомнилась мне на днях, когда в Москве учредили новую литературную премию. Имени нашего земляка – одессита Вадима Негатурова, сгоревшего 2 мая в Доме профсоюзов. Имени ПОЭТА!

Премия называется «Куликово поле». По имени площади в Одессе, где погиб Вадим Негатуров. Место мне очень знакомое. Я два года с гаком прожил в Одессе – служил в армии и учился на первом курсе в университете. Топал на осеннем параде 7 ноября 1988 года по этому самому Куликову полю. Проезжал мимо на трамвае в прошлом году во время последнего приезда в «жемчужину у моря». И даже представить не мог, какая трагедия разгорится тут в прямом смысле нынешней весной. На еще недавно мало кому известном, кроме одесситов, одесском Куликовом поле…

Вам не кажется символичным, что эта площадь носит ТО ЖЕ название, что и поле той битвы, с которой начиналась слава наших предков – и Дмитрия Донского из Москвы, и воеводы Дмитрия Боброка? С Волыни явился на берег Дона Боброк биться за Русь с Мамаем. И не было тогда никакого разделения на «бандерлогов»*, и «колорадов»**. А были просто РУССКИЕ ЛЮДИ… Именно на Куликовом поле почувствовавшими окончательно, что все они русские.

Ради этого погиб 2 мая Вадим Негатуров. Просто пришел напомнить, что он тоже русский. Выступить за предоставление русскому языку государственного статуса в Украине. Присоединиться к митингу за федерализацию. Никого не бил. Не держал в руках оружия. Не стрелял ни в кого. И его убили. За что? Разве в «европейской» Украине нельзя требовать соблюдения простых человеческих прав? Таких же, как в Бельгии, где два государственных языка. Или, как в Швейцарии, где их ЧЕТЫРЕ. Таких же прав, как в федеральной Германии, где даже Гамбург до сих пор официально ВОЛЬНЫЙ ГОРОД.

[*«бандерлоги» — один из вариантов названия антифашистами «бандеровцев»; «бандеровцами» изначально называли членов и последователей организации украинских националистов (ОУН), которую возглавлял Степан Бандера с 1940 по 1959 год; в современном обществе термином «бандеровцы» чаще всего называют украинских националистов, для которых характерны крайне правые, радикально-националистические и фашистские взгляды и поступки, также характерным является идеализация и героизация образа С. Бандеры, Р. Шухевича, дивизии СС «Галичина», «Нахтигаль» («группа Север»), «Роланд» («группа Юг») и всего украинского антисоветского подполья в годы Великой Отечественной войны)

**«колорадами» называют антифашистов радикально настроенные украинские националисты, поскольку символом борьбы против украинских национал-фашистов является Георгиевская ленточка, состоящая из двух чередующихся цветов черного и оранжевого, которая в свою очередь является символом победы Советского народа над нацистско-фашистскими захватчиками в Великой Отечественной войне].

Почему московская либеральствующая интеллигенция, так увлеченная очередной украинской «революцией», не хочет признать, что в Москве сторонников Болотной полиция бережно разводила под руки (это при «тираническом» режиме Путина!), а в Украине, в Одессе, уже при победившей майданной «демократии» людей просто сжигали, как сожгли этого замечательного поэта, написавшего:

Жаба зависти – тварь, в чьих глазах водянистых –
Сплетен грязь да интрига болотная…
Даже смертью того, кто был ей ненавистен,
Не насытится это животное…

Поэзия русская вечна. Только страшно быть поэтом. Особенно русским. Особенно – в Украине. Ведь у нас поэтов на Поле Куликовом обжигают [увы, еще и расстреливают писателей, как случилось с Олесем Бузиной, автором статьи]. Это такая высшая степень премии. За которую денег не дают. Одну только посмертную славу»…


А вот немного истории самой площади Куликово поле.

Куликово поле – самая большая площадь Одессы, которая расположена возле железнодорожного вокзала.

Это дореволюционное название площади.

Во время Январского восстания (13 (26)*** января – 18 (31) января 1918 года) в Одессе шли трёхдневные бои (15 — 17 января, по юлианскому календарю). После их окончания на Куликовом поле была вырыта братская могила, в которой похоронили 119 погибших революционеров. После восстания была провозглашена Одесская Советская Республика.

В народе площадь стала именоваться площадью Революции.

[*** При употреблении дат до 1 февраля 1918 года, когда Советская Россия перешла с юлианского на григорианский календарь, в скобочках указывается число на современный лад, т.е. по григорианскому календарю, перед скобочками пишется число месяца, соответствующее дате события того времени].

В 1932 году на площади был установлен памятник «Борцам Революции», который восстановили после разрушения его оккупационными войсками румын во время Великой Отечественной войны.

Памятник стоит и поныне с надписью: «Борцам, погибшим за власть Советов в Одессе. От трудящихся Одессы».

Также на площади Куликово поле после освобождения города от немецко-румынских захватчиков были захоронены участники обороны и освобождения Одессы. Позже захоронения были перенесены на Аллею Славы.

В конце 1940-х — 1950-х годов была сделана планировка Куликова Поля, превратившая его в квадрат площадью 10,5 га, который окружили цветниками и зелёными газонами. Были высажены голубые ели, а также платаны, липы, пирамидальные дубы.

В 1958 году было построено монументальное пятиэтажное здание обкома Компартии, позже — Дом профсоюзов.

В 1967 году установлен памятник Ленину, с этого же года и до 1991 официально называлась площадь имени Октябрьской революции. После распада Советского союза площади вернулось старое название – Куликово поле, а в 2009 году ночью, чтобы не помешали горожане, властями города был демонтирован памятник Ленину, но, к счастью, перенесен в парк Ленинского комсомола (ждем его возвращения!).

На площади проводились парады, а в последнее время и митинги.

И, наконец, в конце февраля 2014 года здесь был установлен протестный антифашистский палаточный городок.

Антифашистское движение (иначе говоря, движение «Куликово поле») в городе-Герое Одессе началось осенью 2013 года. Тогда его основателем был молодой 29-летний парень, аспирант-историк Антон Давидченко (лидер всеукраинского объединения «Молодежное единство» и общественной организации «Народная альтернатива»). Могу сказать, что его активная позиция и общественная деятельность проявились еще задолго до появления киевского «евромайдана». Вместе с Антоном Давидченко одним из активных организаторов антифашистского движения являлся и Ростислав Барда (лидер общественной организации «Сопротивление», коммунист). К ним присоединились и другие, например, депутат от партии «Родина» Олег Музыка, депутат областного совета Вячеслав Маркин, депутат городского совета коммунист Василий Полищук, депутат областного совета Алексей Албу из партии «Боротьба» и другие представители левой партии «Боротьба» и партии «Родина».

Антон Давидченко создал и возглавил молодежную общественную организацию «Колокол». Затем на ее основе было создано всеукраинское объединение «Молодежное единство», а позже, уже осенью 2013 года, была создана еще и общественная организация «Народная альтернатива». Из этого становится очевидным, что Антон Давидченко уже давно занимал активную общественную позицию и не просто на словах. Он активно участвовал в общественной жизни города, организовывая разнообразные акции, протесты и т.п.

Вот что пишет о нем одна из участниц трагических событий 2 мая — Надежда: «Антона Давидченко я знала с 2006 года, когда занимались борьбой с застройкой склонов [зеленый оазис на прибрежных склонах; среди этой зелени расположена пешеходная/велосипедная «трасса здоровья», где любят прогуливаться одесситы, где, дыша свежим морским воздухом, катаются на велосипедах и роликах горожане].

Где-то в то же время, в 2006 году, я дважды посещала мероприятия другой общественной организации — «Славянского единства», ребята из которой составили «Одесскую дружину» — запомнила их борьбу с пьянством, вообще за здоровый образ жизни, знание русской истории и культуры. Обе эти группы молодых людей мне понравились, простое их наличие вселяло надежду.

Поэтому я с радостью участвовала в мероприятиях «Молодежного единства», сначала малочисленных (2013 году), смотрела Давидченко по одесскому телеканалу «Академия», где выступал и мой брат Александр – кандидат экономических наук» (4).

27 января 2014 года Антон Давидченко объявил о создании в Одессе отрядов народной самообороны — народных дружин, которые, по его замыслу, могли бы противостоять набирающим силу праворадикальным группировкам, охранять порядок в городе и не допустить захвата облгосадминистрации.

30 января лидеры общественных организаций «Молодежное единство» и «Сопротивление» Антон Давидченко и Ростислав Барда, а также депутат от партии «Родина» Олег Музыка выступили с инициативой по запрету в Одесской области партии «Свобода» (пронацистская партия) и ряда праворадикальных организаций с национал-фашистским уклоном: «Правый сектор», «Тризуб имени Степана Бандеры», «Братство», «Патриот Украины» и им подобных, поскольку их деятельность была прямо направлена на «внесение раздора в обществе и провокацию гражданской войны».

Продолжает свой рассказ Надя: «8 февраля прошел один из первых больших маршей-митингов против фашизма, организованных Антоном – «Марш за Одессу».

[Из статьи интернет-издания «Таймер» от 08.02.2014: «8 февраля несколько тысяч горожан под красными флагами и флагами Одессы прошли маршем от площади 10 Апреля к зданию Одесской облгосадминистрации. Организатором акции стала общественная организация «Молодёжное единство». Участники марша призывали не допустить разворачивания гражданской войны и высказывали готовность защищать Одессу от распространения праворадикальных идеологий и экстремизма. Участники марша скандировали: «Одесса — город-герой!», «Одесса — мирный город!», «Одесса, смелее, гони Бандеру в шею!», «Одессу не сдадим!» и «Фашизм не пройдёт!». Эти речевки звучали у нас уже на каждом митинге и марше»]

С 23 февраля 2014 года я ежедневно, каждый вечер (кроме субботы 05.04.2014) посещала мероприятия ребят с Куликова поля.

А в выходные дни приходила вместе с братом – Александра узнавали участники мероприятий по передачам на местном телеканале «Академия», он вел агитационную и разъяснительную работу» (4).

Из статьи «Таймера» от 23.02.2014: «23 февраля, в День Советской Армии, несколько тысяч противников «евромайдана» прошли маршем от Соборной площади к памятнику Неизвестному матросу на Аллее Славы. Среди участников — представители организаций «Молодёжное единство», «Дозор», «Гражданская совесть» и «Народная альтернатива», обычные граждане. Люди скандировали: «Одесса и Москва — единая семья», «Фашизм не пройдёт»

Из статьи интернет-издания «Информационный центр» от 11.06.2014 «Как развивалось одесское «Куликово поле»: «23 февраля, в День защитника Отчизны, движением «Молодежное единство» был проведен самый масштабный марш и митинг в городе за все время независимости. В нем приняли участие более 12 тысяч человек, которые проследовали от Соборной площади до Аллеи Славы. В ходе митинга к горожанам пришло известие об отмене Верховной Радой «Закона о региональных языках», что было воспринято бурей негодования и криками «Долой Раду».

Антон Давидченко заявил, что одесситы должны собираться на Куликовом поле каждый день в 18:00, так как, только «собравшись вместе, мы сможем отстоять свою страну и свой город».

Из статьи «Таймера» от 25.02.2014: «С 24 февраля постоянным местом проведения массовых «антимайдановских» митингов («народных собраний», «народных вече») стало Куликово поле. Среди организаторов митингов — координатор «Молодёжного единства» и «Народной альтернативы» Антон Давидченко и Григорий Кваснюк, активисты партии «Родина», общественной организации «Единая Одесса», «Союза воинов Афганистана».

25 февраля 2014 года активисты «Народной альтернативы» развернули на площади палаточный городок. По словам представителей «Народной альтернативы», они выступают за русский язык, против хаоса в Верховной Раде и против досрочных выборов. Смену власти в Украине активисты считают государственным переворотом.

Сразу же начали формироваться списки волонтеров и народных дружинников для охраны палаточного городка, который постоянно разрастался (в последствии появилось две дружины – «Народная дружина Одессы», которая больше занималась охраной Куликова поля, лагеря и митингов, и «Одесская дружина», более боевая, она охраняла наши марши, протестные акции и опять таки сам палаточный городок).

Итак, Куликово поле с февраля месяца становится центром протестного движения (иначе называемого «Антимайдан», а уж если совсем точно – антифашистского движения) – местом встреч сторонников референдума по федерализации Украины, сторонников вступления в Таможенный Союз и ярых противников наци-фашистов, или как их правильно называть в Украине, «бандеровцев» и киевской хунты, которые с помощью так называемого «евромайдана» захватили власть в стране и сейчас бесчинствуют, ввергая некогда единую страну в хаос войны, террора, беззакония, вседозволенности и глубочайшего экономического упадка.

Из статьи интернет-издания «Информационный центр»: «Акции на Куликовом поле почти всегда были масштабными. Например, 1 марта 2014 года более 10 тысяч одесситов, недовольных политической ситуацией в Украине, пришли на народное собрание. В ходе него, помимо Антона Давидченко, выступили депутаты горсовета, [а также облсовета и активисты протестного-антифашистского движения].

В тот день был составлен список требований, которые отстаивали участники движения, а именно:

  1. Принять закон о статусе русского языка, как второго государственного.
  2. Провести административно-территориальную реформу.
  3. Сохранение памятников исторического и культурного наследия региона, а также введение уголовной ответственности за их порчу или уничтожение.
  4. 70% от финансовых доходов региона должны оставаться в казне региона.
  5. Проведения референдумов по всем судьбоносным решениям касательно внешнеполитического и внутриполитического путей развития Украины [в частности референдум по федерализации страны].
  6. Отмена грабительской пенсионной реформы.
  7. Выборность губернатора. Проведение выборов облсовета и горсовета.
  8. Судебная реформа (выборность судей)».

Люди приходили на Куликово поле в рабочие дни днем, а большая часть вечером после работы, как призывал Антон, в 18:00, чтобы обсуждать события в стране и в городе, обмениваться информацией, вырабатывать план мероприятий на неделю и просто общаться с близкими по духу горожанами. Постепенно все, кто постоянно ходил на Куликово поле, становились одной большой семьей, все были словно дружные соседи одного двора, как это было в Одессе во времена Советского Союза.

А когда были отключены российские телеканалы, в палаточном городке, на сцене, был установлен телевизор с большим экраном. Таким образом люди, у которых нет возможности смотреть через интернет или спутник запрещенные киевской властью каналы, могли их смотреть на Куликовом поле. Только так можно было узнавать правдивые новости, видеть правдивое освещение событий и обмениваться мнениями, обсуждая то или иное событие в стране и за рубежом.

А каждое воскресенье, начиная с 23 февраля, проходили митинги, позже к ним добавились марши по центру города, в которых принимали участие, поначалу от 10 тысяч жителей города, а потом доходило и до 30-50 тысяч… Несмотря на многочисленность наших митингов, никогда не было никаких погромов, битья чего-либо или захватов зданий, т.е. марши были совершенно мирными – только флаги, плакаты и лозунги (хочу заметить — не призывающие к насилию). Но властям города, а особенно властям из Киева, существование Куликова поля, наша активная позиция, митинги-марши и сплочение вокруг всего этого горожан, очень не нравилось.

После масштабного митинга 16 марта 2014 года, закончившегося мирным маршем «За Референдум» по центральным улицам города, 17 марта Антон Давидченко был схвачен у офиса своей общественной организации, подчеркиваю, именно схвачен, неизвестными людьми в чёрной форме без знаков различия, но с оружием. Его погрузили в автомобиль с транзитными номерами и увезли в неизвестном направлении. Со стороны людей в черном (как потом выяснилось — спецподразделения Службы безопасности Украины (СБУ) «Альфа») была даже предупреждающая стрельба в землю возле ног матери, которая на тот момент также находилась там. Таким диким образом Антон Давидченко был похищен и увезен в Киев в СБУ, где ему было предъявлено обвинение в сепаратизме (ст. 110, ч. 1 Уголовного кодекса Украины — посягательство на территориальную целостность и неприкосновенность Украины), хотя он ни разу ничего подобного не говорил. Антон Давидченко, как и все мы, был за референдум по федерализации, за выборность губернатора и судей, за русский язык как государственный. К Антону не пускали никого из родственников, только адвоката. Его оставили на 2 месяца под стражей в следственном изоляторе СБУ, потом продлили задержание еще на 1 месяц, и вновь на 1 месяц – т.е. до середины июля. В итоге Антона Давидченко хотели посадить по надуманным обвинениям на 5 лет и понятно, что до вынесения обвинительного приговора никто не собирался выпускать молодого лидера из киевских застенков. А это уже называется политические преследования и репрессии (сейчас Антон Давидченко уже находится на свободе и в целях безопасности вне пределах Украины).

Схватив в феврале Антона, они думали, что нейтрализуют само движение, а вот и нет – не вышло! Антон всегда говорил: «Если не будет меня или одного из нас, на его место станет другой и так бесконечно, нас никто не остановит!». На его место стал его брат — Артем, пусть менее опытный, пусть не такой оратор, но он взял знамя из рук брата и понес, а помощник Антона по общественной организации, Евгений Анохин, стал вместе с Артемом. Остались и остальные активисты и лидеры. Да, всех пытались запугать вызовами в СБУ, даже простых горожан приходивших на Куликово поле, но ничего — люди выстояли и продолжали активно участвовать в антифашистском движении.

До 2 мая 2014 года было проведено много митингов-маршей, разнообразных акций протеста и масштабное празднование с парадным шествием и концертом 10 апреля (дня освобождения Одессы от немецко-фашистских захватчиков). Было проведено и первомайское шествие с красными флагами, речевками, митингом на Куликовом поле. И пока это стало последним массовым шествием…

Но и после 2 мая одесситы продолжают собираться, пусть уже не таким количеством, но собираются. И на 9 мая 2014 года, и на 40 дней со дня гибели наших «куликовцев» (местными властями были запрещены какие-либо плакаты, людей с плакатами не пропускал кордон милиции, отбирая их, запрещено было и произнесение речей с использованием усилительной техники), и 22 июня 2014 года, день нападения гитлеровской Германии на СССР в 1941 году, когда власти запретили шествие к Аллее Славы, но люди все равно прошлись, правда не шествием, но организованной колонной по тротуару, и 28 июня 2014 года, в День Конституции, была проведена акция протеста (местными властями она была запрещена). И вообще одесситы продолжают приходить каждое воскресенье, и умудряются даже протестные акции проводить, пусть не таким большим количеством, но ведь продолжают.

Не прекращаются в нашем городе и аресты выживших активистов Куликова поля. Нас пытаются запугать и заставить замолчать.

Я считаю своим гражданским долгом рассказать то немногое, что знаю об арестованных «куликовцах» уже после 2-4 мая.

И сразу хочу обратить внимание, что инкриминируется, выжившим после одесской бойни 2 мая, но арестованным «куликовцам»:

— «Умышленное нанесение 02.05.2014 в Приморском районе города Одессы неустановленными лицами телесных повреждений сотрудникам милиции в связи с выполнением этими сотрудниками служебных обязанностей».

Но ведь всем известно и видно на всех видео, которые продолжают оставаться в интернете в свободном доступе, да и сами «майдановцы» негодовали, что в центре города милиция, которая стояла со стороны «куликовцев», точнее к ним спиной, защищалась как раз от «мирных майдановцев», тем самым помогая какое-то время защищаться «куликовцам». И именно со стороны «мирных» сторонников «евромайдана» были произведены противоправные действия против сотрудников милиции, тогда еще пытавшихся остановить или уменьшить накал конфликта. Среди милиционеров было много пострадавших от железных прутьев и деревянных дубин, от камней, летящих фаеров, шашек, шумовых гранат. Они также получили ожоги от взрывающихся у их ног или на них самих «коктейлей Молотова» и пулевые ранения. Именно всем известным и зафиксированным на видео во время проведения противоправных действий представителям «евромайдана» должно было быть предъявлено это обвинение. Но, поскольку они не были арестованы или даже задержаны, в нападении на сотрудников правоохранительных органов обвиняют содержащихся под стражей «куликовцев».

— «Захват 02.05.2014 неустановленными лицами Дома Федерации профсоюзов Одесской области, расположенного на Куликовом поле города Одессы, с целью незаконного использования и препятствования нормально работе».

Наверное, более издевательской формулировки не возможно было и придумать. Ведь все знают, что люди забегали в Дом профсоюзов для того, чтобы укрыться от оголтелой толпы обезумевших от безнаказанности «бандеровцев».

Люди использовали здание исключительно для спасения и уж точно невозможно было воспрепятствовать его работе, когда в городе были выходные в связи с майскими праздниками, т.е. еще как минимум 2 дня, не считая пятницу 2 мая, Дом профсоюзов работать не должен был. Поэтому и воспрепятствовать работе было невозможно – никто и так не работал.

— «Повреждение путем поджога 02.05.2014 Дома Федерации профсоюзов Одесской области».

Но ведь все видели и могут увидеть и сейчас, по видео, размещенным в интернете, кто поджигал, кто кидал бутылки с «коктейлями Молотова» и, возможно, с другими горючими смесями, кто палил даже внутри здания покрышки, кто в конце-концов препятствовал подъезду к зданию пожарных машин, кто резал пожарные рукава, чтобы не удалось быстро потушить полыхающее здание… Никто со стороны беснующейся толпы «евромайдана» не арестован, а ведь именно они — истинные виновники случившегося.

— «Совершение на Куликовом поле хулиганских действий неустановленными лицами и попытка захватить Дома Федерации профсоюзов Одесской области».

И здесь виновники очевидны, ведь не «куликовцы» пришли разрушать свое «Куликово поле», а потом начали захватывать Дом профсоюзов, поджигая его и находящихся внутри самих себя. Все это сделали «мирные» приверженцы «евромайдана» и «мирные» болельщики, показавшие тогда всему человечеству кровавое лицо «бандеровского» фашизма в Украине!

К сожалению, не были арестованы действительно виновные в одесской бойне представители «евромайдана Одессы», «автомайдана Одессы» (группа организованных колонн автомобилистов, одно из структурных подразделений «евромайдана»), «самообороны майдана» (боевая группа «евромайдана») как местные, одесские, так и заезжие, «майдановских сотен» (боевые группы «самообороны майдана» в Киеве на «евромайдане», организованные в боевые отряды), «правого сектора» как местные так и заезжие, «ультрас» (агрессивно настроенная группа футбольных фанатов) одесские, харьковские, днепропетровские, а также другие заезжие и местные участники кровавых событий со стороны приверженцев «евромайдана».

Из статьи «Риановости Украины» от 22.04.2015 года «Одесская Хатынь» спустя год после трагедии: правда и мифы»: «В свободном доступе на просторах Интернета имеются видеосвидетельства того, как некоторые известные горожане всячески помогали нападавшим «евромайдановцам» — кто словом, кто делом. Так, например, глава Одесской областной ячейки партии «УДАР», один из ближайших соратников экс-мэра города Эдуарда Гурвица Андрей Юсов в мегафон активно призывал толпу на углу улиц Преображенской и Греческой строиться в шеренги по 6 человек и идти на Куликово поле «наводить гражданский порядок». Другой соратник Гурвица, представляющийся председателем Одесской областной Ассоциации работодателей юга Украины Юрий Борщенко сначала принимал активнейшее участие в стычках в центре города, а затем указал вооруженным боевикам путь в здание Дома профсоюзов – «через туалет с той стороны», которым те не замедлили воспользоваться. Впрочем, по словам начальника ГУ МВД [Городского управления Министерства внутренних дел] Украины в Одесской области Ивана Катеринчука, никаких доказательств причастности тогдашнего кандидата в мэры Одессы Эдуарда Гурвица к трагедии обнаружено не было…

В первые же дни после трагедии в Одессе были арестованы несколько участников майской бойни. Так, 18 мая был задержан Сергей Ходияк, активист одесского «Евромайдана», который 2 мая на Греческой улице вел огонь на поражение по «куликовцам» из охотничьего ружья. Есть доказательства, что именно от огня Ходияка получил [смертельные] ранения «антимайдановец» Евгений Лосинский, впоследствии скончавшийся в больнице, а также главный редактор издания «Думская.net» Олег Константинов и, по крайней мере, один сотрудник милиции. Ходияка подозревали в организации массовых беспорядков, повлекших гибель людей, а это от 8 до 15 лет тюрьмы. 20 мая Печерский суд Киева приговорил задержанного к… освобождению под домашний арест. Срок ареста вскоре истек, и Ходияк стал свободным человеком. Тогда же, в мае, был арестован еще один одиозный участник событий 2 мая — сотник Мыкола, он же Николай Волков, с 2012 года разыскиваемый Коминтерновским райотделом милиции по подозрению в мошенничестве. Этот бравый «евромайдановец», явно работая на журналистские камеры, днем 2 мая на Греческой улице в телефонном разговоре бодро описывал ситуацию в Одессе некоему высокопоставленному собеседнику из Киева. Вечером того же дня он вел прицельный огонь из пистолета по людям в окнах горящего Дома профсоюзов. Задержанный был доставлен в Киев, но уже 29 мая отпущен на свободу и помещен под домашний арест, а в феврале скончался в одесской больнице из-за проблем с легкими, начавшихся после майской трагедии.

19 августа был задержан еще один одесский «евромайдановец» — Всеволод Гончаревский, опознанный очевидцами как человек, добивавший выпавших из окон горящего здания Дома профсоюзов. Он был доставлен в Херсонский районный суд, 20 августа получил 2 месяца содержания под стражей, но уже 30 августа вышел на свободу по решению Апелляционного суда Херсонской области. Уголовное производство в отношении активиста было закрыто в феврале с формулировкой «за неимением доказательств».

27 ноября 2014 года во время очередного открытого заседания Приморского суда города Одессы по делу «2 мая» Сергей Долженков (один из лидеров «Одесской дружины», занимавшейся охраной Куликова поля, маршей и акций «куликовцев», известный как «Капитан Какао», участник событий 2 мая на Греческой площади со стороны «куликовцев», был ранен в ногу, его арестовали 4 мая и пытаются сделать чуть ли не главным обвиняемым в бойне 2 мая 2014 года) передал в устной форме, во время перерыва в заседании, следующее заявление:

«Я считаю, что это [бойня 2 мая] была спланированная акция по запугиванию одесситов. Также одной из целей этой акции была ликвидация палаточного городка «Антимайдана», его активистов и лидеров. Это было не иначе, как уничтожение любого инакомыслия. Исполнителями данного преступного приказа выступили праворадикальные неофашистские организации, а также футбольные фанаты. Помогали им в этом, по большей части, завезенные в Одессу боевики из разных регионов Украины, которые ранее совершили подобные акции в Харькове, Николаеве, Запорожье. Так же они пытались совершить это и в Донецке, однако получили отпор от местных жителей, которые действовали вместе с правоохранительными органами.

Эта акция была тщательно спланирована и профинансирована представителями властных и олигархических структур.

Еще одной целью данного кровавого побоища была дестабилизация ситуации в регионе, с последующим пиаром украинских политиков на этой трагедии; обвинения во всем России и пророссийских активистов; назначением на должность глав МВД [Министерство внутренних дел, здесь имеется ввиду главное управление милиции в Одессе и Одесской области], СБУ, ОГА [Областная государственная администрация] в Одесском регионе своих людей. Чтобы скрыть от мировой общественности реальных виновников трагедии, было принято решение — обвинить в случившемся лидеров политического протестного движения «Антимайдана» и поместить активистов в СИЗО [Следственный изолятор — учреждение, предназначенное для содержания под стражей арестованных в ходе следствия, а также в отношении которых судебный приговор не вступил в законную силу; подозреваемых и подследственных — находящихся под следствием и ожидающих суда].

Обычные одесситы, защищавшие свой город, после были незаконно задержаны и на протяжении 7 [уже практически 12] месяцев постоянно сталкиваются с беззаконием, произволом, политическим заказом и репрессиями со стороны власти, силовых правоохранительных органов и суда.

Со всей ответственностью заявляю, что массовые беспорядки были заранее спланированы высшими политическими чинами временного правительства страны. Никакой доказательной базы в отношении меня и других активистов «Антимайдана» нет! Все материалы исключительно политизированы, составлены на основании вымыслов и догадок, что противоречит положениям Конституции Украины. Никаких прямых улик в отношении обвиняемых нет! Показания свидетелей фальсифицированы, вещественные доказательства в материалах дела отсутствуют. Активистам «Антимайдана» в вину «приписывают» убийства своих же соратников на ул. Греческой, в количестве 4-х человек, хотя было известно, что они были убиты проукраинскими радикалами. В материалах уголовного производства многие показания свидетелей написаны под диктовку сотрудников милиции. Фактически опознания обвиняемых не проводились. Очной ставки между обвиняемыми и свидетелями не проводилось вообще! Собранные фото и видеоматериалы не подтверждают активного участия в массовых беспорядках ни одного из обвиняемых. На изученных мною фотографиях и видеоматериалах видно, что первыми в наступление пошли проукраинские силы, первый осколок брусчатки полетел именно с их стороны, а также производились с их стороны выстрелы. Комиссия ООН по правам человека в Украине, а также наличие фото и видеоматериалов, доказывают тот факт, что так называемая «мирна хода» готовилась как далеко не мирная. У участников были топоры, биты, оружие, средство активной и пассивной защиты, взрывчатые вещества, маски, щиты, «коктейли Молотова».

На справедливый суд мы не рассчитываем, но будем бороться в суде до победного конца, так как за нами правда. Одесса Город-Герой и мы снова встанем на его защиту от любых противоправных посягательств. Представителям так называемых проукраинских сил в Одессе хочу передать, чтобы они перестали запугивать одесситов своими варварскими акциями и выходками. Хотим, чтобы вы помнили, что зло всегда будет наказано и каждому воздастся по заслугам.

Мы помним все их зверства 2 мая и прощать убийц и их хозяев не собираемся!»

Что же касается остальных арестованных «куликовцев», то данные о них очень расплывчатые. Официально, хотя нет, правильнее сказать, документально, поскольку официально эти данные не озвучиваются (мой знакомый бельгийский журналист, когда я ему рассказала об этом факте, сказал, что это «моя версия», так как он ничего об этом не слышал, а у него есть здесь, в Одессе, знакомый журналист, который ему ничего такого не рассказывал…), итак, документально на 17 июня 2014 года арестованных в Одессе было 130 человек (при этом: 38 – под домашним арестом; 59 – без меры пресечения).

В течении уже 11 месяцев после трагических событий 2 мая 2014 года задержания и аресты «куликовцев», официальные и тайные, продолжаются, и количество людей в тюрьмах – увеличивается, но не разглашается.

«Куликовцы» знали на сентябрь 2014 года примерно о 20-30 заключенных, которые находились в тюрьме нашего города. Но, по непроверенным данным, арестованных у нас насчитывалось не меньше 60 человек и с каждым месяцем эта цифра увеличивается.

В одесской городской тюрьме они содержатся в корпусе №6 (корпус для политзаключенных и пожизненных). Доступ туда строго ограниченный и жесткий. Даже для адвокатов требуются специальные пропуска. Но и в таких условиях находятся активисты – «куликовцы», которые не боятся, оставив свои паспортные данные (для оформления), передавать ребятам передачи 2 раза в месяц. Они также пытаются узнавать точные личные данные арестованных «куликовцев» (поскольку без этого невозможно делать передачи), ведь многие знали друг друга либо по именам, либо по прозвищам. А вот узнать точные данные очень не просто, помня, что ребята находятся в корпусе со строгими и жесткими условиями пропуска и ко всему прочему люди из разных камер даже не встречаются на прогулках. Но нашим активистам все же удается узнавать, так сказать, идентифицировать, арестованных, хотя процесс продвигается мучительно медленно.

Еще точно известно о взятии под стражу двух женщин-активисток Куликова поля (причем одну из них арестовали за написанную несколько раз в соцсетях фразу «Новороссии – быть!»). Одна из них, беременная, находясь в тюрьме, потеряла ребенка. К счастью, именно эти две девушки и еще человек 10-15 политзаключенных Одессы были обменены ополченцами Донбасса на пленных солдат украинской армии. Но увы, их место заняли новые схваченные и брошенные в тюрьму одесситы-антифашисты.

Из статьи «Таймера» от 14.04.2015 года «В Одесском СИЗО содержится около 70 политзаключённых»: «К 35 заключённым Одесского СИЗО, арестованным [в предыдущие 11 месяцев] по обвинению в политических преступлениях, на прошлой неделе [с 1 по 9 апреля] добавились ещё около 40 человек. Об этом «Таймеру» стало известно из собственных источников. По их информации, «новичков» разместили отдельно от остальных заключённых под усиленной охраной. Источники добавляют, что в ближайшее время число содержащихся под стражей по обвинениям, связанным с политической деятельностью, может увеличиться».

В дополнение к этому отмечу, что даже спустя три месяца после трагедии 2 мая, к выжившим в Доме профсоюзов приходили и пытались что-то у них выведать, как-то и в чем-то их уличить. А может просто готовились к чему-то? Было даже предположение о возможной в августе массовой поадресной зачистке активистов – «куликовцев». Но к счастью, это предположение не оправдалось. А вот точечные аресты, похищения и избиения «куликовцев», увы, продолжаются.

Но и это не сломило наш дух и нашу волю, просто действуем мы сейчас в условиях фашистско-«бандеровской» оккупации нашего города, Города-Героя Одессы!

Одесским подпольем производятся попытки помешать спокойной работе военкоматов, деморализовать оккупантов и их приспешников путем нанесения вреда (без смертельного исхода) их недвижимому (офисам партийных и общественных пронацистских организаций, кафе, магазинам, волонтерским и складским помещениям) и движимому (автомобилям, мотоциклам) имуществу, а также одному из банков («ПриватБанк»), хозяином которого является олигарх из Днепропетровска, спонсировавший «евромайдан», а затем создавший карательные батальоны для войны на Донбассе и боевые группы нацистов-«бандеровцев» для усмирения несогласных.

Также расклеиваются листовки, пишутся на улицах города, в транспорте или даже на деньгах патриотические лозунги и призывы, распространяется запрещенная литература.

А власти страны продолжают свои «демократические» действия.

У нас, уже помимо нежелательных телевизионных каналов (в Украине запрещены все российские каналы, где транслируют новости), появились и запрещенные юго-восточные газеты — «Новороссия» и «Вестник Новороссии». И вообще запрещена и карается либо тюрьмой, либо избиением, а то даже и смертью, любая, даже самая минимальная критика, сомнение и уж тем более несогласие с тем, что происходит в стране.

В конце июля был запрещен показ российских фильмов в кинотеатрах.

Постоянно пополняется новыми людьми запретный список на въезд в Украину ряда российских артистов. В «черный список» попадают и те, кто поддержал присоединение Крыма, и те, кто высказывает свою поддержку народу Донбасса, и те, кто возмущается военной агрессией властей Украины на Донбассе.

Опять-таки в конце июля вице-премьер украинского правительства предложил вообще запретить, ввести цензуру или санкции на продажу российских книг.

С августа Украина планировала ввести санкции против своих компаний, в которых доля российского капитала превышает 50%. В государственной фискальной службе Украины сообщили, что передали правительству соответствующий список, в который входит до 1000 компаний.

В Верховной Раде Украины 24 июля была распущена фракция Компартии.

29 июля в эфире украинского телеканала советник главы МВД Украины заявил, что власти Украины будут арестовывать людей [и уже начали это делать], ведущих агитацию в социальных сетях против участия молодых людей в так называемой Антитеррористической операции на Донбассе: «Четко прослеживается тема, когда в соцсетях в западной и центральной Украине возбуждается тема, что матери не должны пускать своих сыновей идти на войну, что нужно перекрывать дороги и так далее. Мы четко отслеживаем эти вещи. Со временем лица, которые это распространяют, будут задержаны. Это прямая работа против Украины».

В письме от 18 июля 2014 года на имя председателя Интернет-Ассоциации СБУ просит ограничить на территории Украины доступ к ряду антифашистских сайтов, а также ЖЖ-блогов (живой журнал), под предлогом того, что эти Интернет-ресурсы размещают информацию, которая пропагандирует войну, национальную вражду, изменение путем насилия конституционного строя или территориальной целостности Украины – сообщает Украинское независимое информационное агентство новостей (УНИАН), размещая при этом фотокопию самого письма.

Ну и шедевр свободы слова от госкомитета Украины по телевидению и радиовещанию от 30 июля: «Просим граждан Украины, представителей общественных организаций, государственных учреждений воздерживаться от предоставления российским СМИ комментариев, интервью, информационных сообщений, поскольку все это может быть использовано против Украины».

А вот если говорить о религии, то и здесь русофобия правит бал: из статьи Владимира Радченко: «Священников Московского патриархата выселят с Украины: причина – «служат Путину», Интернет-издание «Навигатор»: «На Майдане предложили выселить из Украины священников УПЦ [Украинской православной церкви] Московского патриархата. С такой инициативой выступил со сцены Майдана [в Киеве 27 июля] представитель неканонической Апостольской православной церкви (церковь Глеба Якунина) архиепископ Стефан.

Стефан также призвал добиваться полной независимости УПЦ от Москвы, напомнив, что через две недели состоится архиерейский собор, на котором планируется избрание нового митрополита УПЦ.

«Я думаю, что вече должно потребовать от этого собора провозгласить полную каноническую автокефалию и полную независимость от Москвы, – заявил представитель неканонической церкви. – Свободу не дают, а берут. А для тех архиереев, которые не хотят служить Богу, народу Украины и государству, а хотят служить Путину и Кириллу, думаю, границу мы откроем».

Также участились нападения и поджоги православных церквей московского патриархата, а на западе Украине и вовсе преследуют православных священнослужителей и верян московского патриархата, и изгоняют их из своих храмов.

В начале сентября Государственное агенство Украины по вопросам кино (Госкино Украины) разработало критерии, по которым могут начать запрещать фильмы и сериалы из Российской Федерации (РФ), один из которых – положительные герои, которые имеют отношение к силовым и госструктурам РФ, СССР и Российской империи.

А Национальный совет по вопросам телевидения и радиовещания (Нацсовет) в начале сентября запретил в Украине трансляцию еще одного российского телеканала «История».

Я не стала здесь перечислять все абсурдные законопроекты, постановления и решения нынешней пронацистской киевской власти, поскольку целью этой главы является лишь общее ознакомление читателя с происходящем в Украине, но уже на самом конечном этапе подготовки книги власти Украины приняли пакет законов, который просто не возможно не упомянуть, настолько он выражает пронацистскую направленность нынешнего киевского правительства и перечеркивает семидесятилетнюю историю становления и развития самой Украины, тогда еще Украинской Советской Социалистической Республики. Вот краткое содержание закона:

9 апреля 2015, накануне 70-летия Дня Победы, законодательно запрещена коммунистическая идеология («пропаганда коммунизма»), более того, запрещено употребление фраз и выражений Великих деятелей Советской эпохи, запрещена коммунистическая и советская символика в любом ее виде, даже в сувенирах (а ведь на медалях и орденах ветеранов и на Знамени Победы присутствует советская символика), должны быть переименованы улицы и площади городов, а также сами города и области названые в честь советских деятелей. Например, в Одесской области — это города Котовск и Ильичевск. Также должны быть демонтированы все памятники, связанные с советской эпохой, а средства массовой информации не будут иметь право говорить о Советском Союзе в положительном смысле; «бандеровцы», сотрудничавшие с гитлеровцами и даже носившие звания гитлеровской армии, признаны героями и «борцами за независимость Украины»; период с ноября 1917 года по 24 августа 1991 назван «борьбой за независимость Украины», а термин «Великая Отечественная война» теперь не будет существовать – остается только Вторая мировая война, хотя для нас, народов Советского Союза это как раз была Великая Отечественная война и навсегда таковой и останется; за несоблюдение закона следует уголовное наказание в виде 5-10 лет лишения свободы с возможной конфискацией имущества.

Увы, такой «бандеровской» стала Украина после захвата власти пронацистскими силами!

Но вернемся к Одессе.

Одесситы и после всех трагических событий 2 мая продолжали и продолжают собираться. Уже в намного меньшем количестве (кто-то затаился, кто-то вынужден был бежать, кто-то лечится-скрывается, кто-то ушел сражаться на Донбасс, кто-то занимается подпольной деятельностью…), но все-таки «куликовцы» не прекращают встречаться на Куликовом поле — святом для каждого антифашиста-одессита месте, освященном кровью товарищей.

Встречи-митинги, флешмобы и даже акции протеста проходят и в рабочие, и в воскресные дни, и в памятную дату 2-го числа каждого месяца.

Все эти мероприятия и встречи сопровождаются борьбой «куликовцев» с препятствиями властей. С каждым разом методы воспрепятствования ужесточаются или становятся вызывающе наглыми и беспринципными, особенно когда это касается 2-го числа каждого месяца – дня памяти о погибших «куликовцах»:

27 июля, во время воскресного сбора одесситов на Куликовом поле, милиция попыталась запретить проигрывание песни «Русский марш», но «куликовцы» стали, взявшись под руки, вокруг проигрывателя, и таки дали доиграть до конца песне, при этом активно подпевая.

2 августа на Куликовом поле по завершении митинга-реквиема в память о погибших 2 мая одесситах произошел инцидент с георгиевской ленточкой. Как сообщил корреспондент информационного Тнтернет-портала «Таймер»: «Заприметив на мужчине георгиевскую ленточку, правоохранители стали его преследовать, а догнав, потребовали также показать содержимое карманов. Сотрудники милиции заявили, что ленточка – «это символ войны и оккупации», и с недоумением поинтересовались у мужчины «зачем он вообще её надел». После словесной перепалки мужчине всё-таки удалось покинуть Куликово поле после того, как он снял с рубашки ленточку… Видно, одесской милиции всё-таки не дает покоя символ героизма и победы советского народа – георгиевская ленточка».

А уже 3 августа, на следующий день, сотрудники милиции пытались помешать проведению на Куликовом поле антивоенного флешмоба. «Конфликт начался с того, что сотрудники милиции попытались помешать активистам развернуть звуковую аппаратуру для антивоенного флешмоба, – рассказывает корреспондент «Таймера». — Однако активисты обступили аппаратуру плотным кольцом и не дали забрать её. После флешмоба сотрудники милиции попыталась задержать нескольких активистов, в том числе владельца автомобиля, на котором привезли звуковые колонки. Подоспевшие на помощь товарищи [«куликовцы»] не дали этого сделать». В это же время трое девушек с Куликова поля отошли от остальных, чтобы купить воды, но практически сразу были схвачены людьми в черном с автоматами и силой усажены в автомобиль. Увидев это, «куликовцы» попытались их отбить и даже заблокировали машину, в которую затолкали «куликовских» активисток, но все те же люди в черном (наверное, сотрудники спецподразделения СБУ или Нацгвардии) дубинками отогнали людей от машины, предоставив ей свободный проезд (женщинам, вставшим на защиту своих единомышленниц были нанесены травмы, одной разбили голову, другой повредили руку).

«После обещаний «куликовцев» ответить на этот беспредел штурмом СБУ, – пишет в своей статье на Интернет-портале «Заря Новороссии» Михаил Долгов, — может кто-то на этих словах и улыбнется, учитывая количество и состав мирных людей, но их яростное возмущение устроителями беспредела в нашем городе, похоже, и впрямь способно горами двигать, так как похищенные «куликовцы» были возвращены их товарищам. [Как объяснили в милиции, активистки Куликова поля были задержаны для «установления их личностей». Одна из схваченных девушек рассказала, что в отделении милиции также не знали людей в черном и потребовали, чтобы они показали свои документы].

Успокоившись, люди отправились в Приморский РОВД писать заявление о разбойном нападении на них неустановленными людьми, что соответствует обстоятельствам, поскольку люди в форме, в бронежилетах, с дубинками и автоматами, которые осуществляли избиение и похищение людей, по словам милиционеров, «неведомо кто такие».

Нечто подобное произошло и 20 июля, после сбора людей в воскресный день на Куликовом поле для восстановления импровизированного Мемориала памяти погибшим 2 мая, который в ночь на 19 июля был варварски снесен неизвестными.

Сначала люди собрались в 14:00, приносили цветы, общались. Позже одна из активисток Куликова поля уже солидного возраста после общения, подчеркну, не выступления перед собравшимися, а спокойного и мирного общения со своей знакомой, уходила с Куликова поля (не дожидаясь 18:00 — время второго сбора людей). Уже на самом выходе с площади она была задержана милиционерами, как они сказали «для установления ее личности». Женщина успела только позвонить своей знакомой и сказать о своем задержании. «Пока в РОВД [Районном отделении внутренних дел] устанавливали личность, — пишет Михаил Долгов на сайте «Заря Новороссии», — не упустили случая провести опрос: зачем ходит на Куликово, как относится к Новороссии, знает ли в своем окружении об агентах ФСБ [Федеративной службы безопасности России]?» К счастью, после небольшого дознания она была отпущена.

Понятно, что это делается для банального запугивания сознательных одесситов.

А вот уже в 18:00 другая активистка Куликова поля решила обновить баллончиком белой краски надпись «ГЕНОЦИД» на асфальте. И тут к ней подошли сотрудники милиции, пытаясь забрать ее в отделение. Но «надвинувшаяся на внутренние органы толпа спасла женщину, отрезав ее и скрыв от поборников чистого асфальта, – рассказывает Михаил Долгов, – а потом, эту женщину, вовсе не оратора, полчаса спустя возле ее дома подхватили «вежливые» ребята из правоохранительных органов и препроводили в РОВД. [Они не просто ждали женщину в возрасте за 50 лет у ее же дома. Нет, они устроили слежку, осуществленную одним из своих сотрудников одетым по гражданке. И это была женщина, которая не совершила никакого ни преступления, ни правонарушения]. В отделении милиции ей предъявили обвинение в нарушении «закона о размещении рекламы» [какое кощунство, это когда у нас надпись «Геноцид» стала рекламой?!], составили протокол и пока отпустили, обязав, правда, являться по первому зову».

2 сентября перед началом встречи-реквиема, посвященной погибшим в Доме профсоюзов и на ул. Греческой, милиция бесцеремонно похитила колонки «куликовцев», пытаясь таким образом помешать проведению встречи. Люди, пытавшиеся вернуть колонки, натолкнулись на жестокое обращение с ними, большей частью это были женщины, к которым была применена грубая сила. Но мероприятие, приуроченное памяти погибших, все-равно состоялось. Хотя, скажу по правде, сейчас с таких встреч выходить с площади по одному стало достаточно опасно.

А вот встрече 14 сентября на Куликовом поле вообще не дали состояться на привычном для одесских антифашистов месте, на Куликовом поле, которое было оцеплено и ограждено милицией под предлогом поступившей информации о минировании окрестностей площади.

Как хорошо заметили корреспонденты Интернет-издания Таймер: «Стоит отметить, что в последнее время сообщения о минировании мест, где проводят свои акции оппоненты нынешней власти, поступают с завидной регулярностью. Сами «куликовцы» убеждены в том, что имеют дело всего лишь с новой тактикой властей по срыву неугодных общественных мероприятий».

Но на оцеплении милицией Куликового поля дело не закончилось. Как пишет Таймер: «Впрочем, активисты всё равно решили провести свою акцию за пределами оцепления. Эта идея также не слишком понравилась милиционерам, которые зачем-то стали окружать митингующих, пытаясь взять их в кольцо. Опасаясь, что милиционеры попытаются задержать организаторов акции, «куликовцы», в свою очередь, попытались взять в кольцо милиционеров, другие сотрудники милиции попытались этому помешать. Завязалась потасовка». В итоге запланированное мероприятие, несмотря ни на что, было проведено, и закончилось импровизированным митингом «куликовцев».

У нас в стране, и, в частности, в нашем городе, уже запрещают даже праздники советской эпохи, неразрывно связанные с нашей нынешней жизнью. Так, например, запретили празднования Дня Советского кино 27 августа, а ведь на этом кино выросло не одно поколение наших людей, да и сейчас оно продолжает свою жизнь, его смотрят, любят, ценят. Ценят его и за рубежом, например, в Лондоне есть музей, в котором выставлена экспозиция знаменитого советского фильма Эйзенштейна «Броненосец Потемкин». Замечу, выставлен этот фильм как пример высококлассной работы советских кинематографистов. И вот здесь, на Украине, в Одессе – городе с глубокими кинематографическими традициями, берущими начало со времен Новороссийского края Российской империи, запретили праздновать день Советского кино.

Более того, в Одессе 29 августа прокуратура города признала неконституционным решение городского совета № 398-VI от 28 февраля «Об использовании копии Знамени Победы во время мероприятий по увековечиванию памяти о победе в Великой Отечественной войне и освобождении города-героя Одессы от немецко-фашистских захватчиков».

На наших улицах нападают на людей и их автотранспорт, если видят там георгиевскую ленточку. При этом требуют от милиции, чтобы она за наличие георгиевской ленточки арестовывала с формулировкой «за сепаратизм»…

И еще много-многое другое варварское и антинародное приводится в действие наци-фашистскими властями Киева.

Вот такая сейчас ситуация в «оккупированной», но все же не ставшей на колени Одессе.

Накануне скорбной годовщины 2 мая не могу не отметить еще несколько вопиющих фактов ныне торжествующей «украинской демократии»: 30 апреля 2015 года в преддверии годовщины майской бойни в Одессе в украинской газете «Вести. Одесский выпуск» в разделе «Зачистка» появилась следующая заметка: «Накануне годовщины майской трагедии городские и областные власти предприняли беспрецедентные меры предосторожности. Так, 2 мая порядок на улицах Одессы будут обеспечивать до 2800 милиционеров, а также более 500 участников различных охранных агентств и общественных формирований. По словам губернатора Одесской области Игоря Палицы, в этот день правоохранители будут действовать на упреждение и не церемониться. «Будем реагировать жестко, и только потом разбираться, законно или нет было задержание. Будут останавливать тех, кто будет хотя бы приблизительно похож на тех, кто находится в розыске [при этом никто не видел списков разыскиваемых людей, а значит, под этим предлогом можно задержать любого], проверять, так что лучше носить паспорт», — отметил он. В свою очередь начальник областной милиции Иван Катеринчук сообщил, что все, кто 2 мая выйдет на улицы города в балаклаве и с георгиевскими ленточками, будут задержаны. Также правоохранителями будет пресекаться использование в местах массовых мероприятий звуковой аппаратуры. «У нас достаточно бронированной техники и БТР [бронетранспортер] в городе, чтобы мы могли отреагировать, но мы не видим никакой необходимости», — заявил он. Так, по словам начальника СБУ Сергея Батракова, задержаны 12 активистов, подозреваемых в террористической деятельности. Правда, список «террористов» вызывает удивление. Среди них 54-летняя мать лидеров «Антимайдана» Антона и Артема Давидченко Любовь (она проходила по делам за организацию массовых акций весной-летом 2014 года, однако, после того, как сыновья выехали из страны, активно себя не проявляла), а также оппозиционный журналист Артем Бузила [главный редактор одесского информационного Интернет-ресурса «Насправди»]. По мнению нашего источника в силовых структурах, этих особ взяли аккурат перед 2 мая, чтобы ликвидировать на время потенциальных лидеров, способных организовать какую-либо акцию».

1 мая редактор одесского оппозиционного Интернет-издания «Таймер» (статьи которого я не единожды использовала на страницах данного труда) Юрий Ткачев сообщил, что в ночь на 1 мая 2015 года сначала заблокировали страницу «Таймера» на «Facebook», а затем и само Интернет-издание, после чего портал не работал весь день 1 мая и пол дня 2 мая.

В это же время была заблокирована работа Интернет-ресурса «Насправди».

По имеющейся информации, Служба безопасности Украины в ходе выполнения задач по противодействию проявлениям террористического характера прекратила функционирование Интернет-изданий «Таймер» и «Насправди».

В СБУ отметили, что эти сайты использовались для проведения акций информационной агрессии со стороны Российской Федерации, направленных на насильственное изменение или свержение конституционного строя и посягательство на территориальную целостность и неприкосновенность Украины.

Накануне блокирования данных Интернет-ресурсов, 30 апреля 2015 года, Юрий Ткачев на страницах «Таймера» разместил статью, в которой призывал одесситов не бояться и приходить 2 мая 2015 года на Куликово поле: «Если мы сейчас испугаемся, отступим, попрячемся по норам — то это будет значить, что их метод работает и что когда им и в следующий раз понадобится обеспечить мертвое спокойствие в Одессе, они снова будут вламываться в дома без постановлений, задерживать людей без всяких оснований и т.п.

Единственный способ бороться с этим — действовать ровно противоположно тому, чего они ждут.

До этого дня я ни разу не призывал идти на Куликово поле 2 мая. Теперь призываю. Да, это небезопасно. Да, возможны неприятные последствия для каждого (каждого!) из участников. Больше нельзя рассуждать в духе «но ведь мы ничего такого не сделали». Сделали. Уже самим фактом своего существования.

Но идти нужно. Они должны увидеть, что их мероприятия имеют обратный эффект.

Без лозунгов. Без флагов. Без призывов. Мы просто должны прийти и показать: мы есть, и запугать нас не выйдет. Это наш гражданский долг — и перед теми, кто погиб 2 мая, и перед теми, кто арестован и подвергнут пыткам, кто подвергается активному психологическому давлению и запугиванию без ареста.

Я пишу этот пост, чётко осознавая возможные его последствия для себя. Но меня это не пугает. Мы боремся за правое дело. А за это не страшно и умереть.

И, конечно, в 14:00 2 мая 2015 года я буду на Куликовом поле. До встречи».

И несмотря на все запугивания, одесситы пришли 2 мая. Не побоялись ни полного оцепления 1500 вооруженных сотрудников милиции, спецподразделений, военизированных формирований и специального военного транспорта, ни металлоискателей на входе на Куликово поле, личного досмотра людей и их сумок, ни отключенной мобильной связи, ни, как потом выяснилось, снайперов на крыше Дома профсоюзов и странных людей, глядящих на собравшихся из окон 4-го и 3-го этажей сгоревшего здания, ни отсутствия привычных активистов-организаторов, которые были вызваны на допрос в СБУ как раз к 13:00 и продержанные там до 15:00… Одесситы не испугались и, затаив справедливый гнев, шли почтить память погибших, возложить цветы… На Куликовом поле во время поминального митинга было от 2 до 5 тысяч людей… Нашелся и мегафон, несмотря на запрет, нашлись и ораторы… и, несмотря на запрет лозунгов, горожане скандировали: «Не забудем, не простим!», «Фашизм не пройдет!», «Одесса – Город-Герой!», «Донбасс – мы с тобой!», а когда одесситами были замечены на крыше снайперы и странные люди в окнах здания, все дружно прокричали «фашисты», и незванные гости, видимо, испугавшись праведного гнева, спрятались от глаз горожан… И уже по окончанию митинга-памяти на Куликово поле продолжали идти одесситы с цветами, они шли, шли и шли нескончаемым потоком, чтобы застелить цветами площадь, где погибли герои и патриоты Одессы! И все радовались друг другу, понимая – Одесса жива! Сжав зубы и кулаки, она ждет решающего момента — и он обязательно наступит, наш Город-Герой будет свободным и цветущим как того хотели все те, кто погиб 2 мая 2014 года, погиб, защищая право носить Одессе имя Город-Герой!

В заключение краткого знакомства с протестным антифашистским движением Одессы — тонко подмеченная характеристика людей, собиравшихся и продолжающих собираться, правда уже в намного меньшем количестве, на Куликовом поле. Из статьи Всеволода Непогодина «Лагерь отчаянных»:

«Главной отличительной чертой собиравшихся по вечерам на Куликовом поле было то, что это сплошь мирные люди, не способные к какой-либо агрессии и вооруженным конфликтам. Тихие мирные граждане, привыкшие к спокойным интеллигентным спорам. Я не знал никого лично из завсегдатаев Куликова поля. Я лишь прислушивался к их разговорам и присматривался к их повадкам. Моя визуальная память хранит образы многих людей, каждый вечер смотревших вместе российские новости, но я не знаю, кто из них остался жив, а кто трагически погиб 2 мая. Но я знаю наверняка, что это люди совестливые, неподкупные. Они не предали те идеалы, о которых узнали еще в пору своей советской юности [идеалы, которые юным «куликовцам» передали их родители, бабушки и дедушки]. Это русские патриоты, оставшиеся верными своей исторической родине. И если их жизнь после развала СССР, возможно, не сложилась так, как им того хотелось, то я верю, что там, на небесах, им воздастся за земные страдания.

Исчез, как Атлантида, палаточный городок весны 2014 года на Куликовом поле, но не исчезнет из народной памяти героизм «куликовской дружины» и бесстрашие горожан, выражавших несогласие с политикой нынешней власти».

И напоследок, выдержка из статьи от 5 августа, написанной в Живом журнале, «Есть Город, который остался во сне… В цветущих акациях Город», опубликованной на сайте «Заря Новороссии»:

«Не знаю, что они себе думают, эти куликовцы. Но ведь и вправду, из недели в неделю им дают понять, в какой жизни они очутились после 18 февраля мановением руки нескольких олигархов, еврочиновников и госдеповцев. (…)

Ладно, 2-го августа, в памятную трагическую дату Одесской Хатыни наплевали на ежедневные разнообразные угрозы в свой адрес и пришли на Куликово помянуть своих павших товарищей. Бывает. Словесные угрозы не пробрали до глубины поджилок, нет, пробрали, конечно, но злости в сердцах хватило дрожь прекратить и дело делать.

Но тут, ровно на следующий день сотрясания воздуха политическими громилами закончились и начались показательные порки. Все помнят, что вечером куликовцев попытались наказать за бесстрашие и, после проведенного на Куликовом флешмоба в защиту жизней детей стали отбирать звукоусиливающее оборудование. В результате, четыре женщины побиты, три арестованы. Но куликовцы заставили вернуть пленных.

[В этот же день, 3 августа] двумя часами позже начался погром ресторана «Ибица» в Аркадии силами едынокраинцев [единоукраинцев, а проще сказать — «майдаунов»], которые лупили милиционеров от души, нанося серьезные побои. Милиционеры было терпели, терпели, как это завелось в нынешней жизни, но не дотерпели чуток, дали сдачи. И утром уже все знали от городских властей, что нельзя было этого делать, надо было терпеть, как зимой на Майдане, где, кстати, по слухам от самих «терпил», их погибло не два десятка, а полторы сотни! Что те из сотрудников милиции, кто ответил «политически правильным» погромщикам, будут уволены! [Увы, но их действительно уволили уже на следующий день после стычки у клуба].

А они чего ждали! После Майдана, после Дома профсоюзов! Да, кстати, о потерях среди милиционеров на [площади] Греческой [2 мая 2014 года] никто и не упоминает.

А мирных, малочисленных «куликовцев» побили за то, что они выступили в защиту жизней детей, всего лишь разыграв сценку.

И вот, несмотря на все это, узнав, что тех, кто не защитил их после 2-го мая НИ РАЗУ, увольняют, эти удивительные люди пришли пикетировать Областное управление внутренних дел (УВД), протестуя против очередного беззакония [увольнения милиционеров]!

Я, честно, не знаю, что смогут сделать нацисты с этими людьми. Убивать их уже убивали. Сажать их уже сажали. Бить их уже били. И ВСЕ РАВНО «КУЛИКОВЦЫ» ИДУТ НА ПОСТ НОМЕР ОДИН сегодняшней Одессы. Пост этот охраняет остатки здравого смысла и чувство человеческого достоинства, сохранившиеся в Городе. «Куликовцы» обречены хранить то живое, что возродит когда-нибудь Одессу, когда настанет эпоха Жизни «плюс плюс».

май 2014 – май 2015


КУЛИКОВО ПОЛЕ

Кровавое небо, кровавый закат,
Вокруг все пылает и тешится ад.
Убийцы бездушные, просто зверье,
На нас наступают. Им нужно одно –
Народ наш единый на части разбить
И души невинных в огне погубить.

Над площадью копоть, удушье и смрад,
И женщины в доме истошно кричат.
Глаза разъедает и легкие рвет,
Убийца кровавый с дубиной идет.
В руинах он ищет кого бы добить.
Своим командирам смертей подарить.

Увидел ребенка и бита пошла,
Наткнулся на женщину — та же судьба.
Напалм пожирает кричащих людей,
Найти бы укрытие, здесь много дверей.
Но двери бездушные звери грызут
И люди в окне только выход найдут.

А там мародеры уже начеку,
Упал человек и удар по нему.
Теперь там, на поле, печаль и цветы.
Там горе и боль, и скупые венки.
На лестнице люди молча сидят
И слезы ступени как дождик кропят.
О, Боже! Как можно такое забыть?

Нельзя! Никогда! Мы должны отомстить!

Виктор ЗРАЖЕВСКИЙ


***

В тот пятничный день 2 мая, который в городе был выходным, я с моими знакомыми, шла через центр города на Куликово поле. А еще с утра на Куликовом поле происходило следующее…

КУЛИКОВО ПОЛЕ ПОСЛЕ 9:00

Рассказывает Лена: «Одесситы, люди разных возрастов, собрались на Куликовом поле, чтобы защитить палаточный городок, т.к. стало известно, что местные власти хотят его в этот день убрать» (3).

Рассказывает Надя: «Намерения местных властей (губернатора) снести лагерь Куликова поля и раньше слышали, однажды в апреле уже ждали их после футбола, но страха не было, ведь люди же» (4).

Продолжает рассказ Лена: «Одесские власти [в лице губернатора Немировского] не скрывали, что им очень мешает палаточный городок антифашистов на Куликовом поле. Прямым текстом с телеканалов говорилось, что ультиматум объявлен до 1 мая» (3).

Уже с вечера 29 апреля не работали веб-камеры, которые обычно, в Интернете, показывают сверху всю территорию Куликова поля. Вместо живой трансляции было вставлено видео за 29 апреля, которое повторялось, по-моему, аж до 5 мая.

Рассказывает Игорь: «Я с утра был на Куликовом поле. В 9:00 появился зам. начальника городского УВД. Он заявил, что должен обеспечить безопасность участников митинга. Милиция прошла по всем палаткам на Куликовом поле. Убедилась, что огнестрельного оружия у нас нет. У всех ребят проверили разрешения на ношение травматического оружия.

В начале 10-го на поле заехал «Lexus» с одесскими номерами. В нём были сотрудники СБУ. Наряд милиции, который дежурил на въезде на площадь, отдавал им честь. Около 11:00 на Куликово поле заехало ещё две машины: одна с одесскими номерами, другая с киевскими. Скорее всего, там тоже были сотрудники СБУ. Машины постояли в центре площади и уехали.

Спецпоезд «Турист» с футбольными фанатами пришел в город в 9:13. Часть из них сразу попыталась зайти на Куликово поле. Но рядом с площадью стоял автобус с сотрудниками милиции. Они эту группу развернули» (19).

Рассказывает Николь: «Приехала на Куликово поле после 11 часов. Это не первый случай, когда нужно дежурить на Куликовом поле у палаточного городка в день проведения футбольного матча. Такова сегодняшняя Украина, даже приезд футбольных фанатов становится угрозой для города. Политика во всем, даже в спорте. Сейчас «ультрас» используют для усмирения инакомыслящих, несогласных, кого называют «сепаратистами». А мы и есть «отделяющиеся» от служения фашистской хунте, США, Евросоюзу в их планах господствовать, разделять и грабить все остальные страны.

День как день. Людей немного, разговоры, споры. У меня обычные заботы – стенд, информация, новые газеты принесли. Подготовка к 9 мая. Советовалась с одним из «куликовцев» по поводу специальных фартуков с надписями спереди — «Честь имею», сзади – «С Праздником Победы 9 мая» для девушек, раздающих георгиевские ленточки к празднику. И стенд надо было сделать под портреты «бессмертного полка». Люди должны были увеличить фотографии воевавших в Великой Отечественной войне родственников до размера портрета и пройти с ними «бессмертным полком» во главе парада 9 Мая. Потом с краткой биографией оставить портреты на стенде на Куликовом поле. Пусть читают проходящие через поле люди и помнят, кто настоящие герои. Одесса – город-герой!

uUotb2BPsGg
Мирно собравшиеся на Куликовом поле одесситы слушают концерт

Сразу бросилось в глаза отсутствие милиции на своих привычных местах. Подумала, что их скорее всего отправили охранять футбольный матч» (10).

«2 мая на Куликовом поле были мы с братом с 10 часов утра», — рассказывает Надя.  «В 12 часов сообщили о марше «бандерлогов» [так называют «антимайдановцы» и вообще несогласные со всеми этими «майдановскими» событиями люди, «бандеровцев», — украинских пособников Гитлера, отличавшихся особой жестокостью, названных так по имени их руководителя Степана Бандеры] в парке им. Шевченко, после 14 часов сообщили о побоище на улице Греческой» (4).

Продолжает рассказ Николь: «Мое внимание [на Куликовом поле] привлекла группа детей. Среди них – девочка, вся в розовом, около 3-х лет. При виде детей прорезалось, ворвалось в сознание чувство опасности, угрозы для этого беззаботного, праздно гуляющего, веселящегося общества горожан. Разыскала маму девочки, сбивчиво попыталась объяснить ей угрозу пребывания на Куликовом поле. Про фанов, «ультрас», снос палаток и прочее, как смогла. Не сразу, но она поняла. Вскоре эта группа горожан с детьми ушла» (10).

ЦЕНТР ГОРОДА ПОСЛЕ 13:00

На Александровском проспекте (по старому проспект Мира — одна из центральных улиц города) мы встретили наших, «куликовских», ребят, которые собирались там, у памятника «Погибшим милиционерам», в 14:00 для того чтобы убедиться, что марш, планируемый сторонниками «Евромайдана» будет действительно мирным, а не будет являться шествием наци-фашистов под «бандеровскими» красно-черными флагами и с нацистско-«бандеровско»-фашистскими лозунгами («Москалей на ножи», т.е. русских на ножи, «Коммуняку на гиляку», т.е. повесить коммуниста на ветке дерева, «Смерть ворогам», «Слава Украине – Героям слава» — «бандеровское» приветствие времен Великой Отечественной войны и т.д.) как это всегда происходило во время их маршей. На этот раз было решено не допустить «бандеровско»-фашистского марша по центральным улицам Одессы и не позволить им двинуться на Куликово поле.

Среди собравшихся было много молодежи, часть из которой входила в «Одесскую Дружину», еще там были казаки, активисты Куликова поля и просто неравнодушные одесситы, среди которых были девушки, женщины, а также люди пенсионного возраста.

Rp39__xcpS2g
Собирающиеся «Куликовцы» на Александровском проспекте

Рассказывает Света: «Было — довольно много (для Одессы) ребят в камуфляже, в балаклавах, с черенками от лопат и с деревянными битами. Были [двое] в рыцарских доспехах. Были просто ни с чем… Человек 50-70, наверное… Кроме них еще было много женщин и девушек…» (8)

Наших, в общем, было человек 400-500.

Мы остановились немного пообщаться с ними. Обстановка была спокойная и мирная, хотя уже ходили слухи, что в город накануне завезено много «правосеков» (члены «Правого сектора») с разных областей западной и центральной Украины, бойцов из «сотен майдана» Киева и «ультрас» Харькова и Днепропетровска. Все они «приехали» в город под предлогом болельщиков футбольного матча местного «Черноморца» и харьковского «Металлиста», многие были завезены и расквартированы в Одессе задолго до 2 мая, а вот киевские боевики «майдановских сотен» были еще и на «блокпостах», которые были установлены «майданутыми» в середине апреля, якобы для защиты города (Видимо защищать собирались Одессу от одесситов. Иначе как это понять? Кто угрожал городу?)

«Первым делом «женской кучкой» была выдвинута идея про маски [марлевые повязки]. — Рассказывает Света. — Я и еще пару девчонок побежали в ближайшие аптеки, купили маски. Затем просто раздавали их на Александровском» (8).

Я тоже побежала в аптеку, меня попросили купить перчатки. Когда я стояла у дороги на улице Жуковского, то увидела, как из медленно проезжавшего по этой улице темного джипа (или похожей на джип машины) с транзитными номерами, опустив тонированное стекло, мужчина средних лет снимал на телефон собиравшихся людей. Теперь понимаю, что это было сделано неспроста. Тогда у меня это не вызвало тревоги, просто запомнилось. Я даже кому-то из женщин сказала, но никто не придал этому значения.

Продолжает рассказ Света: «Недалеко от памятника, в стороне от общей толпы, стоял отряд, более экипированный, чем все те, кто «самовольно» пришел на Александровский проспект. Все они были в балаклавах, камуфляже… У них уже был красный скотч на рукавах. Недалеко от меня стояли две девушки, они были с тем самым красным скотчем. Многие ребята из общей толпы подходили к ним и просили повязать и им тоже опознавательный скотч» (8).

Рассказывает Мальва: «Во время сборов в какой-то момент появились две девушки с бобинами красного скотча, и сказали что «гости города», возможно, для провокаций, оденут георгиевские ленточки, поэтому скотч будет еще одним нашим отличием» (11).

Поясняет Стас: «Такие бобины с красным и желтым скотчем для распознавания друг друга обычно используют страйкболисты» (6).

Потом прозвучал и первый выстрел. Двое ничем не выделяющихся ребят проходили мимо собиравшихся на Александровском проспекте «куликовцев», как вдруг кто-то из них выстрелил в собирающихся (сказали, что из травматического оружия).

Рассказывает Ника: «Мы спокойно общались на Александровском проспекте, как вдруг раздался непонятный звук. Мы увидели, как все бросились к углу Александровского проспекта и улицы Жуковского [со стороны улицы Преображенской]. Я не поняла, что там произошло, но ребята рассказали, что был выстрел» (1).

«Наши ребята одного догнали, и милиция – вяло, спокойненько, забрала его от нас и куда-то увела» (11).

Это был первый выстрел, первая провокация в трагический день 2 мая и исходил он не от активистов Куликова поля, а от «мирных евромайдановцев». Этот выстрел показал всем, что мирным шествие «Евромайдана» не будет.

«Все были на взводе…, — продолжает Света, — Все ожидали столкновения. И потому, после такой идиотской провокации в воздухе завис вопрос — куда идти, чтобы остановить «правосеков»…» (8)

Ребята начали формировать колонну, чтобы организованно пойти на улицу Греческую, расположенную параллельно с улицей Дерибасовской, откуда должно было начаться «мирное» (насколько «мирное» — стало видно чуть позже) шествие «евромайдановцев». И где позже разворачивалась первая стадия трагических событий 2 мая, в ходе которой было много раненных и погибло, по свидетельству одного из очевидцев, 14 человек (официальная цифра погибших в центре гораздо меньше – 6 человек: 4 «куликовца» и 2 «евромайдановца»), но об этом мало что удается узнать. Так, например, активистка Куликова поля Алена, позывной «Гюрза», рассказывает, что среди убитых на Греческой были милиционеры. «Информации об этом нигде нет, — говорит Алена. – Трех из них я знала, один учился в университете Министерства внутренних дел в параллельной со мной группе. Другие — бойцы внутренних войск, действующие сотрудники, охранники СИЗО [в неформальной беседе сотрудники СИЗО говорят о трех убитых охранниках]. Все они погибли от огнестрела. Я не буду называть фамилии. У них остались семьи». Известно также об одном пожарнике, опять-таки, Алена подтверждает этот факт: «Убили водителя пожарной машины. Об этом тоже никто не говорит», а «куликовцев», по свидетельству очевидцев, было больше чем четыре.

Как потом стало видно, в центре города «майдановцев» и «правосеков» было не менее 3-х тысяч, в отличие от наших 300-400 человек. Силы, конечно же, неравные, но это были настоящие одесситы, потомки тех, кто освобождал Одессу и весь мир от нацистско-фашистских захватчиков!

Мы, даже не предполагая, что произойдет через короткое время в центре, пошли на Куликово поле.

r4A3n19YCI
Сбор «мирных» болельщиков и «евромайдановцев» на Соборной площади. Обратите внимание на красно-черный щит. Явно, он уже побывал в драках — следы боя на нем. Однако, до 2 мая в Одессе не было столкновений. Откуда же привезли этот щит? А справа милицейские щиты — «евромайдановцы» не могли их еще отобрать у милиции в этот день. Заранее подготовлены.

ЦЕНТР ГОРОДА ПОСЛЕ 14:00

Рассказывает Мальва: «Через какое-то время после первого инцидента наши ребята рванули ко двору на улице Жуковского, 36, где как мне сказали, расположен офис «Правого сектора». Почему побежали? Мне кто-то сказал, что увидели как загружают оружие.

PXZRlD57IM8
Попытка «куликовцев» блокировать микроавтобус с боевиками «Правого сектора» у их офиса.

[Вот как об этом пишет в статье «Месяц спустя после трагедии: что мы знаем о майской бойне» журналист Интернет-издания «Таймер» Юрий Ткачев, который входит в группу по расследованию трагических майских событий, созданную при одесской облгосадминистрации: «Мы знаем о попытке активистов Куликова поля около 14:50 захватить штаб «Евромайдана» на Жуковского, 36, где, по их информации, находилось огнестрельное оружие (от себя добавлю, что оружие там действительно находилось). Эта попытка окончилась ничем: вход во двор оперативно перегородили в две линии «евромайдановцы» и сотрудники милиции»]

Сразу же кордон милиции отгородил вход во двор. Слева от двора стояла машина миссии ОБСЕ, почему – никто не знает [Через непродолжительное время машина уехала].

Какое-то время часть наших ребят стояла у этого двора, но милиция убедила их уйти.

Видимо, эти два инцидента должны были разгорячить и завести наших ребят. Словно по какому-то подготовленному сценарию.

Через некоторое время въезд во двор перекрыл микроавтобус милиции. Позже, через минут 10-15, со двора выбежали человек пять, полностью в черном камуфляже и черных шлемах на голове, а потом еще иномарка и микроавтобус, и через минут 5-10 после них -мотоцикл с двумя людьми» (11).

Среди этих «майдановцев», которые внутри двора сделали свой кордон, был замечен и скандально известный, в последствии, сотник Мыкола [имя Николай по-украински], который стрелял по людям в окнах Дома профсоюза, не давая им возможности, спасаясь от ужасного черного едкого дыма, дышать  воздухом.

Из статьи того же «Таймера» «Схид та Захид разом» [«Восток и Запад вместе»]: в беспорядках 2 мая участвовали боевики со всей Украины»: «Помимо «ультрас» [футбольного клуба] «Металлиста» из Харькова, в событиях 2 мая принимали также участие представители сотен «Самообороны Майдана» (14-й и, по неподтверждённой информации, 6-й сотен). Среди прибывших в город активистов «Евромайдана» замечен, к примеру, знаменитый сотник Владимир Парасюк со Львовской области.

Кроме того, по имеющейся информации, в тот день на одесских улицах действовали «гости» из Днепропетровска, Винницы, Ровно, Житомира, Николаева, Херсона и даже… Донецка.

Пути доставки в Одессу боевиков были различными. «Ультрас» прибывали преимущественно железнодорожным транспортом, других боевиков привозили автобусами заранее и размещали в различных гостиницах города, в частности, в Доме Павловых в Лузановке (пляжно-спальный район города), а также в его пригородах (к примеру, на базах отдыха в районе Каролино-Бугаз, Одесская область)».

Продолжает свой  рассказ Светлана: «Мы дошли до Бунина, повернули направо (хотя было 14:57, а в 15:00, по слухам, должен был быть митинг «майдановцев» возле Собора, а это — слева от нас…), пошли до улице Екатерининской и по ней свернули в сторону улицы Дерибасовской. Было некое «организованное шествие», где люди кричали «За Русь!», «Фашизм не пройдет!», «Одесса — вставай!»… Нас попытались провести по улице Дерибасовской, даже первые пару десятков человек туда дошли. Но потом все развернулись на улицу Греческую и вышли в итоге к торговому центру «Афина».

В тот момент, когда я оказалась на улице Греческой, — наши ребята уже занимали позицию сразу за магазином «Галактика» или поблизости… Я с другими девушками стала разбирать запасы медикаментов, сортировать их, чтобы были под рукой. В тот момент мы были на ступеньках магазина «Мега-Антошка». Справа и слева от нас, в обе стороны от «Афины» — абсолютно открытое пространство, из серии бей-не-хочу.

Пока мы раскладывались, сортировались, стали слышны первые взрывы. Я выбежала на середину улицы, побежала немного вперед… Звук был сперва похож на запуск фейерверков, много белого дыма…, а потом в нашу сторону, через «стенку» милиции (которая, почему-то стояла к нам лицом, а к ним, соответственно, спиной) — полетели файеры, было много дыма, потом, спустя пару секунд был мощный взрыв… Стекла в домах задребезжали просто жуть как… Тогда стали поступать к нам в «медпункт» первые раненые. В основном нам требовалось просто промыть им водой обожженные свето-шумовой гранатой глаза… Файеров становилось все больше. Всё чаще приводили раненых ребят, милиционеров, ВВ-шников [солдаты внутренних войск, основная задача которых – обеспечение общественной безопасности, защита конституционного строя, прав и свобод граждан, в этих войсках часто проходят службу солдаты-призывники], — чтобы промыть раны, остановить кровь, промыть глаза… Ерунда, можно сказать… Мы справлялись…

eZ2SAS1Wuxg
«Мирные» сторонники «евромайдана» и футбольные болельщики. Интересно, многие ли из них знают, где стадион и кто играет?

VJ__sJxYMxLQ
«Куликовцы» держат оборону

КУЛИКОВО ПОЛЕ ПОСЛЕ 14:00

Рассказывает Марина: «Учитывая возможные столкновения и провокации, активом одной из находившихся на Куликовом поле палаток [в целях безопасности не указываю организацию, установившую палатку] было решено создать группу для оказания первой медицинской помощи на случай беспорядков и возможных пострадавших. Я должна была проводить обучение в этой группе. Первое занятие прошло 29 апреля. Второе – назначили на 2 мая, в 14:00. Когда я приехала на занятие, то узнала, что на Греческой улице беспорядки. Фактически идет бой между «Одесской дружиной» и фанатами.

Из занятия получилось что-то среднее между обучением и подготовкой к конкретным действиям. Ни у кого не вызывало сомнения, что завезенные фанаты приехали больше с целью провокации, чем на футбол. А значит – непременно явятся на Куликово поле. Оно уже несколько месяцев не давало спокойно жить киевской хунте и ее ставленникам в Одессе. Поэтому они давно пытались разогнать палаточный городок, который ничем противоправным не занимался, но высказывал другую точку зрения. На Майдане твердили, что на это имеет право каждый. Но на деле оказалось, что только те, чья  точка совпадает с  точкой киевской хунты» (7).

Рассказывает Ника: «Уже ходили слухи, что «ультрасов» и «правосеков» очень много, что они обязательно придут на Куликово поле для показательного уничтожения нашего лагеря.

Для нас уже подготовили аптечку, где были вата, бинт, перчатки, марлевые повязки, перекись, йод и т.д., а также медицинские накидки [как уже писалось выше, они должны были одеваться на праздник для раздачи георгиевских ленточек, но было решено сделать их накидками для медсестер]. В палатке один из мужчин, Александр, ваткой через трафарет делал надписи на наших накидках. Спереди черной краской он писал «Честь имею», а сзади красной – «День Победы». Как мы узнали позже,  Саша погиб в Доме профсоюзов на Куликовом поле. Светлая ему память!» (1)

Рассказывает Николь: «Быстро начали собирать деньги на покупку медикаментов для оказания первой помощи – бинты, обезболивающие, перекись водорода, средства перевязки и прочее. Женщины побежали в аптеки» (10).

«Где-то около 15 часов группа в 50-70 человек из «Народной дружины» пошла на выручку на улицу Греческую» (4).

Рассказывает Николь: «На сцене появился Артем Давидченко, сообщил, что в центре уже идут бои, есть раненные и даже кто-то убит. Нужна помощь. Мужчины как раз только успели вооружиться деревянными битами и разобрать деревянные каски. Возник спор – охранять палаточный городок на Куликовом поле или бежать на помощь. Изначальный договор был – отстоять палаточный городок. Все происходящее в центре, о чем мы узнали от Артема и из телефонных звонков, казалось каким-то нереальным. Не укладывалось в сознании. Большая часть мужчин и некоторые женщины ушли за Артемом на подмогу в центр города. Из оставшихся – женщины, старики и люди из «молельной» палатки» (10).

«Я пришла около 14 часов, — рассказывает Лена, — на Куликовом поле было уже многолюдно. Ребята из «Народной дружины», которые позже отправились на подмогу к нашим, в центр, взяли с собой палки и деревянные самодельные щиты для защиты» (3).

ЦЕНТР ГОРОДА ПОСЛЕ 15:00

Рассказывает Стас из «Народной дружины»: «На Куликовом поле было решено только оборонять лагерь. Но пришлось выдвинуться на помощь. Изначально на Греческой собралось довольно много народу, но как только полетел град камней и стали метаться «зажигалки», где-то половина из наших куда-то рассеялась.

На Греческой был сущий кошмар. Нас бомбардировали камнями, причём делали это грамотно: кидали одновременно 10 -15 камней. Ежу понятно, что на одиночный камень можно среагировать, а на такой «залп» — не увернёшься.

va4S8nvwEXQ
«Мирное» занятие «мирных» сторонников «Евромайдана» — подготовка камней из тротуарной плитки для метания

Более того, после первой неудачной атаки (по улице Греческой со стороны улицы Преображенской) «майдауны» вломились в пожарную часть и угнали пожарную машину. Далее они перегруппировались и  уже с пожарной машиной атаковали нас второй раз уже по улице Вице-Адмирала Жукова со стороны улицы Бунина. Включили водомёты, поливая нас и милицию водой, но мы не отступили. Опять началась перестрелка камнями. Милиция опять выстроилась впереди нас, но выяснилось, что у милиционеров не хватает щитов, и они попросили у наших парней отдать им щиты. Мы отдали им щиты, а в такой перестрелке щиты и каски просто на вес золота. У большинства из нас не то, что без щитов — касок не было. Да чёрт возьми, приличная часть народа была вообще просто в майках! Я надел кожаную куртку, и она спасла меня от ударов 2 камней. Ещё один по касательной задел голову (повезло), другой попал в ногу (ерунда на общем фоне). Раненые возникали постоянно, причём как из наших, так и из милиции. Но эту атаку мы отбили, пошли слухи даже, что они направились на Куликово. Но это оказались только слухи» (7).

h0t0z6wYmck
«Куликовцы» во время атаки «евромайдановцев» с захваченной ими же пожарной машиной, улица Вице-Адмирала Жукова

Рассказывает Лена: «Я и Лариса [познакомились на Куликовом поле в этот же день] решили присоединиться к ребятам, выдвинувшимся [после 15:00] с Куликова поля на подмогу нашим в центр города. Но мы отстали от нашей группы «куликовцев», потеряли их из виду и всю дорогу до центра пытались их догнать. Увидели мы их только перед улицей Греческой где-то за квартал перед нами.

[Именно там наши ребята с Куликова, выдвинувшиеся на подмогу в центр, наткнулись на «майданутых». К сожалению, им не удалось прорваться на помощь, но это отвлекло силы «бандеровцев» и дало немного времени нашим на Греческой площади оправиться после тяжелой атаки на улице Вице-Адмирала Жукова и собрать силы на случай следующей атаки].

Но тут началось невообразимое. Я такого не видела еще в своей жизни. На нас двигался страшный желтый дым, раздавались взрывы, стрельба, крики. Мы увидели, что на нас движется вооруженная орущая и озверевшая толпа. Она приближалась очень быстро. Они выскакивали из всех закоулков. Мужчина, идущий за нами, сказал, чтобы мы сняли георгиевские ленточки и убегали. Но мы хотели найти наших. Из-за забора стройки [прямо рядом с Греческой площадью] на нас выскочили трое в масках. Увидев наши георгиевские ленточки, они испугались и рванули назад, но поняв, что перед ними только две женщины, они кинулись в нашу сторону, стали кидать в нас огромные камни. Мы спрятались за машину, и эти камни разбили стекла машины и окна домика позади нас. Этот мужчина опять подбежал к нам и сказал быстро идти за ним. Мы свернули на улицу Преображенскую. Там в арке городского управления милиции стояли милиционеры. Он попросил, чтобы они нас спрятали. Нас завели в отделение. Милиционеры одевали каски, жилеты, брали защитные щиты. Они спросили, выдадут ли им оружие, но им ответили отрицательно.

Спустя какое-то время завели какого-то немолодого мужчину, он был весь в крови, с разбитым лицом и головой. Он хотел написать заявление  о том, что произошло, но его не стали слушать, медицинской помощи тоже не оказали. Мужчина рассказал нам, что «Правый сектор» и радикалы угнали пожарную машину и пустили ее впереди своей колоны. В какой-то момент они остановились. Тогда этот мужчина вскочил в машину, выдернул ключ зажигания и швырнул его в сторону на дорогу. Человек тридцать накинулись на него, били, требовали ключ. Он едва остался в живых, но ключ им не вернул.

Мы вышли во внутренний дворик милиции. Там тоже клубился дым с улицы, вокруг шла стрельба, взрывы. Было много милиционеров. Но они так  и не получили никакого приказа. Нас не отпускали часа полтора. Когда на улице стало тише, мы все-таки сумели вырваться оттуда и вернулись на Куликово поле».

Рассказывает Света: «После второй атаки со стороны улицы Вице-Адмирала Жукова к нам стали приносить первых ВВ-шников с ранениями камнями. Некоторым стало плохо. Откачивали подручным «нашатырем»… Мы почти все, как гуси, пришли, практически с голыми руками, не веря в то, что война действительно будет…

Наш «медпункт» оттеснили за перекресток улиц Греческой и Вице-Адмирала Жукова. Какое-то время мы  находились там. Оттуда же «скорая» увезла одного из первых тяжело раненых… Прямо со ступенек…

С каждой минутой раненых было все больше и больше… Все, что мы принесли из медикаментов — таяло на глазах. Не было питьевой воды. Я, как наименее способный медик, — взяла на себя заботу обеспечения водой и медикаментами наших ребят.

Ppu1RftB4NE
Раненый сотрудник правоохранительных органов

Много раз я с другими девчонками бегали по городу в поисках аптек, где еще есть элементарные «бинт-вата-перекись-хлоргексин-нашатырь-нимесил»… Многие аптеки были закрыты. Все гастрономы/супермаркеты и мелкие лавочки, где можно было бы купить воду — тоже закрыты… Зато открыты магазины косметики, обуви… Их стрельба в квартале от них  не деморализовала… Приходилось бегать за несколько кварталов туда-обратно. Милиционеры пропускали через свой кордон, только внимательно осмотрев кульки. Воду и медикаменты пропускали молча.

NhlrogEtB1A
Импровизированный медпункт «куликовцев»

Когда во второй (может в-третий, не обессудьте, — не запоминала…) раз вернулись с девчонками с водой и лекарствами — «медпункт» уже перебрался под окна магазина «Ессо»… ближе к его концу…

Там под окнами я впервые увидела первого убитого. Там же пытались запустить остановившееся сердце… Раненых было много… очень…

Бои шли уже и со стороны «Русского театра».

ckWOX3sMgM8
«Куликовцы» держат оборону со стороны Русского театра

Так по окошкам ближайших магазинов и офисов мы нашим «медпунктом» передвигались все ближе к улице Советской Армии (советское название улицы Преображенской). Передвигались, теснимые со всех сторон этим зверьем… После улицы Вице-Адмирала Жукова они стали выдавливать нас и от торгового центра «Афина», с обеих сторон, и возле «Русского театра»… Все три перекрестка блокировали стенки ВВ-шников. Сзади нас стояла милиция. В отличие от ВВ-шников, они были без дубинок, без бронежилетов, без касок… Они просто стояли у нас за спиной. Лицом к нам. За их спинами — Соборная площадь, десятки сотен «укрофилов»…

Взрывов все больше. Раненые все чаще… Очень много было пулевых ранений. Я не разбираюсь в оружии и в видах огнестрельных ран  тем более… Сперва приводили ВВ-шников, нас защищавших, с пулевыми… Мужики кричали: «Девчонки, скорей! Первую помощь, подстрелили!». На них разрывали форму, чтоб наши врачи (ох… целых 3 на весь кошмар) могли осмотреть и что-то предпринять.

Пока мы еще были недалеко от ступенек магазина «Ессо» — на старой, где-то подобранной двери лежал тяжелораненый. Как смогли — забинтовали… Его пытались снимать то ли на камеру, то ли на фото — не знаю… Вежливо послали…

Многие моменты битвы я не могу подробно объяснить, описать, — в силу того, что избрала себе роль «экспресс-доставки» медикаментов и питьевой воды. Мне тяжело смотреть на то, как умирают люди (при мне занесли одного убитого, второму запускали сердце… Не знаю, если выжил — молодец, брат!!!).

Мне тяжело смотреть на кровь… Я теряюсь, я боюсь… руки трясутся от страха и боязни сделать что-то не так… Ребята это понимали… И девчонки, у которых чуть получше в плане медпомощи (ну, более стойкие они, что ли… Среди нас только 1 человек вслух заявил, что он медик… Все остальные — так… «могу синяк замазать…»)

Короче… Я решила, что должна помогать, чем смогу… Принести, что требуется, нарезать бинты, пооткрывать перекиси, хлоргексидин, ваты, рассортировать лекарства, которые девочки/женщины Одессы продолжали приносить к нам. Приносили деньги. Эти деньги мы тратили на медикаменты и воду…

Я бегала с еще одной девчонкой за медикаментами. Срочно нужен был нашатырь и перекись/хлоргексидин… В ближайшей к нам аптеке мы взяли только нашатырь. Я отослала ее назад, к нашим, сказала, что найду перекись и буду на месте. Перекись я нашла только на пл. Тираспольской» (8).

Рассказывает Стас: «После второй атаки была третья, со стороны Дерибасовской. В этой атаке «майдауны» направили на нас неуправляемую пожарную машину (без водителя), просто на таран нас и наших укреплений. Укрепления всё же выдержали. «Пожарка» [пожарная машина] остановилась. Один смелый парень, из наших, под градом камней подбежал к остановившейся пожарной машине, сорвал флаг, который нацепили на нее «майданутые» и, скинув его на асфальт, отбежал за нашу баррикаду. Пожарную машину подожгли, но пламя довольно быстро затухло. С балкона 2-го этажа соседнего здания (Греческая, 46) в нас стал кидать камнями забравшийся туда «правосек». Градом камней его вынудили отступить, но уже вскорости туда забрались несколько «правосеков» с толстыми щитами, соорудили укрытие и стали вести по нам огонь из пистолета (видел сам). Травмат [травматическое оружие] или боевой — не знаю, не до разглядывания было.

Говорят, пистолетов было много, вроде были автоматы и даже один УЗИ [марка автомата]. Не знаю, видел у них несколько человек с пистолетами, чем стреляли — резиной или пулями, не знаю. С нашей стороны видел мельком одного с пистолетом (травмат), он ещё какого-то залез на мусорный бак и с него вёл огонь. То есть, виден он был отлично всем.

Когда появились раненые от выстрелов (как у нас, так и среди милиции), милиция со щитами стала отступать перед «правосеками». Более того, часть милиции выстроилась кордоном и стала оттеснять нас назад. Но в результате «правосеки» смогли приблизиться к первому кордону (ведь наши камни уже не долетали, а те, что долетали до первых рядов, особого вреда не могли нанести, ибо боевики «правосеков» были отлично экипированы и построились «черепахой»).

Приблизившись к кордону милиции, боевики просто закидали милицию зажигалками, и милиционеры вынуждены были отступать.

k6xUD5r5-y0
Профессиональная подготовка «мирными евромайдановцами» «коктейлей Молотова»

lW4BP-mEUZ8

Помню, видел, как в одного милиционера, со стороны улицы Греческой, кинули «зажигалку». Она попала прямо ему в плечо и оно загорелось с частью лица. Пытались погасить руками и тряпками – не помогло, потом кто-то притащил огнетушитель. Только тогда удалось потушить горящую одежду. Они кидали под ноги милиции взрывпакеты, начиненные чем-то вроде гаек, ну или каких-то железок. Стало появляться много милиционеров с ранением ног.

477MKoEHt2M
Милиционеры пытаются защищаться от «коктейлей Молотова»

3UMdW2MrxqE

За небольшое время к «майданутым» подошло  очень много экипированных людей.

Ks3EIcBrCyI
Экипированные бойцы «Правого сектора» на подходе

Нас сжимали всё плотнее, «правосеки» стали выходить на освободившееся место перед торговым центром «Афина». Но мы с криками «Ура» прорвали кордон оттеснявшей нас милиции и  бросились на их передовые группы. «Правосеки» отступили на прежние позиции.

Через некоторое время началась четвёртая атака. Опять вперёд пошла «черепаха», опять милиция нас оттесняет назад, опять мы не достаём камнями до «правосеков» и они, пользуясь моментом, кидают в милиционеров «коктейли».

XUGstABpDbg
Раненые «мирными евромайдановцами» сотрудники милиции

Милиция отступает и оттесняет нас по улице Греческой вверх и мы оказались разделёнными на две группы: основная на улице Греческой (где была первая атака), а меня и ещё человек 50 — 60 зажали на улице Вице-Адмирала Жукова (где была вторая атака)» (7).

Рассказывает Света: «Когда вернулась — увидела плотный кордон милиционеров на улице Советской Армии. А перед милиционерами огромное количество то ли зевак, то ли просто жителей Одессы и пригорода, которые явно не понимают, что здесь происходит.

Прорываюсь через милиционеров — опять тщательно проверили кулек. Пропустили.

Но наш «медпункт» был уже буквально в метре от милиционеров… На ступеньках банкомата «Инвестбанк» мы временно пытались разложить нашу медпомощь… И тут выехала пожарная машина… Именно там ВВ-шники и наши ребята хоть как-то пытались еще держать оборону… Она вывернула с переулка и поехала по Греческой улице, и кто-то в рупор, то ли внутри, то ли сзади машины все-время кричал: «Дави! Дави! Левее бери, левее!!» Левее — это тротуар. Там были раненые, женщины, пенсионеры, наш «медпункт»… «Пожарка» ехала прямо на нас. Мы с девчонками похватали кульки с медикаментами, с оставшейся водой, бросились вперед. Почти что ровно через метр — милиционеры. Они вначале сплотились в нашу сторону, чтобы не пропустить… Потом один из милиционеров ручкой так себе махнул перед моим носом и… и милиционеры без касок, без щитов, оружия, бронежилетов… — просто — одни растворились, уйдя направо от Собора, другие — налево… Тихо…

И вот мы — 6 девчонок, как дуры, с кучей кульков в руках: медикаменты, вода, чьи-то сумки… Спереди — отступают, притесненные большим количеством, — наши парни, многие из которых в бинтах… Сзади — Соборная площадь. Церковь… Но именно там собрались все «правосеки» изначально…

Что видела я? Спереди — отступают наши. Много раненых. Их мало по сравнению с «украми» [так на Украине после «Евромайдана» стали называть местных русофобов]… На них валом, обезумевшей стеной прут «правосеки», укрофилы… Сзади — свободная улица: и слева, и справа, еще чуть дальше, под Собором — их («укров») тьма-тьмущая…» (8)

Рассказывает Стас, который вместе с другими ребятами был зажат на улице Вице-адмирала Жукова: «Спереди был жидкий кордон из милиции (человек 30) и атакующая основная группа боевиков-«правосеков», сзади — группка «правосеков» поменьше, человек 100 — 140, из них «боевиков» —  человек 60. Учитывая, что вот-вот должны были прорваться основные силы «боевиков», мы приняли решение прорываться через блокирующую выход на улице Бунина группку «боевиков». Собралось для атаки человек  40.

Честно скажу, так страшно мне не было никогда. В нас полетели камни, но мы не останавливались. Слева бежало человека 3, справа 2, впереди ещё 2 — бегут ли сзади, один чёрт знает. Но, из всей этой группы «правосеков» бой приняло человека 4 — 5. Один, взрослый лет 40, со щитом, в бронежилете и шлеме выскочил прямо на меня, я выставил дубинку с электрошокером, он отпрыгнул назад, пробегающий одессит заехал ему по шлему, он упал. Мы не останавливаясь бежали вперёд и орали: «Ура!» и еще что-то, сейчас не помню — и случилось чудо, кордон «майданутых» тупо разбежался.

Мы вырвались на  улицу Бунина, убегая от основной массы, встречались на пути лишь отдельные «майданутые» (без броников, без шлемов и касок) по 1 — 5 человек, но они шарахались от нас в стороны. Я помню, что лишь орал, чтобы наши не разбегались и держались кучкой. Когда мы вырвались, часть наших разбежалась, а нас осталось человек двадцать. Знали, что наших зажали на Греческой площади, но 20 человек кордон из 150 человек не прорвут. Связались с Куликовым, нам сообщили, чтобы мы отходили на его защиту» (7).

Итак «куликовцы» были разделены на две группы.

Первая, большая группа, была оттеснена по улице Греческой к Соборной площади (не считая ребят, которые вместе со Стасом были зажаты на улице Вице-Адмирала Жукова и сумели оттуда вырваться). Им удалось прорваться и рассеяться по городу. Кто-то пошел на Куликово поле, кто-то нет.

Вторая, менее многочисленная, была оттеснена к торговому центру «Афина» на Греческой площади. Они оказались в более тяжелом положении. Вырваться из окружения было невозможно и «куликовцы»-антифашисты зашли в торговый центр. Тут же он был окружен и заблокирован «майданутыми». Но сам торговый центр «Афина» не был тронут: его не штурмовали, не поджигали, ничего не били. А это в свою очередь говорит о спланированости действий и договоренностях с хозяевами торгового центра, а возможно, и местными властями.

oAc1hyoFdqY
Горящая рядом с торговым центром «Афина» машина «куликовцев» из организации «Боротьба»

Продолжает рассказ Светлана: «Разошлись-разбежались многие.

У меня в руках было 5 пакетов с медикаментами и водой, которые я просто не могла бросить под цветочным базаром, откуда все разбегались… Кому оставлять?! «Бандерам»?! В маршрутку идти с этакой медамуницией?!

Не знаю, что было — погнали, видимо, наших через «Соборку» [Соборная площадь]… Люди стали уходить в ту сторону , я окликнула, говорю: «Ребята! Медпункт просит помощи!» — оглянулись и настороженно так: «Чей медпункт?» «Наш, — говорю, — русский, свои, Одесса!…». Подошли, взяли пакеты, сказали не отставать — сзади «правосеки» догоняют…

Бежали по проулкам и улочкам все вместе. У меня оставались только 2 бутылки воды в руках. Остальное ребята впереди несли. Проходили мимо: «Можно водички?!». «Своим — нужно»… Отдавали воду или просили притормозить — там сзади медленней бежали более  уставшие… Тормозили.

Где-то в районе Спиридоновской вдруг возникли идеи идти защищать Куликово поле… На каком-то из кварталов часть ребят отсоединилась (не малая такая часть…) и пошла в противоположную сторону от нас… Тогда я впервые услышала о возможной зачистке Куликова поля…» (8)

А вот как до Куликова поля добрался Стас: «Один одессит выручил нас, погрузил в грузовую «Газель» и вывез нас на Куликово поле. Честно скажу, пока сидели внутри (а кузов закрытый), некоторые высказали предположение, что водитель если окажется «майдауном», то просто отвезёт нас к ним на растерзание. Все обошлось. Поблагодарив водителя и добравшись на Куликово, я пошел искать своих из «Народной дружины»» (7).

21-604x400

КУЛИКОВО ПОЛЕ ПОСЛЕ 16:00

Рассказывает Николь: «Кто-то из женщин постарше заговорил о колокольном звоне. Надо бежать в церкви и просить звонить во все колокола – беда пришла в Одессу. Люди должны знать – в Одессе, в центре города – смерть, убийство, увечья – среди солнечного мирного дня. Другая часть предложила набирать в пластиковые стаканчики песок – чтобы бросать в глаза «ультрасам», чтоб не могли бить наших ребят. О себе они не думали. А кто поднимет руку на бабушек, ведь, в конце концов, почти всех растят бабушки, родители заняты, а они всегда рядом. Так и сейчас они думали, что смогут остановить драку одним своим присутствием. Депутат областного совета Вячеслав Маркин тоже был с нами. Советовал женщинам в случае опасности прятаться за трибуну или под нее. Тоже ожидал, что будет мужская драка, а дело женщин – оказывать помощь пострадавшим» (10).

Рассказывает Ника: «Вскоре начались звонки. Страшные. Звонили наши куликовцы, умоляли бежать с Куликового поля, т.к. этих нелюдей очень-очень много.

Позвонил 17-летний мальчик, кричал, что их на улице Греческой убивают, что видел, как человеку отрубили ногу, что он помогает загружать в скорые окровавленных людей без сознания. Сказал, что «Беркутовцы» [сотрудники специального подразделения «Беркут», именно те, кого жгли, закидывали камнями, били цепями, металлическими прутьями и т.д. в Киеве] нам очень помогают, но тоже очень убеждал всех уходить с Куликова поля» (1).

Тем не менее все решили остаться на Куликовом поле, видимо, никто не мог поверить, что в Одессе может произойти что-то ужасное… Все думали максимум что может произойти, так это потасовка с камнями, дубинками и кулаками…Все думали, что звонки преувеличивают всю критичность обстановки…

Хотя были и те, кто представлял, что что-то плохое все же может произойти. Где-то в 16:45 (я писала смс-ку, поэтому и запомнила время) ко мне подошел мой знакомый поэт — Виктор Гунн и сказал: «Здесь я знаю хорошо только тебя. Если вдруг со мной произойдет… ну… ты понимаешь что, напиши моей любимой женщине, а то я знаю, она будет очень переживать» и назвал мне ее имя и фамилию и сказал где можно ее найти. Я тогда удивилась его мыслям, я просто не могла поверить, что может произойти что-то настолько ужасное. После всего случившегося я долго пыталась его найти среди живых приходящих на Куликово поле, но тщетно — он оказался среди погибших. Светлая ему память!

В тот момент на Куликовом поле были мужчины в большинстве своем за 45 и женщины, многим из которых было за 50, была даже мама с двумя детками. В начале, еще в часа 2 дня, на сцене был импровизированный концерт афганцев, люди слушали песни и разговаривали… Потом, я даже не заметила когда музыканты исчезли.

Рассказывает Николь: «Концерт окончен, воины-афганцы свернули аппаратуру и ушли. Перед трибуной крутились мальчики, двое (одному 9-10 лет, другому приблизительно 12 лет) с мамой. Они слушали концерт. Я обратила внимание, как они увлеченно смотрели на воинов-афганцев. Еще подумала, либо их папа на сцене, либо какие молодцы у них родители, нормальное дали воспитание детям [позже будет упоминание об этих мальчиках, но уже не такое радужное]» (10).

«Отчётливо было видно, — рассказывает Стас, который успел побывать в центре города и удачно пробрался назад на Куликово поле, чтобы его защитить, — что на Куликово поле на призыв в большинстве вышли люди, которые ничем помочь не смогут. Очень много было пожилых, до половины вообще составляли женщины. И даже те мужики, что были, были в лучшем случае вооружены какой-то палкой. И никакой защиты, было тепло и люди оделись легко» (6).

В какой-то момент, когда звонков, по всей видимости, стало больше куликовцы начали немного волноваться.

Продолжает рассказ Стас: «Столкновение с настоящими [завезенными] «правосеками» (а не нашими доморощенными) отчетливо показали — они в ближний бой вступают только при подавляющем численном преимуществе. Вся их основная огневая мощь — это камни и зажигалки. Чтоб не кидали зажигалками, нужно их сдерживать на расстоянии камнями. Но при такой перестрелке без каски, щита и уж затем, бронежилета (или достаточно плотной одежды) — делать нечего. Подошел к командиру, изложил своё видение. Что оборонятся мы не сможем, что выдержим осаду в лучшем случае только если будет много милиционеров, что Куликово открыто со всех сторон и т.д.» (6).

«Я помню Вячеслава Маркина, — рассказывает Инна, — всегда такого добродушного. Он смотрел на нас взглядом, словно говорящим «войско вы наше возрастное, что же мне делать, как же вас защитить» Да, да, именно это говорил его взгляд.

Была на поле группа женщин, которая обеспокоенно обсуждала обстрел Славянска. Вячеслав подошел к ним, начал успокаивать, говорить, чтобы они не паниковали и успокоились. Он как бы своим поведением пытался успокоить людей. Я просто до сих пор вижу его взгляд и доброту. В его взгляде было сопереживание нам, что  мол «подставляются такие простые люди, совершенно не приспособленные к боевым действиям». Вот такой вот был взгляд у Вячеслава Маркина» (15).

Помню, что депутат Вячеслав Маркин (я даже как-то обрадовалась, увидев его уверенного, спокойного и даже улыбчивого) призвал  женщин покинуть Куликово поле, многие мужчины его поддержали. По-моему, это прозвучало даже со сцены, но женщины категорически отказались. На тот момент женщин на поле было больше чем мужчин, а всего было где-то человек 250-300. Я слышала, как женщины говорили: «Нет, мы никуда не уйдем! Сколько же тут мужчин останется? Нет, мы их не оставим! Мы никуда не уйдем!»

Вспоминает Инна: «Нам дороги были не те палатки, которые там стояли. А дорого было наше сообщество, сообщество мыслящих, радушных людей, которые понимали, что происходит в стране, чем грозит это положение всем нам, хотели как можно больше людей привлечь на нашу сторону и объяснить правду происходящего» (15).

Рассказывает Стас: «Бабы есть бабы: «Мы не отступим», «Одессу не сдадим» и т.д. уходить не захотели. Вот только я уже достаточно насмотрелся к тому моменту случаев, как «правосеки» попав в голову человеку, и, когда он беспомощно валяется на земле даже не защищается, продолжали его забрасывать камнями или избивать палками. В конце концов, часть баб уломали уйти, командование решило обороняться в здании Дома Профсоюзов (что было большой ошибкой), но даже двери здания сказали не ломать пока не подойдут «правосеки». Мол, «а вдруг они сюда не придут, а мы ворвались в здание». Стали лихорадочно пытаться возвести хоть какие-то укрепления» (6).

Рассказывает Ника: «Наши мужчины сказали, что если при столкновении наши будут отступать, то раненых нужно будет расположить в Доме Профсоюзов. Они пошли спросить откроют ли нам в таком случае дверь, но в доме Профсоюзов, видимо, ответили, что дверей не откроют. А тревожные звонки продолжали поступать» (1).

Было решено соорудить баррикады вокруг палаточного городка из всего, что было, но было у нас немного подручного материала и баррикады эти были легко преодолимы.

«Мы делали баррикады, — рассказывает Надя, — если их так можно назвать, потому что не из чего было делать – десяток щитов, пару десятков мешков с песком (за неделю до этого двумя машинами вывезли мешки с песком – было много  в ограждении лагеря, особенно у палаток «Народной дружины», т.е. ближе  к Облсовпрофу [Дом профсоюзов]), десяток шин, женщины насыпали песок в стаканы, чтобы сыпать в глаза. Сначала делали баррикаду по периметру Куликова поля, т.е. растянули. Затем вторую баррикаду делали перед палатками и сценой» (4).

Рассказывает Игорь: «Я был на Греческой площади, но уже когда все горело и майдановцы разъезжали на угнанной пожарной машине. Так что начала событий не видел. Потом вернулся на Куликово поле. Там люди уже строили баррикады» (19).

Рассказывает Леонид: «Я вообще должен был быть за городом. Дела задержали. Залез в интернет. Там сообщения о событиях на Греческой. Немного последив за происходящим, решил приехать на Куликово поле. Тем более наши в интернете писали: «Собирайтесь на Куликовом, на Греческую не нужно ехать». Был здесь где-то минут за 40 до набега майдановской орды» (18).

«Еще перед тем, как начали строить баррикады, — продолжает свой рассказ Инна, — на крыльце Дома Профсоюзов я увидела группку верующих. Подошла к ним и говорю: «Звоните в церкви – пусть звонят в колокола, бьют набат [тревожный сигнал для сбора народа, подаваемый обычно ударами в колокол]. Давайте будем ездить на машине с громкоговорителем по городу и говорить людям, что здесь идет оборона, что идут бои за Одессу, что это 41-й год». Женщины начали звонить по церквам, своим знакомым, просить, чтобы батюшки били в колокола.

Несколько женщин побежало в церковь на улице Пантелеймоновской. Но им там отказали. Батюшка сказал, что на это может дать разрешение только Владыка [неофициальный титул высшего священнослужителя в русском, сербском, македонском и болгарском православии]. Я тогда говорю девочкам: «Ну так звоните Владыке», а они мне: «Мы не можем на прямую, мы и телефонов его не знаем». «Тогда звоните батюшкам – пусть дозваниваются Владыке» — сказала я и побежала помогать остальным. [Тогда мы еще не до конца понимали, но церковь вернее ее высшие священнослужители, были очень напуганы происходящим беспределом в Украине в последние месяцы. Видимо поэтому каждый из настоятелей церквей Одессы боялся взять на себя какую-либо ответственность. Как оказалось не беспочвенно, уже через несколько дней после произошедшей бойни 2 мая православные церкви московского патриархата стали обвинять в попытках дестабилизации ситуации в городе и в хранении оружия. Это все подкреплялось проведением обысков, в надежде найти оружие, которое, конечно же, не было найдено, но некоторым священнослужителям все таки пришлось бежать из страны]» (15).

С центра города начали приходить раненные, кое-как перебинтованные, в основном они были с разбитыми головами или лицом. Мы здесь же им начали оказывать первую помощь, осваивая наш первый урок, останавливая кровотечение, промывая раны и перебинтовывая их. Раненные, прорвавшись разными путями из центра города, пришли защищать Куликово поле, наш палаточный городок, наш символ Сопротивления фашистам! «Около 17 часов вернулись человек 20 [из «Народной дружины», которые уходили на выручку ребятам на Греческой], с синяками и кровоподтеками,  остальные, не пробившись, рассеялись» (4).

Рассказывает Руслана: «После того, что произошло на площади Греческой, все кто смог разбежались в разные стороны, убегая от лиц с «жовто-блакитными» [желто-голубыми] флагами. Никто не знал куда бежать — кто домой, кто на Куликово поле.

Мы бежали по дороге, встречаясь с нашими, постепенно увеличивая группу. На улице  Пантелеймоновской, почти у железнодорожного вокзала, какой-то парень дал нам 3 биты, говоря, что он с нами, т.е. поддерживает нас. Наши парни поблагодарили и сказали, что этого никогда не забудут. Все с радостью стали идти вперед. Дойдя до Куликова, мы увидели, что люди там уже стали все разбирать, строили баррикады у Дома профсоюзов, ломали асфальт для дальнейшей обороны. В этом время шла прямая трансляция, где показывали наших противников, в т.ч. и одесситов — «ультрас», которые двигались с большой скоростью в сторону Куликова поля. Пока наши все разбирали, мы что-то пытались сделать, т.е. чем-то помочь» (13).

Рассказывает Светлана: «Мы вышли к Куликову полю. Проходя через остановку железнодорожного вокзала (для маршруток) — пламенно кричали «Одесса — Вставай!» … Никто не присоединился… «амебы»…

Подошли к Куликову. Здесь как-то сразу все потерялись из виду… Растворились в деятельности» (8).

Мужчины и женщины начали искать палки, чтобы было хоть чем отбиваться. Ломали ножки стульев, палки из стендов, брали палки для дров и любую другую вещь в палатках или вокруг, которой можно было бы защищаться…

«Я стояла возле палаток, а возле меня оказался паренек. – Делится своими воспоминаниями Инна. — Я посмотрела на него, ну цыпленок совсем и подумала: «Боже мой, дитя как ты будешь тут отбиваться? В руках у него была деревянная палочка. Я спросила сколько ему лет. Он ответил, что 20. «Тебе страшно?» — спросила я его. Он мне ничего не ответил, только лишь посмотрел на меня. Я до сих пор помню его взгляд, его глаза мне говорили: «Тетя, мне страшно, мне так страшно». Я так и не знаю, что с этим парнишкой стало. Дай бог, чтобы этот паренек остался живым.

Мне тогда даже вспомнился один момент свидетелем, которого я была несколько дней назад. Вот такие же юные ребята из дружинников стояли на Куликовом поле и разговаривали. Если б я знала, что мне придется вспоминать этот разговор – я бы запомнила его наизусть. Я помню, как один мальчик  рассказывал другому, что у него дед был танкистом и дошел до Берлина, где-то был ранен. А второй рассказывал, что его дед был летчиком и потерял ногу.

И вот 2 мая, вспоминая этот разговор, я понимала, какие дети стоят рядом с нами на площади Кулькового поля. Это стоят дети тех родителей, кто сумел им рассказать, воспитать их как настоящих патриотов, настоящих ценителей великого дедового подвига, который, так быстро, часть населения Украины предала и растоптала» (15).

Продолжает рассказ Света: «Женщины пальцами стали отковыривать асфальт. Большие куски дробили на мелкие… Кто-то подошел с вилами. Поддели асфальт — мы стали разбивать особо крупные куски. Что помельче — относили ближе к баррикадам. Носили — женщины — на мешках, навалив сверху горы. Носили мужчины — навалив на поддоны, устланные чем-то…

Поле было практически пустое только за «оградой из мешков с песком и поднятыми поддонами» — бегали мы, как муравьи… В палатках — никого. Пока мы поднимали асфальт и дробили его на мелкие части, — за нашей спиной строили баррикады на ступеньках проклятого Дома Профсоюзов…» (8)

«Тревожные звонки продолжали поступать и было решено перебираться на крыльцо Дома Профсоюзов. Туда же были перенесены матрасы, медикаменты из палатки. Также было решено переносить баррикады к крыльцу» (1).

HO5E8eIuBaU
Строительство «куликовцами» баррикады у крыльца Дома профсоюзов

Рассказывает Надя: «С футбольного матча позвонил зять и сказал, что фанаты «Черноморца» в середине второго тайма организованно поднялись и ушли. После футбола зять с племянницей пришли за нами на Куликово поле, мы не хотели уходить, они пытались остаться с нами, мы их отправили домой (у них маленький ребенок), племянница уехала, а зять остался на газоне перед «Стекляшкой» [Административное здание Одесского областного совета и областной государственной администрации, расположено через дорогу напротив Дома профсоюзов и Куликова поля].

С 17 до 18 часов депутат облсовета Вячеслав Маркин два раза нас пересчитывал, было около 200 человек и Маркин сказал, что достаточно. Были предложения уйти, бросить лагерь, но мы не хотели покидать Куликово поле – как символ. Просил женщин уйти, но мы не хотели уходить» (4).

Женщинам-медсестрам сказали быть на крыльце с медикаментами.

«Я стояла боком к двери. – Рассказывает Марина. — В какой-то момент отчетливо услышала, что щелкнул замок. Дверь изнутри кто-то закрыл. Еще подумала, что в здании кто-то есть. Конечно, должен же оставаться вахтер. Всегда кто-нибудь остается» (7).

«Тем временем пришло сообщение, что «правосеки» движутся к нам по Проспекту Победы [современное название Александровский проспект]» (6).

Ds8vf0__On8s
Поход на Куликово поле «правосеков», которые возглавили толпу агрессивно настроенных  «майдановцев» и «ультрас»

«На просьбы пустить людей внутрь дверь никто не открыл. Перед лицом реальной опасности ее пришлось выломать» (7).

«Флаги и фотографии погибших «беркутовцев» мы унесли в здание, висеть остался лишь флаг «Народной Альтернативы», Одессы и Украины» (6).

«Люди заносили на крыльцо Дома профсоюзов аппаратуру, какое-то имущество из палаток, православные несли иконы и хоругви» (3).

«Заносили в здание портреты Героев-«беркутовцев», — продолжает рассказ Надя, — пару стопок каких-то списков и листовок, матрасы, одеяла, купили медикаменты. У меня с братом [этим людям за 50 лет, брат незрячий] были дубинка-держак от лопаты, но короткая, половина держака и швабра.

Не заметила куда занесли генераторы и аппаратуру со сцены, может быть даже увезли, ведь в лагере стояли несколько машин, а потом их не стало. Если сохранили «майно» [имущество] – слава Богу» (4).

Я, Артем (с ним и его женой мы проходили вместе через Александровский проспект) и еще один «куликовец» побежали в церковь, находящуюся рядом на улице Пушкинской, просить, чтобы они били в набат, привлекая внимание людей и таким образом призывая их помочь в обороне Кулькового поля. Но нам отказали, сославшись на отсутствие старшего и на закрытие церкви. Мы попробовали побежать в церковь на улице Пантелеймоновской, но уже было, практически, 18.00 и она была закрыта, мы попытались позвонить или достучаться, но нам никто не ответил и мы раздосадованные вернулись ни с чем на Куликово поле. Когда мы возвращались, то встретили дедушку, которому было около 70 лет, он полный решительности шел из центра города, где произошла неравная кровавая схватка. Голова его была наспех перевязана, через бинт виднелись пятна крови, но приняв бой в Центре города на улице Греческой он шел на Куликово поле защищать его. Я очень наделась, что седовласый защитник Одессы выжил, но, увы, он погиб в Доме профсоюзов между третьим и четвертым этажами. Это был Александр Приймак, 1945 года рождения. Светлая ему память!

Вернувшись, мы увидели, что все, кто были на Куликовом поле, участвуют в создании новой баррикады вокруг крыльца Дома Профсоюзов. Мы начали помогать.

«Люди подносили доски, стулья, поддоны, чтобы ребята могли забаррикадировать входные двери в случае нападения и продержаться до прибытия наряда милиции» (3).

В то время милицейская машина стоящая на Куликовом поле куда-то отъехала, по-крайней мере на самом Куликовом я ее уже не видела. Горсточку милиционеров, которая крутилась на площади я тоже как-то уже не видела, наверное отошли подальше, видимо их уже предупредили о надвижении толпы.

Рассказывает Андрей: «На Куликово поле я приехал где-то за 30-40 минут до прихода толпы «майдановцев». Я был за городом, перезванивался с другом, который был на Греческой. Когда его телефон перестал отвечать я решил приехать найти его, но уже не на Греческую, а на Куликово поле» (16).

«Буквально за 5 минут до нашего входа в Дом Профсоюзов, — рассказывает Инна, — меня остановила одна из верующих, тех которые стояли на крыльце. Она мне сказала со слезами на глазах: «Вы знаете, не ждите помощи, никто не будет звонить, Владыка отказал». Для нее это было большим ударом. Я, в принципе, и не ожидала другого решения, а она верила, что церковь все силы направит, чтобы помочь людям. Тем более там стояли их прихожане…» (15).

Но из уст в уста передается, что в Дом профсоюзов зашел священник, видимо из постоянной группы верующих, которые всегда присутствовали на Куликовом поле во время встреч, митингов и маршей. Также есть свидетельство одного из выживших, что он видел как священнику отрубили руки. Страшно подумать, что это может быть правдой, но, увы, для «бандеровцев» православие и православные – это кровный враг, а для тех кого они выбрали своими врагами они применяют варварские способы убийства, что было доказано во время бойни 2 мая.

В официальном списке погибших священника не было, но ведь в этом списке, к большому сожалению, нет еще многих наших погибших товарищей.

Я упоминаю этот факт потому, что хочу сказать, что в разных группах нашего общества есть разные люди и то, что Владыка отказался дать добро на звон колоколов для набата совсем не означает, что церковь не хотела помочь, просто в тот момент не нашлось смелости ни у него ни у настоятелей церквей самим принять решение, взяв на себя ответственность. Да ведь никто из них и из нас и подумать не мог, что может произойти такая кровавая расправа…

Итак, поступила команда женщинам с медикаментами заходить в здание на 2-й этаж. Мы пошли на 2-й этаж раскладывали медикаменты на столы-кафедры, стоявшие в коридоре. Когда мы вошли в здание. Свет в нем был.

«Когда узнали о надвигающейся толпе, — рассказывает Андрей, — люди, которые были на Куликовом поле, начали кричать, чтобы все прятались в дом профсоюзов. Я слышал, как женщина с детьми говорила: «Давайте спрячемся в здание, может милиция нам поможет» (16).

Рассказывает Светлана: «Кто-то (в балаклаве, в камуфляже, он находился за спинами первого ряда ребят) со ступенек Дома профсоюзов прокричал в мегафон, что нам всем необходимо укрыться внутри здания. Мы стали возмущаться — впереди нас — какие-никакие, но все-таки заслоны (поддоны с мешками). Перед ними, мы за 15 минут сделали,  огромные кучи брусков асфальта (а чем еще отбиваться?!!!)… И что — мы сейчас оставим весь этот чудный метательный материал и спрячемся?! Мы стали складывать в мешки, на покрытые поддоны, — весь тот асфальт, который подняли перед Куликовым…

Я дважды тащила тяжелые мешки с асфальтом — вперед, ко входу, — мне, да и многим бабам — нашим!! — навстречу шагали мужики (уж извините, за 30 далеко…) — Они вслед за кем-то кричали «Один за всех! И все за одного!!» Они кричат — улыбаются, проходя мимо нас… а мы — тащим… друг за дружкой… асфальт… Не им, как оказалось потом…

Нам снова в спину прокричали (мы снова собирали асфальт в мешки) — что «ультрасы» уже прошли ЦУМ [Центральный универмаг] и вот-вот будут здесь!!! Всем срочно укрыться в здании!!» (8)

Рассказывает Надежда: «Около 19 часов уже сказали, что «бандерлоги» бегут по переходу у вокзала, и тогда мы почти все вошли в здание.

Еще раз скажу, что страха не было – ну разобьют стекла, ну и что, но представить себе, что будут жечь живьём людей – не могла» (4).

Рассказывает Лена: «Сообщили, что агрессивно настроенные «ультрас», «правый сектор» и остальные сторонники «майдана» приближаются к Куликову полю, людям сказали разбегаться. Но тут же послышались крики, взрывы, стрельба со стороны привокзальной площади» (3).

Рассказывает Руслана: «Я колебалась и не знала, что мне делать. Моя знакомая, была тоже на Куликовом поле, но в это время она общалась со своим другом, который был в дружине. Мужчина, нам незнакомый, который был у входа дома профсоюзов, часто повторял: «Женщины, дети! Заходите внутрь! Они уже рядом». Я слышала эту фразу не один раз, но не решалась, опасаясь того, что я одна и никто меня не защитит. Да и, к тому же, толку с меня там было бы мало. Внутреннее чувство (или шестое, как говорят) мне подсказывало, что мне туда не нужно идти, но разум, это даже не разум, а, наверное, совесть, не позволяя отойти — ведь мы всегда кричали «Один за всех и все за одного». Позвав свою знакомую несколько раз, которая даже не обернулась в мою  сторону, то ли не услышала меня, то ли была занята общением с ее знакомым, я решилась войти в здание» (13).

«Все стали забегать в Дом профсоюзов, — продолжает рассказ Лена, — чтобы укрыться там. В основном это были пожилые люди, женщины, были даже дети, испугавшиеся озверевшей толпы, приближающейся к Куликову полю. Это были люди, которые хотели живой стеной закрыть палаточный городок и не дать его снести. Ребят из палаточного городка было немного, человек 30-40 [возможно 50-60]. Так же в Дом профсоюзов попали и случайные прохожие и дети ищущие укрытия от приближающейся толпы. Кто-то закричал, чтобы женщины, старики, дети поднимались наверх, а ребята хотели оборонять крыльцо и 1-й этаж. Я поднялась на 2-й этаж»(3).

Рассказывает Алиса: «Я с женщинами забежала в здание Профсоюза, занося сумки с медикаментами» (12).

Рассказывает Ника: «Когда мы забегали, на первом этаже, я видела нашего областного депутата Вячеслава Маркина. Он разговаривал с ребятами, был внешне спокоен» (1).

Рассказывает Светлана: «На момент, когда я попала в Дом профсоюзов — мне казалось, что нас там человек 200-250… Плюс еще около 50 — перед входом, на баррикадах.

Я помню момент, как мы заходили. Запомнила его еще больше, еще крепче, после того, как увидела уже 3 мая в интернете — обожженный труп человека, который вместе со мной, с оглядкой назад, — на вокзал, — собирал асфальт, встряхивал мешок, приподнимал его и говорил: «еще есть место, насыпай, успеем. Не пройдут, суки!». И потащил сам этот мешок. Высыпал его на ступеньках, за первой, самой чахлой линией обороны —  дальше с мешком (весом в 35-45 кг — не пройти)…

И мы побежали внутрь. Потому что сзади — со стороны вокзала (Макдональдс); спереди, со стороны Итальянского бульвара (стадион «Спартак») — на нас стали бежать «ультрас». Мы протиснулись через «вертушку» на входе. Заходили ребята и впереди меня, и позади – без ничего… как на прогулку… В глазах — полное непонимание того, что происходит. У меня были такие же глаза…

Всех женщин попросили подняться на 2-3-й этажи. Я пошла. На 2-м этаже (правое крыло лестницы) девочки готовили серьезный медпункт» (8).

Рассказывает Игорь: «Никто специально не призывал заходить в это здание. Люди зашли туда, чтобы защититься. И я тоже зашёл вместе с ними. Я попал внутрь впервые в жизни. Там работали профсоюзные организации, были какие-то офисы. Но раньше мы к нему и близко не подходили» (19).

«Со стороны Пушкинской, Канатной и «Стекляшки», — рассказывает Андрей, — начала идти толпа. Они нас окружили. Бежать было некуда» (16).

ПОДЖОГ ПАЛАТОЧНОГО ГОРОДКА НА КУЛИКОВОМ ПОЛЕ. НАПАДЕНИЕ, ПОДЖОГ И ЗВЕРСТВА В ДОМЕ ПРОФСОЮЗОВ

Крыльцо у Дома профсоюзов

Рассказывает Леонид: «У некоторых из нас были щиты. У меня тоже. Мне его выдали. Мы остались на крыльце у входа в здания, решили там держать оборону. В нас полетели камни и фаера. Потом я слышал выстрелы, но не видел, чтобы рядом со мной в кого-то попали. Камни полетели градом» (18).

nyGNOC7VbY0
Баррикада куликовцев у крыльца Дома Профсоюзов

Продолжает Стас: «Окружило нас пару тысяч как минимум. Но важнее всего, что среди этих «майдаунов» были настоящие «боевики», и это явно не «харьковские хулиганы». Нас окружили, начали забрасывать камнями и «зажигалками» [бутылками с зажигательными смесями]. Площадка за спешно сделанными укреплениями перед зданием была мала для действий — человек  на 10 — 15. Самые храбрые пытались оттуда вести ответный огонь, но быстро появились раненые (включая пулевые), и мы отступили в здание Дома профсоюзов, забаррикадировав дверь» (6).

m1wxYmBqPSk
Куликовцы, мужественно сражающиеся с майдано-бандеровским полчищем, под  флагом Одессы и красным Знаменем Победы.

nRWweYGmsMY
Воины Куликова поля отчаянно держат оборону

Рассказывает Леонид: «Потом уже не было смысла оставаться у входа. Они уже даже сделали «черепаху» из щитов, причем не из деревянных как у некоторых из нас были а из алюминиевых, милицейских щитов. Серьезная такая «черепаха», их видимо хорошо натренировали. А сзади из-за «черепахи» выходит тип и кидает камни, потом уже полетели «коктейли Молотова». После того как первый «коктейль Молотова» разбился о входную дверь наши начали кричать: «Давайте во внутрь!». Мы зашли во внутрь и забаррикадировали вход» (18).

1-й этаж

Рассказывает Ника: «Когда все забегали в здание, один из мужчин подтолкнул ко мне мальчишку (он сказал, что ему 17 лет, но паренек выглядел лет на 14) и попросил присмотреть за ним, так как на Куликовом поле ожидалась серьезная драка. Мальчишка вырывался, кричал, что тоже будет драться, что он это умеет. Но я его обняла, объяснила, что здесь нам тоже нужна мужская помощь, сказала, что он будет перетаскивать раненных. Он успокоился, пошел на 2-й этаж» (1).

Пока мы пытались, наскоро, обустраивали на 2-м этаже медицинскую часть, наши мужчины готовились к обороне, вот свидетельство Артема: «Я зашел в здание с ребятами. Мы разбились на пятерки, заблокировали двери, окна, вход в подвал. Потом я и несколько человек со мной поднялись на 2-й этаж. В окна летели бутылки с зажигательной смесью и дымовые шашки. Мы их тушили» (2).

«На 1-м этаже из холла ребята перетаскивали мебель, перекрывали вход со двора» (4).

Рассказывает Леонид: «Мы раскатали пожарные рукава, а воды нет. Получается, Дом профсоюзов отключили от магистрали?! Я знаю, что такие здания, да и вообще любые другие здания, всегда должны иметь напор на случай пожара. А здесь нет, все отключено. Возникает вопрос: Кто отключил? Зачем и почему?

Потом я решил подняться на верх, чтобы посмотреть сколько же их, как там все происходит. Ну и хотел что-то сделать, кинуть, в конце концов, что-то сверху» (18).

2-й этаж

Рассказывает Яна: «Для подготовки медчасти в коридоре 2-го этажа мы зашли в Президиум, который расположен прямо напротив лестницы центрального входа. Там мы взяли только необходимые для медпункта столы-кафедры, чтобы на них разложить медикаменты и перевязывающий материал» (5).

Рассказывает Марина: «Моя группа медсестер состояла из пяти женщин. Начали разворачивать медпункт. Расположились на 2-м этаже, в правом крыле. Хотели подняться выше, но я сказала, что 2-й этаж – оптимальный вариант. К нам примкнули еще одна женщина и молодой человек. Он представился врачом, а женщина сказала, что умеет делать инъекции и оказывать первую помощь. [Оба врача договорились распределять обязанности по мере поступления раненых]» (7).

На 2-ом этаже в медчасти «стояла возле стола-кафедры девушка, что была рядом со мной еще на Греческой. — Рассказывает Света. — На этой кафедре были расставлены лекарства первой помощи» (8).

Крыша Дома профсоюзов

Рассказывает Андрей: «Когда я увидел из одного из взломанных кабинетов, этих неадекватных людей с украинскими флагами, увидел как они ломают наши, так называемые, баррикады, наш палаточный городок — я выбежал из этого кабинета и побежал через правое крыло, на верхние этажи. По дороге я слышал, как начали кричать, что видели у «майдановцев» «коктейли Молотова» и что они сейчас начнут палить.

Мы были уже на 5-м этаже у входа на чердак. Дверь была закрыта. С нами был пожилой ветеран и у него была, не знаю от куда, кувалда. Ею мы и выбили замок на двери. Уже появился запах гари, небольшой конечно. Мы сразу же побежали по деревянной лестнице на чердаке на верх, на крышу. Нас поднялось около 10 человек.

Я не знаю, с какой скоростью я бежал на крышу, но я там оказался очень быстро. За всем, что происходило дальше, я смотрел с крыши. Уже с крыши я видел, как они подходили к сцене нашего палаточного городка. Ничего еще не поджигалось. Но уже послышались взрывы и даже звук как от разбитого стекла.

Потом я пошел посмотреть что делается с  задней части здания. Пока все еще было относительно тихо.

Я смотрю вниз, а один из этого зверья (правда тогда мы еще и не представляли, что они будут здесь творить) кричит: «Не кидайся ничем, давай хотя бы собак и охранника выпустим». Мы на тот момент начали пытаться хотя бы камнями кидать в них, хотя, что это даст… У нас просто больше ничего не было. Доски да немного камней.  Я ему показал, мол хорошо. И стою, наблюдаю, чтобы собаки и охранник вышли. Я сам все понимаю и не хочу опускаться до их уровня. Зачем трогать невинных собак. А они людей сжигали не задумываясь. Убивать людей за то, что они защищают свой город. Не знаю, я бы сам себя загрыз за это. Я бы не справился с таким грузом. Не знаю, как они с этим живут?

Мы видели как вышло несколько человек. Среди них вышли двое мужчин. На них не было ни жовто-блакытных ни георгиевских ленточек. Я не знаю почему, но они нам что-то кричали. Что-то вроди: «Пацаны, мы свои, мы свои» был слышен одесский говор. Я не знаю кто это был.

Мы оставили с задней части крыши пацанов и я вернулся на сторону центрального входа. Уже появился какой-то небольшой запах. Это был запах гари и бензина. Запах был небольшой, его было еле-еле слышно. Но все-таки он был. Я видел как там, в одной из наших палаток, сидел человек. В палатке, куда люди приносили еду. Он просто сидел и ничего не предпринимал, а ему деревянной битой разбили голову. Уже после этого начали все поджигать, все палатки» (16).

uOQ5Y-K-LUE
Евромайдановцы начинают жечь палатки куликовцев.

yQuih4JQT__o
Подоженные палатки «куликовцев»

2-й этаж

С нами на 2-м этаже, я помню, был мальчонка лет 13-14, очень активный мальчик, который всячески помогал  мужчинам в подготовке. «Когда все уже горело, я видела, как он помогал нашим мужчинам вскрывать кабинеты» (1). Какой же была моя радость, когда позже, на видеороликах, я увидела, что паренек этот выбрался живым из горящего Дома профсоюзов.

«Я отчетливо помню, что в здание вошло трое детей лет 10-13. Двоих я из виду потеряла, а третьего, который активно помогал нашим мужчинам, помню с нами на 2-ом этаже» (5).

«На 2-м этаже был слепой человек с женщиной. — Рассказывает Инна. – Он всегда приходил на Куликово поле. Для них я лично вынесла два стула из актового зала. Потом, когда начались все эти ужасные событии я все время думала, как же они в этом ужасе выживут.

Там, в коридоре 2-го этажа, на стуле сидела женщина с крестом, семидесяти лет. Она очень плохо ходила, не знаю как она сумела там передвигаться. Она сидела, опершись на крест. Я помню, она часто ходила на Куликово поле. Что стало с этой женщиной — я не знаю» (15).

«Это явно были «боевики» [нападающие на «куликовцев»] с опытом подобных действий, — рассказывает Стас, — ибо они не стали ломиться через главный вход, а, ведя обстрел по окнам, начали забрасывать здание зажигалками. На 2-м этаже, рядом со мной, ранили парня (пулевое), камни мы уже не считали» (6).

Ns__a14XGsM0
Бандеровцы стреляют по людям в окнах Дома Профсоюзов

Рассказывает Игорь: «Они начали активно разбивать окна. Но чем они их разбивали, я не знаю. Просто камнем такое окно разбить нельзя. Когда появился дым, я сам пытался разбить окно металлической палкой. Сделать это было очень трудно. Думаю, окна в здании  были 4-го класса прочности. А с задней стороны здания, со двора, они тоже окна разбили и начали забрасывать лестничные пролёты бутылками с зажигательной смесью. Окна между лестничными пролётами выходят во двор, и то, что в них кидаешь, попадает прямо на центральную лестницу. В последствии там много людей погибло. Также «майдановцы» сразу подожгли центральную дверь» (19).

Лена рассказывает: «Когда я поднялась на 2-й этаж, тут же услышала выстрелы внизу, вернулась на площадку и увидела, что подбежавшие стали закидывать внутрь через стекла «коктейли Молотова». Кто-то из них закричал: «Давайте спалим их здесь живьем!» Я снова поднялась на 2-й этаж. В коридоре лежал пожилой мужчина, ему стало плохо с сердцем» (3).

Рассказывает Игорь: «Сразу после того, как загорелась центральная дверь, послышались хлопки на центральной лестнице, между 1-м и 2-м этажами. Вероятно, через разбитые окна из заднего двора в здание влетели какие-то шашки.

Было так: стоит человек рядом с тобой, хлопок, проходит 2–3 секунды, и человек исчезает, ты его просто не видишь. Он скрывается в дыму» (19).

Рассказывает Николь: «Оставила на 1-м этаже пустые бутылки (решили в них набирать воду, специально бегала, искала их по ларечкам и магазинам вокруг Куликова поля, чтобы подготовить емкости для воды на всякий случай). На 2-м этаже набрала, в несколько бутылок, воду. Решила бинты и воду оставлять на подоконнике и у главной лестницы, там был стол. Говорили, что могут кидать дымовые шашки, а через мокрый бинт или мокрую одежду легче дышать и глаза можно быстро промыть водой. Спустилась опять на 1-й этаж – бинты нашла, целый кулек, а бутылки потерялись. Сказали, что унесли куда-то на 3-й этаж» (10).

Рассказывает Надя: «На 2-м этаже в помещении Президиума (как я потом выяснила у бывшего работника) как раз посредине здания между колоннами, из окон уже видно боевиков. Ребята из руководства указывали, что делать: срывать шторы синтетические – легковоспламеняющиеся, набирать воду (А во что? В туалете вода сначала была), водой тушить пожар, если возникнет, а огнетушителями (было парочка) – тушить людей. Переносили столы перекрывать боковую лестницу и в ящиках двухтумбового стола председателя Президиума я видела коробку конфет и бутылку коньяка, еще удивилась – ни одной бумажки, карандаша или поломанной ручки, подумала, специально оставили, может быть отравленное (потом показывали по ТВ пустые бутылки – якобы мы там пили, нам было некогда пить). Полетели камни в окна, Нина Качановская сказала мне с братом уходить от окон» (4).

Рассказывает Руслана: «Парни сразу же стали выбивать двери в кабинетах, стекла в окнах… Заняли позиции у окон, чтобы обороняться. Женщин, девушек попросили остаться в коридоре, подальше от окон. Я была с девушкой, лет 35, она просила меня быть рядом с ней, т.к. очень боится. Вот мы и стояли, потом нам стало интересно, мы хотели подойти к окну (боковому), но нас парни не пустили. Благо, что был санузел в конце коридора… Парни у окна что-то бросали на улицу,- не знаю, что это было, но точно не коктейли… И они нас тоже просили отойти. Вернувшись в центральную часть коридора, я увидела двоих из лидеров Куликова поля (не называю имен), их многие знали. Я так переживала, что не смогу завтра попасть на работу, но один из них меня решил успокоить, сказал, что все будет в порядке» (13).

На 2-м этаже уже были готовы оказывать медицинскую помощь.

«С нами на 2-м этаже был молодой парень. Он внушал уверенность. Я еще подумала: «Боже мой, какое это мамино счастье». В нем чувствовалась доброжелательность. Он пытался нам, женщинам, внушить, что все мы сделаем, все сможем и всем поможем. Как я потом узнала его звали Сергей Мишин, он погиб в Доме профсоюзов. Теперь я понимаю, какое же это мамино несчастье потерять такого сына» (15). Светлая ему память!

«Послышались хлопки взрывы, грохот. Появились первые раненные» (1). «У них были мелкие травмы. Они нуждались в обработке и перевязке. Кому-то стало плохо. Мужчина потерял сознание. Его положили на матрац, занесенный из палатки. Потом он пришел в себя и смог передвигаться» (7). Девчонки и женщины бегали помогали. Медик, который был с нами также как и все мужчины начал готовиться к обороне, он и еще один паренек пытались выбить дверь в кабинет рядом со столом, чтобы туда перенести медпункт, но двери были толстые, наверное, дубовые, выбить их не удалось. Мы уже знали, что они кидают бутылки с зажигательной смесью.

K1W__tZO5mAc
«Мирные» майдановцы подготавливают «коктейли Молотова», чтобы сжигать людей в Доме профсоюзов

«Учитывая, что мы в здание вошли практически в последний момент, — рассказывает Стас, — кабинеты были заперты. Мы выбивали двери в кабинетах, чтобы тушить то тут, то там возникающие пожары и искали хоть пару огнетушителей, но лично мне не попался ни один в трёх кабинетах. Более того, в коридоре вскрыли пожарный кран с брандспойтом — но в нем не оказалось воды» (6).

Лично я видела на 2-м этаже пожарный кран, который находится недалеко от туалета, вообще без брандспойта. А в самом кране также не было воды.

Кто-то крикнул: «Бегите в туалет, нужно набирать воду». Мы кинулись в правый конец коридора, к нему мы находились ближе. За углом недалеко от окна, выходившего из коридора на улицу с боковой стороны здания, был женский туалет, мы открыли кран, вода еще была, нашли пластмассовые бутылки разных объемов и начали набирать, потом кто-то принес ведро. Когда мы бегали мимо окна кто-то крикнул: «Не подходите близко к окну они стреляют по окнам». Через некоторое время нам в окно коридора на 2-м этаже кинули бутылку с зажигательной смесью она попала между рам, стекла были толстые еще с советских времен, видимо, поэтому стекло второй рамы не было пробито. Между рамами начало загораться пламя, мы разбили стекло и начали тушить, набранной водой, очаг загорания, но вдруг загорелась штора мы быстро ее потушили и тут же начали ее срывать, чтобы она не загорелась вновь.

«Один мужчина, — рассказывает Ника, — который пришел на оборону Куликова поля с Греческой площади с перевязанной головой (просил называть его «Ленин») пытался снять дверь с петель, чтобы закрыть окно, через которое бросили первую бутылку с зажигательной смесью. Я хотела его перевязать. У него была разбита голова и текла кровь, но он мне ответил: «Не надо, некогда, сейчас не до этого» и дальше безуспешно пытался снять дверь с петель» (1).

Нам кричали не ходить близко у окна, потому что по окнам стреляют. Все бегали, пытаясь найти новые емкости и набрать еще воды.

ozLa__KxoY0E
Бандеровцы стреляют по окнам Дома профсоюза

Рассказывает Яна: «Но на 2-ом этаже воды уже не было. Я побежала на 3-й этаж – там тоже ее не было. Тогда я рванула на 1-й, оказалось, что там вода есть. Я успела набрать еще несколько ведер и принести их на 2-й этаж. Там на 1-ом этаже я видела Вячеслава Маркина, он шутил со мной. [Никто из нас и представить не мог себе, что может произойти что-то ужасное]. Это был последний раз, когда я его видела» (5).

3-й этаж

Рассказывает Света: «Я поднялась на 3-й этаж. Кабинет прямо от лестницы был открыт. Там было много людей.  Они то приходили, то уходили…

Начали стрелять по окнам, выходящим на лестницу. Мы (я и еще какая-то женщина) — искали чем можно забаррикадировать окна… Все кабинеты в здании были закрыты. Плотно и четко. Подручных материалов, что пришли бы нам на помощь в открывании дверей, — ни у кого не было. Кое-как нам удалось вскрыть на 3-м этаже 2 комнаты» (8).

W2uQSXjmeoU
Бандеровец стреляет по людям в окнах

Рассказывает Николь: «Поднимаюсь на 3-й этаж. Люди на лестнице. Уже посыпались битые стекла. Не успела понять, кто их разбил и почему люди прячутся вдоль стен. Надо было бежать дальше, искать бутылки. Так и есть, нашла их на 3-ем. Воды в туалете не оказалось. Как так, была же только что. Набрать хотя бы из бачков, только их разбирать долго. А что делать, нужно расставить воду и разложить бинты» (10).

Рассказывает Света: «Пошла по 3-му этажу в правое крыло (если смотреть на Дом профсоюзов). Остановилась у окна. Снизу летели камни и «коктейли Молотова». Люди внизу бесновались и орали. Было страшно. Вдруг из дальней части этого крыла прямо в мою сторону стал двигаться парень. Откуда он вынырнул — я не знаю. Мне стало еще страшней. Захотелось убежать. Но интуиция подсказала, что если повернусь к нему спиной — будет непоправимое… Я стояла как вкопанная. У него в руках была деревянная бита и огнетушитель. Он спросил, выглядывая в окно: «Что там?» Я ответила «не знаю» и, на всякий случай, стала боком к окну и к нему. Он отдал мне огнетушитель, сказал, что-то вроде: «если что — будешь защищаться им». Тут появились еще люди, несколько пожилых мужчин и женщин (с центрального коридора, откуда и я пришла – а они только сейчас!). Я поспешила назад» (8).

«Кто-то крикнул, что на 3-м этаже плохо человеку. — Продолжает свой рассказ Инна. – Я схватила бинты и перекись и побежала со 2-го этажа на 3-й этаж в правое крыло. Центральная лестница еще не была задымлена. В конце коридора 3-го этажа, справа, лежал парень. У него не было видимых травм, но он был без сознания. Кто-то сказал, что это граната. Рядом взорвалась шумовая граната и это контузия. Парень лежал напротив туалета. В это время подошел мужчина. У него слезились глаза. Он сказал, что рядом с ним упала граната со слезоточивым газом. Я ему сказала, чтобы он немедленно промыл глаза в туалете. Но оказалось, что воды там нет. Мы все же с ним кое-как протерли ему глаза. И тут подошел парень, у которого была повреждена рука, текла кровь. Я ему налила в рану перекиси и обмотала руку бинтом.

Мы привели в чувство парня, который лежал без сознания. Он очнулся, с трудом понимая где он и что происходит парень, которого мы привели в сознание  сел и в это время очень быстро стал появляться черный дым. Все  заволокло дымом, я почувствовала кислый запах в воздухе. Стало нечем дышать. Я глубоко вдохнула, но потом поняла, что глубоко дышать нельзя, потому что у меня сразу закружилась голова. В этом черном дыму я не понимала где я иду, по каким коридорам» (15).

Рассказывает Лариса: «Я растерялась, Лены, с которой мы были вместе, не оказалось рядом. Я не знала, что делать, в какую сторону бежать. Поднялся страшный шум, были слышны выстрелы, а потом появился дым. Я  была на 3-ем этаже, зашла в какой-то кабинет, дверь в него была выломана. С улицы доносились вопли ликования, «майданные» речевки. Нас поджигали и радовались тому» (9).

«С 3-го этажа я попала в этот боковой коридор с лестничными пролетами. – Продолжает рассказ Инна. — Там было разбито окно и сидело несколько человек. Люди пытались дышать. Когда проходила по коридору, не доходя до лестничного пролета, возле какого-то кабинета кто-то из ребят сказал, что там есть люди. Они открыли дверь. Там был такой дым, это даже не дым это было как  взвешенная смесь угля. Он был настолько густой, что его можно было резать ножом. Я такого никогда не видела. Это было нечто материальное. Это был не дым. Я не знаю, как это объяснить. И оттуда, из кабинета, ребята вытащили женщину, небольшого роста, она была без сознания и мужчину. Мы попытались их дотащить в конец коридора к разбитому окну, чтобы они хоть чуть-чуть могли вдохнуть воздух. Но я не знаю дышала она или нет.  А вот мужчина дышал и мог говорить» (15).

1-й этаж

Рассказывает Лина: «В суматохе людей, я видела как с боковых дверей начали заходить люди в масках с украинскими ленточками.

Видела как начал идти дым, как вошедшие в здание начали бить наших мужчин, чем-то обливали и затаскивали в подвал. Я это видела!

Потом меня толкнул один мужчина, говорит: «Что ты тут делаешь? Беги наверх». Я схватила маму за руку и мы побежали на 2-й этаж» (17).

Рассказывает Тихон: «Я резко вдохнул и у меня обожгло горло и начала сразу разбухать слизистая. Стало трудно дышать. Я бросился на 2-й этаж в туалет, воды нигде не было» (20).

2-й этаж

А на 2-ом этаже, вдруг в уже частично разбитое окно, полетела новая бутылка с зажигательной смесью. Она упала в 30 см от меня, я тогда была к окну спиной, но тут же отскочила, ужасно испугавшись. Ника сказала, что от ее ног горящая бутылка была буквально в 5 см. и дальше рассказывает «Я бросилась тушить огонь на паркете» (1). Тушить огонь на полу старались все, недалеко лежали матрасы, часть огня попала и на них. Общими усилиями нам удалось быстро потушить огонь. Тушили тряпками и руками.

В это же время наши ребята спустились на 1-й этаж. Открыли пожарный кран, растянули шланг, но вода была уже отключена» (2).

Вдруг от центрального входа повалил темный дым и тут же потух свет. Уже тогда слышались радостные крики ликующей и бесящейся толпы на улице.

Нам, женщинам, находившимся на 2-м этаже, сказали собрать, по возможности, все медикаменты и бежать на верхние этажи. Коридор, и так темный, без света, погружался во мрак черного дыма. Мы кидали в кульки медикаменты.

Рассказывает Руслана: «Я стала немного задыхаться и мне какой-то мужчина достал маску со своего кармана. Я его не знала, ему было около 45-50 лет. Поблагодарив его, до сих пор сожалею, что, не знаю, жив ли он…, т.к. не помню даже его лица» (13).

Рассказывает Марина: «Дыма становилось все больше и больше. Вокруг потемнело, ничего не было видно, хотя на улице было еще светло. Этот дым выталкивал воздух из легких. Было нечем дышать. Мне показалось, что еще немного, и я потеряю сознание. Надо было куда-то выбираться, где можно дышать. Мне кто-то сунул в руки детский памперс вместо маски. Он немного фильтровал дым.

Я подумала, что в каждом таком здании есть боковые лестницы с окнами и нужно идти туда. Это была правая лестница, если стоять лицом к зданию. На ощупь, по стенке я выбралась на нее. Там, по крайней мере, было что-то видно, дыма было меньше, но дышать все равно было нечем. До окна пришлось подняться на один пролет» (7).

C__9SUPa3P9I
Бандеровские нелюди уже горящее здание продолжают забрасывать «коктелями Молотова»

Рассказывает Лина: «Снизу на 2-й этаж начал подниматься какой-то беловато-серый дым. Он даже как-то не поднимался, а стелился» (17).

Рассказывает Руслана: «Что-то стало гореть, но мы не видели, что было снаружи, парни просили огнетушитель, он был (мы его уже заранее нашли), кто-то отнес… Все эти действия происходили на 2-м этаже.  Один из выше указанных лидеров Куликова поля (женщина) стала проверять, есть ли вода в пожарном щиту, но воды там не оказалось, видно уже отключили… Шланг был настолько коротким, что даже бы не достал ни до одного кабинета…

Эта женщина сорвала листок с планом эвакуации здания и попросила всех пробежаться по этажам и сделать всем то же самое. Я спустилась на 1-й этаж — там было очень темно, я пробежалась по коридору в одну, потом в другую сторону, ничего в темноте не найдя, я вернулась на 2-й этаж. Перед тем, как подняться, я увидела через входную дверь, что на улице горят палатки, наши баррикады и мне стало немного страшно, но я себя успокаивала, что все будет хорошо.

Никого из знакомых я уже не видела. Выглянув в окно между 1-м и 2-м этажом я увидела как на улице парни с тыльной [задней] стороны здания что-то все время кидали в здание. Их было по — моему трое, но не меньше двух. Я увидела, что почти с самого начала ворота со двора им открыл какой-то мужчина, взрослый, за 55. Возможно, седоволосый, среднего телосложения. Он преднамеренно запускал бешеную толпу» (13).

«Мужчины стали выбивать двери в кабинеты, — рассказывает Лена, — чтобы пробраться к окнам и пустить воздух.. Но когда с улицы увидели, что люди появляются в окнах, то стразу начинали стрелять и кидать в окна коктейли. Огонь опять тушили руками и ногами. Из коридора шел страшный едкий дым, который разрывал легкие. Мы практически не видели друг друга, хотя на улице было еще светло» (3).

Рассказывает Тихон: «Я побежал на 2-й этаж, но он уже весь горел. Видел как внизу парень тащил своего друга. Он не мог его вытащить, перед дверьми горел факел. Огонь был такой, что подступиться было невозможно. Я не видел чем могу им помочь. Я подходил, а все горело. Да простит меня Бог, но я не смог помочь. Тогда я вернулся на 2-й этаж. Там стоял священник, молодой священник, он даже незадолго до всего этого ужаса меня с еще одной женщиной окропил святой водой. Он стоял и тихо молился, не предпринимал ничего, а просто молился» (20).

Коктейли начали бросать с разных сторон в окна кабинетов.

«Кто-то крикнул, что у человека огнестрел. – Рассказывает Ника. —  Коктейли все летели в разбитые окна кабинетов. Дым стал едким и в коридоре стало черно. Дышать было нечем. Чья-то рука ткнула мне в лицо смоченный детский памперс. Я уткнулась в него и на ощупь выбралась на площадку черного хода [все та же боковая лестница справа]. Там было светлее и можно было дышать» (1).

Рассказывает Алиса: «Я начала бежать от недостатка кислорода к окну коридора (правое крыло здания). Смотрела с ужасом на окно и просила Господа, хотя бы больше ничего не кинули, тушить нечем. Мокрый пол в коридоре снова вспыхнул. Через несколько минут огонь сам погас. За поворотом была боковая лестница. Мы боялись подняться на 3-й этаж, потому что все лестницы рядом с огромными окнами, по которым стреляли.

Благодарна тем отважным двум девушкам, которые, не теряя самообладания, раздавали нам повязки на лицо и памперсы, чтобы через них дышать. Они не бежали, не суетились, как я. Они спокойно стояли в этом жутком черном дыму 2-го этажа, от которого болело горло, и помогали людям. Не знаю живы ли они!» (12)

Рассказывает Яна: «Мы все рванули на боковую лестницу. Потом начали бегать между 2-м, 3-м и 4-м этажами и плотно закрывать двери коридоров, чтобы едкий черный дым не шел на боковую лестницу. К нам на 2-й сбегали люди с 1-го, 3-го и 4-го этажей» (5).

Как в последствии выяснилось, именно так мы, те, кто был на 2-м этаже, непроизвольно разделились. Часть людей осталась в кабинетах на 2-ом этаже, часть по боковой лестнице поднялась выше, а часть осталось в зоне боковой лестницы, метаясь между 1-м – 2-м – 3-м этажами.

«Я пошла по коридору 3-го этажа и оказалась на 2-м этаже. – Рассказывает Инна. — Там я встретила Алексея Албу. Он с каким-то парнем пытался выбить дверь в кабинет, чтобы там укрыться. Конец коридора 2-го этажа еще не был сильно заполнен дымом. Сильное задымление пока было ближе к центру коридора. Я шла по коридорам, где можно было хоть чуть-чуть вздохнуть, шла на свет. Если бы тогда я понимала, где нахожусь и что мне нужно вернуться туда, где осталась моя сумка с ключами и телефоном, то я бы, наверное, там и погибла. Так как это было у центрального лестничного марша на 2-м этаже, где был развернут медпункт» (15).

3-й этаж

Рассказывает Стас: «Тем временем сообщили, что «майдауны» прорываются на 3-м этаже по другому [левому] коридору, не знаю как они туда попали.

rbFfqCAonks
Майдановцы заходят в здание с левого крыла

Побежал туда. Пробегая, видел женщину, она была с иконой и всех крестила ею. Перекрестила и меня. На 3-ем этаже помогал блокировать дверь, в коридоре даже встретил двух девушек — пытались тащить старый железный сейф. Помог его допереть до дверей, заблокировали. С другой стороны двери рвались «майдауны». Потом за дверью стало как-то тихо. Пока строил баррикаду, под дверью пошёл какой-то бело-зелёный дым. Сразу его даже не заметил. Но сделал пару вдохов и воздух из лёгких вышибло. Отошел, облокотился о стену, но вдохнуть воздух не мог. В этот момент думал что задохнусь. Но потом кислород начал поступать. Тут не выдержал и дал слабину — позвонил сестре и сказал что я их всех, и в особенности мать, очень люблю. В здании вырубилось электричество. Полностью. Не видно было ни фига, дышать невозможно. Стало очень страшно: куда бежать, что делать?» (6).

Рассказывает Артем: «Начался штурм. Кто-то крикнул, что «майдановцы» прорываются на 3-й этаж. Мы втроем побежали на 3-й этаж. Там уже все горело, было полно дыма, дышать было нечем. Мы забежали в кабинет, где уже лежали две женщины и один пожилой мужчина. Мы перевели их в другой кабинет, где было меньше дыма, разбили там окно, чтобы был доступ воздуха. Выбежали в коридор, где уже появились эти уроды. Завязалась драка, их было больше, они были хорошо экипированы: бронежилеты, маски, каски, наколенники, у многих на поясе висели шумовые гранаты. Силы были неравные. От ударов я вырубился.

Очнулся в каком-то кабинете. Там было трое уже мертвых, но не обгоревших человек и один полуживой, который лежал на мне и хрипел. Я его вытащил в коридор, поставил на ноги. Дыма было немного меньше. На лестнице центрального входа у окна уже было много обгоревших трупов на боковых лестничных маршах тоже были трупы. И тут с трех сторон появились эти нелюди. Подошли прижали нас к стене, обыскали карманы. Нашли у меня георгиевскую ленточку, спросили по-украински «Что это такое? Откуда ты?» Я сказал: «Георгиевская ленточка. Город — герой Одесса». От них услышал: «Сейчас с тобой наши пацаны повеселятся». Удар в пах, удар по ноге, удар по голове… Я потерял сознание…» (2)

Рассказывает Света: «Вернувшись к центральной лестнице на 3-ем этаже, увидела тоненькую девочку, в светлых брючках и белом пиджачке. Она спросила: «ты знаешь, что делать?!» Я говорю: «Нет. Но надо поискать огнетушители». «Давай держаться вместе», — сказала она. Мы нашли еще несколько огнетушителей. И попытались выволочь вместе с ней и какой-то женщиной сейф из кабинета. Дальше коридора он не ушел. Кроме того, что тяжелый, чтобы продолжать тащить его к окну, так еще и в коридоре начал скапливаться едкий удушливый черный причерный дым… Сначала он будто уносился куда-то, развеивался… Но потом с каждой минутой становился все плотней…» (8)

Рассказывает Лариса: «Дым сгущался очень быстро. И через какое-то время из-за этого стало совсем темно, чернильная темень, слышно только шарканье ног и судорожное дыхание, кто-то рядом задыхался также как и я. Кто-то пытался разбить окно в этом кабинете, и у него долго ничего не получалось, я потеряла надежду, а потом услышала, что окно разбили, но ничего кроме черноты не было видно. Концентрация дыма была настолько высокой, что в нескольких метрах от окна не был виден оконный проем. У женщины, которая была вместе  снами случилась истерика. Она по телефону прощалась с дочерью, просила у нее прощения. Она говорила что задыхается  и умирает.. Я уже не верила, что когда-нибудь выберусь из этой тьмы. Дышать было совсем нечем. Парень, которому удалось разбить окно, подтащил меня и этим спас от смерти. Он сам задыхался, но нашел еще силы подумать обо мне. Когда я оказалась головой наружу – стало легче. За окном бесновалась толпа. Им показалось, что нам мало гореть внутри здания. Они притащили откуда-то бочки, в которых что-то горело и шел черный дым. Это они старались для таких как я» (9).

Крыша Дома профсоюзов

Рассказывает Леонид: «Когда я поднимался на верхние этажи, помню на 3-м этаже видел девчонку лет 16-17, она кому-то по телефону звонила. Что с ней произошло не знаю.

Я только поднялся на 4-й этаж и буквально через 5 минут кинули коктейль на 2-й этаж, на главную лестницу и по ней уже невозможно было ходить. Тогда я поднялся на 5-й этаж, а потом на крышу.. Увидел, как пару раз ребята кинули что-то с крыши, но никакого результата внизу я не увидел. Мы ведь не готовы были к такому повороту. Биться по честному – да, кидаться камнями – да, открытый бой – да… Но «коктейли Молотова» и другие «зажигалки», шумовые и световые гранаты, огнестрельное оружие… И все от куда-то издалека, из-за угла, из-за деревьев… Этого если честно мы не ожидали. Мы готовы были к честному сражению, но не к тому, что происходило вокруг здания, а потом и внутри.

Перед входом в здание палатки уже полыхали вовсю. Был такой дым и чад. Весь этот смрад поднимался наверх. А эти орут: «Слава!», «Прыгайте!» и все больше бесноваться начинают.

Потом запылал центральный вход. Загорелись и нижние этажи. Палатки уже догорали» (18).

Рассказывает Лина: «Поднимаясь на 5-й этаж мы ничего не видели. А на 5-м этаже мы с мамой вообще заблудились, мы же не знали плана здания, да и ориентироваться в дыму было тяжело. Какой-то мужчина, которого мы там встретили, нас направил к чердаку. Мы уже начинали задыхаться. Нас практически вытащили на крышу» (17).

Рассказывает Андрей: «С крыши мы увидели, как подпалили 2-й и 3-й этажи.

У нас была связь с некоторыми внизу, кто был там, на этажах. Ну и соответственно человек 5-6 спустились с крыши на нижние этажи спасать людей, чтобы они не угорели от дыма и не задохнулись. Мы спускались на 4-й и 5-й этажи. Ниже спуститься не удалось, так как все было задымлено и ничего не было видно. Хотя уже и на 4-м этаже было плохо видно. С кем-то мы смогли дозвониться, кто-то увидел и услышал нас сам и присоединился к нам. Мы искали наших где-то минут 20. Потом уже мы сами и люди, которых мы разыскали, начинали задыхаться. Тогда было принято решение возвращаться. Тех, кого нашли, вывели на крышу. У них было легкое отравление дымом – кружилась голова, трудно дышалось. На крыше нас уже стало около 50-60 человек» (16).

Рассказывает Николь: «Поднялась на 4-й этаж. В конце коридора встретила бегущих людей. Кто-то сказал, что 2-й этаж уже захвачен, площадь у здания заполнена «майданутыми», их несколько тысяч. Все это слышу из разговоров, бегу следом за всеми наверх по узкой лестнице. Вход на чердак открыт. Все мгновенно заполняется дымом. Запаха гари нет, но дышать трудно и слезятся глаза. Кто-то кричал про пожар внизу.

На крышу мы поднимались по деревянной приставной лестнице. Остановилась, чтобы освободить руки, сложила все в рюкзачок, одела его на спину. Все в дыму, уже не видно куда идти. Следую за спиной впереди меня. Женщина дошла до верха лестницы, а заходя на крышу, упала. Я присмотрелась от входа на крышу с чердака покатая поверхность и очень неудобный маленький проем. За мной поднимаются люди – надо быстро зайти на крышу и тут же аккуратно отойти в сторону» (10).

BEwn0ex88lI
Деревянная лестница на крышу

Продолжает рассказ Андрей: «После того как все взобрались на крышу мы подняли наверх лестницу, так как это была единственная лестница с чердака на крышу» (16).

«Подняв лестницу наверх, решили ею же укрепить дверь на крышу, вдруг попытаются прорваться» (10).

«Снаружи были две пожарные лестницы, — объясняет Андрей, — но, подумав, мы туда направили на охрану 6-7 человек, чтобы никто не мог к нам залезть. Ребята не высовывались, они расположились полуприсев и лежа. Было еще два входа на крышу с чердака, туда мы тоже поставили дежурить ребят. Все присутствующие на крыше, в случае необходимости, были готовы сопротивляться. Правда ничего кроме палок и черенков для лопат у нас не было. Средств защиты тоже никаких, только защитные маски и обычные марлевые» (16).

Рассказывает Леонид: «Пожарные лестницы находились снаружи на боковых крыльях здания и выходили во внутрений двор. Ребята, дежурившие у этих лестниц, спустились на нижнюю крышу, т.к. боковые крылья здания были на этаж ниже, т.е. имели только четыре этажа» (18).

HKCSc1g-x__k
Куликовцы на крыше Дома профсоюзов, вид с бокового крыла здания, видна часть пожарной лестницы и черный дым выходящий из окон здания со всех сторон

Продолжает рассказ Николь: «Оказывается уже кто-то организовал людей и все выходы на крышу (кажется пять) охраняются парнями из наших» (10).

Рассказывает Лина: «Я бегала по крыше, чтобы узнать что, где происходит. Видела как они сзади здания расставляли палатку [видимо их «штаб», который будет упомянут Стасом дальше]. Они кричали нам на крышу, что «на примере Одессы мы покажем, как будет со всем Юго-Востоком», кричали, что «живыми вы от туда не выйдете» (17).

 4-й этаж

А мы, в это время на 2-ом этаже, собрав медикаменты кто куда и сколько смог, попробовали продвинуться к боковой лестнице — там было окно. В коридоре 2-го этажа было очень темно и валил черный дым. Мы пошли ближе к окну на лестнице. Оно уже было настежь открыто. Кто-то крикнул: «Не подходите близко к окну — они стреляют по окнам». Окно на этой боковой лестнице действительно было большое, во весь человеческий рост, и, проходя, человек был как на ладони. А мы уже слышали, что «майдановские» фашисты были во внутреннем дворе и пытались стрелять по окнам, у которых было замечено движение. Некоторое время я колебалась, но потом увидела, что черный едкий дым подходит, да и люди тоже скапливаются. Я решила рвануть наверх, «Будь что будет» — подумала я,  за мной это сделало еще какое-то количество человек. На 3-м этаже был тоже черный дым, и мы побежали выше на 4-й, увидели рядом с лестницей кабинет и забежали в него. Там уже было несколько человек и было разбито одно окно, в кабинете был свежий воздух. За какие-то 10 минут туда забегали еще люди.

Рассказывает Алиса: «Я взяла лоток с бутылочками медикаментов (перекись, йод, бинтов немного) и все-таки решила бежать выше до третьего этажа (или четвертого). Там укрывались от дыма в небольшой боковой комнате люди. Женщины с небольшим количеством взятых медикаментов, мужчины с ранениями и без» (12).

В кабинете нас оказалось примерно 6 женщин и где-то 6-8 мужчин. Мы не знали что делать, многие безрезультатно пытались дозвониться в милицию и пожарную. Нас было три медсестрички и мы даже успели перевязать в кабинете двоих раненных. Одна из девочек сказала, что занесли парня и она сделал ему обезболивающий укол. Я попробовала высунуть голову в коридор, но тут же дернулась обратно, захлопнув дверь. В коридоре было все в черном дыму, он был очень резкий и удушливый с каким-то кислым едким запахом, достаточно было нескольких секунд, чтобы это почувствовать. Наши ребята подперли дверь для надежности еще и шкафом. А мы безуспешно пытались дозвониться в пожарную, милицию и скорую продолжались…

Рассказывает Алиса, находящаяся в этот момент вместе со мной в одном кабинете: «Один молодой  человек лет 35-и почему-то не боялся стоять во весь рост возле окна. Потом он  посоветовал всем, если дым усилится, смочить одежду водой и накрыть ею лицо» (12).

 2-й этаж

На 2-м этаже происходило следующее.

Рассказывает Игорь: «Это не был обычный дым. Все мы жгли костры и знаем, что дым от огня поднимается вверх. А этот дым был зеленовато-жёлтый, с коричневым оттенком. И он не поднимался, а сразу падал до пола, образуя вокруг тебя сплошную завесу. Так что ты сразу переставал видеть. Этот дым падал вниз, стелился. Он проходил сквозь щели, даже когда мы двери забаррикадировали.

Я начал задыхаться, побежал по коридору, дёргая за ручки дверей. Вдруг одна дверь открылась, я влетел в кабинет. Нас в этот кабинет забежало четыре человека, потом мы познакомились. Один был дедушка, которому было уже за 70, беззубый старичок. Его лицо я запомнил навсегда. Ещё были двое ребят. Мы были на втором этаже в правом крыле, если стоять лицом к центральному входу. Крайний кабинет. Дым стелился до подоконника, но стоило высунуть голову в окно, как в нас летели камни, стреляли из травматического оружия. Дедушке буквально снесли часть черепа. Он был весь в крови. Мы забинтовали ему голову, и он «потерялся». Просто сидел и смотрел перед собой. Я ему сказал: «Вы хоть иногда со мной говорите, чтобы я знал, что вы ещё живы». Я понимал, что смерть ходит рядом. Позвонил жене, ребёнку, попрощался.

До хлопков и газа ни одного мертвого я не видел. Выстрелы и хлопки, а также крики потом слышались непрерывно. Но выйти в коридор, чтобы помочь людям, было невозможно.

Сторонники «Майдана» подносили скаты и поджигали их. Дым поднимался вдоль стены и не давал дышать даже тем, кто высунул голову в окно. Мы сверху видели, что тех, кто выпадает в окна, толпа просто тупо забивает. И понимали, что есть только два варианта: или мы проживем ещё какие-то минуты в этом дыму, или нас внизу сразу убьют» (19).

Рассказывает Руслана: «Я стояла просто в коридоре, не знаю сколько времени. Все постепенно покрывалось тьмой, становилось темно и даже дневной свет, не помогал нам что-либо увидеть. Густые клубы дыма странно поднимались по коридорам, запах был таким, как будто горели шины… Я не понимала откуда этот запах.

Что было на верхних этажах, я не знала, так как туда даже не поднималась. Я пыталась пойти на 3-й этаж, но увидела, что там тоже темно и дым. Я решила оставаться на 2-м этаже. Куда дальше двигалась и где я была, точно сказать не могу, так как многие из нас уже ничего не понимали… Я побежала в поисках воздуха с центра коридора в правую сторону, пытаясь найти немного воздуха, но когда бежала туда, я понимала, что там нет доступа к кислороду, а может, не нашла… Дым становился гуще, и уже ничего не было видно. Было как в аду — глаза открыты, но вокруг мрак.

В сторону, откуда я только вернулась, бежало несколько женщин, мы столкнулись… Я остановилась, не зная, что делать. Услышала за спиной голос женщины: «Я умираю, умираю, помогите!!!» Я испугалась и стала тоже кричать, что мы умираем. В этот момент, вдыхая эти клубы дыма, я чувствовала, что каждый вдох становится все тяжелее и тяжелее, что воздух стал таким горячим, что еще несколько таких вдохов и можно забыть о жизни. Я протянула руку и ухватилась за рукав одежды мужчины, судорожно, держа его, я просила спасти меня, пойти куда-то, где есть воздух. Пройдя немного, я почувствовала облегчение, стало легче дышать и мы вошли в какой-то кабинет, который был спасением. Войдя, мы увидели людей еще в соседнем, смежном кабинете. Мужчина с большим деревянным крестом стоял и молился. Я ухватилась за одежду мужчины, стала кричать, чтобы спасти кого-то ведь люди умирали в коридоре… Но никто не шевельнулся, никто не вышел за дверь на коридор, так как это была смерть. Радуясь тому, что у нас есть хоть немного воздуха и есть возможность спастись, мы стояли…

Что было на улице, не знаю. Спустя некоторое время зажглось окно от кинутого коктейля, мы не двигались. Тушить было нечем… Вслед за этим полетел второй коктейль уже в центр того же соседнего кабинета (там были верующие). Они вошли в наш кабинет. Пожар стал пробираться дальше, поэтому нам нужно было выбегать. Куда потом бежали, не помню… ни в каком направлении, ни с кем. Мы просто разбежались.

Я не могу до сих пор понять, где это все происходило. Я увидела свет, рядом были мужчины и женщины, которые бежали со мной к окну. У окна мужчина и одна из женщин стояли на карнизе. Высунув голову, я понимала, что если полетит еще один коктейль, женщина, которая на карнизе, может отойти назад и осколки стекла могут войти мне в голову. Я опасалась, но потом, понимая, что нужно дышать, мне было все равно.

Одна из женщин повторяла: «Где мой сын? Он же наверху…» Девушка  молодая, сидела сбоку за мной,  на столе или на стуле, вся в саже, черная. Кто еще был, не помню. Справа у окна горел кондиционер, я просила его потушить, но нечем. За окном стояла разъяренная толпа.

Женщина, которая стояла за окном, передо мной, просила помощи: «Здесь женщины, дети…» В ответ мы слышали: «Ну, что? Хотите еще в Россию?» Через некоторое время к соседнему окну поднесли этажерку, которая использовалась для флагов на сцене Куликова поля. По ней стали спускать людей, помогала милиция. Что до этого за окном происходило, не видела. Видела, как спускали женщину с рюкзаком на плечах. Потом уже и я влезла на карниз, так как «освободилось» место. Мужчины помогли перейти на соседнее окно и уже оттуда меня мужчина передал, наверное, работникам милиции, которые поочередно передавали меня друг другу, крепко удерживая, чтобы я не упала. Когда я оказалась на земле, в моей голове не укладывалось, как я выйду через эту толпу.

CsU1XF1PhfE
Куликовцы спасаются из горящего здания, но спасшихся в особенности мужчин жестоко избивают. Не всем удается спастись от озверевших майдановцев

Ведь сначала я думала, что просто толпа разойдется, и я спокойно выйду. В недоумении, я увидела женщину у стены — между толпой и милицией. Какой-то парень подошел, сорвал с нее георгиевскую ленточку (я свою сняла раньше) и прижал ее к стене. Это было похоже на то, как поступали фашисты с нашими русскими… Я решила выйти через толпу, но мне не позволили.

Потом какой-то парень из толпы решил меня к себе вытащить силой, и когда я поняла это, ухватилась за рукав рубашки милиционера (возможно, у него было какое-то звание, так как он был одет не так, как другие, а в рубашке). Тогда этот парень из толпы дал мне пинка и я вернулась обратно, а наш «госслужащий» одернулся и стал на меня кричать: «Чего ты хочешь от меня?» (когда я за него держалась, чтобы меня не вытянули на растерзание). После этих слов я поняла, что он мне не поможет. Тогда я ухватилась за одежду другого милиционера обеими руками и стала кричать, что там,  в здании, люди умирают, чтобы помогли, но он просто отводил взгляд и отворачивался.

Я не знала, что дальше делать. Решила подойти поближе к женщине, которая стояла у стены. Но ее и меня облили с бутылки бензином — лили на голову, в лицо, глаза. Когда я ощутила запах бензина, жжение в глазах, свитер был мокрым… я поняла, что одна спичка и это конец. Я понимала, что, возможно, нас поставят на колени и мы должны будем кричать «Слава Украине!» и осознавая это, а, особенно то, что я не поддамся этому — меня ждет летальный исход — я стала кричать так, что было, наверное, слышно на вокзале. В это время я услышала фразу, которая повторилась три раза, говорили парни: «Отпустите ее, у нее шок!»

Обернувшись, я увидела, что толпа расступилась, и я побежала, оббегая клумбы у фасада здания. В самом углу я увидела труп парня, у которого не было какого-то органа тела. Я видела кровь и живую ткань человека. Я стала кричать еще сильнее, мчась с огромной для меня скоростью мимо толпы, подумав, что я «свободна».

Меня схватили под руки парни и уложили на землю под ели. Я только кричала, чтобы меня никто не трогал, не прикасался ко мне. Кто-то просил принести воды, меня ею облили. Меня интересовало кто это. На мой вопрос отвечали: «Свои». Но это были не «свои». Я продолжала повторять один и тот же вопрос. Подбежали девочки и, узнав, что я их «противник», стали призывать парней: «Бейте ее, бейте!». Мне принесли нашатырь… Парень, который представился мне позже, ответил им, что я точно такой, же человек, как и они…

Постепенно я стала осознавать, что происходит. Надо мной стояли нерусские парни (возможно, турки), их было около пяти. Тут был знакомый, которого я видела часто на Куликовом поле. Он меня вывел оттуда, а этот парень с толпы, который просил принести мне  воды, стал тут же объяснять, что он с России, но проживает на данный момент в Харькове, и что я зря думаю, что в России так хорошо… Но мне все это не было интересно. Поблагодарив его за то, что он для меня сделал, я пошла дальше со знакомым.

Увидев милицию, которая медленно просто шла вдоль Куликова поля, я стала снова кричать, что там люди умирают… Но им это не было интересно.

Так я оказалась за пределами Куликова поля.

Но, если бы я могла вернуть этот день назад, я знаю точно, что поступила бы точно так же! Даже если бы не выжила!» (13).

Рассказывает Лена, находящаяся тоже на 2-ом этаже: «Я пыталась дозвониться в милицию, но там не отвечали. В какой-то момент я почувствовала что умираю, у меня останавливается сердце, и я пошла к окну. Тут же полетели коктейли и началась стрельба. Меня оттаскивали от окна, кричали, что меня убьют. Но мне уже было все равно, мне нужен был воздух. Я шагнула на подоконник, закричала толпе внизу, чтобы они не стреляли. Но они что-то кинули и не попали в меня. Карниз на 2-м этаже оказался, на наше счастье, широким. Следом за мной на карниз стали выходить остальные, уже полузадохнувшиеся люди, по ним стреляли, кидали в них зажигательные смеси. Весь карниз и стена были залиты бензином и маслом, забрызганы кровью. В кабинетах было абсолютно ничего не видно.

В какой-то момент я почувствовала страшный удар в голову, моя голова ударилась в стену дома, в глазах стало темно, а потом яркая вспышка, и мои волосы загорелись. Я не знаю, чем они в меня кинули – взрыв пакетом, шумовой гранатой или чем-то еще. Но это взорвалось на моей голове. От удара мне рассекло лицо, из носа хлынула кровь. Если бы я в тот момент не держалась за кондиционер, я бы упала вниз. Мальчик, стоявший рядом со мной на карнизе, бросился тушить огонь на моей голове. Не помню, сколько времени мы там стояли, думаю, что не меньше получаса. Потом появилась милиция, они принесли металлоконструкцию. По ней я и другие  люди спустились на землю. Меня какой-то парень одессит обнял, закрыл собой и вывел через толпу. Я оказалось рядом с машиной скорой помощи, но меня как будто бы не замечали. Никто не попытался оказать мне первой помощи, хотя лицо мое было в крови. Я нашла платочек и как-то сама постаралась вытереть от крови лицо. Ко мне со «скорой» так никто и не подошел» (3).

LL8CAk8Ipeo
В спасающуюся от огня женщину кидают «коктейль Молотова», она чудом не срывается с карниза

Один мой знакомый рассказал мне о своих выводах по поводу темных потеков на внешней стороне здания: горящий бензин потека не оставит. Однократное пролитие бензина на вертикальную стенку потек оставит, но не такой яркий и концентрированный. Что это значит? Это значит, что в бензин добавляли пластификатор, который и оставил эти следы. А также это значит, что ни о какой «спонтанности» действий и речи не может быть. Горючее для «зажигалок» готовилось не менее чем за 4 часа до событий, т.е. тогда майдановских «бандеровцев» здесь, на Куликовом поле и близко не было. Но кто-то уже спланировал приход, поджог и убийства.

Боковая лестница в правом крыле, пролеты со 2-го по 3-й этажи

Другая часть людей, оставшиеся на 2-м этаже, выбирались из задымленного коридора на площадку правой боковой лестницы к окну.

«Там было светлее и можно было дышать. – Рассказывает Ника. — Мужчины несколько раз забегали в черный коридор. Вывели задыхающуюся женщину и вынесли мужчину в полусознательном состоянии. Я перебегала на пролет выше или ниже в зависимости от того в какое окно бросали очередной коктейль. Деревянная дверь в коридор, из которого мы вышли стала такой горячей, что нельзя было притронуться. Нас было человек 15-20» (1).

Рассказывает Марина: «Между 2-м и 3-м этажами боковой лестницы стекло было выбито. На окне стоял мужчина. Руки у него были в крови. Он пытался еще выбивать куски стекла, т.к. даже у разбитого окна дышать было нечем. Я предложила ему забинтовать руки. Он сначала отказывался, но потом согласился. Лицо его я смутно запомнила. Куча битого стекла и окровавленные ладони – главное, что осталось в памяти» (7).

Рассказывает Яна: «На пролете боковой лестницы между 2-м и 3-м этажами нас скопилось уже много, но люди продолжали пребывать, гонимые едким удушливым дымом и фашистами, появлявшимися уже наверху на 4-ом и снизу на 1-м этажах. Я помню, видела мужчину — он сидел на полу в каком-то отрешенном состоянии, его руки были в крови, голова разбита и оттуда текла кровь. Еще был парень, который сидел облокатившись о стену, и повторял: «Я ничего не понимаю. Темно. Мои глаза ничего не видят…» Было очень страшно»(5).

«Когда мы с братом поднялись на 3-й этаж, — рассказывает Надя, — я увидела женский туалет и предложила войти (еще пошутила – хоть какая-то польза от Облсовпрофа) и это нас спасло. Иначе мы бы раньше дошли до эпицентра пожара. Потом мы пошли в сторону центрального входа, но было уже темно и дымно, чем ближе подходили к центру, тем дымнее, и воздух или дым стал еще и горячим. Брат предложил повернуть назад. На лестничной площадке между 3-м и 2-м этажами уже собрались люди, человек 20, на площадке между 1-м и 2-м тоже были люди. С 4-го этажа спускался «бандерлог», но его струей из огнетушителя отпугнули наши мужчины. На лестничных площадках открыли окна. После нас мужчины приволокли (принесли) грузную женщину с 3-го этажа, она задыхалась, к тому же была астматиком, дали ей воду, она достала ингалятор, мы её усадили. Наше окно (с лестничной площадки) выходило во двор, мы увидели подбегавших и кидавших со двора в окна 2-го этажа зажигательные смеси, затем появились пожарные протянули рукав. Женщины с нижней площадки стали звать на помощь в открытое окно. Пожарный принес лестницу и приставил к окну между первым и вторым этажом, стали спускаться, сначала женщины.

С нами на площадке был депутат облсовета Алексей Албу, мне позвонил знакомый корреспондент и сказал, что выходящих бьют (с центрального входа), я передала Албу, он сказал: «Все будет в порядке». В процессе ожидания помощи от пожарных я звонила (19:54) 103, 102, говорила с племянницей, она все смотрела по прямому эфиру 1-го городского, ублюдочного, канала. Подошла  наша с братом очередь спускаться (спускались быстро, одновременно на лестнице было по 3 человека, один внизу, один посредине, один вверху). Внизу нас встретили двое мужчин  (один предложил снять георгиевскую ленту) и пожарный, который, подталкивая в плечо, говорил: «Выходим, выходим». Во дворе снимал оператор с профессиональной большой камерой. На выходе со двора стояли «бандерлоги», много женщин и подростков, кричали: «Чемодан, вокзал, Россия», мы еще огрызались, я кричала «Новороссия», а брат называл их «суки». Подбежала шмакозявка 1,3 м с прутом около метра и стала плеваться, с другой стороны подошли два парня и начали со мной беседовать по поводу Новороссии. Я говорила, что мои дедушка и бабушка жили в Новороссии, парень говорит, что неправильный мой дедушка, я говорю, что мой дедушка был царским гвардейцем, а ты кто. Пожарный опять сзади в плечо легонько: «Выходим, выходим». Перед нами вышло около 20 человек, в том числе женщина с детьми-подростками. Женщине-астматичке из нашей группы врач скорой предложил помощь, она осталась у машин. «Бандерлогов» сначала было немного, потом эта сволота узнала, что мы выходим и начали прибегать от центрального входа. Мы в это время дошли до оцепления милиции на улице Пироговской, и они предложили перейти за их цепь, потому что я не смотрела назад и разговаривала с зятем по телефону, чтобы он нас встретил. Время разговора, когда мы уже были в безопасности 20:22.

Меня проводили брат с зятем по улицам Пироговской и Канатной домой. Мы проходили мимо горящего здания, но что там происходило из-за шума и толпы людей не видели. Я считала, что все выйдут почти как мы. Не могла представить, что там творится» (4).

Продолжу рассказ о людях, скопившихся на боковой лестнице между 1-3-м этажами.

Рассказывает Марина: «В здании стоял густой, черный дым. А на улице тоже было полно дыма от дымовых шашек.

Окно выходило во двор дома профсоюзов. Там бесновалась толпа. Они  что-то швыряли в окна, орали. Были слышны выстрелы. Под окнами центральной лестницы, на асфальте лежали два человека. Они не шевелились, скорее всего,  были уже мертвыми. Один из них лежал в луже крови. Потом их оттащили за пределы двора, а лужа крови осталась.

Отойти от окна не было никакой возможности, т.к. было нечем дышать. Я осознавала, что должно быть много пострадавших, но совершенно невозможно оказать никому помощь. Можно сразу потерять сознание от удушья.

По-видимому, лестница была отрезана завесой дыма от остального здания. Периодически из коридора накатывались волны горячего воздуха из-за пожара.  Здесь собрались еще люди. Что происходило в здании, я не знала. Слышала крики женщины. Непонятно откуда они доносились. Скорее сверху.

Пожарные долго не ехали. Я попыталась им дозвониться, но номер 102 не отвечал. Прошло минут сорок или час, прежде, чем начали тушить пожар. Со двора заехала одна пожарная машина.

После этого начал рассеиваться дым. Можно было находиться на лестнице. Больше людей собралось на площадки первого этажа. Некоторые сидели на ступеньках. Я их тормошила и спрашивала все ли у них в порядке, не нужна ли им помощь. Они отвечали, что все хорошо, но я понимала, что не все. Я осознавала,  что они заторможены, т.к. им нужен свежий воздух. Но, там, на воздухе было еще опаснее среди стада диких животных.

С какой-то девушкой началась истерика. Она начала кричать в окно. Люди стали ей говорить, что не надо кричать, не надо высовываться. Они могут что-нибудь кинуть или выстрелить. Но, она продолжала кричать. «Нам здесь всем хана» — сказала какая-то женщина» (7).

Рассказывает Ника: «С 3-го этажа сбежал мужчина, ему вслед выстрелили, он скатился по лестнице мне под ноги. Я его знала по Куликову полю [к счастью он остался живым]. Затем открылась боковая дверь. Показались какие-то люди в касках. наши спросили: «Кто вы?». Они сказали, что помогут нас вывести. Я увидела на одном из них желто-синий платок на шее, у него были бешеные, и в тоже время веселые глаза. Я рванулась вниз» (1).

Рассказывает Марина: «К окну подошли пожарные. Наверное, они услышали крики девушки, т.к. все внимание толпы и пожарных было приковано к окнам центральной лестницы, а на боковую – особого внимания никто не обращал. Они сказали, что сделают для нас коридор, приставили лестницу к окну. В этот момент мне в первый раз стало страшно из-за того, что придется пройти сквозь это стадо. До этого страшно не было. Все происходило как будто не со мной. И взбесившееся стадо, и пожар, и удушливый дым, и первые погибшие – все было как в кино. Возможно – это был шок» (7).

Рассказывает Ника: «В боковом окне лестницы показался пожарник. Он сказал, чтобы все женщины спускались, пообещал, что нас не тронут. Мы посоветовались и решили спуститься. Не знаю где, но я, нащупав палку взяла ее и готовая дать отпор и крепко сжимая ее в руках, спускалась. Когда я была уже возле пожарника, он забрал палку из моих рук, сказав «Хватит, навоевалась. Вас не тронут». Нас было, кажется, пятеро. Было еще светло. Нам что-то кричали эти обезумевшие «майдан овцы». У меня звонил телефон. Я взяла трубку, разговаривала. Но меня вдруг сзади ударил ногой по спине какой-то «майданутый» в голубой спортивной куртке, я машинально попыталась его стукнуть и что-то крикнула. Другой в камуфляже схватил меня за шею, пытался вырвать телефон, кричал, чтобы я стала на колени перед их трупом, который лежал рядом. Я выпустила телефон из рук. Меня подхватил какой-то парень, отволок чуть в сторону, где по счастливой случайности меня встретили дети. Сын спросил у парня: «Вы кто?». «Одессит» — ответил он» (1).

Рассказывает Марина: «Когда нас выводили из здания было еще светло, и я обратила внимание, что лужи, образовавшиеся при тушении пожара, были кровавыми.

Толпа «майданов» была озверевшая, со стеклянными глазами. По-видимому, под действием наркотиков или чего-то сильнодействующего. В основном это был молодняк лет по18 – 20. Но, среди них был один постарше, лет 40 – 50, наверное,  главный.

Они орали нам: «Путинские суки! Сколько он вам заплатил? На колени! Показывайте кошельки». Когда увидели мой пустой кошелек – интерес к нему и ко мне пропал.

У  дороги лежало несколько трупов. Кажется, их было четыре. Они орали: «Вот, что вы наделали, смотри, на колени!» Я не знала, что сейчас будет – дадут дубиной по голове или выстрелят в спину. По бокам дороги стояло много карет скорой помощи. Между ними крутилась милиция в лице пузатого полковника или подполковника, который созерцал все происходящее с невозмутимым видом, как будто ничего не происходит. Еще дальше стояло спецподразделение в полной экипировке – в касках, в масках, со щитами, дубинками и тоже спокойно за всем наблюдало.

В этом хаосе я потеряла людей, с которыми вышла и не знала, что с ними было дальше.

Когда я вышла за пределы Куликова поля, то еще не чувствовала себя в безопасности. Там стояли какие-то люди. Кажется, они пришли за сыном. Они сказали, чтобы я шла с ними. Мы все вместе дошли до подземного перехода в самом начале Куликова поля. За елками было видно, как беснуется толпа даже тут. Пройдя через переход, мы оказались на остановке возле вокзала. Вдруг я увидела, как со стороны «Привоза» едет четыре или пять автозаков. Мелькнула мысль: «Сейчас наших будут хватать, сволочи».

Транспорта долго не было. По-видимому, узнали о беспорядках. Пришлось взять такси на привокзальной.

От меня жутко пахло гарью, драло всю носоглотку. Губы были солеными, чувствовался металлический привкус во рту. Лицо было черным от копоти.

О происходящем в здании, о масштабах жертв, я узнала, когда попала домой и поняла, что смерть прошла рядом. Не могла уснуть почти до утра. Наверное, это был шок.

Не могла дозвониться людям, с которыми вместе выходила. Телефоны не отвечали. Ничего не знала о судьбе тех, кто был в здании. Кто погиб и сколько?» (7).

Рассказывает Инна: «Я не помню как это произошло, но я оказалась опять на 2-м этаже в том же правом крыле, где уже побывала до этого. Я открыла какую-то дверь, от туда на встречу идет группа ребят. Прямо в дверях мы и встретились. Он говорят «Женщина, идите, мы вас выведем ». Я их спросила кто они, а сама думаю: «Такие бодрые с виду, ведь наши уже по стенкам лазят и все в полу бредовом состоянии. А эти свежие, бодрые». Я решила, что пришли нас спасать. Что пришла какая-то помощь нам. Я говорю им: «Кто вы ребята? Там люди задыхаются». А они мне: «Идите, мы вас выведем». Я пошла с ними. Два человека пошли меня выводить, а остальные пошли во внутрь здания. И вот эти двое мне говорят: «Только вы снимите георгиевскую ленточку. Мы скажем, что вы нормальная». Ну, я от греха подальше сняла ленточку. Вывели меня через боковой вход правого крыла. Было еще светло. Свет внутри здания не горел. Меня вывели в толпу «зверья». Они стояли вокруг входа. На меня никто не набросился, видимо потому, что меня вывели их же. За этой толпой стояла милиция со щитами, спиной к Куликову полю. Я не могла уйти, я пошла на Куликово поле.  У меня остались в доме профсоюзов близкие люди и я должна была узнать, что с ними когда их выведут и в каком они состоянии. Я осталась их ждать» (15).

2-й этаж

Рассказывает Игорь: «К нам в кабинет 2-го этажа поднялась лестница с пожарным. Он только спросил: «Будете выходить?» Мы ответили: «Нет». И он спустился один. Потому что понимал: если мы с ним спустимся, то нас всё равно внизу убьют, покалечат. Тем временем на улице стемнело. И к нам начали ломиться в дверь. Спросили: «Кто?» — «МЧС». Мы открыли. «Будете выходить?» Мы ответили «нет», но попросили вывести дедушку. Дыма становилось всё меньше. Наступила ночь. И я услышал в коридоре шорох. Открыл дверь и увидел, что там ходят люди с фонариками. Я обмотал голову футболкой, чтобы меня не узнали, и вышел. Меня спрашивают: «Ты кто?» Отвечаю: «Свий» [с украинского Свой].

Уйти я не мог. Думал, может, найду кого живого, помогу. Было очень много трупов. Я раньше боялся покойников. Но в этот день я увидел столько смертей, я переворачивал тела, заглядывал в их лица. И понял, что бояться нужно живых.

Так я дошёл с «майдановцами» до чердака. Слышал, что на чердаке ходят люди. И вдруг — бах! Включается свет. Я сразу увидел сотрудников милиции высокого ранга. В том числе и замначальника одесской милиции, Фучеджи.

Милиционеры говорят: спускайтесь на 1-й этаж, в правое крыло. Там будем вас собирать. Пока спускался, наблюдал, как во всех кабинетах, где не было пожара, рылись «майдановцы». Собирали оргтехнику, какие-то документы. Прямо на лестничной клетке сидел один из них, возле него стояла открытая бутылка шампанского и коробка конфет. Наверно, праздновал.

Нас было 7 человек, кого нашли в здании. И один из «Самообороны». Вскоре зашли двое в штатском, явно сотрудники СБУ. С нами стоит милиция, полковники, подполковники. Один из этих двоих произносит: «Ну что, сепаратисты, доигрались?». С нами были двое 17-летних пацанов. Они говорят: «Дядя, какие сепаратисты, мы одесситы». На что СБУшник им внятно ответил: «Сейчас вместе со всеми ляжете на 3-м этаже». А Фучеджи ему: «Да ладно, успокойтесь, это же пацанва совсем» (19).

Крыша Дома профсоюзов

Рассказывает Андрей: «С крыши я видел как пожарные и милиционеры выводили людей через боковой выход с правой стороны (если смотреть на центральный вход Дома профсоюзов). Женщин они практически не трогали. Но вот если выходил мужчина, они сразу начинали его бить» (16).

Рассказывает Николь: «Около часа на крыше пыталась отдышаться и остановить слезы. Глаза пекло, дышать трудно. Из чердака валит дым. У меня оказались бутылочка с водой и бинт. Кое-как промыла глаза, сложила бинт и приложила к лицу. Предложила сидящим рядом, но видимо, они отдышались раньше меня. Кто-то пытался смотреть вниз. Но выстрелы заставляли приседать. Нас закрывал высокий парапет по краям крыши. Было еще светло, но дымно. Внизу стоял ор и гул, горел палаточный городок, сцена. Рассмотреть невозможно – по крыше стреляют, только по бокам крыши [и сзади] можно высунуться. Осмотрелась, сколько же нас. Где-то человек 50. Женщин оказалось 12» (10).

Рассказывает Леонид: «Стреляли, по нам стреляли из зеленки, я имею ввиду из зелени. Я из-за парапета высовываюсь, смотрю – целится в меня. И действительно, какое там расстояние – 20 метров. Внизу стоит за деревом, у него охотничье ружье и снайперский прицел, оптический. А вот один пацан на крыше, так вообще… Он выглядывает посмотреть что там и я смотрю его аж подбросило, правда вверх и в сторону. Он мне говорит: «Вот только что, возле меня, возле уха… Я почувствовал воздух, аж свистнуло… Пуля пролетела, представляешь?!»

DYxCNQ4Sr0Y
Сотник «евромайдана» Мыкола стреляет по людям в Доме профсоюзов

К счастью, на крыше никого не убило и даже не ранило. Мы ведь там лазили везде и все время. Пока светло было, часть из нас могли бы точно положить. Хотя они, как я понял, в основном с боков стреляли, а там им мешала сильная зелень: сосны, деревья. Ну и милиционеров много было по бокам. Ну, как много… Так в принципе они там были. Хотя на милиционеров они вообще внимания, по-моему, не обращали» (18).

Продолжает рассказ Николь: «Неоднократно слышала, как с крыши пытались вызвать пожарных. Кто-то пытался успокоить родных. Кто-то связывался с друзьями, оставшимися в центре в ТЦ «Афины». Какой-то парень говорил по телефону любимой девушке, что все хорошо, он в безопасности, говорил ей о любви. А сам не знал, останется ли жив. Впрочем, как и все мы.

На крыше я встретила своего знакомого «куликовца». Слава Богу, он жив и здесь» (10).

Рассказывает Лина: «Мы дозвонились к одной девушке, она находилась в каком-то кабинете. Мы ей говорили, чтобы она поднималась на крышу. Она нам отвечала: «У нас вроде бы все нормально. Мы заблокировались в кабинете. Нас здесь где-то 28-30 человек. Мы со своей стороны заблокировали дверь, чтобы к нам не могли зайти». А потом мы слышали стуки. Мы слышали как они начали биться в двери. Они не могли разбить двери. Потом она начала кричать: «Нас палят, нас заживо палят. Нас блокируют со стороны коридора и палят…» Потом уже ничего не было слышно. А мы сидели на крыши и с ужасом думали, что наверное эти 28-30 человек уже мертвые. Я, к сожалению, так и не знаю о судьбе этой девушки. Но все же надеюсь, что она как-то смогла выжить.

Потом нам позвонила одна женщина и говорит: «Я заблудилась на 5-м этаже, не знаю куда мне идти. Я ничего не вижу. Я задыхаюсь. Со мной еще моя дочка находится». Один парень на крыше облился водой, у кого-то нашли бутылку с водой, и побежал их спасать. Больше он не вернулся и мы не знаем, что с ним произошло. Но знаем точно, что парень сумел вывести женщину и ее дочь из здания и они спаслись» (17).

3-й этаж

Рассказывает Стас: «После того как погас свет, ничего не было видно. Оставаться на том месте было опасно, я помнил, как от бело-зеленного дыма перехватило дыхание, а сейчас он вновь подступал. Я включил мобилку, чтобы хоть что-то видеть и пошел. Вновь этот жуткий дым, развернулся  в другую сторону от дыма, но он словно шел за мной. Нашел кабинет, зашел в него. За мной, видимо на свет моей мобилки, зашли еще несколько человек.

С трудом добрался на 3-м этаже до окна в кабинете, выбил стекло, чтоб хоть как-то дышать, дышать получалось только через ткань. Здание уже пылало. Со мной было в кабинете человек пять. В коридоре был то ли пожар, толи еще эта гадость дымная, и мы закрыли двери, парни стали баррикадировать ее шкафами. Через какое-то время к двери нельзя было подойти — жарко было ужасно и везде шел этот удушающий дым.

Стояли у окна. Потом вернулись с еще одним «куликовцем» вглубь кабинета. Там у стены, практически недвижимый, стоял парень руки держал у лица. Я схватил его за рукав и потащил к окну, он не сопротивлялся – тащат, так тащат. Был еще один – на столе, мы с парнем тоже оттащили его к окну.

Высунулись в окно, по нам стали кидать камнями. Парень рядом со мной начал кричать «Все! Мы горим! Не дайте сгореть». Я же реально думал, что через пару минут придется прыгать из окна 3-го этажа. Через какое-то время по нам перестали кидать камни, даже кто-то внизу вроде стал орать, чтоб нам помогли. Его, я так понял, послали…, а нам кричали «Прыгай пидарас» и «Путина зовите, пусть поможет».

Была идея выбраться по обычному кабелю от удлинителя, закрепив его на окне. Но хрен бы он нам помог. В конце-концов часть «майдановцев» приволокла к нам металические конструкции, и маленькую пожарную лесенку с крюком, я ее держал, пока другие выбирались.

Первым спустился парень с длинными волосами, совсем молодой, лет 20. «Майдауны» его схватили и толпой поволоки под здание. Прижали к стене, одни — били дубинами, другие – держали, поэтому парень и не падал от побоев.

Они сразу начинали бить всех ребят, кто слазил. Последний парень отказался вылазить. Я его попытался уговорить, но он отказался. И тут я сделал один поступок, который возможно спас мне жизнь, но за него стыдно. На мне была майка с гербом и надписью СССР, я ее снял, передал парню и попросил, чтобы он бросил ее как можно дальше вглубь кабинета. Не знаю, было пламя или нет — дым уже был такой, что в метре ничего не было видно.

Дальше как в каком-то фильме. Один «майдаун», что вылез вверх, говорил, что сформируют кольцо, но ничего подобного — бить стали почти сразу. Били по почкам, по голове и по коленям (попали раза три, но прямо над чашечками, повезло). Голову прикрыл руками (на левой рассечение глубиной 2 — 2,5 см, про остальное говорить даже глупо). Сначала орали, чтоб тащить в штаб, прицепился какой-то «майдаун», все допытывался «Кто стрелял?» Запомнил разве что какую-то девчонку лет 22 — 25, все пыталась мне палкой по лицу ударить, да бабу лет 40 — 50, что мертвой хваткой вцепилась мне в волосы. Пришел еще какой-то тип с милицейским щитом, проверили пальцы рук, мол стрелял ли я. Поверил, сказал связать руки скотчем и тащить в штаб. По дороге встал еще один тип, допытывался, одессит ли я. Сказал, одессит, назвал улицу Одессы, он сказал меня тащить к другим пленным, к милиционерам. «Майданы» кругом стали орать, что милиционеры выпустят. Он ответил: «Эти не выпустят». Поволокли меня обратно под стену Дома Профсоюза, по дороге часть пыталась ударить дубинками, двое, что тащили (один со щитом), пытались им помешать, но какое там, их двое, а этих… Правда я тогда на удары дубинок уже перестал обращать внимание, в голове было: лишь бы не по лицу.

Дотащили под здание, там действительно были люди в милицейской форме, но в чёрной. Там уже было две женщины и два парня. Мне эти милиционеры приказали сесть на корточки. Милиционеров было человек 10 -12, стояли они полукругом от нас, практически впритирку к нам. Постоянно «майданутые» пытались через этих милиционеров достать нас дубинками, летели камни.

Чуть позже приволокли парня, он даже присесть не мог. Я попытался его подтащить поглубже в нашу кучу, но один милиционер на меня заорал «Не двигайся, сука!» (это дословно). А потом, «майданутые» все же прорвали кольцо черных милиционеров (просто повалив троих из них), к нам вылетели трое типов с дубинками и начали нас, тупо, бить куда попадется. Все это время нас снимал на камеру какой-то стример, причем стоял прямо за «правосеками», красный маячок его камеры был хорошо виден.

Били и женщин рядом. Одна упала, я чуть сместился к ней (точнее на нее), и в этот момент пропустил два полноценных удара по голове, один вроде битой, второй металлом. Кровь моментально хлынула, я упал, но тут милиционеры все же их немного оттеснили, подбежал какой-то тип лет 26-30 без дубья и бронежилета, его «майдауны» послушались. Отступили. Спросил, одессит ли, ответил, что да, потребовал доказать, был при себе паспорт, показал страницу, где я зарегистрирован в Одесском УВД. Он сказал, что меня выведет, и действительно — вывел за оцепление, моя кровь к тому моменту уже залила пол-лица и майку. Сказал, что тут где-то была «скорая». Я его попросил, что если можно, чтоб вывел двух женщин, что остались. Ничего не ответил, но направился обратно — надеюсь вывел.

Шел шатаясь, милиционер из оцепления (они стояли вообще в стороне от места событий) подсказал, где найти скорую помощь. Обычные «майдауны» шарахались от меня в стороны. Один предложил помочь довести, а я уже не знал, толи поможет, толи перо сунет в бок, ибо шли мы за здание, а там освещения вообще нет. Но нет, действительно помог, в «скорой» меня сразу заставили сесть, начали перебинтовывать голову.

Честно скажу, боялся, что привезут к «правосекам», ибо в машине был только я и медбрат. Привезли в военный госпиталь, сразу отправили в перевязочную, где хирург мне сказал, что «ненавидит сепаратистов». А я испугался до чертиков, что даст мне какое-то анестезирующее и я отрублюсь, и поминай как звали. Но нет, пришла медсестра, промыла мне голову, а хирург стал накладывать швы без анестезии. Удивительно, но боли я совсем не почувствовал. Так, легкое покалывание. Дальше отказался от госпитализации, ибо в этот же госпиталь привезли какого-то «майдауна», а с ним приехал видимо его друг. У обоих был круглый голубой значок «евромайдановца», и я решил что такое соседство может до добра не довести и лучше свалить пока есть возможность. Врач предупредил только, что при малейшем осложнении завтра в 10:00 приехать обратно. Дома кстати мне сообщили, что швы наложили прямо поверх волос и что так неправильно» (6).

04Ex-VpiUg
Майдановцы» подкидывают деревянные поддоны и бумажные плакаты для лучшего распространения огня, а «куликовцы», заблокированные на 3-м этаже, пытаясь выжить, стараются выбраться на карниз

Находившаяся также на 3-ем этаже, но в другом кабинете Света рассказывает: « Мы зашли в одну из открытых комнат. Там уже было человека 3-4… В окно бросали камни. Я предложила как-то отгородить нас от камней шкафами… Дверь в коридор была открыта. С нижних этажей вверх, стелясь, разветвляясь, попер черный, смрадный, удушливый дым… Я уже едва различала, — но, кажется, — еще несколько людей зашли в комнату, где мы были. Снова кинули камень нам в окно. Мужчина, он был ближе всех, — выкинул из окна стул. Тот застрял в раме, разбив только первое стекло изнутри. Опять летели камни… Валил дым. Черный, едкий дым. Он лез из окна и со стороны двери. Кто-то сзади меня, кашляя, сказал, что нужно закрыть двери и закрыл их. Легче не стало. Дыма становилось все больше. Практически ничего не видно – только тусклый кусочек окна. Но и от него во внутрь кабинета валит дым…

Дым был не просто черный… Он висел в воздухе — тяжелый, плотный… Он никуда не выветривался…

Я пыталась дойти вперед, к окну. Хотела сделать вдох. Внутри было очень горячо и ужасно больно… Воздуха не хватало…

Может я услышала, может, увидела краем глаза или сознания… — мне показалось, что кто-то приподнялся, несколько раз шумно вдохнул… и сполз… То ли потеряв сознание, то ли… В тот момент не думалось так, как сейчас…

Половина рамы как влитая была в окне. Расстояние между рамами — «мама не горюй»… В этом кабинете, мало того, что темно, главное — дышать совсем не чем!

Я все еще была в маске, которую мне дала та юная девочка на 3-м этаже… Дышать с каждой секундой становилось все тяжелее… Сплошная дымовая чернота была сзади меня и спереди — в окне. У меня началась паника. Я сорвала с себя маску, инстинктивно пытаясь дышать как можно глубже… Но вместо кислорода — только черная плотная масса и удушливый газ… От двух моих панических вдохов весь кислород, что еще был в легких — моментально вышибло. Внутри будто пожар… Мне стало так страшно, как никогда не было до сих пор… В меньше чем мгновение — у меня пронеслись перед глазами лица детей, дом, мои любимые животные… и еще куча-куча всего…

Я взобралась то ли на стол, то ли на сейф — ближе к окну… Из окна внутрь комнаты повалил тот же самый черный дым… Я вдруг почувствовала всю безвыходность ситуации, я почувствовала, как смерть смотрит на меня, я жадно пыталась вдохнуть воздух, которого не было… схватить жизнь, которая уходила… Я закричала: «Нет! Нет!» …

Я не помню как я вылезла сперва в окно, потом села на подоконник… Рядом со мной была еще одна женщина. Потом мы кричали вниз — «Перестаньте! Не стреляйте! Здесь женщины, здесь пожилые! Вызовите пожарных! Мы задыхаемся!!! Не стреляйте!!! Где пожарные??!» А пожарных все не было…

Человека три внизу из нападавших, — будто очнулись, когда нас увидели… Снизу, со второго этажа — валит черный дым — прямо в наше окно… Из нашей комнаты-камеры вырывается черный дым… Дышать нечем… Даже в окне… Я не знаю чем поджигали палатки на Куликовом, но я запомнила на всю жизнь этот вкус, этот запах, нет — этот смрад!!

«Ребята, — говорю, — отзовитесь, хоть как-то, — сколько нас тут выжило?» Одна рядом — не в счет — я ее почти вижу… сзади двое «угукнули»… чей-то стон в конце комнаты… один, следом, слабее — второй…

Ребята внизу (ура! Адекватные среди нелюдей!!!) — стали останавливать своих: «Ша! Не стреляйте! Там женщины! Они горят! Задыхаются!». Стали искать чего-то, чтоб мы спрыгнули с наименьшим количеством увечий… Суетились. Искренне переживали. Пытались найти то доски, то какие-то железяки, чтобы к нам подняться…

Мы кричали им «бросайте веревку!». Добросили… не с первой попытки, но… Мужчина в нашей комнате привязал эту веревку (толщиной с палец!!) к батарее. Рамы окна в тот момент были просто безумно горячими… Мне, сидящей на подоконнике было больно держаться… Стали спускаться… Первой девчонке было, наверняка, — страшнее всех… Но она справилась. Ребята внизу нашли какие-то куски ткани, их уже было человек 12-15… Большинство — держали ткань на случай, если кто собрался срываться. Еще по одному страховали нас на 2-м и 1-м этажах.

Один парень в балаклаве провел меня через все Куликово. Кто-то возле самых окон дал воды — я умылась, сделала глоток, от которого меня стало рвать… просто черной слизью… Этот парень довел меня до бордюра на противоположной стороне поля, сказал: «да сними ты эту ленточку [георгиевскую ленточку, в тот момент за нее могли убить или покалечить]… на всякий…» Я сняла… Довел до «скорой». Растворился. В «скорой» мне сделали какой-то укол, потом за мной приехали и увезли домой…» (8)

Рассказывает Лора, которая также находилась на 3-ем этаже, но, опять таки, в другом кабинете: «Кто-то кинул веревку, парень, с которым я была в одном кабинете, привязал ее и сказал, что сначала спущусь я, а он после меня. Помог взобраться на подоконник и говорит спускайся. Я схватилась за веревку и через миг ее выпустила из рук от неожиданной и резкой боли. Я содрала кожу с пальцев ведь я никогда не спускалась по веревке. Но и на этот раз мне повезло – меня падающую поймал какой-то мужчина на карнизе 2-го этажа. Во время того, как спускалась, с ноги упал последний шлепанец (первый потерялся еще в здании) и я осталась уже босиком. Со 2-го этажа, опять таки, какой-то мужчина меня спустил по металлической конструкции. Перед Домом профсоюзов стояла милиция, она разделяла нас от «майданутых». Но особо активные «майдауны» прорвались через милицию с битами и били тех, кто выбрался из горящего Дома профсоюзов с воплями: «Что, где твой Путин? Где Россия?»…» (9)

Крыша Дома профсоюзов

Рассказывает Леонид: «Видел нескольких человек с черными от копоти лицами, которые пробрались с 4-го этажа к нам на крышу. Сначала они висели на подоконниках. Потом они где-то 4-5 метров пробирались по карнизам и кондиционерам на нижнюю крышу боковых крыльев здания и наконец к нам на основную крышу.

Они рассказывали, что там, в здании уже все в дыму. Или выпрыгивай или умирай.

Многие наши забаррикадировались в кабинетах. Некоторых даже не смогли открыть «майдауны». Они хорошо забаррикадировались шкафами и другой мебелью. «Бандеровцы» смогли попасть в те кабинеты, в которых было мало мебели и нечем было баррикадироваться или где двери в кабинет были попроще, не старые советские дубовые или из добротного дерева» (18).

Рассказывает Лина: «От дыма поднявшегося на чердак крыша была горячая, она нагревалась очень быстро» (17).

Рассказывает Леонид: «Сначала на крыше мы были больше с правой стороны крыши здания. Но потом когда все уже горело, мы перешли на левую сторону крыши. С правой стороны с нижних этажей и с чердака шел сильный черный едкий дым. С правой стороны было невозможно находиться. Мне повезло, что еще в начале всех этих событий кто-то мне дал марлевую маску. Даже на крыше она мне очень помогла.

Bb2ogffh3kM
Куликовцы из крайнего кабинета на 5-м этаже пытаются пробраться на нижнюю крышу бокового правого крыла, пройдя по карнизу сквозь черный дым.

Здесь, на крыше, мы все очень хотели пить. Но воду нужно было экономить. Ее практически не было» (18).

4-й этаж

В кабинете на 4-м этаже, мы были долго, в тот момент казалось мучительно долго, до самой темноты. Сначала мы просто с ужасом наблюдали, что происходит внизу. Как толпа беснуется, поет гимн Украины, радуется, крича «бандеровские» лозунги («Смерть ворогам», «Украина едына», «Москаляку на гиляку» и т.д.). Эта счастливая толпа озверевших дикарей размахивала флагом Украины, когда в здании горели люди, продолжая при этом кидать зажигательные смеси и стрелять по окнам. Но мы тогда еще не знали и не видели, что творил они со спасшимися людьми, как они избивали и забивали наших ребят и мужчин, как били даже женщин…

Все пытались куда-то дозвониться, кто-то говорил с родными, знакомыми, друзьями прося их помочь вызвать пожарных, милицию и т.д. Со стороны противоположного не разбитого окна валил черный-черный дым.

Хочу подчеркнуть, что, находясь в кабинете, мы ничего не били, не громили и не переворачивали. Напротив, старались все передвигать аккуратно, ничего из оргтехники не разбить и не повредить. В холодильнике, который был в этом кабинете, мы ничего не брали, по-моему, даже не открывали. Честно говоря, нам было не до этого. Мы забежали в этот кабинет, чтобы выжить, не более того. Пишу это так как потом «майдауны-бандеровцы» и их приспешники заявили, что мы все ломали и крушили, пили алкоголь и закусывали конфетами – это полная чушь, нам было не до этого!

Трое женщин молились. «Вспомнила молитву «Богородица Дево», — рассказывает Алиса,- «Отче наш». Еще одна женщина также начала читать «Отче наш». Поддержала ее» (12).

Потом кто-то заметил, что на подоконнике пятого этажа со стороны улицы, в этом черном дыму  прямо вдоль узкого карниза лежит женщина, видимо на улице в этом ужасном дыму было все равно как-то легче дышать, чем в кабинете у окна. Мы все очень переживали за нее, она ведь с легкостью могла упасть и разбиться или в конце концов задохнуться… Но увы, мы были бессильны сделать что либо.

Мы метались по кабинету, словно загнанные в клетку и не знали, не представляли, что делать. Мы пытались кричать тем, кто на улице, в надежде, что нас услышат: «Спасите нас, мы горим!», «Помогите!». Было ужасно смотреть на беснующуюся внизу толпу и понимать, что нас, одесситов, жгут и убивают, и кто в большинстве своем приезжие, вот что возмущало и ужасало. А наша милиция просто стояла в стороне и все это наблюдала. Нам постоянно кто-то напоминал не стоять прямо напротив окон, могут стрелять. И мы, в своем городе, вынуждены были украдкой стоять у окна, чтобы дышать воздухом. Дым немного просачивался через дверь, но к нашему счастью у нас было это спасительное окно. Потом мы уже услышали звуки сирен подъезжающей пожарной машины, обрадовались,  но ее еще долго не подпускали к зданию.

Наконец мы увидели, как к 5-му этажу поднимается пожарная лестница и женщину снимают с карниза.

Через какое-то время, посчитав, что дым уже рассеялся кто-то приоткрыл дверь и действительно в коридоре уже не было так задымлено, он казался относительно светлым. Кто-то услышал легкий шум и крикнул: «Это «майдановцы»!», потом: «Да нет, это наши, подожди, надо их впустить» и видимо когда издававших шум увидели, закричали: «Закрывай, это «майдановцы»!» Наши ребята быстро захлопнули дверь и придвинули шкаф, но «бандеровцы» были уже рядом и начали ломиться в дверь. Ребята придвинули столы, тумбочки, холодильник, короче все что можно, чтобы помочь удержать дверь. Те начали рваться в дверь, кричать. Все ребята держали дверь. Мы, женская часть начали кричать в окно, прося о помощи. Хотя к кому мы взывали – к толпе, которая радовалась каждому кинутому коктейлю, каждому произведенному выстрелу, каждому забитому или избиваемому одесситу выпрыгнувшему из окна здания, тем кто кричал «горите «колорады» и «жаренные русские шашлыки». Это было наивно, но мы кричали. В какой-то момент этим нелюдям удалось выломать дверь. Но наши ребята держали всю баррикаду из шкафов, столов и тумбочек. Те же в ярости кричали просто не по-человечески.

Образовалась щель между верхом шкафа и дверным проемом. В нее они начали с частой периодичностью распылять какой-то газ серого цвета, но ребята держались. «Бандеровцы» кинули шумовую гранату. Никто как будто бы не пострадал. Мы присели возле окна. Мужчины начали кричать «Здесь женщины» мы подтверждали это своими криками, но это их ничуть не остановило. Газ продолжали распылять в кабинете надеясь, видимо, на его паралитическое действие. Это были страшные минуты, но ребята не сдавались. В какой-то момент «майданутым» удалось сдвинуть нашу баррикаду, в двери образовалась небольшая щель. И вдруг в эту щель было просунуто дуло пистолета как раз в направлении окна. В углу возле окна находились преимущественно женщины, я рванула от окна за наши баррикады и потянула за собой Алису. Прозвучал выстрел, как потом сказала другая женщина, после этого выстрела упал парень. Мне кажется, что был и второй выстрел.

«Как потом я понял, пуля попала мне в руку. — Рассказывает Вова. —  Я тогда не понял, но почувствовал сразу что, рука как бы повисла. Наверное тогда не придал этому значение…» (14).

И тут нашим ребятам удалось придвинуть назад баррикаду, задвинув щель. Вновь они начали пускать на нас газ. Потом в нас, кто находился за баррикадой, полетело стекло среднего размера, как стекло из форточки. Я была за ребятами, постаралась закрыть голову, даже не знаю каким способом, но осколок попал мне в обувь, в подошву ног. Но я его успела тут же вынуть и при этом на удивление не порезалась. Наши ребята сопротивлялись еще какое-то время, но силы были не равными. Ребята уже и газом сильно надышались и вконец ослабли.

«Из-за распыляемого газа я стал плохо видеть. – Продолжает свой рассказ Вова. — Воды в кабинете не было. Промыть глаза и умыть лицо было не чем. Я нашел в холодильнике бутылку шампанского, открыл и попробовал шампанским промыть глаза. Но это не помогло» (14)…

Под фашистско-бандеровским натиском мы наверно держались пол часа, может минут сорок. Это были тяжелые минуты. И вот ребята закричали: «Мы сдаемся» и отпустили баррикады. Тут же ворвались каратели и тут же, словно зная, где выключатель один из них, первый ворвавшийся, включил свет (свет уже видимо был включен по зданию) и заорал сумашедше-диким голосом: «Всем лежать! На колени!» Это был взрослый мужчина в зеленом камуфляже и каске, глаза его были бешеные. За ним ворвались «молодчики, — продолжает рассказа Алиса, —  лет по 17. Они были агрессивны и сразу начали бить палками лежащих на земле мужчин. Вбежавшие были в зеленых защитных формах, зеленых касках и с лентой Украины, приколотой на груди. Я лежала в конце кабинета, ближе к окну. Справа от меня на полу лежал свернувшийся в калачик  мужчина, а вбежавший в защитной форме и зеленой каске начал бить его битой по ребрам. Я кричала ему «Это же люди!!! Люди!». Он продолжал с той же агрессией» (12).

Я сначала попыталась, сидя на корточках, закрыть голову, защитив ее от предполагаемых побоев. Но потом увидела, что девчонки, сбились в угол у окна и я рванула к ним, чтобы всем быть вместе. Ворвавшиеся за бешеным «бандеровцем», подлетали к нашим ребятам начали их избивать.

Рассказывает Алиса: «Другой ворвавшийся подбежал к мужчине, лежавшему на спине слева от меня, и замахнулся со всего размаха деревянной палкой, на конце которой было железное  толстое острие. Острие метило прямо в голову. Лежавший не сопротивлялся, голова перевязана бинтом (мужчина был ранен, ссадина кровоточила, одна из женщин перевязала ему ранее голову). Я начала кричать в сторону того, который с острием и немного закрывать лежащего, но тут подбежал еще один в форме и тоже уговаривал не бить лежащего. Возможно, не бить на моих глазах?» (12)

За ними ворвался еще один «майдановец» он даже одеждой отличался, который начал кричать, чтобы женщин не били, на что первый диким, уже сорвавшимся, видимо, от постоянного крика, голосом закричал «Нееет!» в глазах у него было бешенство, такое впечатление что вот-вот потечет слюна от чувства планируемой расправы над «добычей». Но тот, что сказал не бить женщин, настаивал на своем. Рядом со мной слева у окна лежал мужчина с перебинтованной наспех головой, через бинты сочилась кровь – как потом я поняла, по рассказам Ники, это был именно тот мужчина со 2-го этажа, который называл себя «Ленин». Мы ведь тоже с другой девочкой в этом кабинете пытались его перебинтовать по нормальному, но он наотрез отказался, ему было не до этого как и на 2-м этаже. К нам подошел еще один «майдановец» молодой в камуфляже, балаклаве и с каской. Спросил «Кто тут медсестры? Что с ним?» Мы ответили, что у него разбита голова. Тогда «майдановец» посмотрел на него, потом на окно. В какой-то момент мне показалось, что он хочет выбросить его из окна. Мне стало очень страшно, но меня отвлек шум справа, оглянулась, а возле стенки эти нелюди избивали двоих ребят. Одна наша мед сестричка, которая была ближе к ним, попыталась за них вступиться, но тот «майдановец», что сказал женщин не трогать, одернул ее и сказал: «Сиди». Через какое-то время подбежало еще несколько вменяемых «майдановцев», которые были против избиения женщин.

Алиса: «Начали входить более адекватные ребята. Во взгляде предыдущих была пустота (даже не могу это назвать агрессией). Увидев мой безумный испуг, слезы, икону Касперовской Богородицы один подошел и сказал, что выведет женщин, но только нужно снять все опознавательные знаки. На мне был фартук, который ребята давали девушкам, оказывающим медицинскую помощь. Я надела его за пару минут до того, как войти в здание» (12).

Сначала тот первый из адекватных вывел одну из медсестричек, потом и остальные, видимо из его группы, стали нас забирать, чтобы вывести.

Рассказывает Алиса: «Пока мы шли, парня несколько раз останавливали с претензией, кто мы такие и где наши документы. На что он говорил «Не трогайте, это со мной». Очень благодарна тому парню, который вывел нас. Он отчаянно выпрашивал у встречающихся по дороге «товарищей-майдаунов» оставить женщин в покое под его ответственность.

Во дворе, буквально за 2 метра до железного забора и выстроившейся милиции к нему снова пристал кто-то с жестким допросом. Допрашивающий был в черном, высокого роста. Угрожал сопровождающему нас. Сопровождающий продолжал защищать. Я быстро вышла. Полагаю, что люди в форме были двух категорий – приезжие с заданием убить и местные одесситы, которые, не понимая всей трагедии происходящего поддались влиянию «Правого сектора», но потом частично раскаялись. Те, «другие», обезумевшие от агрессии, остались на добивание людей» (12).

Я из кабинета вышла с еще одной девочкой, потом ко мне тоже подошел парень сказал: «Бери меня за руку. Не бойся, я тебя выведу. Я одессит». В этот момент я уже перестала о чем-то думать и даже как-то не помню как именно он меня выводил из здания. Помню только, что он мне говорил: «Я одессит, я за Одессу», пытался читать мне какие-то нравоучения. Говорил —  «Зачем мол ты с ними?» Я лишь ответила «мы за Одессу». Я шла, ничего и никого не замечая или возможно не желая замечать. Молчала, потому что понимала, если буду говорить то, что думаю –  могут и забить. Мы вышли во двор, было уже темно. Я чувствовала мелкие толстые осколки стекла, которые хлюпали с водой в моих туфлях, но никакой боли или порезов я не ощущала. В какой-то момент у меня в кармане зазвонил телефон. Я его не брала. А кто-то вдруг крикнул: «Проверьте у нее телефон». Но «майдановец», выводивший меня, шел, не реагируя на это. Еще во внутреннем дворе я увидела знакомого мужчину из наших. Он как-то метался там во дворе, но тогда его не трогали, видимо не поняли кто он. Мы с ним поравнялись и только сочувственно взглянули друг на друга. И вдруг нас остановил «бандеровец» в камуфляже, не знаю чего он хотел. Потом он вдруг ткнул в мою накидку медсестры и спросил: «Что это? Пусть снимет», кто-то сказал: «Да ладно, пусть проходит, это медсестра». Он меня обошел и вдруг сзади увидел красную надпись «День Победы», спереди было черным написано «Честь имею». Я как-то и не подумала, что нужно было снять и спрятать. «Бандеровец» вдруг заорет: «День победы! Какой День победы?! Победа?!». Это уже был не человек. «Сняяять! Никакой победы!» — орал он в неистовой злобе. Мне начали помогать снимать накидку. Он выхватил ее, а тот, что был со мной, быстро повел меня вперед. Я успела только взглядом попрощаться со встреченным мною «куликовцем». К счастью он остался жив!

Мы подходили к рядам милиции или внутренних войск, не скажу точно. Я увидела девочку, которую вывели вместе со мной из кабинета. Она стояла окруженная «бандеровцами». Они рылись в ее сумке, телефон, как мне показалось, у нее уже забрали. Мы приблизились к молодым ребятам милиционерам или ВВшникам в форме с открытыми шлемами. Я смотрела в их глаза. Думаю, это были срочники (призывники). В их глазах была растерянность, ужас и страх. Они стояли, сделав коридор для выхода из заднего двора здания. За ними сбоку стояли, небольшой группой, другие тоже в форме со шлемами, но уже закрытыми забралами и со щитами. «Майдановец», который меня выводил, попросил ребят пропустить меня, но те стояли не шелохнувшись сдвинув щиты. Он повторил просьбу, но они продолжали тупо стоять. «Майдановец», как мне кажется, очень удивился такому поведению милиционеров или солдат внутренних войск, ВВ-шников, (говорят, что это были переодетые «бандеровцы», а еще говорят, что там были не только одесситы милиционеры или внутренние войска, но и иногородние с центральных областей. По такому их поведению – я склонна верить этому). Наверное, они хотели, чтобы меня провели по коридору из «бандервцев». Но парень решил по-другому. Он, взяв меня сзади, начал пропихивать сквозь эти щиты. Я поняла, что и я должна приложить усилия и сама начала активно протискиваться. Наконец мы прямо таки выдавились через этот ряд милиционеров со щитами. Он провел меня немного дальше. Здесь как-то было спокойнее и народу меньше, видимо все столпились именно там, у заднего выхода, у «их коридора». Сказал: «Все, уходи отсюда», и ушел.

Но в том кабинете, откуда вывели нас, женщин, остались наши мужчины.

Рассказывает Вова: «Я лежал на полу, мои глаза от распыляемого газа, уже практически ничего не видели. Лиц «бандеровских карателей» я не запомнил, видел их как в тумане. Когда мы остались без наших девчонок, они начали нас избивать. Потом нам лили на голову йод [я уверена, что они это делали, чтобы нанести травмы в виде ожогов] и всячески унижали. Йода в кабинете было много. Осталось от наших «медсестричек». Потом несколько «майдаунов» заставили меня подняться и начали вдруг тащить, как я понял к окну, чтобы выбросить из него. Я начал как мог сопротивляться. Они остановились. Начали меня обыскивать. Мой обычный вид одежды [мужчин в камуфляже или черной одежде они жестоко избивали, убивали или волокли, как они выражались, в «штаб» в «плен»], отсутствие «неправильных» документов и георгиевской ленточки, видимо, все таких смогли изменить их решение и они потащили меня на улицу, во внутренний двор здания. Там «бандеровцы» потребовали, чтобы я стал на колени. А я, чтобы не делать этого, просто упал на асфальт. Они начали меня «воодушевлено» пинать ногами, кое-как я добрался до группы наших «пленных куликовцев». Преодолел я и большую лужу всю красную от крови. Вокруг было много крови. У всех, или практически у всех, наших ребят были разбиты головы и лицо, текла кровь. Добравшись до наших, я просто остался лежать на асфальте, весь мокрый, лицом к небу. Я все еще практически ничего не видел.

Потом, видимо, мой израненный вид, окровавленная голова и простая одежда убедили их отпустить меня… Я не помню как, но точно знаю, что сам вышел из ворот этого ада. Меня подобрала скорая и отвезла в больницу. Уже там, в больнице я начал терять сознание. Почти всю ночь, мня возили на разные анализы и осмотры, делали снимки. Не пойму как, но они так и не заметили пулю в моей руке… Я несколько дней находился в больнице. У меня все лицо потемнело, думаю, от газа и вылитого на меня йода. Потом, дома меня таки смогли отмыть от всего этого, а с лица я сам снимал темную пленочку, от попадания йода, наверное. Знакомая врач обнаружила и вынула пулю, по виду пули я понял, что она была выпущена по мне там, в кабинете, из травматического оружия». (14)

Центр города ТЦ «Афина» после 19:00

По рассказам очевидцев между 19-20 часами к выходу торгового центра подогнали автозаки [автомобиль для перевозки подозреваемых и обвиняемых в каком либо правонарушении или преступлении], чтобы «погрузить» туда «куликовцев», сделали небольшой кордон из людей в черной форме с оружием (хочу отметить, что у правоохранительных органов за все время противостояния в центре города оружия так и не появилось).

Ребятам «куликовцам» пообещали, что автозаки здесь только для того, чтобы их вывезти из эпицентра событий целыми и невредимыми, а потом они будут свободны. Видимо так было сказано, чтобы ребята не оказывали сопротивления.

На выходе из «Афин» наших «куликовцев» обыскивал один из организаторов или руководителей «самообороны» (а возможно и «правого сектора» точно сказать не могу).

4DzIjQlJaC0
Обыск куликовца у торгового центра «Афины»

Ребят было 13 человек [по крайней мере мне известна такая цифра], они были заведены в автозаки и тут же вывезены в Белгород-Днестровское отделение милиции, где почти сутки их держали, не давая возможности сообщить родственникам, где они.

af0dUQKn4G0
Один из автозаков приготовленных для куликовцев. Обратите внимание, что только сейчас появляются вооруженные представители спецподразделений милиции.

Куликово поле после 20:00

Где-то после 20:00 моей маме позвонила знакомая, к счастью мама не смотрела прямых трансляций, у нас как раз были проблемы с кабельным телевидением.

— Там такое делается… — говорит она маме. — А где Женя?

— Там  — ответила мама

— Как? Там же все горит? Как же ты ее туда отпустила?! – ужасалась она

— А что я могла сделать? Она сказала: «Все там и я должна быть там».

И так посчитали многие «куликовцы», которые были в тот день на Греческой и/или на Куликовом поле.

Наверное, покажется удивительным: убийцы легко позволяли снимать свои преступления (не все конечно, из всего, что было сделано ими внутри здания показали только конечный результат – погибших «куликовцев»). Видимо так было надо, чтобы одесситы и другие не согласные жители, преимущественно, юго-востока, смотрели и ужасались, боялись и молчали.

Но нашлись те одесситы, которые, увидев по телевизору, что происходит, тут же помчались на Куликово, в надежде помочь хоть чем-то.

Если честно, это были те одесситы, кто часто приходил на Куликово поле. Я видела их потом, когда сама чудом спаслась, видела я их и на видео. А некоторые из них еще и в милицию со спасенными «куликовцами» попали.

AJ6bkzXVzvg
Человек в камуфляжной форме пытается остановить озверевших майдановцев, стремящихся во внутренний двор Дома профсоюзов в желании добивать куликовцев, выпрыгивающих из окон и с карнизов в надежде спастись от огня (человек, в красном квадрате, являлся одним из тех, кто добивал выживших после падения)

Итак — не сработало. Нашлись сознательные люди, жаль, конечно, что не вся Одесса!

Думаю благодаря таким решительным и самоотверженным горожанам, которых смело можно называть «куликовцами», была спасена еще одна небольшая часть ребят, которых эти мужественные женщины и мужчины, пытались как могли спасать и защищать. А некоторые из женщин пытались даже говорить с этой озверевшей толпой, убеждая их вернуться к человечности, которая, как они искренни и наивно полагали, томилась внутри многих из этой обезумевшей своры «бандеровских» варваров. Но убеждения не доходили до них, зло поглотило их умы и управляло их действиями.

В то время как небольшая часть одесситов пыталась спасти своих товарищей «куликовцев» одесские чиновники и политики делали кощунственные заявления. Из статьи РИА «Новости Украины» от 22.04.2015 года «Одесская Хатынь» спустя год после трагедии: правда и мифы»:  «Верхом оголтелого цинизма и яростным оскорблением памяти погибших представляется оценка произошедшего со стороны различных представителей власти. Так, например, тогдашний губернатор Одесской области Владимир Немировский уже около 20:00 часов вечера 2 мая заявил на своей страничке в Facebook: «Действия одесситов, направленные на нейтрализацию и задержание вооруженных террористов, считаются законными». Что уж говорить о скандальном одесском политике, экс-«регионале» [члене Партии Регионов], а впоследствии нардепе от БПП [Блок Петра Порошенко] Алексее Гончаренко, который на фоне догорающего Дома профсоюзов бодро отчитался в студию [телефизионной] программы «Шустер Live», что Одесса освобождена от сепаратистов, чем заслужил бурные овации [а потом он ходил по зданию после пожара и снимал погибших «куликовцев» и кабинеты залитые их кровью]».

x-qm2OXFWOs
А. Гончаренко цинично снимает на телефон  кабинет, где убивали «куликовцев»

Рассказывает Лена: «Спасшись из горящего здания, я еще долго оставалась рядом, на Куликовом поле.

Видела лежащего мужчину, голова у него была повернута в каком-то неестественном положении, возле него сидела женщина, судя по всему, пытающаяся понять живой он или нет. Я подошла, спросила или мужчина живой, она сказала: «вроде да». Я побежала на угол здания, где была скорая. Начала просить, чтобы врачи помогли. Рядом я увидела мужчину в белом халате, наверное, это был врач. Он тоже начал просить их подъехать и оказать помощь. Но врачи скорой помощи отказывались ехать ближе к мужчине. Они нам ответили: «Несите его к нам». Мы им объясняли, что его нельзя двигать и уж тем более нести на руках, у него что-то с шеей. Они на отрез отказались. Может боялись, а может не хотели. Мужчина начал просить их дать нам носилки, тогда, по крайней мере, можно безопаснее поднести пострадавшего. Но они и в этом отказали нам. Тогда мужчина-врач побежал искать что-то из чего можно было бы смастерить более менее безопасные носилки для транспортировки раненного. Я побежала за ним. Он направился к догорающим «куликовским» палаткам, в надежде там что-то найти. К нему присоединился еще какой-то парень. Врач пытался вытащить что-то из, уже затухающего огня, не теряя надежды смастерить носилки. Это был один из немногих настоящих медиков находящихся в этот день на Куликовом поле. Я решила вернуться к раненному мужчине, но так его и не нашла, возможно в этом ужасе запуталась и потеряла то место. Очень надеюсь, что того мужчину удалось спасти.

Видела, как озверевшие нацисты добивали людей, спасшихся из горящего здания. Спустившихся после меня ребят, они хватали и тащили куда-то в кусты, по десять человек на одного, били палками по головам, ногам. Я пыталась защитить их, просила не убивать, но они сказали мне убираться подобру–поздорову.

Еще я видела, как молодые «бандеровки» разливали «коктейли Молотова» на лужайке, в 5-и метрах от милиции, и эти бутылки тут же летели в окна.

Видела, что очень долго не приезжали пожарные, а когда приехали, то фашисты не пропускали их к горящему зданию. Из всего увиденного мною я поняла, что все это было кем-то спланировано. Кем-то была отключена вода и свет в Доме профсоюзов. Кто-то дал приказ милиции уйти с площади прямо перед тем, как туда явился «правый сектор» и «ультрас», кто-то дал приказ пожарным и милиции, чтобы они катастрофически опоздали. А когда явились, то не очень старались помочь — просто присутствовали» (3).

Рассказывает Инна: «Через какое-то время, тогда я уже потеряла счет времени, может через пол часа, может через час, вывели Нину К. (она была также и на Греческой). По центру Куликова поля ее вели какие-то ребята. Помню они ей говорили: «Нина, больше никуда не лезь, пока ты голову свою здесь не оставила». Увидев друг друга, мы с ней обнялись. Такое впечатление, что мы встретились там как сестры. Я была там некоторое время, но постоянно бегала вокруг так как хотела увидеть откуда же будут выводить людей. Хотела увидеть своих близких, знакомых людей, которые стали мне близкими там.

Но то, что происходило на Куликовом поле… Я не видела всех ужасов, которые происходили внутри здания, не видела мертвых. Но то, что происходило на Куликовом поле… У меня было впечатление, что я попала в сумасшедший дом. Это был какой-то другой мир. Это был такой ужас, когда они все орали.

Еще до того как появилась Нина. Уже смеркалось, но еще было светло. Двое вело раненого парня. Его вели под руки, он был весь израненный, наверное, не мог идти. Я не видела как он выбрался из Дома профсоюзов. Но вот эта толпа поняла, что раненный парень из этого здания. И они бросаются на него. Их было где-то около пятидесяти. Ребята, те, что его вели, пытаются как-то их остановить, повторяя, что-то вроде: «Не трогайте его». Но их никто не слушал. Я смотрела, как эта дикая бесчеловечная толпа, набросилась на раненного спасшегося «куликовца», я даже не  представляла, что останется от этого парня. Я думала, что его там разорвут на мелкие кусочки. Через какое-то время к этой толпе подошло человека три милиционера. Каким-то образом они пробрались внутрь этой толпы и вытянули его от туда просто как тряпочную куклу. Он был весь в крови. Я не знаю он был живой или нет. Но его просто вытянули снизу по асфальту и унесли.

Я видела, как грузили на носилки какого-то раненного и толпа шла за этим носилками и кричала: «Зачем вы его спасаете?». Я не помню точно их слова, но смысл был что «не добили».

Из окон свисали люди. Я плохо вижу, поэтому не поняла, они были живые или уже мертвые. Я просто видела, что некоторые свисают из окон не шевелясь, некоторых снимали по лесам [остались от сцены на Куликовом поле] стоявшим прямо на входе.

Я ходила по Куликову полю как убитая, внутри у меня застыл крик. Я оказалась в другом мире» (15).

Картина сзади здания была еще более ужасной. Через окна центральной лестницы, что выходят на задний внутренний дворик Дома профсоюзов, был виден полыхающий огонь. Люди просто выпрыгивали из окон от пожирающего всех и вся пламени. А потом, там внизу, выживших или добивали сразу на месте или относили, если был травмирован или отводили, если мог идти, в сторону, чаще всего, в кусты и добивали, забивая насмерть. Это было ужасно!

2wWxQ__dphrA
Внутренний дворик, горят пролеты центральной лестницы

Но все же нужно сказать, что не все выпрыгивали из окон горящего здания сами, некоторых выбрасывали, зверствующие уже в здании «бандеровцы».

Рассказывает Андрей, который по прежнему находился на крыше: «Некоторые люди, да, было видно, что они выпрыгивали сами. Когда человек выпрыгивает сам это видно, он летит ногами вниз или чуть-чуть боком, но никак не по-другому. Я сам видел как летели люди. Может они лежали на окнах или на карнизах и их подстрелили, может они угорели от дыма, но я видел как они летели боком, спиной, и животом вниз» (16).

Продолжает рассказ Инна: «Когда, до всех этих жутких событий, нам говорили, что на нас идет толпа. Я понимала, что толпа, но я считала, что это пусть и агрессивная, но все-таки человеческая толпа. А это были не люди – это были нелюди.

Днем было довольно тепло. Девочки были легко одеты, вроди и женственные, но понимаете их радость по поводу того, что умирают люди, что людей жгут заживо… Это было ужасно. Рядом со мной стоял мужчина. Уже в возрасте, седой. Он разговаривал по телефону и говорил, что он «Мы их смели. Мы их сожгли. Мы их зачистили. Я впервые горжусь Одессой». Я видела как на фоне неподвижных свисающих тел Дома профсоюзов, на фоне этого огня, пожара стала молодая пара, она ему положила голову на плече, такая идиллия и вот они на фоне этого ужаса сфотографировались. Я  все думала, как они жить собираются с этим? Понимаете, как на  трупах они строят любовь? Я не понимаю логику…

Я, например, знаю, что в Доме профсоюзов погибла женщина сорока лет, которую я знала. Мы давно с ней познакомились. Она  приходила на митинги и марши. Она была такая тихая, мирная, но что называется – верная, стержень был у человека внутри. Она приходила каждый вечер, после работы на Куликово поле, брала небольшую пачку листовок и расклеивала вечером. Человек понимал, что это его долг и делал то, что он мог делать.

У меня перед глазами Вадим Папура, эти глаза с ресницами. Эти чистые детские глаза. А потом я видела его обожженное лицо…» (15)

У семнадцатилетнего коммуниста Вадима Папуры, который, накануне, 1 мая, гордо нес коммунистическое знамя впереди первомайской колонны, не только было обожжено лицо. У него была пробита насквозь правая щека, это было легко заметить, когда мы подходили прощаться с юным героем Одессы во время похорон. Был, как бы, слеплен заново нос, видимо боковые его части были прижаты друг к другу. Через огромнейший слой грима на лбу проступала чернота. Лицо Вадима, красивое при жизни, было изувечено этими «бандеровскими» нелюдями до неузнаваемости. Еще я увидела, вернее сказать, не увидела одной конечности, под покрывалом была вмятина от пустоты, а рядом, судя по всему, под тем же покрывалом, но ближе к стенке гроба, лежала недостающая нижняя часть ноги. Видимо, нога была просто перебита. А еще один из верующих, которые все время были с нами и на митингах, и маршах, и 2 мая, мне сказал, что когда он, по нашей православной традиции, наклонился поцеловать лоб покойного Вадима, то заметил вдоль шеи темную полосу словно порез. Невозможно даже представить, что они делали, с попавшим в их лапы, юным «куликовцем». Светлая ему память! Да простит меня за такие подробности его мама, но я считаю необходимым рассказать об этом.

Вспоминается и депутат одесского областного совета — Вячеслав Маркин. Он выпрыгнул из горящего здания, предположительно со 2-го или 3-го этажа с заднего окна. Потом ему помогли встать на ноги и он пошел. А уже через непродолжительное время Вячеслав лежал со стороны правого крыла Дома профсоюза, над ним склонился мужчина, он поддерживал его голову, повторяя «Боже мой, что они делают, что они делают». Рука у нашего депутата была неестественно вывернута, хотя когда он поднялся после падения, это не было замечено. Джинсы были приспущены до колен и на быструю руку застегнут ремень (Следует отметить, что многие наши ребята и мужчины были найдены убитыми именно с таким расположением брюк. Но это легко объясняется. Брюки спускались до колен и потом стягивались поясом, чтобы раненный не мог самостоятельно передвигаться. Так видимо и добивать проще и есть уверенность, что человек не сможет скрыться от преследователей или хотя бы не сможет дать им отпор. Они боялись даже раненных «куликовцев»). Судя по всему, Вячеслава били достаточно искусно, видны были только небольшие кровоподтеки или следы от крови в некоторых частях тела. Это мое предположение подтвердила и знакомая медик. Думаю, сделано было это с целью того, чтобы этот нежелательный для властей депутат одесской области не умер на Куликовом поле, а в больнице – мол, сердце не выдержало. Несгибаемая позиция Вячеслава Маркина очень мешала. Мы никогда не забудем нашего областного депутата и человека с большой буквы, который не побоялся открыто заявить свою позицию и отстаивать ее до конца! Светлая ему память!

Рассказывает Ника: «После того как меня вывели из горящего здания мы с сыном еще долго ходили вокруг Дома профсоюзов искали моего мужа [Артема, у которого нашли георгиевскую ленточку и который от нанесенных ударов потерял сознание]. Было очень страшно видеть эти звериные рожи, расширенные зрачки с жаждой убивать; слышать дикие вопли с призывами бить, жечь, добивать. Не помню в какой момент, но точно знаю, что со стороны заднего выхода, откуда выводили еще живых или уже избитых до беспамятства «куликовцев», за своей спиной я слышала «успокаивающий» голос женщины, которая как-то так по-учительски на украинском языке говорила кому-то из толпы: «Ничего, что так мало мы пожгли «колорадов». Это только первый шаг, первый этап, дальше будет больше…»

Уже было темно, когда мы с сыном вернулись, в очередной раз, к заднему выходу здания, заглядывали в каждую машину скорой помощи. Из Дома профсоюзов выносили очень много мужчин. Некоторых грузили в скорые, а некоторых укладывали прямо на асфальт по обе стороны дороги. Вынесли еще одного без сознания. Четверо его несли, а несколько по бокам били его полумертвого. Даже несущие крикнули милиции, чтобы она что-то делала, чтобы не добивали полумертвых. Это был мой муж. Я узнала его по кольцу, так как все лицо у него было в кровоподтеках и осколках стекла. Он был уже без сознания. Мы поехали за «скорой». Долго пытались попасть к нему. По его же словам в сознание он пришел вечером в больнице и его сразу же начали спрашивать фамилию и адрес проживания. Меня же пустили к нему только на следующий день. Врачи чистили ему легкие, так как он отравился угарным газом. Все тело его было в синяках. Через день я забрала мужа домой» (1).

Продолжает рассказывать Света: «Я видела смерть. Впервые в жизни — 2 мая 2014 года в своем городе. В самом центре. Я видела кровь. Много крови…

Я слышала «слава Украине», когда мы только начинали задыхаться на 3-м этаже и метались в поиске открытых дверей и окон… Я видела эту сумасшедшую пляску людей, обернутых «жовто-блакытным» флагом… Я видела руки, которые бросали в нас «коктейли Молотова»…

Я слышала эти дикие песни «бандерлогов» «хероям слава! За едыну неделыму…» [ «героям слава! За единую неделимую…»] — когда сидела на траве на Куликовом и отхаркивалась черной смолью…

Я видела множество зевак, заполонивших Куликово поле — просто стоящих, и фотографирующих, снимающих на видео… Мимо них проводили людей, спасшихся людей, — а они просто стояли и смотрели… Фоткали…

zX8qEHl__8N8
Правое крыло здания… И они, спокойно наблюдающие за разгорающейся трагедией, считают себя людьми?

Я видела пожарных, которые «не могли оказать помощь» (Но ведь! — пожарная часть от Дома профсоюзов — в 7 минутах ходьбы!!!) — их просто не было!!!

Я видела «скорые», которые стояли на другом конце поля. Чтобы донести раненого (не такого счастливчика, как я, а как те, кто выпрыгивал…) — надо было бы не менее восьми здоровых и скоростных парней… При этом максимально нежных к переломам…

Я видела сколько нас было на Греческой, сколько на Куликовом… и сколько было их… Как минимум — 1:10…» (8)

vGs63YZ6xqg
Выпрыгнувшие из горящего здания куликовцы, трое из них умерли от полученных травм

Крыша Дома профсоюзов после 20:00

Рассказывает Леонид: «Я видел как «бандеровцы» блокировали все же приехавшие пожарные машины. Видел, как пожарная машина пыталась развернуться, а они ее окружили и не давали сдвинуться с места.

Смотрели мы на все это и уже реально начинали думать, что огонь дойдет и до чердака. Ведь перекрытия чердака деревянные. Стоило кинуть только один «коктейль Молотова» и все бы тут же запылало. А еще и крыша покрыта рубероидом. Если бы загорелся чердак, все бы быстро перекинулось на крышу.

Мы уже даже договорились между собой, что если загорится основная крыша – сразу переходим на нижнюю, железную. А там уже будем спускаться по пожарной лестнице и как-то отбиваться от «бандеровцев», правда чем, Бог его знает. Но это лучше, чем сгореть на крыше» (18).

Продолжает рассказ Андрей: «Уже когда милиция сделала коридор. Еще не было совсем темно. Видел с крыши такую сцену: Выходит мать с сыном. Пацану где-то 20-22 года. Мать они не трогают, а сына ударили по голове – он упал. Она бросилась к милиционеру и говорит, чтобы он прикрыл его щитом, а он вместо того, чтобы это сделать взял и оттолкнул пацана  к этим нелюдям. Я это видел лично. Его начали бить по-новому. К сожалению, не знаю чем это закончилось, меня позвали с другой стороны крыши. Нужна была помощь. У нас была женщина с вывихнутой ногой. Мы ей наложили шину» (16).

Рассказывает Леонид: «Я сам лично видел, как людей выводили из здания, через милицейские коридор, а «майдановцы» выхватывали их и били палками, убивали.

Запомнил, как одного вот так выхватило человек шесть и начали палками забивать, а потом еще один сверху пару раз на нем попрыгал» (18).

Рассказывает Лина: «Мы видели как с 4-го этажа выбросили мужчину, а потом, внизу «ультрасы» его добивали ногами. Но когда он уже лежал неподвижно они продолжали его бить. Потом они от куда-то притащили труп мужчины и все равно продолжали его бить. Уже даже нам было видно, что он мертвый, а они не останавливались.

Из интернета, был у кого-то в телефоне, мы узнали, что там пишут, что «на крыше Дома профсоюзов засели террористы», что «50 террористов забаррикадировались на крыше», что это «российские снайперы»…

Мы уже понимали, что у нас мало шансов выжить, что нас кто-то услышит, кто-то поможет и вообще узнает, что на самом деле происходило в здании и на крыше» (17).

s6cMJkglbug
Окна выходящие во внутренний дворик, мужчина в надежде спастись, лег на карниз

Куликово поле после 21:00

После того как меня вывели из Дома профсоюзов через задний выход, а это было уже где-то около 21 часа, я побрела вдоль дороги, обошла небольшой скверик и автомобильную стоянку. Начала звонить, в первую очередь, Нике и Артему, их телефоны не отвечали, я ужасно за них переживала (к счастью они оказались живы). Позвонила домой и друзьям сообщить, что живая. В душе все ныло от боли, нет, уже не было страшно, а было больно за всех нас, которых живьем пытались сжечь, застрелить, покалечить, убить… Я села на скамейку, вытряхнула осколки стекла из обеих туфель и решила вернуться на Куликово поле. Даже слезы не могли выйти наружу, а внутри я вся изливалась ими…

Свою георгиевскую ленточку я спрятала в траве, так как «бандеровцы» могли остановить и обыскать, кто знает, что еще может прийти в голову этим нелюдям (потом 4 мая я ее благополучно отыскала и, повязав на гвоздики, оставила в «моем» кабинете, на месте, где было много крови).

На Куликовом поле эти бесноватые все радовались, пели гимн Украины, кричали в экстазе.

0bNIk9A4UxU
Раненные и погибшие куликовцы

Рассказывает Алиса: «Какое-то время я продолжала ходить и общаться с людьми на улице. К ребятам, у которых была дубинка, но которые просто наблюдали, подошла и начала выяснять откуда они. Оказались одесситы. Спрашиваю: «Вам людей не жалко? Это такие же, как вы, люди». А они мне: «А зачем они на Куликовом собирались?». Подошел другой постарше с обращением ко мне: «А Вы, наверное, тоже на митинги Куликова поля ходили, поэтому их защищаете» (т.е. теперь в Украине убить – это нормально… с каких пор одесситы стали такими жестокими?). Подошел еще один парень. Стал общаться со мной на украинском. Я его спрашиваю: «А вы откуда?» (дело в том, что коренной одессит, говорящий только на украинском – это просто самая большая шутка в Одессе) и перехожу на украинский язык. Он, конечно, отвечает, что одессит, обещает свободно перейти на русский, но этого так и не произошло» (12).

В то время как я, спасшись из горящего здания, возвращалась, сделав круг на Куликово поле, мне позвонила другая девчонка медсестричка Яна, она тоже благополучно выбралась из здания, я очень обрадовалась, что она живая.

Меня словно что-то или кто-то не отпускал с Куликова, я хотела еще кого-то увидеть, в чем-то убедиться…

Задний двор Дома профсоюзов после 21:00

Рассказывает Андрей: «Уже ближе к вечеру, где-то к 21:00 еще не было сильно темно и я смотрел с крыши. Идет парень по коридору из милиционеров, это было последнее, что именно я смог отчетливо увидеть. А на выходе его встречают два «бандеровца» и начинают избивать. Они его так били, что он уже лежал и не шевелился» (16).

52Into74Ywo
Избитые и плененные куликовцы

Рассказывает Инна: «Я видела, как приехало много автозаков [машина милиции куда помещают задержанных]. Я понимала, что наших людей теперь выводят в автозаки. Их не спасают, не освобождают, а арестовывают. И я бегала от автозака к автозаку. Я пыталась увидеть кого-то знакомого, убедиться, что хоть кто-то, кого я знаю жив. Милиция бегом выволакивала этих людей из здания Дома Профсоюзов и бегом впихивала их в автозак. «Куликовцам» рывком открывали «клетку» впихивали или вбрасывали их и милиционер, который там сидел быстро закрывал дверь. Он понимал, что еще секунда и людей могут просто убить, так как обезумевшие от крови «бандеровцы» пытались прорваться к автозакам, чтобы продолжать глумиться над раненными и измученными людьми» (15).

Рассказывает Лора: «Когда все, кому было суждено — выбрались из горящего Дома профсоюзов, нас вместо того, чтобы оказать медицинскую помощь и тяжело пострадавших отправить в больницу, посадили в автозаки и увезли в городское отделение милиции на улице Преображенской, 44. Пока нас, выживших, вели к автозаку, мужчин сильно избивали, старались битами и прутами ударить по голове с воплями: «Ну что, где твой Путин? Где Россия?», парню, который мне помогал, выбили зубы» (9).

V7rLfRA5gXA
«Куликовцев» садят в автозак, чтобы увезти в отделение милиции, «майдановцы» пытаются помешать этому или хотя бы ударить окровавленных ребят

Рассказывает Игорь: «Сказали: быстро по милицейскому коридору в автозак. Сотрудники милиции еле удержали ревущую толпу, которая пыталась нас растерзать. У автозака порезали колёса. Толпа кричала бойцам внутренних войск, которые нас сопровождали, чтобы они вышли из машины, потому что в нее будут кидать «коктейли Молотова». Но они не вышли, и я им очень благодарен. Нас бы в этом автозаке зажарили живьём. Водитель понёсся на бешеной скорости на порезанных колёсах» (19).

Мы еще какое-то время ходили вместе с Яной вокруг здания и по полю. Я все надеялась увидеть знакомых, кто выбрался, но безуспешно… мы так уже никого из спасшихся не увидели и, в конце концов, ушли. Хотя, наверное, если бы не Яна, я бы еще долго кружила на поле и у здания. Я была словно раненая, птица, кружащаяся у своего разоренного гнезда и не имеющая возможности увидеть кто жив, а кто погиб. Я хотела подойти все ближе, зайти в самую толпу, но Яна меня останавливала.

Центр города, площадь Греческая после 22:00

Мы решили пойти через центр города и зайти домой к моим знакомым, к которым я не могла дозвониться, а это не так уж близко.

Улицы города были пустыми и очень тихими. Наверное все приникли к телевизорам, где велась прямая трансляция с Куликова поля. Лучше бы все эти «зрители» вышли на улицы города и двинулись на Куликово поле – помешать расправе над одесситами-патриотами!

На улице Греческой перед нами предстала ужасная картина погрома, словно какой-то смерч пронесся здесь… Груды брусчатки, сожженная машина, палки, разбитые бутылки, перевернутые мусорные баки. Мне не верилось, что мы идем по центру моего города, по центру Одессы.

BKh-Tj5Et2s
Греческая площадь после побоища

Но здесь уже суетились какие-то люди, спешно убирая весь этот кошмар, убирая следы варварства «майданутых» радикалов, следы преступления «бандеровцев». Делалось это в  спешке (что совершенно не свойственно для городских коммунальных служб), чтобы утром не осталось следов кровавой трагедии начавшейся в центре города и закончившейся сожжением, и убийством одесситов-антифашистов в Доме профсоюзов на Куликовом поле.

Домой я попала к 24 часам.

А в это время на крыше Дома профсоюзов еще оставалось где-то 50 человек, мы об этом тогда еще не знали…

О зверствах «бандеровцев» я узнала, как только залезла в Интернет. Уже показывали погибших и обгоревших. Это было ужасно осознавать. Так в полусознательном, даже каком-то отрешенном состоянии, словно время остановилось и моя чувствительность застыла в оцепенении, не помню уже и как, я отключилась.

Крыша Дома профсоюзов после 21:00

Рассказывает Николь: «Стало темно и холодно. Девушка в футболке замерзла совсем, сумка и кофта остались где-то на чердаке. Еще один парень в футболке, сандалиях, шортах. Как он на крыше оказался? Похоже, шел гулять по городу или на пляж. Ребята с двух сторон обняли его, пытаясь согреть. Потом их кто-то позвал охранять дверь. Попросили женщин и девушек присмотреть за парнем. Подхожу ближе. Так у него озноб, явно температура высокая. Как согреть? Пытаюсь растереть руки, спину. На крыше ночью оказывается холодно. Люди рассеялись по крыше, притихли» (10).

Рассказывает Андрей: «Где-то в 22:00, когда потушили пожар, но основная масса  «бандеровцев» еще не ушла, пришли МЧС-ники [Министерство по чрезвычайным ситуациям – в данном случае пожарники] и кричат: «Выжившие есть?» Я сидел на входе, где была деревянная лестница. Там была открыта дверь, вот они и пришли на тот вход.

— Есть — крикнул я.

— Сколько вас? – спросили они.

— Человек 60. – ответил я и спрашиваю. — А кто вы такие?

— МЧС — отвечают они.

Я их попросил посветить на свою форму. Потому что не знаю, так любой может представиться, темно, я никого не вижу, только голос слышу. Они посветили на свою форму.

— Бандеровцы рядом есть? – спросил я у него

— Есть — ответил он мне.

Тогда я сказал, что мы не будем спускаться. Они ушли. Через 15 минут пришли из внутренних войск» (16).

Продолжает рассказ Николь: «Сквозь чердачную дверь прорезывается луч от фонарика. Кто-то ходил по чердаку и звал людей спуститься с крыши. На всякий случай мы подтянулись к двери. У кого были деревянные биты — вооружились. Это была милиция [точнее внутренние войска]» (10).

Продолжает рассказ Андрей: «Они тоже начали предлагать нам спуститься, а потом, вдруг начали утверждать, что у нас заложники. Что мы в заложники взяли женщин и несовершеннолетних.

Тогда мы позвали наших женщин. Мы открыли окошко с крыши на чердак и показали им женщин.

— Вас тут не держат? – спрашивают они снизу.

— Если бы нас держали тут насильно, мы бы давно попросили у вас помощи. – ответили им наши женщины.

— Спускайтесь, спускайтесь – убеждали пришедшие.

— Нет, нас там убьют – ответили женщины» (16).

Продолжает Николь: «Они предложили спускаться вниз. Говорили, что создадут коридор и нас выведут. Но те из нас, кто смог посмотреть вниз ранее, видели эти «коридоры», видели как били людей сквозь милицию. Видели, как милиция стояла слева от здания и наблюдала не вмешиваясь.

Но все же два молодых парня решили спуститься. Потом видели их, ползущих по «коридору» и получающих удары» (10).

Продолжает Андрей: «Эти двое или трое ребят спустились с ВВ-шниками, потому что как им показалось на тот момент, они дали гарантию того, что нас выведут за 200 метров и отпустят. Именно так говорили солдаты внутренних войск» (16).

Рассказывает Николь: «По смыслу неоднократных переговоров с милицией мне стало ясно, что виноватыми считают нас и, похоже, что в нас вообще видят вооруженных террористов, захвативших чердак и крышу. Да, сидим тут с оружием, но по доброте душевной или по глупости вниз не стреляем, а спокойно смотрим, как добивают и беснуются нелюди внизу. Абсурд полный» (10).

Выводы Николь подтверждаются звонком одного из друзей Леонида: «Где-то в 23:00 мне позвонил друг и рассказывает: «По телевизору сказали, что вы там на крыше с автоматами засели. Что на крыше террористы, русские, десант…» Какие на фиг автоматы, чушь полная!» (18)

Рассказывает Андрей: «В районе 23:00 опять приходили к нам, уговаривали спускаться. Даже привели с собой как-будто бы одного из спустившихся с ними ранее. Он утверждал: «Все нормально, там никого нет». Но как это никого нет, если мы видим, что сбоку и на самом Куликовом поле, где-то человек 300-400. Это означало, что все остальные либо внутри, либо сзади, либо с другого бока здания» (16).

Рассказывает Леонид: «Где-то в 23:00 видел с крыши их «караван», носили что-то в мешках, это явно был не песок. По геометрии мешка видно было что-то это что-то точных форм – квадратное, прямоугольное. Наверное, оргтехника из кабинетов. Выходит, мародерничали, а что от них еще можно ожидать. Прошло их в этом «караване» человек 40 и у каждого по два мешка в руках. Они ушли в сторону Канатной по направлению от железнодорожного вокзала. Там, видимо, их уже ждала группа с мопедами. Потом она рассеялась» (18).

Продолжает Николь: «На крыше нас оказалось 54 человека, кто-то сосчитал по запросу снизу. К нам вновь пришла милиция и еще кто-то с предложением спуститься. Знакомый женский голос – это Нина, жива слава Богу, говорит: «Спускайтесь ребята, а то вас сожгут. Милиция еле сдерживает рвущихся вас убивать, держит вход на чердак».. Я пошла обойти всех на крыше, чтобы каждый мог принять решение за себя – спускаться или оставаться. Мне казалось это правильным» (10).

Продолжает рассказ Леонид: «Где-то в 23:30 — 24:00 я заметил, что, чуть поодаль от центра Куликова поля, ближе к «Стекляшке» [административное здание областного совета], стоял микроавтобус синий, по-моему. Какие-то люди в балаклавах и темной одежде, человек 8, сносили к этому микроавтобусу  непонятные черные продолговатые сумки. Я не видел, что было в сумках, но могу предположить, что это было оружие.

Еще где-то с 23:00, когда мы пытались выглядывать во внутренний двор здания, на нас направлялся стробоскоп. Это фонарик такой, который, если его навести на человека, сразу слепит ему глаза узким мерцающим лучом, даже если человек находится на дальнем расстоянии.

Когда мы высовывались с телефоном или камерой, чтобы попытаться увидеть, что там происходит и если это возможно что-то сфотографировать. Они по лампочке или подсветке на телефоне замечали нас и сразу наводили этот фонарик, чтобы ослепить и не дать ничего увидеть и уж тем более заснять» (18).

Продолжает рассказ Андрей: «Было уже где-то около 2-х часов ночи. К нам пришли вновь, говорят, что они «Беркут» [т.е. бывшее спецподразделение «Беркут», его к тому времени переименовали]. Они говорили, что «Мы с народом. Мы вам поможем», «Мы вас вывезем за 200 метров и отпустим». Часть из нас, в том числе и я, согласились спускаться с ними. Поверили им. Они нас просто припугнули, мол «бандеровцы будут зачистку делать». Зря мы согласились» (16).

Рассказывает Лина: «Мы сначала решили до утра сидеть. Утром не так страшно спускаться. Может люди соберутся, может журналисты приедут. Мы хотели находиться на крыше до последнего, чтобы знать наверняка, что мы выйдем, что нас не тронут, что мы спокойно отправимся домой. Но папа стал волноваться: «А вдруг они [«бандеровцы»] прейдут снова?» И все-таки мы спустились в первой группе» (17).

Рассказывает Леонид: «Мы не знали что делать, спускаться или нет. Девочки начали говорить: «Давайте будем спускаться. Их уже нет. Нас не будут убивать. Уже все нормально». Милиция сказала, что нас отвезут подальше и там где-то выпустят. Но уже и действительно не было такого движения. Они конечно там в темноте еще где-то стояли. Но после 24:00 их оставалось где-то около 200 человек. Спереди человек 100 где-то и сзади примерно столько же. Уже не было тех тысяч.

Решили, что спустится одна небольшая группа и если все будет нормально, они нам позвонят и сообщать об этом тогда спустится еще одна решившаяся на это небольшая группа, в которой был и я» (18).

Продолжает Андрей: «Я одного из выводивших нас ребят попросил пройтись со мной по 5-у этажу. Поискать мою сумку с документами, может найду. Ничего не нашел, но вот где-то 10 мертвых тел насчитал. Причем, 3 или 4 из них — женские. Я с фонариком был. В основном обожженными были голова и кисти рук, крови на них я не видел. Вокруг были белые следы как от тушения огнетушителем» (16).

Например, у меня на 5-м этаже погиб мой знакомый — Виктор Гунн. Погиб он именно так: обгоревшая голова и кисти рук. Виктор остался в сидячем положении на лестничной клетке 5-го этажа. Я даже не знаю, что могло произойти, чтобы крепкий коренастый мужчина без следов борьбы остался на лестнице в таком положении. Я знаю, что он занимался каким-то видом борьбы, сейчас не вспомню название. Он явно мог и готов был дать отпор нападавшим, но этого не произошло. Судя по всему ему на голову вылили какую-то горючую смесь, правда не представляю каким образом, которая загорелась, а он пытался потушить ее руками, хотя кисти руки словно сжаты, и, по-моему, что-то светлое зажато в них. Вот так погиб поэт Одессы, готовый дать отпор фашистской нечисти и отдавший за это свою жизнь. Дорогой Виктор, светлая Вам память!

Продолжает рассказ Андрей: «А вот когда мы спускались вниз по боковой лестнице на 4-м и 3-м этаже, я видел там сидящих мужчин. Караулили, чтобы мы не сбежали. Я видел мертвого лежащего человека с накрытым курточкой лицом. Здесь уже было видно кровь. Видно было, что на нем ничего не горело. Он был убит или добит» (16).

Продолжает рассказ Леонид: «Нам позвонили, сказали, что все нормально, что «этих» уже нет, они где-то за забором и их мало – уже все контролируют милиционеры. Тогда спустились и мы. Это было где-то начало 3 часа ночи. Мы спускались по правой боковой лестнице. Видел в пролете погибшего мужчину он был в тельняшке, лицо его было накрыто. Когда мы проходили какой-то этаж и там была приоткрыта дверь с боковой лестницы в коридор, я увидел, что там лежали тела погибших. Лично я не видел всего объема этого ужаса. Но люди, которые пробирались там, рассказывали какой это был кошмар. Мы набились в автозак и нас повезли, как выяснилось не отпустить чуть подальше от Куликова поля, как обещали, а нас повезли в городское отделение милиции на улице Преображенской» (18).

Продолжает рассказ Николь: «Какая-то часть людей спустилась. Каждый раз приходилось быстро опускать и поднимать лестницу, а она длинная и тяжелая. Несколько человек спустились по пожарной лестнице снаружи. Почему-то считали своим долгом извиняться за свое решение спуститься вниз. Почему? Кто и за что перед кем виноват?» (10).

Рассказывает Лина: «Нас посадили в автозаки, а «бандеровцы» кричали по-украински: Мы тогда очень начали нервничать и говорить: «Откройте машину мы кинем гранату! Когда уже мы отправимся хоть куда-то?», чтобы не слышать как они кричали. И тут один сред и них начал говорить им: «Зачем вы так? Может они мирные люди. Не надо с ними так…» А «бандеровцы» оттащили его и начали избивать. С нами находился парень – его ранило, у другого был ожег легких, была женщина с переломом»  (17).

Рассказывает Николь: «Я считала себя пацифистом. Не видела, конечно, что происходит конкретно в здании. Откуда взялось ощущение ужаса происходящего, надрывная боль от бессилия? Уверенность, что в нашей ситуации – смерть от пожара, погибнуть в огне или прыгнуть с крыши – это лучше, чем попасть на глумление и растерзание к этим нелюдям. Толпа внизу напоминала по поведению гиен. Визги, крики, смех упившихся кровью и мясом «жертв». Гиены! Неужели эта страна нуждается в услугах гиен, что сохранить, что? Мир? Единство? Что в ней осталось сохранить такого ценного?

Мое решение – будут все спускаться, я со всеми. Если кто-то останется, остаюсь и принимаю смерть в огне или в полете. От этих мыслей отвлек крик на крыше: «Женщина сломала ногу!» Хорошо среди нас оказался врач. Помощь оказывали на месте. Досточку оторвали от чердачного окна, убрали гвозди. Забинтовали. Врач наложил шину на поврежденный голеностоп. Сделал обезболивающие уколы. Ей было очень больно. Врач связался со «скорой», с кем-то из коллег. Уговорил как можно быстрее забрать пострадавшую, пока не начался отек ноги. Пришлось втроем перетаскивать ее по крыше к окну, где можно спустить лестницу. Удалось. Были видны люди в белых халатах, подхватили ее. Надеюсь, что ей удалось спастись и добраться до больницы.

Последние 12 человек спустились с крыши в 03:30 утра. Ничего героического мы не сделали. Не смогли  дать отпор, не спасли от позора, унижения и смерти тех, кому повезло меньше, чем нам. Мы остались живы. Но могу сказать, даже когда была опасность сгореть или задохнуться на чердаке, ни один человек не потерял достоинство, не стал толкаться и лезть вперед, чтобы спастись. Спокойно аккуратно и с помощью друг друга люди поднимались в дыму по узкой неудобной лестнице и ожидали пока предыдущий вылезет на крышу. На крыше тоже не было истерик. Была забота друг о друге, о близких, родных.

Мы, эти 12 человек,  шли по лестнице. С нами был героический дедушка, лет около 80. Он шел впереди меня по лестнице, периодически приходилось его останавливать, чтобы подождать остальных. Нас сопровождал, охранял, спас от сожжения небольшой отряд «Беркута». Не зря мы воздавали славу их мужеству и выдержке на улице Грушевского в Киеве. Портреты погибших «беркутовцев» хранились у нас на Куликовом поле, всегда окруженные цветами. Выходит, их сожгли второй раз, но уже на Куликовом поле.

Ночь со 2 на 3 мая – Одесское городское управление милиции ОГУ УМВД Украины в Одесской области на улице Преображенской, 44

Рассказывает Николь: «Нас погрузили в автозак, машина разделена на две части: в одну поместили 11 человек, в другую – 12. Заперли решеткой с конвоем. Привезли нас в городское отделение милиции на улице Преображенской. Нас продержали в машине во дворе около часа – некуда было поместить. Здание было заполнено «прибывшими» до нас. Выходит, многих, кого живыми вывели и вывезли из горящего Дома профсоюзов, поместили здесь.

Конвоиры наши проявили к нам сочувствие – открыли решетки, позволяли по 2 человека выходить подышать. С нами в машине была и Нина, это она и еще одна женщина, которой доверяли, уговаривали нас спуститься с крыши, они вели переговоры от имени «беркутовцев». Наши девочки доверяли ей, поэтому спустились раньше. Как бы там ни было, результат один – все мы оказались в милиции. Нас подняли на 2-й этаж, там уже стояли «куликовцы», узнала многих. Был там и депутат Олег Музыка с забинтованной головой. Вообще было много раненных, забинтованных, в крови. Их уже куда-то отправляли, как потом выяснилось в КПЗ (камера предварительного заключения), тут же, во дворе. Нас разместили на 2-ом этаже в длинном коридоре» (10).

Рассказывает Игорь «Нас привезли в городское УВД на Преображенскую. Там я увидел человек 30, забинтованных, с проломленными головами. У одного парня были выбиты все передние зубы. Женщины были босиком, с порезанными ногами. Я начал разъяснять людям их права» (19).

Рассказывает Лора: «В отделении к нам отнеслись дружелюбно, с пониманием. Видно было, что «майдауны» им уже осточертели. Речь идет о рядовых сотрудниках, а вот о руководстве ничего не знаю, поэтому говорить не буду. Вообще о рядовых милиционерах ничего плохого не скажу, они были вынуждены выполнять приказ своих начальников, поэтому были задержаны мы, те, кто защищался, а вот из тех, кто нападал никто не был задержан. Среди задержанных была женщина, которая пришла к Дому профсоюзов после того, как увидела по телевизору происходящее — она пришла помочь как медик, а ее тоже задержали» (9).

Рассказывает Лина: «Медицинская помощь нам была оказана не сразу. Пришел врач и начала нам говорить: «Правильно сделала Украина, что собралась на Куликовом поле». Мы решили его спросить, чтобы понять на какой он стороне и о ком он говорит одобрительно: «А вы вообще видели, что они с нами делали?». А он говорит: «Я видел, что вы с ними делали». Такой ответ нас поверг в шок. Мы ему говорим: «Вы посмотрите на нас здесь большинство женщин!» А потом вытолкали его и попросили другого врача. Уже новый врач нам все-таки оказал медицинскую помощь» (17).

Продолжает свой рассказ Николь: «В горотделе милиции, на 2 этаже мы и провели остаток ночи и полдень. Ребята спали на линолеуме, на голом полу. В туалет водили по 4 человека.

[Лора, которая в Доме профсоюзов потеряла свои шлепанцы, так и прибыла в милицию босиком.. даже в туалет не в чем было идти. Потом какой-то милиционер дал ей свои ботинки].

Было видно, что милиции мы нужны как бочка с порохом – и на улицу не выпустишь, и держать внутри хлопотно и опасно. Кого-то уже [во второй половине дня] допросили, выходили с протоколами, без шнурков и ремней. Как оказалось мы тут в качестве подозреваемых в организации массовых беспорядков, которые привели к смерти людей и еще 4-5 статей сейчас уже не помню. [Захват здания с целью его незаконного использования и препятствование его нормальной работе. Подпал зданий, в том числе Дома профсоюза и т.д.]. В коридоре была возможность включить зарядку для телефона. Заряжали телефоны, звонили родным, узнавали новости» (10).

Рассказывает Леонид: «Перед тем как запустить людей из автозака в помещение отделения милиции, где должны были проводиться следственные действия, т.е. допрос, предъявление «Подозрения» [официальный документ, где указывается причина задержания], изъятие личных вещей: телефоны, сумки, документы и т.д., нас пересчитывали – составили списки задержанных. Поэтому телефоны оставались не у всех, их просто отбирали. Хотя, потом некоторые из нас поняли, что, заходя в кабинет для дознания, можно оставить телефон народу в коридоре, там нас было много и контролировать что-либо было не возможно да и пока в изолятор определят, бумаги подготовят. Было время и телефон забрать и позвонить и даже спрятать. Но вся  эта процедура началась только к полудню 3 мая. А пока у всех оставались телефоны и документы» (18).


***

По одесским улочкам узеньким
В глухих «воронках» кургузых
Повезли в неизвестность узников
Дома огненного профсоюзов.

Словно мало ими пережито,
Словно это на их руках
Кровь людская, да судьбы разбитые,
Да сожженных заживо прах.

Когда мы у экранов замерли
Вдалеке от этой войны,
Их глотали подвалы и камеры
«Европейской свободной» страны.

А иных привезли на кладбище –
Мол, приехали! Выходи!
И никто, конечно, не знал еще,
Что назначено впереди.

Арестованные, точно пленные,
Как прорваться теперь к своим?
Может, нынче законы тюремные
Человечней покажутся им,

Тем, кому за мечты да помыслы
Вот такая досталась доля.
А на воле аресты да обыски,
Так какая уж это воля!

Не мучители вы, а мученики,
Значит, Вам, а не вас судить.
С Вами правда – в крови и в наручниках,
И победе за Вами быть!

С. КАРАБАНОВА

3-600x400

3 МАЯ

Из статьи РИА «Новости» Украины от 22.04.2015 года: «3 мая ситуацию прокомментировала пресс-служба областного управления МВД. По версии милиции, «с верхних этажей нападающие начали закидывать мирных граждан бутылками с зажигательной смесью и вести по ним огонь из огнестрельного оружия. В результате использования злоумышленниками «коктейлей Молотова» возник пожар, который с верхних этажей распространился на значительную площадь здания и стал причиной гибели более 40 человек». Сотрудники пресс-службы не приняли во внимание два факта: что это за «мирные жители», от которых пришлось укрыться в здании, и что это за огонь, который распространяется сверху вниз. След «российских диверсантов» увидели в произошедшем практически все официальные лица страны, а когда Юлия Тимошенко [одиозный политик, одна из организаторов и лидеров первого «майдана» в Украине, русофоб, поддерживает войну на Донбассе] в ходе визита в наш город поблагодарила всех, «кто встал на защиту Одессы и Украины», не допустил «захвата административных зданий» и «внутренней оккупации», действительно захотелось, по мотивам широко разошедшегося в соцсетях мема улететь с этой планеты… [интернет-мем — в средствах массовой информации название информации или фразы, как правило остроумной и иронической, спонтанно приобретшей популярность в в Интернете]».

3 мая — Куликово поле

«Утром 3 мая около 6 часов была на Куликовом поле, — рассказывает Надя, — там были автобусы с милицией с надписью «Школьный автобус», я сделала вывод, что милиция из области, они приехали около 3 часов (как они мне сказали) и что уже никого не было. На самом деле с крыши снимали позже, под утро» (4).

«3 мая была панихида по погибшим. – Рассказывает Марина. — У дома профсоюзов собралась масса людей, было море цветов, горели лампадки. В здание никого не пускали. Снаружи стояло оцепление из милиции. Говорили, что идет следствие, работают эксперты, что трупы еще остаются в здании» (7).

Где-то около 11 часов я тоже была на Куликовом поле, увидела обгоревшее здание Дома профсоюзов, разбитые окна, на стенах потеки от зажигательных смесей и следы пуль… зрелище было ужасное. Здание было оцеплено милицией. Люди хотели пройти ближе к центральному входу, чтобы возложить цветы, но их не пускал кордон милиции. Где же они были 2 мая?!. Почему не выстроились таким кордоном и не дали жечь и убивать людей?! Потом люди все же прорвались ко входу здания и наконец возложили цветы. Я тоже подошла, всматривалась во внутрь обгоревшего здания, словно пыталась кого-то там найти. Потом нахлынули слезы, я закрыла лицо руками и рыдала.

Весь день люди приходили, смотрели, ужасались, возлагали цветы и закрыв лицо руками рыдали. Возможно, кто-то надеялся найти и увидеть живыми здесь у Дома профсоюза своих знакомых.

Весь этот день я провела в больнице у своего знакомого с его женой. Но его я не видела – нас не пускали. Видела, как привозили и увозили выживших, но очень пострадавших. Слышала историю парня 34-х лет, который выпрыгнул с 3-го этажа горящего здания и поломал бедро. Там же мы узнали, что в больнице, ночью, от побоев скончался наш областной депутат Вячеслав Маркин. Он, выпрыгнув из окна горящего здания, не разбился, а поднялся с помощью мужчины в камуфляже и пошел, но «бандеровцы» все равно решили отнять у Вячеслава, всегда улыбчивого и приветливого, жизнь. Светлая ему память!

Одной из моих знакомых звонила девушка, которая находилась в городском отделении милиции на улице Преображенской. Она, как и другие находящиеся там, была задержана по обвинению в поджоге и организации массовых беспорядков (какое кощунство, людей, выживших в этом адском кошмаре, которых жгли и убивали, обвиняли в поджоге здания!), а вот нападавших на нас  «майдановцев», «правосеков», «ультрасов» и других радикально настроенных отморозков никто не задержал, напротив, они свободно и без страха разгуливали по городу.

3 мая – Одесское городское управление милиции ОГУ УМВД Украины в Одесской области на улице Преображенской, 44

Рассказывает Лина: «Нас в Управлении милиции держали почти сутки. Нам даже воды не дали. Был только один нормальный милиционер. Он нам вынес бутылку воды и сказал тихо, чтобы никто не видел, что у здания милиции собираются люди, что нам начинают передавать передачи» (17).

Рассказывает Николь: «Днем части из нас принесли передачи. Вода и продукты. Делили на всех. Но вот мне есть и пить не хотелось. Кожа лица покраснела и горела, иногда слезились глаза. Знобило. Хорошо хоть была возможность иногда умыться в туалете, становилось легче. Общее состояние – нереальность, как будто не со мной происходит, а с кем-то другим» (10).

Рассказывает Леонид: «Всю ночь и день людей просто держали в коридоре.

Утром мы уже хотели и есть, и пить, и курить. Нам даже попить воды негде было. Стали ходить в туалет за водой. Сначала нас в туалет водили. Потом мы уже сами начали ходить. Просто не было у них столько людей, чтобы постоянно стоять нас охранять и попарно в туалет сопровождать. Поставили одного в начале коридора. А что он один. Сначала нас сопровождали, а потом мы сами ходили, уже все тут знали.

Днем принесли передачу в кульках: колбаса, нарезка какая-то и т.д. Девочки сделали бутербродики. Мы немного перекусили.

Сигареты тоже принесли. Стали просто толпой выходить на перекур. Они нас не могли остановить. Нет, пытался на «охранник» что-то там говорить, типа «Больше двух не выходить». Но кто его слушал. Вышло человек двадцать и что он может?» (18).

Продолжает рассказ Николь: «После полудня женщин перевели на 5 этаж. Оказалось там тоже были наши женщины, еще со вчерашнего вечера. Те, кто знал друг друга, обнимались и плакали, рассказывали о пережитом. Услышала, что мальчики и их мама погибли. Пытались убежать, но Дом профсоюзов окружили со всех сторон и они спасались как все – забежали в здание, и там погибли. [О них нигде не говорили и в списках погибших их нет. И пока так и не удалось это ни подтвердить, ни опровергнуть]. Я этого сама не видела, но слышала разговор женщин между собой, тех, кто был на нижних этажах Дома профсоюзов.

Рядом в холле собралось около 8 мужиков, без милицейской формы, но явно сотрудники милиции. Громко разговаривали и громко же смеялись. Не выдержала, набросилась на них с упреками: «у женщин горе, истерика, сами еле выжили, потеряли близких, родных, знакомых. А вы тут ржете без тени сочувствия!» «Мы не над вами смеемся», — был их ответ. Правда, разошлись уже молча.

Сидеть в коридоре было негде. Всего несколько стульев. Была девушка с крыши с поврежденной опухшей ногой, у другой – разбитая голова, окровавленная одежда. Позже муж ей передал чистую одежду. [Медицинская помощь, как мы понимаем, людям, спасшимся из дома профсоюзов и задержанным, в отделении милиции оказана не была (!) или была оказана поверхностно].

Наши [женщины, с которыми Николь была на крыше] сидели на лестнице курили, разговаривали. Часть вернулась на 2-й этаж. Спускаясь по лестнице, я слышала разговор людей в форме, их было трое. Они говорили о погибших, об обезображенных телах, о том, что около 30 (на вес), их по частям собирали в сумки и вывозили, опознать будет невозможно, так как это части человеческих тел. Мозг отказывался принимать эту информацию» (10).

Рассказывает Лора: «Когда мы сидели в коридоре, на 2-м этаже, приехали милиционеры с Куликова поля, и один, когда зашел, сказал: «Бл*дь! Там 60 трупов!»…» (9).

Продолжает рассказ Николь: «Я вернулась на 5-й этаж. «Своих» [с кем была на крыше] не видела, звали зайти в кабинет. Думала, все уже там, зашла. Начали составлять протокол. Из наших, были только две женщины, у одной уже был адвокат. Девушка – следователь торопила, я отказалась подписывать. Так как нужно время и адвокат. Она ушла.

В окно было видно, что на улице, возле отделения, собрался митинг в нашу поддержку. Ура!

В кабинет зашло три милиционера, не из рядовых. Выглядывали в окно, начали советоваться между собой. Из их разговора услышала о смерти депутата областного совета Вячеслава Маркина. Эта информация убила меня окончательно, это была первая реальная фамилия погибшего. Перед входом в Дом профсоюзов я его видела и разговаривала с ним. После всего услышанного наступило оцепенение, все происходящее дальше помню сквозь какую-то пелену» (10).

Рассказывает Лина: «Мы спрашивали у следователя: «Почему нас задержали? Почему нас здесь держат?» А один из следователей нам сказал: «Понимаете, я ничего не могу сделать. Я вас здесь не держу. Я бы вас с удовольствием отпустил, но у нас был прика задержать всех, кто находился в Доме профсоюзов, вынести им приговор и чтобы в понедельник над ними состоялся суд. Чтобы все это видели». [Разговор со следователем происходил в субботу]

А вот, например, моему отцу, который тоже был в отделении милиции вместе с нами, сказали «если ты не подпишешь протокол, подумай, ведь у тебя здесь жена и дочь, что с ними будет…» (17).

Рассказывает Леонид: «Так долго нас держали в коридорах, в этой тесноте, так как не хватало на нас ни следователей, ни адвокатов. Вот мы и сидели сутки в коридоре. Первый адвокат (и это был не государственный, как у многих из нас, а частный), который был вызван для кого-то из задержанных появился только в 13:00 3 мая. Государственные начали появляться еще позже, где-то в 15:00 – 16:00. И на каждого государственного адвоката было где-то по 5, если не по 8, человек. Кому как повезет, принцип назначения государственного адвоката я так и не понял.

Меня должны были посадить в изолятор еще во второй половине дня в субботу. Мы пришли. Там стоят уже человек 15 таких как и я, со своими следователями с бумагами. Выходит из изолятора человек и говорит: «Мест нет». И все, и они опять нас в коридор вернули.

Следователи и милиционеры в принципе были нормальные. Были конечно и сволочи, но их прислали из Киева, а местные были нормальные в отношении  к нам. СБУ-шники [сотрудники СБУ] для допросов «избранных лиц» были присланы из Киева.

Был среди нас один россиянин, уже 10 лет живет в Одессе, но из-за каких-то бюрократических проволочек никак не мог получить вид на жительство. Они, когда узнали, что у него российский паспорт был, так обрадовались, наконец на сотню людей один россиянин нашелся.

В итоге его, активистов Куликова поля, таких как Олег Музыка, Алексей Албу и других, которые выступали на митингах и активным образом участвовали в организационной работе и попали на Преображенскую, а еще людей с Православных палаток допрашивали отдельно эти киевские на 5-м этаже.

Наши, местные, которые были там, еще нормальные, а вот те, киевские, ну просто фашисты. Их прислали в Одессу для дознания. Хотя они ведь и сами все прекрасно знали» (18).

Рассказывает Игорь: «Вышел замруководителя городского УВД [Управление внутренних дел], который утром был на Куликовом поле. Он пригласил меня в кабинет, где за столом сидели уже знакомые сотрудники СБУ. Они задавали вопросы: почему мы стояли да почему не ушли. Я им посоветовал почитать мои выступления в Интернете. Один из сотрудников СБУ тогда взлетел как ошпаренный и с матюками закричал: «Вы достали со своим русским языком, неужели вам не дают на нём разговаривать! Вам просто нравилось получать российские деньги!». На это я сказал, что пусть найдут хоть одного человека, кто скажет, что я брал или раздавал деньги. Тогда они завели другой разговор: «Мы знаем про Вас многое, предлагаем смягчить свою вину» и т.д. Я ответил, что мне не о чем с ними разговаривать. Я уже понял, что из нас, пострадавших, хотят сделать козлов отпущения. Ни один «правосек» не был задержан.

Нам инкриминировали: «Массовые беспорядки, повлекшие за собой смерть». Меня вызвали к следователю один раз, в полночь с 3 на 4 мая. Там сидел и адвокат, которого мне будто бы предоставили. Они пытались меня уговорить подписать, не читая, «постанову» о задержании.

Они так же обманули дедушку, который сидел со мной в камере. Он родился в 1941 году. Ему подсунули постановление о задержании, он его подписал, не читая. И в нём говорится, что он будто бы принимал участие в массовых беспорядках, убивал людей.

Сотрудники милиции меня спрашивали: «Как вы думаете, сколько людей погибло?» Я ответил: «Простая арифметика. Если нас в здание вошло около 350 человек, вы задержали 100, ещё 100 в больницах. Пусть человек 50 какими-то путями из здания выскочили. Остаётся 100». Сотрудник милиции на это только скривился и ничего не ответил» (19).

Рассказывает Николь: «Спустилась на 2-й этаж, некоторых мужчин увели в КПЗ. Опять составляли какие-то списки, приходили адвокаты. Люди советовались, у кого-то уже был свой адвокат, к остальным прислали бесплатного адвоката.

Огромная благодарность той молодой женщине-адвокату, которую я встретила на 5 этаже. Она пришла в отделение милиции по другому вопросу, но прониклась сочувствием к нам – женщинам, которых видела первый раз. Начала звонить куда-то. Оставалась с нами до позднего вечера. Добилась общественного адвоката. Добилась того, чтобы отпустили хотя бы женщин» (10).

Рассказывает Лина: «Под вечер пришел адвокат, один из наших и сказал, что если люди под зданием Управления милиции продолжат собираться, то милиция, возможно, нас женщин отпустят.

Выпуская нас, нам вручили повестки о том, что суд должен состояться в понедельник и что все мы обязаны явиться» (17).

Продолжает рассказ Николь: «После 23 часов нас, женщин, начали выпускать. Спасибо всем на митинге и всем неравнодушным» (10).

3 мая — Белгород-Днестровский городской отдел милиции ГУ МВД Украины в Одесской области

В течение ночи после 2 мая и последующего дня ребят, не давая связаться с родственниками, пытались вынудить подписать протокол, где они  признавали бы свою вину и где, что самое интересное, было несколько пустых пунктов. Ребята отказывались подписывать нечто подобное.

4 МАЯ

Это было воскресенье – традиционный день митинга одесситов на Куликовом поле и марша по центру города. Люди приходили на Куликово поле к Дому профсоюзов с цветами и со слезами, плакала и природа – лил дождь. Из нас, участников одесской трагедии, практически все кто в состоянии был прийти —  пришли.

4 мая – Одесское городское управление милиции ОГУ УМВД Украины в Одесской области на улице Преображенской, 44

Наши ребята продолжали томиться в городском отделении милиции на Преображенской. Многие из них еще нормально и не спали.

Рассказывает Леонид: «В воскресенье 4 мая, только около 4-х часов ночи я попал в камеру изолятора. Но «заселять» начали раньше, еще поздно вечером 3 мая.

Кстати, перед тем как меня повели в изолятор, мы успели помочь сбежать, этой же ночью, троим пацанам, самому младшему из них было 17-18 лет. Не стану говорить, как нам это удалось, главное – удалось помочь ускользнуть из-под носа милиционеров, вернее даже из их логова, которое на тот момент уже становилось логовом «бандеровских» приспешников, хотя и большинство милиционеров внутренне не поддерживало их, но увы, исправно им служило. [Думаю, это очень показательный факт. Ведь большая часть, можно сказать «плененных» ребят «куликовцев», не смотря на понимание того, что останется здесь, помогла другим трем бежать. Это лишь подтверждает высокий дух единства и взаимовыручки «куликовцев». И подчеркивает жизненность нашего девиза: «Один за всех – и все за одного!»].

Поскольку мест в камерах изолятора не было, так как они были рассчитаны на два человека, нас начали подселять третьими и даже четвертыми к уже сидящим в них «куликовцам». Мне дали тюфяк и запустили в камеру. Я расстелил на полу и увалился спать, ведь уже сутки после этих жутких событий не спал более менее нормально, если конечно такие условия можно назвать нормальными, но все равно не в шумном и тесном коридоре на голом полу спать» (18).

4 мая – Куликово поле

Рассказывает Марина: «В здание начали пускать 4 мая. Наверное, слишком рано для тщательного расследования. Большое здание, масса улик. Я зашла, потом еще много раз заходила, пока пускали. Шла, чтобы вспомнить, еще раз все пережить… и никогда не забыть.

У входа, на площадках, в коридорах, на окнах лежали цветы, георгиевские ленточки, каски, щиты, дубинки, обгоревшая обувь и другие личные вещи.  Горели лампадки. Цветы с лампадками были там, где лежали замученные и сожженные.

На 4-м этаже, слева от главной лестницы, если стоять лицом к зданию было такое место. Выход на боковую лестницу закрывала дверь, дополнительно установленная в коридоре. Она была закрыта. Окон здесь не было, только двери. Шансов спастись у тех, кто там оказался, практически не было. Слишком далеко нужно было им идти  сквозь густой удушливый дым и полную темноту, слишком сложно в этих условиях было выломать двери. При этом средняя лестница – была лишь источником дыма» (7).

Удивительно-трогательные сцены наблюдались на Куликовом поле. Люди обнимали друг друга — это просто знакомые встречали друг друга живыми и от всей души радовались этому. Так было и у меня — я встретила живыми знакомых мужчин и женщин, моих дорогих «куликовцев». Мы радостно приветствовались, обнимались со слезами на глазах и говорили только одно «Как я рад(а), что ты живой(ая)!». После 2 мая между нами помимо родства идейного появилось еще и кровное родство.

Власти очень сильно ошиблись, считая, что сжигая людей они сожгут и те идеалы за которые люди здесь стояли и за которые часть из них была убита – нет этого не произошло. Наши антифашистские идеалы теперь были выжжены на наших душах, они были закалены, как закаляется сталь, а, остыв, стали еще прочнее, еще тверже и это уже навсегда!

Вход в здание был открыт, и многие люди заходили посмотреть этот ужас. Была и я. Зашла в «свой» кабинет и увидела, что там перевернуто все вверх дном. Узнала, что части оргтехники уже нет (а ведь мы ничего не громили и уж тем более не уносили). Почему-то было разбито еще одно окно, которого мы не били т.к. с той стороны валил черный-черный  дым. На полу я видела много крови. Все бумаги, валяющиеся на полу, тоже были в крови, а в месте, где было больше всего крови, на стене я увидела длинную горизонтальную наискосок полоску крови со стекающими к полу струечками. Это было похоже на брызг от разреза. Мне стало страшно. Ведь это была кровь наших ребят, я в ужасе закрыла глаза. В коридоре мы нашли гильзу от патрона, видимо отлетела от того пистолета, которым стреляли в нас, просунув его в щель между шкафом и стеной. Было страшно все это вспоминать и представлять, что произошло с нашими ребятами. Позже я узнала, что, по крайней мере, двое парней из тех, кто был в том кабинете выжил. Меня это очень обрадовало. На столе этого кабинета, я увидела, среди сумок, медикаментов, бумаг, две чашки с недопитым кофе и окурок сигареты. Это они после своих зверств, среди крови убитых и раненных, наслаждались кофепитием. Какой ужас!

Когда мы вышли из здания, всех призывали идти к городскому управлению милиции,  что на улице Преображенской, 44, где еще с 3 мая стояли родственники арестованных, требуя, чтобы наших ребят выпустили. Ходили слухи, что милиция под предлогом перемещения их в другое место отдаст наших куликовцев на истязание «правосекам».

4  МАЯ – ОДЕССКОЕ ГОРОДСКОЕ УПРАВЛЕНИЕ МИЛИЦИИ ОГУ УМВД УКРАИНЫ В ОДЕССКОЙ ОБЛАСТИ НА  ПРЕОБРАЖЕНСКОЙ, 44

У здания Одесское городское управление милиции ОГУ УМВД Украины  в Одесской области

С Куликова поля люди организованно стали идти туда, на улицу Преображенскую, 44. Там  одесситы требовали, чтобы всех наших ребят, незаконно удерживаемых, отпустили.

QuLERZpkI88
Куликовцы идут к управлению милиции в Одесской области в надежде добиться освобождения плененных товарищей

Было небольшое столкновение, в результате которого был даже ранен журналист (милиционеры прострелили ему ногу!)

С одной стороны улицы стояли «Беркутовцы» вместе со срочниками внутренних войск в обмундировании и со щитами. Шел дождь. Часть людей была без зонтов, мокла под дождем, но не расходилась. Людей было не меньше тысячи. Проезжую часть у здания милиции перекрыли.

Через какое-то время одесский «Беркут», бросив щиты, ушел в сторону, не желая выступать против одесситов.

8e433df019ab271d43b2
Одесский «Беркут» бросает щиты

В застенках Одесского городского управления милиции ОГУ УМВД Украины в Одесской области – путь к свободе

Рассказывает Леонид: «Когда мы услышали что под зданием милиции собираются наши и, судя по всему, их становится все больше, мы начали рваться на волю. Во всех камерах начали шуметь, стучать кружками и кулаками по дверям и по стенам, дергать двери… В общем кто, на что был гаразд.

Я в камере был с одним взрослым мужчиной лет до 50-и и с уже пенсионером, который, к стати сказать, был в прошлом музыкантом. Мы также как и все начали шуметь, пытались расшатать дверь.

Потом, когда услышали, что наши уже штурмуют ворота, через которые автозаки заезжают, по шуму поняли, что их пытаются разбить или разломать, мы начали с большей силой рваться на свободу и с большей силой налегали на дверь. Дедок, по возрасту он уже дедушка, нас подбадривал и поддерживал повторяя: «Давайте сынки!»

CgCr5frj3bw
Куликовцы собрались у отдела областной милиции на Преображенской, 44 добиваться освобождения своих товарищей

Все в камерах пытались выломать дверь и чем сильнее был шум наших штурмующих здание городского управления милиции, тем более яростнее все в своих камерах налегали на двери, а милиционеры уже кричат нам: «Не надо, не ломайте, мы открываем!», а им в ответ доносится из камер: «Давайте, открывайте!» Они, видно, увидели что наша дверь уже прогибаться начинала и поспешили открывать нас с криками: «Не ломайте, не бейте, мы открываем!» у нас уже в руках были металлические ножки от стульев в камере. Они смотрели на нас с ужасом, а мы им говорим: «Открывайте остальных», а они впопыхах: «Мы сейчас откроем, откроем…» В других же камерах тоже дверь долбят.

Народ выпустили. Все столпились там внутри. Их начальство в шоке» (18).

Наконец после штурма въездных ворот в здание горотдела милиции, часть одесситов-куликовцев ворвалась во внутренний двор здания.

A27CvhGlnv4
Куликовцы ворвались во внутренний дворик управления областной милиции с флагами города с только одним требованием – «освободить!»

Продолжает рассказ Леонид: «Нас просили не штурмовать и ничего не ломать. Просили не захватывать здание. Наши уже были во внутреннем дворике отделения милиции. После переговоров нас начали отпускать. Мы все сначала выходили Во внутренний дворик отделения. Видели знакомые лица – радостно обнимались. Те немногие милиционеры, которые были невдалеке стояли в растерянности. Я увидел группку милиционеров со щитами, подошел, спрашиваю: «И что, как вы к этому относитесь?». Они молчат. Рядом с ними стояли следователи, один подошел ко мне и говорит: «Относимся так же как и вы, только у нас нюансы есть». Я поверил. Ведь у них же вроде тоже погибший есть, так говорили, а тяжелораненые точно были и не мало.

Еще интересный момент вспомнился. Там в одной из камер был и один «майданутый», который, по-моему, из ружья стрелял. Когда узнали, все начали шуметь, хотели его наказать если даже не убить. Но наши же человечные, не такие как они. Кто-то начал говорить, чтоб его не трогали, не вершили самосуд. Это решение поддержали – его не тронули. Милиционеры быстренько его забрали в здание

Потом я подошел к одному милиционеру и говорю:

— Отдавайте телефоны.

— Приходите завтра – отвечает он мне.

— Какое завтра, сейчас отдавайте! — настаивал я.

Меня все поддержали. Наши были уже во внутреннем дворике отделения и им пришлось все-таки вынести две коробки: одна с телефонами, другая с ремнями, суками, документами. Но все равно не все нашли свои телефоны. Они начали говорить, что так быстро не могут все найти и принести. «Те, кто не нашел свой телефон – пусть приходят завтра» [В число «куликовцев», которым не вернули телефон попал как раз и Андрей. Естественно, что на следующий день он никуда не пошел]» (18).

Выпустили 67 человек. Практически все были из Дома профсоюзов и только несколько с Греческой площади. Но это были не все, часть одесситов-антифашистов (известно о 14 из Дома профсоюзов и 80 с побоища на Греческой площади) вывезли в одесскую область, а потом в центральную Украину. Вот как раз о них данные очень расплывчатые. Например, точно известно только, что 13 человек были увезены в Белгород-Днестровск.

У здания Одесского городского управления милиции ОГУ УМВД Украины в Одесской области

Но все же  после освобождения 67 человек все ликовали. Особенно сами незаконно задержанные, оказавшиеся на свободе, благодаря решительным действия сознательных одесситов в большинстве своем людей, которые всегда приходили на Куликово поле на воскресные митинги и марши — попросту куликовцев -, родственников задержанных и их друзей, а также тех, кто спасся из горящего Дома профсоюзов, в том числе я и мои друзья. Там, у Горуправления милиции продолжалась картина радостных встреч, объятий и восклицаний! Я видела, как один освобожденный паренек, выйдя на улицу и уже обнимаясь с мамой, вскидывал руку вверх со сжатым кулаком и кричал: «Один за всех!», а собравшиеся одесситы отвечали ему: «И все за одного!» Мама пыталась его утихомирить, а он счастливый и полный энтузиазма еще дважды выкрикивал лозунг «Один за всех!» и ему также с энтузиазмом отвечали собравшиеся и освобожденные одесситы «И все за одного!».  В этот день действительно чувствовалось единение этой смелой и решительной тысячи одесситов, которые, не побоявшись, сделали все возможное, чтобы освободить своих единомышленников и друзей!

rvF3ihdUJ2w
Освобожденные куликовцы выкрикивают «один – за всех!» и им отвечают «все за одного!»

Правда потом, как выяснилось, мужчинам, освобожденным из городского отделения милиции, пришлось срочным образом скрываться, так как поступила информация, что их данные были отданы членам «правого сектора», которые должны были быстро расправиться с ними. Многие мужчины, которые были в состоянии ходить, старались с помощью своих родственников или друзей покинуть больницы и также скрыться, поскольку или они сами, или их адреса тоже могли быть отданы «бандеровским» фашистам.

Но справедливости ради нужно сказать, что и сами бесчинствующие и убивающие участники зверств на Куликовом поле тоже постарались по возможности скрыться, боясь справедливого возмездия.

Чтобы им помочь, городское руководство:

Во-первых постаралось быстро и тайно вывезти привезенных «ультрасов» в их города (да и в свои города они были привезены тайно и в сопровождении, боялись справедливого гнева своих горожан, в ужасе узнавших об их злодействах).

Во-вторых в городе на неделю были закрыты ВУЗы и средне-специальные учебные заведения, чтобы участвовавшие в терроре иногородние студенты пересидели неделю дома.

4 мая Белгород-Днестровское и Винницкое городские отделение милиции

Чтобы все-таки заставить наших ребят – куликовских антифашистов — подписать обвинительный протокол им не давали нормально спать (если в условиях КПЗ это вообще возможно) в течение трех суток. Будили посреди ночи, переводя из камеры в камеру. Но «куликовцы» — не подписывали. За них уже начали бороться их родственники, думаю, это и вселяло в ребят стойкость.

На четвертые сутки куликовцев вывезли в Винницкую область. При этом всячески пытались довести ребят до такого изнеможения и нервного срыва (включая и условия перевозки), чтобы они согласились подписать любую бумагу. К счастью это не сработало. За ребят продолжали борьбу их родные. В итоге 12 человек были выпущены из винницкого КПЗ, правда под домашний арест, причем некоторым не разрешено даже выходить из дома. А вот одного все-таки оставили в винницких застенках (сведения на конец июля).

С ВЕЧЕРА 4 МАЯ В НОЧЬ НА 5 МАЯ

Уже вечером 4 мая после освобождения наших ребят появилась информация о назначении нового начальника Одесского городского управления милиции в Одесской области, а еще о том, что по его приказу «Правому сектору» были отданы все имеющиеся данные (с адресами и телефонами) по освобожденным куликовцам.

Начались звонки, всем куликовцам активистам, кто был в Центре города, на Греческой площади, на Куликовом поле, в Доме профсоюзов, особенно тем, кто был задержан милицией, а потом освобожден, звонили и предупреждали об опасности и о необходимости покинуть свой дом хотя бы на какое-то время.

Конечно же позвонили и мне и сказали то же, что все «куликовцы» говорили друг другу – об опасности оставаться дома… Но во-первых  у меня была какая-то уверенность, что мое пребывание в Доме профсоюзов нигде не засвечено, а во вторых, мне то и бежать было некуда… А завтра, 5 мая, должно было быть прощание и похороны Вячеслава Маркина, я не могла не прийти. В итоге я приняла волевое решение остаться, хотя, не скрою, было немного страшновато… особенно после того, как в интернете появлялась информация об убийстве нескольких ребят «куликовцев», она была непроверенной, но спокойствие не вселяла…

Рассказывает Лина: «Когда мы все уже были вместе и, наконец, дома [вечер 4 мая] мы думали, что все успокоится, что все будет в порядке. Легли спать, но в 2 часа ночи нам позвонила девушка, которая была с нами в отделении милиции на улице Преображенской и сказала коротко: «Уходите из дома, двоих наших уже зарезали. Бегите!» Так нам пришлось на скорую руку собраться и покинуть родной дом…» (17)

В итоге многие куликовцы покинули свои квартиры и даже город. Некоторые скрылись на неделю, некоторые на две недели или месяц, а некоторые не появляются в городе по сей день и, к большому сожалению, какая-либо связь с ними потеряна (все мы искренни надеемся, что они живы и здоровы).

***

По официальным данным на 14 мая, погибшими в Доме профсоюза считались 48 человек и 45 числились пропавшими без вести (это интересно как  же можно пропасть без вести в пятиэтажном административном здании?!), 40 (на тот момент) находились в больнице.

На самом же деле количество погибших варьируется от 116 до 217 человек.

Из статьи РИА «Новости Украины» от 22.04.2015 года: «Все погибшие были жителями Одессы и Одесской области, кроме двоих: один из Николаевской области, другой из Винницы.

Еще 200 человек получили ранения различной степени тяжести. В число пострадавших попали также 49 милиционеров и 14 бойцов внутренних войск».

***

«Всю следующую неделю [начиная с 5 мая] хоронили погибших» (7). Даже 16 мая, спустя две недели, мы хоронили одесского журналиста, телеведущего и саксофониста Дмитрия Иванова, а четверо погибших на тот момент все еще не были опознаны. На 24 декабря 2014 года неопознанным все еще оставался один человек. Кто он так и не стало известно.

Возникает вопрос: почему же нельзя определить максимально точные данные погибших или пропавших без вести, которых так же можно считать погибшими?

Ответ прост:

Во-первых милиция не предает огласке количество всех тех, кто пропал  2 мая (о ком заявили родственники). Не разглашается также точное количество обнаруженных в Доме профсоюзов тел погибших.

Во-вторых мы, собиравшиеся на Куликовом поле, зачастую знали многих в лицо, небольшую часть, с которыми более часто общались, знали по именам, а по фамилиям вообще практически никто никого не знал, только разве что друзья или родственники. Вот и получается даже тех, кого мы видели рядом с нами в здании, а потом потерялись, мы не можем идентифицировать по имени и фамилии. Мы ведь, собираясь на Куликовом поле на митингах или вечерних встречах после 18 часов, не спрашивали друг друга фамилии, в лучшем случае знали только имена.

5 мая, в день прощания и похорон погибшего областного депутата Вячеслава Маркина, была попытка спровоцировать оставшихся «куликовцев» на действия, которые позволили бы властям города и области окончательно зачистить город от антифашистов. Были подготовлены снайперы и вооруженные отряды «сотен киевского майдана», но к счастью «куликовцы» не поддались на провокации и попытка полной зачистки города от антифашистов-«куликовцев» сорвалась.

Среди множества вопросов есть еще один: Почему именно 2 мая? А это легко объясняется. Властям нужно было убрать палаточный городок антифашистов на Куликовом поле и сломить очаг сопротивления, запугать одесситов. Власти боялись, что после митинга и шествия на 9 мая (День Победы), одесситов соберется и сплотится столько, что на президентские выборы город, в лице подавляющего числа горожан, будет потерян.

Хотя справедливости ради можно сказать, что голоса большей части одесситов таки были потеряны 25 мая, в день выборов, и Одесса показала самую низкую явку на выборах. Впереди по неявке были только Луганская и Донецкая области.

Комиссии, которые были созданы властями для расследования трагедии 2 мая, понятно, что ни к чему не приведут, но я твердо верю, что правда восторжествует и станет известна. Потому-то и решила собрать сведения у своих знакомых и изложить их свидетельствования максимально точно и в хронологическом порядке.

***

Словами Светланы и Лины я хочу закончить мой рассказ о трагических событиях, произошедших 2 мая 2014 года в мирной и толерантной до этого дня Одессе.

Светлана: «Вы, те, кто назвал нас — террористами, экстремистами, сепаратистами… — вы думаете мы испугались, — те, кто выжил?!! Думаете, испугались те, чьи родные сгорели и задохнулись в этом аду??!! Думаете, — вы так просто нас сломите??? Шиш вам!! Русские — не сдаются!! Вы подавитесь своей ненавистью, своим фашизмом и той войной, которую вы нам навязали!!! Вы все — захлебнетесь в собственной крови и в крови своих родичей!!! Но вы — по НАШЕЙ земле не будете ходить!!! Никогда!!! Мы вам не простим — Ничего и Никого!!! Каждая капля нашей крови будет отмщена!! С нами наша земля и наша Правда!!

Жизнь разделилась на: «жизнь до 2 мая» и «после».

И моя жизнь, мои мысли, мое мировосприятие — уже никогда не будут такими, как «ДО»…

Я выжила. И я — не прощу! Не забуду!» (8)

Лина: «Мы долгое время прятались. А потом решили для себя — почему мы, Одесситы, должны бояться тех, кто приедет в наш город?! Мы, одесситы, и не имеем права жить в своем городе?! Мы приняли решение вернуться и уже никого не боимся! Они должны нас бояться. Они должны бояться Одесситов! Мы никогда не забудем то, что происходило в Доме профсоюзов!» (17)

***

Террор (который можно смело назвать карательной операцией) в Одессе 2 мая уже назван Одесской Хатынью. И он останется в истории города навсегда!

Но останется он не только как трагическое повторение Хатыни 1944 уже в 2014, он останется также днем, когда небольшая часть здравомыслящих одесситов попыталась дать отпор фашиствующим «бандеровцам». Да нас было в разы меньше, мы не были вооружены, мы не были подготовлены защищаться от таких варварских действий, но мы попытались и своим примером показали, как может быть губительна неорганизованность и в тоже время как сплоченность может изменить или помешать чему-то плохому.

Одесса стала той чертой, для населения разрушающейся изнутри Украины, когда нужно и важно сделать свой выбор, внезависимости от того, живешь ли ты на Юго-Востоке, в Центре или на Западе. А выбор этот прост: есть фашисты, а есть антифашисты, третьего не дано!

Одесса 2 мая показала всему миру, каким бывает национал-фашизм, а 4 мая – какими должны быть антифашисты: сплоченными и организованными. Если и были слепцы до Одессы 2 мая, то она им открыла глаза, должна была открыть: «Желающий видеть – да увидит!»

Никто не забыт! Ни что не забыто!!!

Вечная слава погибшим!

А мы уже навсегда останемся Русскими «Куликовцами» — Антифашистами Одессы!

4-700x400

МЫ БУДЕМ ПОМНИТЬ ИХ ВСЕГДА

«Наши мертвые нас не оставят в беде
Наши павшие как часовые»

из песни Владимира Высоцкого «Он не вернулся из боя»

 


КЛЯТВА ГОРОДА

По улицам темным, как будто бы спящим,
Шло племя рептилий надрывно вопящее,
Гремело щитами и гавкало складно,
В порыве едином звериное стадо.

Себя восхваляло и смертью грозило
Всему, что рептилиям было не мило.
Дурманом окутано зверское войско,
Брусчатку давящее четко и жестко.

Еще не отмыли от крови ручищи,
Еще не остыли тела в пепелище,
А жадные пасти опять – на распашку,
Орут, что не будет врагам их поблажки.

И думали, твари, что мир победили.
Сжигая невинных, победу добыли,
Убогие мозгом уже ликовали,
А улицы города скорбно молчали.

И каждым окном, словно черной глазницей,
Взирали на скрытые масками лица,
Тая в подворотнях несметную силу,
Которая помнила и не простила!

Та сила, что будет для вас эшафотом,
За каждым углом, за любым поворотом,
Ножом, кирпичом и горящим «коктейлем»,
Вас город сотрет и в труху перемелет.

Никто не  уйдет и никто не спасется,
И в этом торжественно город клянется,
За каждую душу ответите, мрази,
Орущие «Слава Героям!» в экстазе.

Вы будете дохнуть попарно, поштучно,
Бесславно, жестоко, возможно беззвучно…
Не будет театра с дурным песнопеньем,
Молитесь, убогое мерзкое племя!

Сейчас город в скорби, под черной вуалью,
Он кажется спящим, в слезах и печали,
Но в каждом окне, словно в темной глазнице,
Мерцает огонь приговора убийцам.

4 мая 2014 года


ИМЕНА ПОГИБШИХ ГЕРОЕВ ОДЕССЫ

(В алфавитном порядке)

К сожалению, это не полный список. Увы, но мы так и не знаем всех имен погибших  антифашистов в центре города на улице Греческой и на Куликовом поле в Доме профсоюзов.  Реальное число жертв остается неизвестным.

Здесь я указываю официальную формулировку причин гибели, но как легко догадаться, она достаточно поверхностна и неточна. А это явно указывает на сокрытие истинных причин смерти «куликовцев». Такой вывод также подтверждается отказом Коммунального Предприятия «Одесское областное бюро судебно-медицинской экспертизы» обнародовать результаты экспертиз тел погибших в ходе событий 2 мая 2014 года в Одессе.

Но позже, на страницах интернета, все-таки появилась «Электронная публикация «Сорок восемь. Заключения судебно-медицинской экспертизы по фактам гибели людей в ходе Одесской бойни 2 мая 2014 г.» размещенная на официальном сайте Группы информации по преступлениям против личности (IGCP) 29 апреля 2015 года. (Данные экспертиз из этой электронной публикации, которые касаются ранений и травм приведших к гибели «куликовцев», будут мной здесь использованы). Вот небольшое пояснение к данной публикации: «Представленные в настоящем издании заключения судебно-медицинской экспертизы засекречены властями Украины. Общественная «Группа 2 мая», проводящая независимое расследование гибели людей 2 мая пыталась получить в судебном порядке доступ к этим документам, однако Одесский окружной административный суд отказался рассматривать соответствующий иск. В начале апреля 2015 года Апелляционный административный суд Одесской области подтвердил справедливость требований членов «Группы 2 мая» добиваться раскрытия результатов экспертиз тел погибших в рамках административного производства.

В апреле 2015 года электронные копии заключений судебно-медицинской экспертизы тел погибших 2 мая были переданы в распоряжение Группы информации по преступлениям против личности (IGCP) источником, близким к украинскому следствию. IGCP приняла на себя строгие обязательства по сохранению анонимности источника, однако какие-либо ограничения по использованию передаваемых документов оговорены не были. Нет никаких сомнений в том, что источник рассчитывал на их обнародование.

Несмотря на то, что заключения судебно-медицинской экспертизы тел погибших в Одесской бойне являются засекреченными, участникам общественной «Группы 2 мая» ранее удалось ознакомиться с некоторыми из экспертиз. По мнению входящего в состав «Группы 2 мая» эксперта-токсиколога Владимира Саркисяна, в известных ему экспертизах имеется большое число ошибок и недоработок — как чисто технических, так и касающихся существенных моментов расследования. По словам Саркисяна, из пяти изученных им заключений лишь одно не вызвало претензий. В частности, в одном из заключений фамилия погибшего присутствует в трёх различных вариантах написания, что свидетельствует о крайней небрежности оформлявшего его

специалиста. «Создалось впечатление, что имеющиеся заключения написаны «под копирку» из старых исследований, лишь бы как», — заявил Владимир Саркисян. Кроме того, эксперт отметил, что экспертиза не дала ответы на все вопросы, поставленные следствием, а следствие не сделало ничего, чтобы уточнить информацию. По мнению Владимира Саркисяна, данные недочёты существенно снижают доверие к результатам экспертиз, установивших причины гибели одесситов в Доме профсоюзов.

Следует отметить, что родные и близкие некоторых погибших убеждены, что результаты экспертиз сфальсифицированы, и на самом деле по крайней мере часть смертей в Доме профсоюзов носила насильственный характер».

Но даже такие неточные и частично сфальсифицированные данные судебно – медицинской экспертизы показывают дикую жестокость, проявленную к одесситам, думающим по другому, а также подчеркивают ужас кровавого преступления над «куликовцами» и частично раскрывают страдания и боль, которые им довилось испытать в последние минуты жизни.

Также я указываю место проживания и гражданство погибших, чтобы опровергнуть лживые заявления о том, что «все погибшие были гражданами России и Приднестровья», о чем уже на следующий день, 3 мая 2014 года, заявили украинские политики и средства массовой информации, как например, в эфире телеканала «1+1» заявила «ТСН» (Телевизионная служба новостей) и показала «дежурную» фотографию российских паспортов, ранее уже использовавшуюся для сюжета о мятежном Донбассе.

И еще одно небольшое пояснение — указывая местом гибели Куликово поле, имеется ввиду, что люди погибли на улице, а не в здании. Вся площадь перед зданием Дома профсоюзов и вокруг него носит название Куликово поле.

Большая часть из известных нам людей, погибших на Куликовом поле, выпрыгивала из окон, кто-то был выброшен, кто-то сумел выбраться из горящего Дома профсоюзов, но увы, все они встретили дикое в своей ненависти стадо «бандеровцев» и были забиты ими насмерть.

Также в целях безопасности я не указала некоторые имена и фамилии куликовцев, которые считаются пропавшими без вести, данные о некоторых из которых есть в интернете. Сделала я это из моего личного предположения, что возможно этим людям удалось выжить, спастись и, таким образом, они просто скрываются или не пожелали афишировать себя. Я же, в свою очередь, не хочу подвергать их какой либо опасности или привлекать излишнее внимание «наших» правоохранительных органов.

ГЕРОИ ОДЕССЫ, ПОГИБШИЕ В НЕРАВНОЙ СХВАТКЕ С БАНДЕРОВЦАМИ

Балабан Алексей Семенович, 06.12.1982 года рождения. Гражданин Украины, жил в Одессе. Погиб в Доме профсоюзов на 5-м этаже. Официальное заключение о смерти: отравление газами и испарениями. Похоронен 6 мая.

Бежаницкая Кристина Александровна, 18.03.1992 года рождения. Гражданка Украины, жила в Одессе. Погибла в Доме профсоюзов на 5-м этаже. Официальное заключение о смерти: отравление газами и испарениями.

Березовский Леонид Викторович, 06.08.1973 года рождения. Гражданин Украины, жил в Одессе. Погиб в Доме профсоюзов между 3-м и 4-м этажами. Официальное заключение о смерти: отравление газами и испарениями, сильные ожоги. Похоронен 10 мая.

Бражевский Андрей Геннадиевич, 30.08.1987 года рождения. Гражданин Украины, жил в Одессе. Умер в больнице от полученных ран. Был в Доме профсоюзов. Выпрыгнул из окна. Официальное заключение о смерти: травма головы, множественные переломы, полученные в результате падения с высоты. Но перед смертью он рассказал, что его добивали уже после падения. Похоронен 7 мая.

Бригарь Владимир Анатольевич, 10.02.1984 года рождения. Гражданин Украины, жил в Николаевской области. Погиб в Доме профсоюзов на 5-м этаже. Официальное заключение о смерти: отравление газами и испарениями. Похоронен 7 мая.

Буллах Виктор Далхатович, 05.02.1956 года рождения. Гражданин Украины, жил в Одесской области. Погиб на Куликовом поле. Официальное заключение о смерти: травмы в результате падения.

Вереникина Анна Анатольевна,  29.12.1955 года рождения. Гражданка Украины, жила в Одессе. Погибла на Куликовом поле. Официальное заключение о смерти: отравление газами и испарениями.

Вячеславов Михаил Михайлович, 12.11.1951 года рождения. Гражданин Украины, жил в Одессе. Погиб в Доме профсоюзов. Сгорел на 90 %. По состоянию на 5 августа 2014 года его прах все еще находился в морге, т.к. прямых родственников у него не было.

Гнатенко Андрей Николаевич, 19.05.1989 года рождения. Гражданин Украины, жил в Одесской области. Погиб в Доме профсоюзов между 4-м и 5-м этажами. Официальное заключение о смерти: отравление газами и испарениями.

Гнатенко Евгений Николаевич, 28.01.1952 года рождения. Гражданин Украины, жил в Одессе. Погиб в Доме профсоюзов на 4-м этаже. Официальное заключение о смерти: отравление газами и испарениями, травма головы. Похоронен 6 мая.

Голаганова Любовь Александровна, 29.10.1951 года рождения. Погибла в Доме профсоюзов. Неузнаваема, была опознана лишь по анализу ДНК. Официальное заключение о смерти: отравление газами и испарениями.

Гунн (Степанов) Виктор Васильевич, 10.04.1948 года рождения. Гражданин Украины, жил в Одессе. Погиб в Доме профсоюзов на 4-м этаже. Официальное заключение о смерти: отравление газами и испарениями. Похоронен 7 мая.

Жульков Александр Юрьевич, 08.12.1968 год рождения. Гражданин Украины, жил в Одесской области. Погиб в следствии смертельных ранений, полученных в районе Торгового центра «Афины» на Греческой площади. Официальное заключение о смерти: огнестрельные ранения брюшной стенки, таза, ягодиц, большая кровопотеря. Похоронен 5 мая.

Заяц Игорь Леонидович, 13.01.1968 года рождения. Гражданин Украины, жил в Виннице. Погиб на Куликовом поле. Официальное заключение о смерти: травмы в результате падения.

Иванов Дмитрий Викторович, 15.10.1958 года рождения. Гражданин Украины, жил в Одессе. Погиб в Доме профсоюзов между 3-м и 4-м этажами. Похоронен 16 мая.

Каир Петр Анатольевич, 28.01.1969 года рождения. Гражданин Украины, жил в Одессе. Погиб в Доме профсоюзов между 3-м и 4-м этажами. Официальное заключение о смерти: отравление газами и испарениями, сильные ожоги.

Карасев Юрий Владимирович, 1974 года рождения. Гражданин Украины. Погиб в Доме профсоюзов. Официальное заключение о смерти: отравление газами и испарениями, значительные ожоги. Неузнаваем, опознан по ДНК.

Калин Анатолий Андреевич, 12.08.1976 года рождения. Гражданин Украины, жил в Одессе. Погиб на Куликовом поле. Официальное заключение о смерти: отравление газами, испарениями и дымом. Похоронен 6 мая.

Коврига Николай Сергеевич, 08.11.1984 года рождения. Гражданин Украины, жил в Одессе. Погиб в Доме профсоюзов на 5-м этаже. Официальное заключение о смерти: отравление газами и испарениями. Похоронен 6 мая.

Колпаков Алексей Николаевич, 18.02.1963 года рождения. Гражданин Украины, жил в Одессе. Официальное заключение о смерти: погиб в огне.

Кононов Александр Владимирович, 11.04.1959 года рождения. Гражданин Украины, жил в Одессе. Погиб в Доме профсоюзов на 5-м этаже. Официальное заключение о смерти: отравление газами и испарениями. Похоронен 6 мая.

Костюхин Сергей Николаевич, 26.06.1967 года рождения. Гражданин Украины, жил в Одессе. Погиб в Доме профсоюзов на 5-м этаже. Официальное заключение о смерти: отравление газами и испарениями. Похоронен 6 мая.

Кушнарев Геннадий Александрович, 26.06.1975 года рождения. Гражданин Украины, жил в Одессе. Погиб в Доме профсоюзов на 3-м этаже. Официальное заключение о смерти: отравление газами и испарениями, ожог второй степени, ожоговый шок. Похоронен 7 мая.

Кущ Руслан Олегович, 26.01.1984 года рождения. Гражданин Украины, жил в Одесской области. Погиб на Куликовом поле. Официальное заключение о смерти: травмы в результате падения.

Ломакина Нина Ивановна, 29.07.1953 года рождения. Гражданка Украины, жила в Одессе. Погибла в Доме профсоюзов на 5-м этаже. Официальное заключение о смерти: отравление газами и испарениями. Похоронена 7 мая.

Лосинский Евгений Лукич, 16.11.1979 года рождения. Гражданин Украины, жил в Одессе. Смертельно ранен в районе Торгового центра «Афины» на Греческой площади. Умер в больнице. Официальное заключение о смерти: огнестрельное ранение брюшной полости. Похоронен  13 мая.

Лукас Игорь Еролович, 01.07.1993 года рождения. Гражданин Украины, жил в Одессе. Погиб в Доме профсоюзов на 4-м этаже. Официальное заключение о смерти: отравление газами и испарениями. Похоронен 8 мая.

Маркин Вячеслав Владимирович, 18.11.1969 года рождения. Гражданин Украины, жил в Одессе. Был в Доме профсоюзов. Выпрыгнул из окна и был смертельно избит. Умер в больнице. Официальное заключение о смерти: травмы после падения. Похоронен 5 мая.

Милев Иван Иванович, 05.06.1980 года рождения. Гражданин Украины, жил в Одессе. Погиб в Доме профсоюзов. Официальное заключение о смерти: удушье, но не угарным газом.

Митчик Евгений Васильевич, 21.01.1983 года рождения. Гражданин Украины, жил в Одесской области. Погиб в Доме профсоюзов на 5-м этаже. Официальное заключение о смерти: отравление газами и испарениями. Похоронен 5 мая.

Мишин Сергей Сергеевич, 01.02.1985 года рождения. Гражданин Украины, жил в Одессе. Погиб в Доме профсоюзов между 4-м и 5-м этажами. Официальное заключение о смерти: отравление газами и испарениями. Похоронен 5 мая.

Негатуров Вадим Витальевич, 05.12.1959 года рождения. Гражданин Украины, жил в Одессе. Был в Доме профсоюзов. Выпрыгнул из окна. Умер в больнице. Официальное заключение о смерти: ожоги, отравление дымом, ожоговый шок. Похоронен 5 мая.

Никитенко Максим Алексеевич, 28.10.1982 года рождения. Гражданин Украины, жил в Одессе. Погиб на Куликовом поле. Официальное заключение о смерти: травмы в результате падения.

Никитюк Дмитрий Игоревич, 08.08.1974 года рождения. Гражданин Украины, жил в Одессе. Погиб в Доме профсоюзов на 5-м этаже. Официальное заключение о смерти: отравление газами и испарениями, ожоги. Похоронен 8 мая.

Новицкий Владимир Михайлович, 25.07.1944 года рождения. Гражданин Украины, жил в Одессе. Погиб в Доме профсоюзов на 5-м этаже. Официальное заключение о смерти: отравление газами и испарениями. Похоронен 6 мая.

Острожнюк Игорь Евгеньевич, 12.07.1964 года рождения. Гражданин Украины, жил в Одессе. Погиб на Куликовом поле. Официальное заключение о смерти: травмы в результате падения.

Папура Вадим Вадимович, 24.07.1996 года рождения. Гражданин Украины, жил в Одессе. Был в Доме профсоюзов. Выпрыгнул из окна. Погиб на Куликовом поле, в результате зверского избиения. Официальное заключение о смерти: травмы в результате падения. Похоронен 6 мая.

Петров Геннадий Игоревич, 27.02.1985 года рождения. Гражданин Украины, жил в Одессе. Погиб в районе Торгового центра «Афины» на Греческой площади, в результате смертельных ранений. Официальное заключение о смерти: огнестрельное ранение грудной клетки, большая кровопотеря. Похоронен  9 мая.

Пикалова Светлана Валериевна, 04.03.1981 года рождения. Гражданка Украины, жила в Одессе. Погибла в Доме профсоюзов на 5-м этаже. Официальное заключение о смерти: отравление газами и испарениями. Похоронена 6 мая.

Полевой Виктор Павлович, 19.09.1966 года рождения. Гражданин Украины, жил в Одессе. Погиб в Доме профсоюзов на 5-м этаже. Официальное заключение о смерти: отравление газами и испарениями, ожоги. Похоронен 6 мая.

Полулях Алла Анатольевна, 26.08.1962 года рождения. Гражданка Украины, жила в Одессе. Погибла в Доме профсоюзов на 3-м этаже. Официальное заключение о смерти: отравление газами и испарениями, ожоги. Похоронена 6 мая.

Приймак Александр Григорьевич, 28.08.1945 года рождения. Гражданин Украины, жил в Одессе. Погиб в Доме профсоюзов между 3-м и 4-м этажами. Официальное заключение о смерти: отравление газами и испарениями. Похоронен 6 мая.

Садовничий Александр Кузьмич, 18.09.1954 года рождения. Гражданин Украины, жил в Одессе. Погиб в Доме профсоюзов на 5-м этаже. Официальное заключение о смерти: отравление газами и испарениями. Похоронен 7 мая.

Шарф Тарас Владимирович, 12.06.1973 года рождения. Гражданин Украины, жил в Одессе. Был в Доме профсоюзов. Умер в больнице. Официальное заключение о смерти: ожоги третей степени, термоингаляционная травма, ожоги дыхательных путей третей степени. Похоронен 12 мая.

Щербинин Михаил Иванович, 08.12.1956 года рождения. Гражданин Украины, жил в Одессе. Погиб в Доме профсоюзов на 3-м этаже. Официальное заключение о смерти: отравление газами и испарениями, полностью обуглен. Похоронен 8 мая.

Яворский Николай Анатольевич, 02.01.1976 года рождения. Гражданин Украины, жил в Одессе. Погиб в районе Торгового центра «Афины» на Греческой площади, в реультате смертельного ранения. Официальное заключение о смерти: огнестрельное ранение грудной клетки, большая кровопотеря. Похоронен  9 мая.

Яковенко Ирина Владимировна, 07.09.1959 года рождения. Гражданка Украины, жила в Одессе. Погибла в Доме профсоюзов на 3-м этаже. Официальное заключение о смерти: отравление газами и испарениями. Именно эта женщина, была задушена (!) в кабинете. Похоронена 6 мая.

ПОСВЯЩАЮ ПАМЯТИ  ПОГИБШИХ В ОДЕССЕ…

Я ушел сегодня на рассвете…
Мама, я забыл тебе сказать.
Что ты мне дороже всех на свете…
И забыл тебя поцеловать…

Заперт я — ни выхода, ни входа,
В крепких лапах дыма и огня
Верю я, что воцарит свобода
И закончится ненужная война.

Мама, милая, как трудно мне вздохнуть!
Только не от копоти и дыма…
Мне фашистский кол вбивают в грудь
С гимном «Ще не вмерла Україна!»,

А глаза мои как небо синие,
Отражают красно-черный стяг…
Мне б взлететь, да крылья сильные
Сожжены, а ноги в кандалах…

Тело жжет, но эта боль терпима,
Больше сердце жжет, что надо мной
С гимном «Ще не вмерла Украина!»
Ждут, когда умру, а я живой…

В своих мыслях я с тобою, мама,
Слышу голос твой, ведь нет его родней…
Чувствую, недолго мне осталось…
Но, жалеть не стану я об участи своей.

Я стоял за свой народ и волю,
Ту, которую хотели отобрать.
Умираю! Только не позволю!
Ни огнем, ни пулей нас не взять!

Пусть печальной стала эта пьеса
И никто не ждал такой финал
Я твой сын, любимая Одесса,
И героем на твоей земле я стал,

Вытри слезы… им судья — Всевышний
Здесь сгорел я… Им гореть в аду!
И прости, родная, что так вышло…
Ты прости, что больше не приду…

Татьяна ОПАНАСЕНКО

БАЛАБАН АЛЕКСЕЙ СЕМЕНОВИЧ
06.12.1982 — 02.05.2014

Yi4FkDGjLu4.jpg

Был гражданином Украины. Родился и жил в Одессе. В 2000 году окончил специальную музыкальную школу им. П.С.Столярского.

Во времена первого «майдана» в Украине в 2004 году, был ярым его противником. Чем уже показал свою жизненную позицию и, можно сказать, начал антифашистскую борьбу. Поскольку именно тогда начал официально поднимать голову украинско-бандеровский национал-фашизм.

В 2005-м году окончил Одес­ский университет им. И.И. Мечникова, фа­культет «Международные отношения». Дополнительно окончил экономические курсы «Мегаполис». Работал в торговых фир­мах. Последнее место работы — «АЛМИ» на должности торгового представителя.

Был жизнерадостным, дружелюбным, честным и общительным. За глаза друзья его называли «Леша-позитив».

2 мая оказался в Доме профсоюзов, где был застрелен извергами (на посмертном фото видны три огнестрельных ранения в области лица) и обожжен, а не отравлен газами и испарениями, как указано в официальном медицинском заключении.

Его мама рассказывала: «Алеша, еще до обеда был дома. Но потом, когда я пришла домой его не было. Я позвонила ему. Он мне сказал: «Сейчас приеду». Когда я увидела, что Дом профсоюзов горит, я позвонила сыну и взволнованная спросила: «Где ты? Ты видишь, что там происходит?», а он мне: «Мамуля все хорошо, все хорошо». Потом я ему уже не могла дозвониться. Алексей погиб в Доме профсоюзов на 5-м этаже.

Мы искали Лешу два дня.

Тело сына мне не показали. Показали по компьютеру только лицо. Мы похоронили его в большом гробу, положили туда его вещи…

Во время похорон ко мне подошла женщина, видимо его коллега. Она плакала, рассказывала как просила Алексея помочь ей найти ее детей. Дочь (14 лет) и сын (16 лет) пошли на футбол. Леша, вместе с этой женщиной, искали ее детей. Девочку нашли в Горсаду, она кричала. Сейчас девочка лежит в психбольнице. Почему с ней это произошло? Просто прямо на глазах у девочки, прямо чуть ли не у ее ног забили двух ветеранов, у них были медали [Наверное ветераны просто возмутились происходящим и в ответ…]. Один умер на месте, другого забрала скорая помощь, при этом сказав, что он не жилец.

Леша вместе с женщиной и ее детьми помчались на Куликово поле, там он посадил маму с детьми на машину, сам сказал, что не поедет с ними. Он должен остаться помогать своим «куликовцам», там ведь тоже женщины и дети…»

Вот таким вот настоящим человеком был «Леша-позитив»!

85xaXn5X0SY

Светлая память Алексею!

БЕЖАНИЦКАЯ КРИСТИНА  АЛЕКСАНДРОВНА
18.03.1992 — 02.05.2014

Бежанитцкая

Была гражданкой Украины. Родилась и жила в Одессе. Выросла на улице Канатной, что рядом с Куликовым полем. На этой площади училась ходить и кататься на велосипеде. Здесь гуляла с люби­мой собачкой. Окончила среднюю школу №59, в ста шагах от Куликова поля.

16 февраля 2013 года Кристина вышла замуж, а 2 мая погибла от рук извергов в Доме профсоюзов, на любимом Куликовом поле, так и не познав радости материнства.

Знакомые Кристины рассказывали, что девушка с юных лет была активной непоседой и талантливым человеком, которая ценила в людях внутреннюю красоту.

Родные и друзья поделились своими воспоминаниями о Кристине.

Вспомнилось и то, как совсем ребенком Кристина с друзьями отправились в одесские катакомбы. Через несколько часов они потеряли дорогу и поняли, что заблудились. Началась паника. Но всех успокаивала Кристина. Она с первого класса читала книжки по природоведению и обладает хорошей памятью. Девочка знала, что в такой ситуации должен помочь сориентироваться ветер и она вывела всех на поверхность.

С детства Кристина была отзывчивой и справедливой.

Еще ребенком родители привели Кристину в секцию фигурного катания. У девочки было слабое здоровье: постоянно то простуды, то ангины. Она начала потихоньку кататься: сперва лишь для того, чтобы укрепить здоровье. Но сложнейшие элементы: тулуп, вращение, аксель – получались у юной фигуристки легко, прямо играючи. И ее пригласили в Спортивную школу олимпийского резерва. В спортивной школе отношения в коллективе жесткие и не всегда справедливые, стать там своим новичку очень непросто. В классе есть признанные авторитеты – мастера спорта, которые в Кристине видят прежде всего конкурента.   «Когда в шестом классе к нам попала Кристина, мы всерьез за нее переживали, – рассказывает классная руководительница. – Эту хрупкую девочку распределили в самый сложный 6 «В». Там подобрался такой класс, знаете, тех детей боялись даже педагоги. Кроме Кристины, там уже была одна ученица субтильного телосложения, которая не могла постоять за себя, и ее жестоко травили. Кристина пришла и первым делом встала на защиту девочки, которую оскорбляли. Она не давала спуску никому, пока не доказала, что в классе все равны! А потом…  раз – и в какой-то момент мы поняли: Кристина стала новым лидером класса. В нем даже стала расти успеваемость».

У Кристины было обостренное чувство справедливости. И она не смогла спокойно смотреть на происходящее в стране, на фашиствующие толпы хозяйничающие в стране. Да и как она, родившаяся в семье, где оба деда бились с фашистами в Великую Отечественную войну, могла допустить, чтобы гитлеровские последыши правили в Одессе? Кристина гордилась прошлым своей страны, своего города, который один из первых в СССР получил звание города-героя, она не раз говорила, что считает себя и одесситов частью огромного русского народа – народа с самой героической в мире историей.   «Цель благотворительных акций, в которых участвовала Кристина – а их было много, – воспитание настоящего патриотизма, любви к своему городу и его славному прошлому, – вспоминает ее подруга Светлана. – Мы вместе зажигали свечи на Куликовом Поле 9 мая 2013 года. Здесь же мы отмечали День детей. Кристина жила совсем неподалеку от Куликова. Она всю жизнь здесь гуляла, каталась на роликовых коньках, велосипеде, бегала через Куликово Поле в школу. Моя подруга чувствовала себя здесь в безопасности, как дома». Вместе с другими одесситами она стала активной участницей акций протеста, проходивших на Куликовом Поле.

Бабушка Кристины, Людмила Гавриловна, вспоминает, что Кристина начала ходить на Куликово Поле каждый вечер еще в феврале, когда оно стало «большой одесской кухней». Там обсуждали то, о чем перестали говорить по телевизору, когда новая власть отключила российское телевидение. Только там, перед Домом профсоюзов, люди могли услышать друг друга, разобраться в том, что происходит в их городе, в их стране, превратившейся вдруг в чужую, враждебную, фашистскую.  «Кристина ходила на Куликово Поле и участвовала во всех наших мирных протестных акциях не из жажды адреналина. Она понимала, что сейчас делается история. Одесситка в десятом, наверное, поколении, Кристина обожала родной город и была уверена, что никто, кроме нас, самих жителей, не сможет его отстоять, – рассказывают ее подруги. – Она всегда была в первых рядах, говорила только то, что думала, и все время повторяла: если мы сейчас не победим наступающий на Одессу фашизм, я буду недостойна памяти своих дедов».

Людмила Гавриловна вспомнила, что незадолго до трагедии в Доме профсоюзов Кристина сказала, что хочет перечитать книгу Бориса Полевого «Повесть о настоящем человеке».

А еще Кристина очень любила поэзию – стихи Эдуарда Асадова, Сергея Есенина, Александра Блока – и сама писала стихи.

Кнристина увлекалась тан­цами, любила рок и песни В.Высоцкого. Увлекалась фотографией. Кто бывал на Кулико­вом поле, тот мог видеть её с фотоаппаратом, которым она снимала происходящие события.

Кристина была администратором всеукраинского объединения «Молодежное единство» созданного в Одессе и принимавшего активное участие в антифашистской жизни «Куликова поля» (здесь имеется ввиду «Куликово поле» как одесское «антибандеровское» движение).

Также Кристина вела в интернете канал на youtube «Одесский бастион».

Буквально за неделю до трагических событий бойцы подразделения «Беркут» выложили в сеть ее стихотворение, которое девушка посвятила им:

Они стояли гордо, стояли до конца,
обычные парнишки, простые «беркута».
Они стояли гордо под гнетом всей толпы,
терпели издевательства простые пареньки

Они стояли гордо когда их твари жгли,
в глазах их нету страха, герои, мужики.
Они стояли гордо, душила их обида —
страну же защищали, а их назвали «гниды»

Они стояли гордо обычный ждя приказ,
а хунта издевалась, душила, гнала вас.
Они стояли гордо под пулями стволов,
губили их нещадно, губили пареньков.

Они стояли гордо, оберегая нас,
стояли и молились, когда придет их час.
Они стояли гордо во имя всех потерь,
за вас наши родные, МЫ боремся теперь!

Также как и бойцов «Беркута» здание, где укрылась со своими единомышленниками-антифашистами Кристина Бежаницкая, сначала забросали «коктейлями Молотова», а потом добивали  уже еле живую юную одесситку…

В медицинском заключении указано, что Кристина отравлена газами и испарениями, но вот то, что твердыми предметами наносили удары по рукам, ногам и голове, а на животе огромная гематома – не указано.  Кристина погибла в Доме профсоюзов на 5-м этаже.

Рядом с телом Кристины было тело ее друга Николая Ковриги, они лежали рядом, словно пытаясь закрыть друг друга от дыма, а «бандеровские» нелюди, ходившие по зданию уже после пожара и снимавшие свои преступления на видео, которое транслировалось в прямом эфире, цинично и глумливо хихикали: «Смотри, смотри! Ромео и Джульетта!».

sBbS1KWe06o

Светлая память Кристине!

БЕРЕЗОВСКИЙ ЛЕОНИД  ВИКТОРОВИЧ
06.08.1973 — 02.05.2014

4674NYe8yvQ.jpg

Был гражданином Украины. Родился и жил в Одессе. Окончил СШ №25, а затем 3-е Медицинское училище. По специальности фельдшер – анестезиолог. Был скромным и отзывчивым человеком.

После службы в Вооруженных силах Украины (морская пехота, Крым) вернулся в любимую Одессу. Работал по специальности в больнице водников («Одесский областной клинический медицинский центр») и Клинике «ГРОСТ».

Леонид Березовский погиб в Доме профсоюзов между 3-м и 4-м этажами. Был опознан в морге по зубам и татуировке морского пехотинца на предплечье. А это, говорит о том, что одессит был сожжен до неузнаваемости.

Светлая память Леониду!

БРАЖЕВСКИЙ АНДРЕЙ  ГЕННАДИЕВИЧ
30.08.1987 — 02.05.2014

PFwq5V7vsJs.jpg

Был гражданином Украины. Родился и жил в Одессе. Окончил Одесскую национальную акаде­мию связи им, А. С. Попова и курсы «5» при компьютерной академии «ШАГ».  Работал программистом.

Был одним из самых активных участников антифашистского и марксистского движения Одессы, одним из основателей Объединения «Боротьба» (Борьба) в Одессе.

Андрей любил жизнь и свой город. Был очень порядочным и честным человеком. Настоящим другом и товарищем в полном смысле этого слова. Никогда не пил и не курил. Занимался капоэйра и роупджампингом, изучал марксистскую литературу. Андрей много времени посвящал политической деятельности.  Одесские коммунисты и социалисты помнят, что этот скромный, интеллигентный парень старался не пропускать ни одной политической акции, всегда был на передовой. Всегда старался помочь товарищам и близким людям. Никогда не предавал своих принципов и идеалов.

Когда в феврале 2014 года к власти в Украине пришли неонацистские силы, запи­сался в «Народную дружину» Одессы, чтобы помогать органам правопорядка защищать свой город и его граждан от радикалов. Вме­сте с товарищами по «Боротьбе» принимал участие в охране палаточного городка на Ку­ликовом поле.

Андрей был сначала на Греческой площади, помогал выносить раненных «куликовцев» и милиционеров. Он, например, не побоявшись быть сраженным пулей «бандеровца», первым кинулся к скошенному выстрелом Александру Жулькову, помог его выносить, но к сожалению, это не помогло Александру, от полученного ранения он скончался. После неравного боя на Греческой, Андрей поспешил на защиту Куликова поля, где в последствии получил смертельные ранения  после того, как выпрыгнул из окна и его добивали уже на земле.

От нанесенных ран умер в больнице.

Смерть Андрея стала подтверждением его идейности. Он не мог остаться в стороне, не мог молчать, когда в Одессу пришли фашисты. Андрей обладал обострённым чувством справедливости. Поэтому и не отступил, когда ситуация стала критической. Он не мог позволить злу торжествовать.

Андрей выпрыгнул из горящего здания, но каратели бросились его добивать:

«2 мая мы, под натиском озверевших нео­нацистов, отступили в здание Дома профсою­зов, которое они подожгли, – успел рассказать Андрей своим близким. – Спасаясь от огня я выпрыгнул из окна, но на земле меня, обожженного и еле живого, добивали битами и ногами. Мне было не так больно от ожогов и избиения, как от стыда за нелюдей в человеческом обличье. Я увидел фашизм, и мне вспомнились слова Юлиуса Фучика: «Люди, я любил вас. Будьте бдительны!»

Когда Андрея хоронили, впереди многолюдной процессии несли гроб с телом погибшего юноши, накрытый красным знаменем.

nQ-0xUhag30

На фото Андрей помогает раненному на Греческой площади Александру Жулькову.

Но, увы, обоим ребятам не суждено будет выжить в неравной схватке с фашистствующими «бандеровцами».

Светлая память Андрею!

БРИГАРЬ ВЛАДИМИР АНАТОЛЬЕВИЧ
10.02.1984 — 02.05.2014

vzCixMjdoNg.jpg

Был гражданином Украины. Родился Владимир в Николаеве в простой семье, отец  — строитель, мать — домохозяйка. В возрасте семи лет в 1991 году пошел в школу №53. В 2000 году закончил 9 классов школы, в этом же году поступил в николаевское Автомеханическое профессионально-техническое училище №13 на специальность автослесарь.

Закончив обучение, как многие жители Украины в 2004 выехал на заработки заграницу в Португалию. За год овладел португальским языком, первое время работал на стройке, работа была не из легких, приходилось работать по 16 часов в день. С 2006 работал в туристической компании водителем. С 2010 работал на установке солнечных панелей.

В 2012-м году вернулся на Украину. Женился. Владимир с женой усыновили и воспитывали трех замечательных деток. Бог дал и родного ребенка, которого он не дождался. В момент трагедии жена Владимира была на 6 месяце беременности. А уже 18 июля 2014 года у Владимира родился сын Даниил, который никогда не увидит родного отца.

После женитьбы жил в Овидиополе, Одесской области.

Владимир был жизнерадостным и отзывчивым товарищем. Как «скорая помощь» всем старался помочь. Вспоминает жена Владимира: «Володя был самым добрым и заботливым мужем и отцом детям, трудолюбивый, любящим правду и справедливость».

Владимир Бригарь погиб в Доме профсоюзов на 5-м этаже.

Жена Владимира заявила, что ее муж Владимир Бригарь умер не от отравления газами и испарениями, а он был ранен в пах и застрелен в голову.

roLPa-oanHw

Последние минуты жизни Владимира Бригаря

J2QW5PAtxsI

Светлая память Владимиру!

БУЛЛАХ ВИКТОР ДАЛХАТОВИЧ
05.02.1956 – 02.05.2014

CKtWrP4r5Tg.jpg

Был гражданином Украины. Родился в Казахстане в селе Кулан-Утпес, Куринского района, Карагандинской области. Гражданин Украины. С 1990 года проживал в г. Ильичевске, Одесская область. Работал шофером в морском порту.

Был истинно верующим. В 1992 году крестился в православие в Свято-Успенском кафедральном соборе Одессы. Активно участвовал в еженедельных крестных ходах в Ильичевске и Одессе. Участник многих Всеукраинских крестных ходов в Киеве. Любил посещать святые места. Выступал против принятия законов, которые не соответствуют человеческой морали и совести православного. Если он видел, что кому-то нужна помощь, то всегда её оказывал.

Виктор был начитан, хорошо знал историю России и Украины, разбирался в политике. По убеждениям-монархист.

Любил общаться с молодёжью. Его оружием в жизни были не дробовики, дубинки, обрезки арматуры или “коктейли Молотова”, а божья молитва и крест, которыми он пытался защитить себя и укрывшихся в Доме профсоюзов. Но, увы! В здании, кроме ожогов, он получил и огнестрельные ранения, а затем выброшен из окна. А на земле его забили  насмерть исходящие дикой ненавистью «бандеровцы».

SoFK-rqzgts

Светлая память Виктору!

ВЕРЕНИКИНА АННА АНАТОЛЬЕВНА
29.12.1955 – 02.05.014

a9GQeTG3yr4.jpg

Была гражданкой Украины. Родилась в городе Славгороде, Алтайского края, в семье военнослужа­щего. По демобилизации отца проживала и в 1970 году окончила школу в Новохоперске Воронежской области. Окончила в 1973 году Калининградский техникум торговли. Ра­ботала бухгалтером в Великих Луках до пере­езда в Одессу.

В 1980 году вышла замуж и родила двоих детей. Жила в Одессе, работала на заводе керамических изделий до выхода на пенсию. На пенсии прожила 3 года.

Анна Вереникина погибла за право не быть изгоем в Украине, в борьбе за честь и до­стоинство свободных одесситов.

Светлая память Анне!

ВЯЧЕСЛАВОВ МИХАИЛ МИХАЙЛОВИЧ
12.11.1951 – 02.05.2014

hGQAXZqz1Uk.jpg

Был гражданином Украины. Родился в старинном русском городе Вологде.

В Одессе проживал с родителями с раннего детства. Когда один за другим в мир иной ушли родители, ему не было и шестнадцати лет. Поэтому пришлось заботиться о себе самому. Стал работать и одновременно учиться. Обзавелся семьей. Работал на заводе им. Ф.Дзержинского (электрокарщиком). К сожалению, на заводе получил тяжелую травму позвоночника и стал инвалидом 2 группы. Всю жизнь его хобби была работа.

Был спокойным и жизнерадостным. Политикой не интересовался и ни в каких политических партиях не состоял, но любил быть среди людей. Поэтому периодически посещал мероприятия, проводившиеся на Куликовом поле.

В трагический день 2 мая пошел на Куликово поле, чтобы посмотреть концерт, и, как оказалось, ушел навсегда.

Как и большинство присутствовавших на площади, он укрылся от толпы безумцев в Доме профсоюзов, где, на 90% сгорел на центральной лестнице. По состоянию на 5 августа 2014 года его прах находился в одесском морге, т.к. у него не было прямых родственников.

Светлая память Михаилу!

ГНАТЕНКО АНДРЕЙ НИКОЛАЕВИЧ
19.05.1989 — 02.05.2014

5bwnO6QWqMk.jpg

Был гражданином Украины. Родился в Одессе, жил в Одесской области. В 2006 году окончил Одесский лицей строительства и архитектуры. Занимался спортом. Был очень добрым, порядочным человеком и неравнодушным к своему любимому городу. Именно поэтому 2 мая оказался на Куликовом поле. Он не хотел, чтобы людей, для которых георгиевская ленточка является символом героизма и Победы, называли «колорадами», чтобы его будущая семья жила под фашистской пятой.

Андрей Гнатенко погиб в Доме профсоюзов между 4-м и 5-м этажами.

Светлая память Андрею!

ГНАТЕНКО ЕВГЕНИЙ НИКОЛАЕВИЧ,
09.11.1952 — 02.05.2014

Был гражданином Украины. Евгений родился в Одессе. Старшина Военно-морского флота (ВМФ) — Спецназ.

Евгений Гнатенко погиб в Доме Профсоюзов на 4-м этаже. Официальная причина смерти: отравление газами и испарениями, травмы головы.

Светлая память Евгению!

ГАЛАГАНОВА ЛЮБОВЬ АЛЕКСАНДРОВНА
29.10.1951 – 02.05.2014

r2__h0FRASg8.jpg

Была гражданкой Украины. Жила в Одессе.

Любовь Галаганова погибла в Доме Профсоюзов 2 мая 2014 года. Была опознана позже по анализу ДНК.

Из протокола судебно-медицинской экспертизы: «Ожоговые поверхности занимают 100% поверхности тела. Обнаружены переломы 4-го и 5-го правых ребер по околопозвоночной линии.

Смерть неизвестной женщины находится в прямой причинной связи с ожогами пламенем III-IV степени в сочетании с ожогом дыхательных путей, что подтверждается следующими морфологическими признаками: ожоговые поверхности черно-коричневого цвета, уплотнены, покрыты копотью, на многих участках с растрескиванием, концевые отделы [волос и] пальцев кистей легко крошатся при прикосновении, наличие в носовых ходах и на слизистой оболочке языка копоти, слизистая оболочка трахеи и бронхов ярко красная, покрыта копотью, жидкое состояние крови, отек головного мозга и легких, а также данными гистологического исследования: базофилия дермы, нарушение гемодинамики микроциркуляторного русла, «шоковая почка», слизистая оболочка трахеи некротизирована. Непосредственной причиной смерти неизвестной женщины явился шок.

Следует отметить, что не вся поверхность ожогов образовалась до смерти, смерть неизвестной женщины наступила до полного обгорания.

При исследовании трупа неизвестной женщины в лобной области слева обнаружена неправильно круглой формы рана диаметром 0,7 см. Края раны неровные, истончены, уплотнены, покрыты копотью, с несколькими надрывами длиной до 0,6 см, подлежащая лобная кость не повреждена. По данным медико-криминалистического исследования указанная рана имеет морфологические признаки огнестрельной.

Исходя из отсутствия кровоизлияний в области раны можно заключить, что она образовалась после смерти.

Обнаруженные повреждения в виде переломов 4-го и 5-го правых ребер по околопозвоночной линии причинены действием тупого предмета (предметов), индивидуальные особенности которых в повреждениях не отобразились незадолго до смерти.

Повреждения в виде раны головы и переломов ребер в прямой причинной связи с наступлением смерти не состоят.

Исходя из наличия базофилии волокон дермы, установленной при судебно-гистологическом исследовании можно предположить, что прижизненные ожоги получены за время исчисляемого минутами до наступления смерти».

Из прочитанного становится очевидным, что уже после содеянного преступления «бандеровские» убийцы добивали не только найденных живых «куликовцев», но они еще и издевались уже над мертвыми телами, простреливая и избивая их, а может это было совершенно еще прижизненно, а результаты судебно-медицинской экспертизы просто сокрыли этот факт издевательства над женщиной?

Светлая память Любе!

ГУНН (СТЕПАНОВ) ВИКТОР ВАСИЛЬЕВИЧ
10.04.1948 – 02.05.2014

WOhgs-T80es.jpg

Одесский поэт.

Был гражданином Украины. Родился в Одессе в семье военного и врача. После окончания школы поступил в Одесский Политехнический институт. Учёбу совмещал с работой и выступлениями на сцене Одесского оперного театра. Был всесторонне одарённым человеком.

С юношеских лет и до последнего дня жизни писал стихи, пропитанные запахом моря, весны и нежной любовью.

Поэт, Виктор Гунн, автор пяти поэтических сборников, руководитель и ведущий студии поэтического слова «Феникс» при Одесском Доме – Музее им. Н.К. Рериха, печатался в журналах и сборниках Украины.

«О поэзии можно говорить только стихами», – так считал Виктор Гунн. — Цель студии «Феникс» – объединить под крышей Дома – Музея им. Н.К. Рериха всех людей, являющихся творцами поэзии. «Чтобы слова запали в душу, пробудили в ней эмоции и чувства – поэзию нужно уметь правильно читать, а этого, к сожалению, не хватает многим поэтам, поэтому развитие искусства декламации, по словам Виктора Гунна, – одна из главных задач студии».

Виктор Гунн очень любил и чтил поэзию Серебряного века и сам был одним из редких поэтов, который продолжал эти традиции.

Многим читателям известны его сборники: «Золотоглазый кот», «Песчинкой времена кроя» и «Врата судьбы».

Последние строки из стихотворения «Севастополь Одесса Россия. Рында пробила склянки»:

«Если Родина скажет: «Так надо» —
Оградим, охраним, отстоим.
Наши души не для парадов,
С обелисков над морем парим».

Россия, я твой сын.

Россия, я твой сын.
И Украины сын я тоже.
Скажи, ответь мне, Боже,
Как спечь нам общий братский блин?

Моя родня и тут и там.
Я ностальгически прарусский.
Отец мой Днепр, а Волга мать.
Вам не дано меня разъять,
Бездушные моллюски.

Люблю твои кресты, Владимир.
Рязань — поэта дом.
Неужто — тех — мозги на выверт:
Пустить Отечество под слом.

Уймись, душа, дай передышку.
Русь-тройка не гони коней.
Настанет день — я стану книжкой
Души растерзанной твоей.

Не погребальным плачем встречу
Твоё рождение, страна.
И я твержу: «Ещё не вечер!»
От Бога русичам одна.

А вот строки, завещание всем нам — живым:

«На колени не падай, идущий,
И слезу затаи про себя.
С чернотою столкнувшись не плющись.
За него, за тебя, за меня».

Вот таким был одессит Виктор Гунн — истинный патриот и гражданин родного города.

Комментарий на смерть Виктора Гунна в интернете: «Виктор Гунн вел студию поэзии ФЕНИКС… прочитала и сердце словно обледенело. Подумать только, выбранное название студии-поэзии словно, выбранный поэтом путь своей Судьбы. Ведь птица Феникс, восстает из пепла, чтобы жить, петь, парить… и в этом ее бессмертие. Феникс!»

Виктор Гунн погиб в Доме профсоюзов на 4-м этаже.

3P1p6Ck97RQ

Светлая память Виктору!

ЖУЛЬКОВ АЛЕКСАНДР ЮРЬЕВИЧ
08.12.1968 — 02.05.2014

Z2u4KrOQYbQ.jpg

Был гражданином Украины. Жил в Одесской области. Математик, заканчивал Одесский Государственный Университет им. Мечникова, механико-математический факультет.

Погиб в результате огнестрельного ранения из дробовика у Торгового Центра «Афина».

В медицинском заключении причиной смерти значится — «огнестрельные ранения брюшной стенки, таза, ягодиц, большая кровопотеря».

b3rqT1oZXFw

Светлая память Александру!

ЗАЯЦ ИГОРЬ ЛЕОНИДОВИЧ
13.01.1968 – 02.05.2014

wy__kwmeqsrA.jpg

Был гражданином Украины. Родился в городе Каменец-Подольском, Хмельницкой области.

Жил в Виннице. Окончил в 1985 году школу. Учился в инструментальном училище №13 в Виннице.

В 1986 году призван в ряды ВС СССР. Участник боевых действий в Афганистане. Имел боевые награды. После службы работал на производстве.

В 1998 году окончил Винницкий политехнический институт по специальности «Инженер-механик автомобилей и автомобильного хозяйства».

Частный предприниматель. Был хорошим семьянином, заботливым сыном и братом, верным другом. Был неравнодушным. Всегда помогал родителям, родственникам и друзьям. Любил путешествия и походы. Занимался спортом, совершил более 10 прыжков с парашютом, красиво рисовал. Игорь был порядочным, надежным и обязательным человеком. Верил в Бога. Любил свою страну. Не состоял ни в одной политической организации, но, как большинство граждан, переживал за происходящее в стране.

В Одессу приехал навестить родственников и сделать закупки товара на 7 километре. На Куликово поле пришел, чтобы услышать и понять людей, у которых есть другая точка зрения, отличающаяся от официальной.

Спасаясь от огня в Доме Профсоюзов, Игорь выпрыгнул из окна и погиб.

Светлая память Игорю!

ИВАНОВ ДМИТРИЙ ВИКТОРОВИЧ
24.10.1958 — 02.05.2014

eaV__JzIjeEE.jpg

Был гражданином Украины. Родился и жил в Одессе, на Черёмушках. Окончил среднюю школу №25. Увлекался музыкой — играл на кларнете и саксофоне. Был заводилой и душой компании. Организовывал встречи однокашников и был их ведущим. Широкая натура. Был добрым, жизнерадостным, общительным и принципиальным.

Дмитрий был членом союза журналистов. Работал репортером в телекомпания «ИКС» и «АРТ», ведущим телепрограммы «Время 0», корреспондентом Радио “Ютар” и заведующим отделом Еженедельника “Мегаполис”.

Его друг, Тимур Сейдаметов, называет Дмитрия гениальным музыкальным критиком, который прекрасно играл на саксофоне, гитаре. В своем кругу музыкантов и журналистов был известен как Иванoff.

Дмитрий был отчаянным рокером, весельчаком, прекрасным журналистом — так отзываются о погибшем его друзья. Он без проблем мог найти общий язык с любым человеком. Безумно любил жизнь и людей.

Жил Дмитрий один – его жена и сын находятся в США, а мать умерла. Поэтому его исчезновение заметили не сразу. Друзья и знакомые опознали тело Дмитрия лишь 12 мая спустя 10 дней после трагедии .

В Доме профсоюзов Дмитрий Иванов оказался как неравнодушный журналист, где не угорел, а был забит садистами до смерти. Найден между 3-м и 4-м этажами.

Светлая память Дмитрию!

КАИР ПЕТР АНАТОЛЬЕВИЧ
28.01.1969 – 02.05.2015

K7eB2JCf1-A.jpg

Был гражданином Украины. Жил в Одессе.

В 1984 году поступил в Автодорожный техникум.

В1985-1987 года служил в армии, после службы вернулся домой и окончил обучение в техникуме, получив диплом автомеханика.

После окончания обучения работал на СТО (служба технического обслуживания). Все, кто его знал, говорили, что у него золотые руки. Позже открыл свое СТО, которое построил своими руками.

У Петра была прекрасная семья: жена и трое детей, двое несовершеннолетних. Имел много друзей. Все, кто знал Петра отзываются о нем как о надежном и верном друге, который всегда приходил из помощь.

Постоянно помогал своей матери — пенсионерке и старшему брату инвалиду 1-й группы (ДЦП).

2 мая 2014 года вошел в здание Дома  профсоюзов, чтобы помочь товарищам. Был найден между 3-м и 4-м этажами, с сильно обгоревшим телом. Так оборвалась жизнь замечательного человека: сына, мужа, отца.

Светлая память Петру!

КАЛИН АНАТОЛИЙ АНДРЕЕВИЧ
12.08.1976 – 02.05.2014

L419DI4xssQ.jpg

Был гражданином Украины. Одессит в шестом поколении. Высшее образование получил в Одесской национальной академии связи им. Попова, после чего работал радиоинженером в Укрчастотнадзоре. Выбор профессии стал не случайным: Анатолий связист в третьем поколении, у него дед, отец и тетя — связисты.

Любимой песней Анатолия была «Мальчик со шпагой», Андрея Земскова, за что друзья его и называли «Мальчиком со шпагой». Но также Толик учил фехтованию юных участников клуба исторической реконструкции.

LKjRUbZ6MUg

Вот можно сказать пророческие строки из этой песни:

«… Да, оружье такое старо.
Но, когда в мире властвует злоба,
Кто-то должен стоять за Добро…»

Вот Толик и встал со своим мечом правды против беснующейся орды, как делали это его древние предки славяне!

Увлекаясь историей, Анатолий занимался исторической реконструкцией, участвовал как в реконструкции средневековой, получив имена «Толик-Львиное сердце» и «Рыцарь», так и в реконструкциях исторических событий славян.

Закончил художественную студию. Мастерил украшения из меди на старинный лад.

У Анатолия было открытое, благородное и бескорыстное сердце. Всю свою жизнь он нес свет, всегда приходил на помощь не только своим близким, но и чужим людям.

Как настоящий одессит обладал тонким чувством юмора. В студенческие годы участвовал в городской команде КВН (Клуб веселых и находчивых).

Анатолий был членом жюри в юношеских туристических соревнованиях, помогал клубу Одесского общества слепых.

В 1999 году Анатолий получил медаль «Защитника отчества» и последующей своей жизнью полностью ее оправдал.

Медаль «Защитника отчества» вручается как «ветеранам войны; лицам, на которых распространяется действие Закона Украины «О статусе ветеранов войны, гарантии их социальной защиты», проживающие на территории Украины; гражданам других государств, принимавшим участие в освобождении Украины от фашистских захватчиков» так и «другие граждане Украины за личное мужество и отвагу, проявленные при защите государственных интересов, укрепление обороноспособности и безопасности Украины».

03x6ZvbOpXg

К несчастью, трагедия 2 мая оборвала жизнь настоящего патриота своего города. Он мечтал о процветающей и мирной Одессе. Но, увы…

В тот роковой день Анатолий принял звонок по мобильному телефону. Звонок был тревожный. Друзья с Куликова поля сообщали, что идет бой с «правосеками». Анатолий помчался на помощь.

Оказавшись в Доме Профсоюзов, он успел ответить на телефонные звонки друзей, жены. Когда уже смеркалось, с ним последний раз говорил товарищ по занятиям в казачьем клубе. Правда, в какой-то момент до него снова дозвонились. Но трубку взял кто-то посторонний, так как сразу сбросил вызов. Уже потом выяснилось, что уже погибшего Анатолия тщательно обыскали. Убийцы-фашисты, заметая следы, обыскали умирающего, вытащили из его карманов паспорт, казачье удостоверение и удостоверение на право пользования радио-позывным.

Очевидцы говорят, что вынесенный из Дома Профсоюзов Анатолий уже не подавал признаков жизни, на теле были видны следы от химических ожогов. Особенно сильно пострадали запястья рук. Так встретил свой последний день жизни Анатолий Калин, у которого остались жена-инвалид по зрению и двенадцатилетняя дочь.

Светлая память Анатолию!

КАРАСЕВ ЮРИЙ ВЛАДИМИРОВИЧ
… 1974 – 02.05.2014

wxWetAyVphA.jpg

Был гражданином Украины. Жил в Одессе.

Погиб в Доме профсоюзов. Официальное заключение о смерти: отравление газами и испарениями, значительные ожоги. Неузнаваем, опознан по ДНК.

КОВРИГА НИКОЛАЙ СЕРГЕЕВИЧ
08.11.1984 — 02.05.2014

ZevQ75sKENI.jpg

Был гражданином Украины. Родился и жил в Одессе.

Маме Николая сейчас под семьдесят лет. «Я родила Колю в 4-м роддоме Одессы». Это был у Татьяны единственный сын, поздний ребенок, долгожданный подарок, настоящее счастье, которое нежданно-негаданно все-таки пришло в сорок с лишним лет… В этом году ее Коленьке исполнилось бы 28.

Николай с мамой жили на рабочей Пересыпи (район города Одессы). Он был очень спокойным, физически развитым, жизнерадостным и любознательным ребенком.

Было тяжело самой растить сына. «Я работала круглые сутки, — рассказывает мама Николая, — и, знаете, мой маленький сын воспитывал себя сам, точнее, его растили книжки. Одесская библиотека работает с утра до позднего вечера. Вот в ней он и пропадал с пяти лет».

Мама Коли вспоминает, что немного повзрослев, он очень любил книги о военных подвигах, о героизме советских людей в Великую Отечественную войну – словно знал, что ему самому придется на родной земле противостоять фашистам, вновь пытающимся захватить и уничтожить Одессу. Он по многу раз перечитывал «Они сражались за Родину» Шолохова и «Живые и мертвые» Симонова, а поэму Твардовского «Василий Тёркин» почти всю выучил наизусть. Он воспринимал произведения о войне как подлинную летопись событий – и именно поэтому наибольшее впечатление на школьника произвела «Молодая гвардия» Александра Фадеева. Молодогвардейцы были настоящими героями, отдавшими свои жизни ради победы над врагом. Он понимал, что выстоять им помогла уверенность в правоте своего дела, вера в свои убеждения, предать которые нельзя было даже под страхом смерти. Именно таким – цельным, искренним, принципиальным, верным своим друзьям и своим идеалам – рос Николай.

Лет в шесть Коля увлекся футболом. Шустрый мальчишка с умными глазами, подвижный, скоростной и в то же время рассудительный помогал дворовой команде добиваться побед. Его спортивные таланты заметили профессиональные тренеры, но… мама не могла позволить сыну такое дорогостоящее занятие. Это было время перестройки, тяжелое для многих простых семей время.

Николай служил в армии. После службы и до трагического 2 мая работал охранником. Заочно учился на юриста, даже защитил диплом, но получить его не успел.

Как юрист он болезненно воспринял захват власти национал-экстремистами в Киеве и стал посещать митинги на Куликовом поле. Николай просто не мог допустить, что кто-то пытается перечеркнуть подвиг одесситов, победивших фашизм, заставить их забыть свое героическое прошлое, предать родную историю, родной язык.

Свое мировоззрение определял как коммунистическое и православное.

2 мая Коля был на Куликовом поле…

«Я позвонила ему через несколько часов, когда включила телевизор. Он ответил: «Мама, мы уже в Доме профсоюзов. Мама, мы не можем выйти. Мама, сюда пришли фашисты». Связь оборвалась, и больше я не смогла ему дозвониться. Весь вечер и ночь боялась отойти от телевизора. Все надеялась: вот сейчас, сейчас его увижу. Но прошел день, потом еще один. И меня позвали к моему сыну. В морг, на опознание. Их нашел в Доме профсоюзов Кристинин отец. Николай как и Кристина погиб на 5-м этаже.

4 мая я опознала Коленьку, избитого до неузнаваемости (руки и ноги, голова и лицо, превращены в месиво). Но в заключении написано, что мой сын отравлен газами и испарениями С тех пор я осталась одна и пишу ему безответные письма в стихах:

Я пишу письмо тебе, сынок,
Чтобы рассказать, как я тоскую,
Что без тебя я вовсе не живу,
А просто в этом мире существую».

IGDGLYygtWo

Светлая память Николаю!

КОЛПАКОВ АЛЕКСЕЙ НИКОЛАЕВИЧ
18.02.1963 – 02.05.2014

Был гражданином Украины. Жил в Одессе. Был активным участником Антимайдана, на митинги Куликова поля приходил часто, слушал выступающих.

Официальное заключение о смерти: погиб в огне.

Светлая память Алексею!

КОНОНОВ АЛЕКСАНДР ВЛАДИМИРОВИЧ
11.04.1959 – 02.03.2014

1Ru411e0TNs.jpg

Был гражданином Украины. Родился и жил в Одессе. Вырос в семье преподавателей, дедушка — полковник, отец -преподаватель математики в Алжире и Тунисе. Так как там русской школы не было, образование получал дома, а экзамены потом сдавал экстерном. После возвращения в Одессу поступил и окончил механико-математический факультет СНУ им. Мечникова с красным дипломом.

По словам преподавателей, был одним из самых одаренных. Затем учился в аспирантуре. Написал более 40 научных статей. Защитил теоретический минимум.

В 1985 году женился, в семье родились трое детей. Ни в каких партиях не состоял. Когда умерла жена, женился второй раз, воспитал еще 2 приемных детей.

Преподавал в строительном институте. Последнее время работал программистом.

Принимал активное участие в жизни Куликова поля.

Был православным, истинно верующим человеком. Кода поступило предупреждение, что будут громить лагерь на Куликовом поле, остался защищать женщин и пожилых людей.

В трагический день 2-го мая укрылся с товарищами в Доме Профсоюзов, где и был якобы отравлен газами и испарениями на 5-м этаже.

В здании молился, чтобы все спаслись. Без мужа осталась вдова, а без отца трое родных и двое приёмных детей. Как им теперь жить без опоры и кормильца?

Вместе с Александром Садовничим погиб на 5-м этаже. благодаря Александру Кононову Александру Садовничиму некоторым женщинам удалось укрыться на крыше здания.

Из воспоминаний друга:

«Мне хочется отдельно сказать об Александре Кононове, друге нашей семьи. Математик, программист, интеллигентный, добрый человек. Представитель замечательной одесской семьи, сын профессора университета, отец троих детей, которые также пошли по его стопам. Вместе с двумя сыновьями дядя Саша и работал последнее время.

У меня не укладывается в голове, почему должны умирать такие люди, как он, почему должны становиться сиротами его дети. Только потому, что в нашей стране победил майдан и отныне выражать свое несогласие со стадом юных фашистов запрещено?

Дядя Саша был верующим человеком, как и многие на Куликовом поле. И в Доме профсоюзов они были, как русские православные, запертые неприятелем в церкви. Нет ничего странного, что когда одни отступают, духовные, истинно верующие люди уйти в сторону не могут».

«Была суматоха, все шебуршились, а он тихо стоял, прислонившись к фанерному щиту, — вспоминает кум Александра Кононова, видевший его перед входом в Дом профсоюзов. — Потом помню, как они стояли с женой, его молчаливый взгляд. А затем он повернулся и пошел внутрь.

Там кричали: «Пойдемте домой, мы ничего не сделаем», а он сказал: «Я пришел сюда не для того, чтобы уходить».

И вновь вспоминает друг Александра: «Когда я представляю, как дядя Саша идет в здание на смерть, я чувствую, насколько он сильнее своих убийц, как мелки они по сравнению с ним. Они ведь всего-то готовы убивать иначе думающих людей. Он же — умереть за правду и за свою Родину!»

Светлая память Александру!

КОСТЮХИН СЕРГЕЙ НИКОЛАЕВИЧ
26.06.1967 — 02.05.2014

V7BuQ0Si1bk.jpg

Был гражданином Украины. Родился в Тбилиси в семье военнослужащего. В 1984 году окончил школу, поступил в Одесский институт народного хозяйства. В 1985- 1987 годах служил в армии в танковом полку наводчиком.

Жил в Одессе. Более 20 лет работал в государственной налоговой службе, в последнее время в коммерческой организации бухгалтером.

Был очень заботливым  и любящим сыном.

Сергей Костюхин погиб в Доме профсоюзов на 5-м этаже.

Светлая память Сергею!

КУШНАРЕВ ГЕННАДИЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ
26.06.1975 — 02.05.2014

Wvi7ptLNPac.jpg

Был гражданином Украины. Родился в семье офицера в Челябинске.

В Одессе Геннадий Кушнарев был достаточно известным человеком. Профессиональный дизайнер и декоратор, он зарабатывал, создавая «лицо» магазинов, ресторанов, баров. Неоднократно выступал на телевидении в передачах на тему ремонта.

Геннадий был добрым, светлым и дружелюбным че­ловеком, но ненавидел фашизм во всех его проявлениях. Поэтому когда в стране пришли к власти пробандеровские силы, он стал активным участником сопротивления киевской хунте и одним из лидеров «Одесской дружины», которая прини­мала участие в охране и поддержании порядка на Куликовом поле, а также во время воскресных маршей «куликовцев».

Его решительную фигуру в камуфлированной куртке и маске можно было всегда заметить на всех антифашистских акциях «куликовцев».

Гена сочетал в себе именно те черты, что нужны людям в это проклятое время — неукротимую жажду деятельности, бесстрашие и ненависть к нашим врагам. Он был настоящим мужчиной, другом и образцом для многих.

2 мая 2014 года Геннадий Кушнарев со своими товарищами принял бой на Греческой площади, а потом вместе с немногочисленными защитниками помчался на Куликово поле и, практически с голыми руками, встал на пути разъяренной толпы, несущейся убивать «куликовцев».

Своды Одесского Дома профсоюзов пока хранят тайну последних минут жизни командира и комиссара «Одесской дружины». Но свидетельства выживших очевидцев, говорят, что Кушнарев не погиб от отравления угарным газом, как сообщают украинские официальные органы, а погиб на 3-м этаже от рук неонацистов в неравном бою, защищая одесситов в Доме Профсоюзов.

Он был застрелен, а потом обезображен бандеровскими карателями. Нелюди убили его, после чего сожгли ему голову и руки. Уже с убитого Геннадия «бандеровские» мародеры сняли часы и бронежилет, забрали 2 мобильных телефона. Именно в карманах убитого Геннадия так усердно рылись, пытаясь найти паспорт гражданина России, но у него было украинское гражданство.

Геннадий Кушнарев был русским имперским патриотом и его гроб покрыли имперским флагом — ведь Гена носил именно такую нашивку на форме.

5 мая у Гены родилась дочь, которая, к сожалению, никогда не увидит отца.

DJgsN3PXTt8

Светлая память Геннадию!

КУЩ РУСЛАН  ОЛЕГОВИЧ
26.01.1984 – 02.03.2014

rwvCi5YcxDY.jpg

Был гражданином Украины. Жил в селе Малая Долина, Овидиопольский район в Одесской области. Окончил одесскую гимназию №8, потом Одесскую национальную морскую академию.

Руслан погиб в Доме Профсоюзов 2 мая 2014 года. Официальная версия смерти: травмы в результате падения из окна.

Из протокола судебно-медицинской экспертизы:

«Травма в результате падения с высоты:

— открытая черепно-лицевая травма: обширная ссадина передней поверхности лица с вертикальными ранами и царапинами, две раны с размозженными краями лобной области слева, ограниченные кровоподтеки нижнего века правого и левого глаза, кровоизлияния в белочных оболочках глаз, травматическая экстракция 1,2-го зубов верхней челюсти слева, кровоизлияние мягких покровов головы с внутренней поверхности лобной и затылочной области головы, оскольчатый перелом лобной кости слева с переходом на основание черепа (крышу правой и левой глазницы, перелом решетчатой кости и тела клиновидной кости), линейный перелом затылочной кости справа, кровоизлияния под мягкую мозговую оболочку больших полушарий по наружной и нижней поверхности, кровоизлияние в желудочки головного мозга, очаги ушиба нижней поверхности лобных долей. Перелом лицевых костей: двусторонний по скуловерхнечелюстному шву, лобно-носовому шву и слева — лобно-скулового шва. Поперечный перелом тела нижней челюсти по срединной линии;

— закрытая травма туловища: многочисленные ссадины и кровоподтеки передней поверхности грудной клетки, живота, полосовидная ссадина поясничной области справа, поперечные переломы ребер: 6-го левого по средне-подмышечной линии и переломы 5,6-го правых ребер по средне-ключичной линии, полосчатые кровоизлияния с надрывами у корней легких, ушиб сердца, кровоизлияния у основания сердца, разрывы диафрагмальной поверхности левой доли печени, кровоизлияние у сосудистой ножки селезенки. Переломы ребер образованы от чрезмерного сгибания кривизны дуги ребер при воздействии травматических воздействий приложенных вдали от области переломов;

— травма конечностей: рана внутренней поверхности правого бедра, рана тыльной поверхности правой стопы, кровоподтеки передней поверхности нижних конечностей;

Травма конечности: раны и ссадины тыльной поверхности левой кисти.

Термическая травма: ожог пламенем II-III степени, 1% поверхности правой кисти и 1% передней поверхности правого бедра.

Повреждения головы, туловища и нижних конечностей у Кущ Р.О., образованы от действия тупых предметов в результате падения с высоты, на это указывает массивность, характер, локализация повреждений, превалирование внутренних повреждений над наружными, а также наличие признаков сотрясения тела.

Полосовидная ссадина на спине в поясничной области образована в результате динамического (скольжения) контакта со следообразующей поверхностью.

Раны тыльной поверхности левой кисти линейной формы с межтканевыми перемычками обладают групповыми признаками ушибленных и в совокупности с полосовидными ссадинами на этой же кисти образованы от действия тупых предметов и скольжении о следообразующую поверхность.

С травмой образованной в результате падения, потерпевший Кущ Р.О. мог жить кратковременный промежуток времени исчисляемый минутами (3-5 минут).

Ожоги кисти у Кущ Р.О. образованы действием пламени, на это указывает их циркулярный характер, ожоги передней поверхности правого бедра могли быть образованны раскаленными газами.

Наличие ожогов пламенем на теле умершего Кущ Р.О. позволяет сделать суждение, что потерпевший мог испытывать боль.

На теле потерпевшего Кущ Р.О. все повреждения являются прижизненными, на это указывает характер ран, ссадин, переломов – с кровоизлиянием в окружающие мягкие ткани.

В крови трупа Кущ Р.О. обнаружено 31% карбоксигемоглобина. Установленная концентрация карбоксигемоглобина в крови указывает на нахождение в очаге пожара и вдыхании продуктов горения, что приводит к кислородному голоданию тканей, потере сознания».

Исходя из последней фразы заключения,  можно сделать вывод что сначала Руслан получив ожоги и вдыхая продукты горения потерял сознание, а потом бегающими по этажам «бандеровцами» был выброшен из окна, получив все последующие травмы от которых в итоге и погиб.

Светлая память Руслану!

ЛОМАКИНА НИНА ИВАНОВНА
29.07.1953 — 02.05.2014

lHsAp-KV0Gk.jpg

Была гражданкой Украины. Родилась в Грузинской ССР в городе Махарадзе.

Со слов дочери: «Своё детство мама провела в разных городах СССР. В частности, в Кировограде и Днепропетровске. Окончила Харьковский текстильный техникум. В 1972 году переехала в Одессу. В 1974 году вышла замуж и родила двоих детей.

Мама работала на одесской суконной фабрике, пивзаводе. Работала швеёй. Мама была очень трудолюбивым и ответственным человеком. На всех работах о маме отзывались с уважением и благодарность. По своему характеру мама была добрым, отзывчивым, неравнодушным человеком. Целеустремленность  и жизнелюбие помогали ей в нелегкую минуту. Мама очень любила свою семью, свой дом и свой город. А теперь мамы нет и мы, с её внучкой, по ней скучаем…»

Нина погибла в Доме профсоюзов на 5-м этаже.

Из протокола судебно-медицинской экспертизы: «При судебно-медицинском исследовании трупа Ломакиной Н.И. обнаружены повреждения в виде ожогов дыхательных путей и кожи пламенем (раскаленным воздухом) II-III степени 40 % поверхности тела (лицо, шея, туловище, верхние и нижние конечности). Ожоговая травма образовалась от комбинированного действия пламени и раскаленного воздуха, что подтверждается наличием термических ожогов на открытых участках тела (лице, шее) с оплавлением концов волос, ресниц, бровей и наличием термических ожогов под одеждой без нарушения ее целостности (туловище, верхние и нижние конечности).

Все повреждения обнаруженные при судебно-медицинском исследовании трупа Ломакиной Л.И. образованы прижизненно, что подтверждается наличием клеточной реакции в области повреждений.

Можно предположить, что с момента образования повреждений до наступления смерти потерпевшей прошел незначительный промежуток времени (от нескольких минут до нескольких десятков минут)».

qQ__Bvq2fSUM

Светлая память Нине!

ЛОСИНСКИЙ ЕВГЕНИЙ ЛУКИЧ
16.11.1979 – 02.05.2014

CRS9B-z1c4I.jpg

Был гражданином Украины. Жил в Одессе. Евгений Лосинский хорошо известен в городе. Он был успешным предпринимателем. Увлекался исторической реконструкцией. Выступал на стороне антифашистских сил. Под собственным именем регулярно комментировал публикации на «Думской» (провластное, промайданное, пробандеровское интернет-издание).

2 мая по словам отца Евгения Лосинского молодой человек отправился защищать Одессу. Из своего арсенала оружия с собой взял только резиновую булаву и экипировку рыцаря.

Во время боев на улице Греческой Лосинский получил два огнестрельных ранения картечью и был госпитализирован в больницу.

«Состояние Жени крайне тяжелое. Он получил очередь 5,45 в живот. Желудок, селезенка, почки. Второй по ногам. У Жени тяжелое огнестрельное ранение брюшной полости, удалена почка, селезенка, повреждена печень, поджелудочная, кишечник прострелен в 5 местах, повреждена бедренная вена», – рассказывал тогда отец Евгения – Лука Лосинский.

Одесситы сразу же откликнулись на просьбу о помощи раненому и сдали для него кровь в ту же ночь.

Когда врачи боролись за жизнь Евгения, его родственники, друзья, знакомые и незнакомые люди помогали, чем могли: сдавали кровь, собирали медикаменты, перечисляли деньги на лечение.

«За эти дни я очень остро ощутил, сколько вокруг нас человеческого горя, сколько людей нуждаются в помощи и внимании», — рассказал Лука Лосинский, отец Евгения. За девять дней, пока Евгений был в реанимации, на карточку поступило 93 тысячи гривен, еще 11 тысяч перечислил благотворительный фонд «Преображение». Это позволило купить фотоэлектроколориметр и центрифугу для проведения анализов крови, кардиограф, ультрафиолетовую камеру для стерилизации, компрессор и оксигенаторы для лечения людей с дыхательной недостаточностью.

«Только человек с очень большим сердцем, который пережил и продолжает переживать такую душевную рану, мог найти в себе силы для того, чтобы сделать такой подарок нашему отделению. Он учел все наши пожелания: это тот комплекс аппаратуры, который будет помогать нам каждый день», — считает врач-реаниматолог, заведующий отделением интенсивной терапии Константин Подоплелов.

Остаток денег семья Лосинских потратила на покупку нового цветного телевизора, который подарила взамен сгоревшего хирургическому отделению детской областной больницы. Кроме того, семейный совет решил, что двести тысяч, полученные из благотворительного фонда губернатора, будут использованы для закупки эндоскопического оборудования для хирургического отделения больницы.

«Мне очень страшно, что я потерял сына. Но я уверен, что деньги, которые собирали одесситы, не потрачены зря. Каждому из нас это может когда-то помочь», — говорит Лука Лосинский.

Последние 9 дней жизни Евгения пытались спасти врачи-реаниматологи 11-ой городской больницы. Евгений перенес нсколько тяжелых операций. По сообщению отца, Луки Лосинского, у Евгения 10 мая в 16:00 произошла остановка сердца (клиническая смерть), с каждой минутой ему становилось все хуже.

Биологическая смерть наступила 11 мая в 9:50.

bV6NDAar74Y

Светлая память Евгению!

ЛУКАС ИГОРЬ ЕРОЛОВИЧ
01.07.1993 – 02.05.2014

29ux__CsxWDQ.jpg

Был гражданином Украины. Родился и жил в Одессе. Окончив станкостроительный техникум (специальность «программист»), решил не останавливаться на достигнутом – и поступил на заочное отделение в Одесский экономический университет. Чтобы оплачивать учебу, по вечерам работал на заводе «Стройгидравлика». 5 мая 2014 года должен был сдать по­следнюю сессию.

Друзья рассказывают, что Игорь был очень трудолюбивый молодой человек, несмотря на обучение в университете, он успевал работать и на предприятии.

Мама Игоря, Ирина Евгеньевна, рассказывает о сыне: «Игорь очень любил футбол. Ездил в Донецк, когда там открывали стадион. В Одессе старался не пропускать матчи «Черноморца».

Любил велосипедные путешествия с друзьями. Не курил, не пил. Сладкоежка, торты любил, безобидный человек, в детстве рогатки никогда не было».

Игорь был участником «Антимайдана». С начала марта стал участвовать в митингах, но скрывал этот факт, чтобы не беспокоить родных.

Вот одно искреннее стихотворение Игоря Лукаса:

Я люблю свою работу,
Я приду сюда в субботу,
И, конечно, в воскресенье,
Здесь я встречу день рожденья,
Новый год, 8 Марта,
Ночевать здесь буду завтра!
Если я не заболею,
Не сорвусь, не озверею,
Здесь я встречу все рассветы,
Все закаты и приветы.
От работы дохнут кони,
Ну а я… бессмертный пони,

Увы, Игорек не оказался бессмертным.

2 мая 2014 года в составе «Одесской дружины» участвовал в столкновениях на Греческой площади, где помог спастись неизвестной девушке.

Когда сопротивление «Антимайдана» было сломлено, Игорь с товарищами поспешил на Куликово поле.

Находясь в пылающем Доме профсоюзов, Игорь помог двум женщинам спуститься по канату со 2 этажа. А вот сам из здания выбраться не смог.

Из окруженного «бандеровцами» здания Игорь позвонил товарищу и сказал: «Я отсюда не выберусь».

Впоследствии обгоревшее тело Игоря Лукаса было найдено на 4 этаже.

Ирина Евгеньевна не могла поверить, что сын погиб, и 3 мая искала его на Куликовом поле с фотографией, но нашла только его куртку у входа в Дом профсоюзов.

4 мая она пыталась найти Игоря среди арестованных «куликовцев», но тщетно. В этот же день матери позвонил знакомый Игоря и сказал ехать в морг.

В совершенно обгоревшем теле мать отказывалась узнавать Игоря: «Кого вы мне показываете?!» Но это был он, такой долгожданный и любимый, которому вскоре, 1 июля, должно было исполниться 21 год.  «Как над ним издевались…»  повторяет мать.

Хоронили Игоря Лукаса в закрытом гробу, так как лицо и тело были сильно обожжены. На кладбище во время похорон мама познакомилась с девушкой сына.

wcaRptwzwic

Светлая память Игорю!

МАРКИН ВЯЧЕСЛАВ ВЛАДИМИРОВИЧ
18.11.1969 – 03.05.2014

gf1EcRY9ELI.jpg

Был гражданином Украины.

Закончил Одесский технологический институт холодильной промышленности и Одесский государственный экономический университет. Служил в рядах вооруженных сил Советской армии.

Вячеслав Маркин — Одесский политик, депутат Одесского областного совета IV и V созывов, один из немногих депутатов, который открыто поддерживал «Антимайдан». Несмотря на своё членство в Партии Регионов (Маркин пришел в неё из партии убитого в 2005 году Евгения Кушнарёва «Новая Демократия») не смирился с государственным переворотом в феврале 2014 года.

Вячеслав был активным противником любого проявления национализма. Всегда и везде осуждал насилие на национальной почве. В отличие от большинства своих коллег — вёл очень скромный и аскетичный образ жизни, доказательством этому может служить автомобиль Вячеслава Маркина — старенькая «копейка».

«Мы остаемся на тех же позициях, – говорил Вячеслав Маркин, – это полная федерализация, налоговый кодекс под ту структуру, которая будет создана на месте, муниципальное МВД, распределение средств на муниципальном уровне, русские школы по программе России, больницы, при которых срочное оперативное вмешательство решается бесплатно за счет различных структур, в том числе и аптек, которые размещены в этих больницах».

Вячеслав – был настоящим патриотом родного города. Человек с железными принципами, стойким характером и большим сердцем. Был убежден, что «где родился, там и пригодился», оправдывал излюбленную фразу общественной деятельностью, направленной на помощь населению. Собственно из-за этого и организовал депутатскую приемную в одной из палаток на Куликовом поле для приема граждан. Он всегда был готов протянуть руку помощи. Не делил людей на своих и чужих, богатых и бедных. Был прекрасным отцом, надежным тылом, верным другом и настоящим смелым мужчиной….

Вспоминает Алексей Албу, депутат Одесского областного совета: «Вячеслав Маркин — настоящий НАРОДНЫЙ депутат. Не в смысле депутат Верховной Рады, как они сами себя величают, а в смысле депутат от народа. Избирался в совет сначала от Арцизского, затем от Николаевского районов Одесской области. Крайне прост в общении. Очень добродушный и всегда веселый. Его голос до сих пор звучит в моей голове, когда я его вспоминаю.

С Вячеславом Владимировичем мы познакомились давно в Облсовете, но близко сдружились прошлой зимой, когда он организовывал защиту обладминистрации от захвата ее ультраправыми. После падения власти он увидел, что практически все его однопартийцы склонили головы, и было видно, что ему стыдно за них, стыдно, что он остается в Партии Регионов, стыдно, что никто не сопротивляется.

Вячеслав Маркин был мне как отец в политике. Некий старший товарищ, который может подсказать, порекомендовать, защитить. Я многих хороших людей узнал через Вячеслава Владимировича. Он никогда не отказывал в помощи, всегда искренне сопереживал.

Вячеслав неоднократно бывал в офисе Одесской «Боротьбы» и сдружился со всеми нашими активистами. Многие «боротьбисты» называли его «папа Славик». Вообще, у него был очень хороший, добрый и компанейский характер. Я пишу эти строки, вспоминаю все эти моменты, и у меня наворачиваются слезы. Он был, действительно, близким мне человеком. Он даже согласился быть моим доверенным лицом на выборах мэра. 1 мая в нашем офисе он написал заявление о том, что дает свое согласие, 2 мая его убили».

Вячеслав, простой в общении, всегда улыбчивый, готовый выслушать и высказать свое мнение или видение проблемы — притягивал к себе людей.

Благодаря усилиям депутата Вячеслава Маркина, в марте-апреле в Облсовете сформировалась группа, которая не допустила принятия инициированного А. Гончаренко (предателем одесситов, «бандеровским» холуем) — постановления о выделении дополнительных денег из бюджета на проведение АТО.

Во время событий 2 мая Вячеслав Владимирович находился на Куликовом поле. Как всегда он был улыбчив и внешне совершенно спокоен (говорю, поскольку не знаю, что творилось у него в душе и в мыслях). Пытался уговорить женщин уйти – не получилось. Вместе со всеми «куликовцами» зашел в Дом профсоюзов.

Во время полыхающего пожара выпрыгнул из горящего здания, (ориентировочно пролет между 2-м и 3-м этажами). Ему помогли подняться, он пошел. Но был очень искусно добит неонацистами (сильных ран на теле не было видно – лишь пятна крови и перелом руки). Судя по всему после того, как Вячеслав был избит на земле, он еще был в сознании и шевелил рукой. Потом его перенесли к скорой помощи. Но он еще ожидал (!) своей очереди в скорую, лежа на деревянной крышке от стола или щите. Кто знает, что еще могло произойти с ним за время ожидания скорой помощи…

Не приходя в сознание 3 мая около 4 часов утра Вячеслав Маркин скончался в больнице.

На сессии Одесского областного совета после событий 2 мая 2014 года депутатский корпус единогласно решил, что место Вячеслава Владимировича в сессионном зале останется за ним и табличка с фамилией Вячеслава Маркина всегда будет символизировать его присутствие.

N1MQxVWUCVg

Светлая память Вячеславу!

МИЛЕВ ИВАН ИВАНОВИЧ
05.06.1980 – 02.05.2014

DvD7iHAjKGk

Был гражданином Украины. Родился в Одессе в семье  мамы педагога и отца архитектора.

С 1987 по 1997 год учился в средней школе №80 города Одессы. Выделялся хорошими знаниями математики, физики, химии, географии. На уроках всегда старался помогать одноклассникам, в результате чего часто сам не успевал выполнить свои задания. Уже  со школьной скамьи для него на первом месте стояла помощь ближним даже в ущерб своим собственным интересам.

С 1997 – по 2001 год Иван учился в Одесском политехническом университете.

Иван не пил и не курил. Последнее место работы – Одесский авиационный завод, должность ведущий инженер-конструктор. Занимался разработкой узлов и деталей систем легкого самолета «Дельфин». Был талантливым человеком. Обладал нестандартным конструкторским мышлением, что ценилось коллегами по работе. На работе его называли большим ребенком за его правдивость, наивность и беззлобность.

Иван совершенно не выносил конфликтов, всегда стремился всех примирить. Всегда хотел и желал счастья окружающим его людям. Старался поднять настроение добрым словом или шуткой, делал какие-то невероятные подарки.

Иван не поддерживал радикальных и экстремистских действий, поэтому осуждал радикальные действия, проходившие на «майдане», был исключительно мирным человеком и хотел мира в первую очередь в Одессе и в Украине. Имел обостренное чувство справедливости.

2 мая поехал на Куликово поле, как сказал брату, «защищать Одессу». При себе не имел никакого оружия.

Тело Ивана очень обгорело. Опознать его удалось по остаткам вещей и экспертизе ДНК. Согласно судебно-медицинской экспертизе причина смерти наступила в результате удушья, но не угарным газом, но так ли это было на самом деле?

После смерти Ивана СМИ распространили лживую информацию, что Иван является гражданином Молдавии и приехал на Куликово поле за деньги. Это совершенная неправда. Он родился и жил в Одессе. Родственникам погибшего пришлось добиваться официального опровержения информации.

Светлая память Ивану!

МИТЧИК ЕВГЕНИЙ ВАСИЛЬЕВИЧ
21.01.1983 – 02.05.2014

ZXhrgnw1MdM.jpg

Был гражданином Украины. Родился в селе Саханское, Ширяевского района, Одесской области. Жил в селе Фонтанка в Одесской области. Окончил Петровский государственный аграрный техникум. Служил в учебном центре Сухопутных войск Вооруженных сил Украины «Десна» на Черниговщине. После службы работал в различных охранных структурах.

Был физически сильным, добрым, общительным и отзывчивым. Имел много друзей. Увлекался спортом и коллекционированием монет. Много времени уделял любимой собаке Шане. Заботился о своей больной маме. Планировал отправить её на реабилитацию в санаторий. А в дальнейшем закончить ремонт дома и жениться.

Но…, не судьба. Он погиб со своим другом-односельчанином Сергеем Мишиным (с которым они обеспечивали правопорядок на Куликовом поле) в Доме профсоюзов на 5-м этаже. По стандартному заключению судмедэкспертизы, без вскрытия тела, он погиб от газовых испарений.

tc15ymCk-fg

Светлая память Евгению!

МИШИН СЕРГЕЙ СЕРГЕЕВИЧ
01.02.1985 — 02.05.2014

iC7n0KaSQ-w

Был гражданином Украины. Сын главы сельского совета Фонтанки Коминтерновского района Одесской области.

Получил высшее экономическое образование, создал замечательную семью, боготворил свою маленькую доченьку, трудился без устали, чтобы жена и малышка ни в чем не нуждались. Был сотрудником частного охранного агентства.

С детства был увлеченным человеком. Больше десяти лет занимался спортивными танцами, был чемпионом Украины в своей возрастной категории. В газетной публикации друзья о нем написали так: «Он был жизнерадостным, всегда готов был помочь. Не каждый в наши дни так позаботился бы о своих друзьях и знакомых…»

До 2 мая 2014 года жена Сергея, Марина, называла себя самой счастливой девушкой на свете. Красивая свадьба, любящий муж, солнечная доченька и, наконец, второй ребенок, которого супруги ждали с небывалым трепетом.

По рассказу мамы Сергея, Надежды Филипповны, в тот страшный день, в «кровавую пятницу», Сергей отдыхал со своей семьей. Но тут раздался телефонный звонок: парня с двумя коллегами срочно вызвали на Куликово поле.

«Нам потом рассказали, что Сергей думал уже уходить, когда депутат облсовета Маркин попросил их остаться, чтобы обеспечить безопасность стариков и женщин, находящихся на Куликовом поле», – рассказывает Надежда Филипповна в интервью изданию «Одесская правда». – Ребята посовещались и решили помочь, но мы об этом даже не знали, Сережа не брал телефон…» — плачет безутешная мать. Потом Сергей оказался внутри горящего здания… В пожаре также погиб его близкий друг и коллега Евгений Митчик, который был крестным Маргариты и свидетелем на свадьбе. Сергей погиб в Доме профсоюзов между 4-м и 5-м этажами. Дочери сказали, что папу забрал к себе Боженька и так происходит со всеми хорошими людьми.

1 октября Марина родила замечательного сына. Несмотря на сильный стресс женщины, ребенок родился крепким и здоровым. По ее утверждениям – мальчик очень похож на своего папу, Сергея Мишина. Мальчика назвали Глебом – как мечтал об этом Сергей…

Светлая память Сергею!

НЕГАТУРОВ ВАДИМ ВИТАЛЬЕВИЧ
05.12.1959-02.05.2014

OEawORXqXZo.jpg

Одесский Поэт.

Был гражданином Украины. Вот как Вадим Витальевич с юмором писал о себе:

«Родился 5 декабря 1959 года. Случилось это в Одессе (я не старался – просто повезло). В этом Благословенном Городе отлично учился и честно женился. В Одессе живу и работаю. В Одессе хотел бы и умереть в свыше назначенный час…

За свою полувековую жизнь успел побывать строителем, кочегаром, охранником, научным сотрудником, преподавателем, «советско-армейским» офицером, инженером, программистом, милиционером, экономистом, «профессиональным командировочным» (объездил весь бывший Союз вдоль и – чаще –  поперек), бухгалтером, менеджером, торговцем ценными бумагами, финансовым аналитиком, директором нескольких фирм, финансистом… Пока остановился на финансовом консультанте и предпринимателе (хотя первое – постыдно, а второе, как в моем случае выяснилось, – больно и разорительно).

Имею два высших образования: математик и экономист.

Причастен к рождению трех замечательных дочерей.

Сочинял стихи всегда, сколько себя помню, хотя и не могу вспомнить, куда подевал записи. После определенных личных духовных событий, произошедших три года назад, стал относиться к этому делу весьма серьёзно, последовательно и трепетно…»

Вадим Негатуров печатался в журналах «Невский Альманах», «ЛЕГЕНС», в питерском сборнике «Огни гавани». Его стихи выходили в новгородской газете «Для Вас», в журнале «Новгород-литературный», в Международном Интернет-альманахе «LITERA» (Польша), в московском журнале «Меценат и Мир», в ставропольском издании «Южная Звезда», альманахе «Таёжный Костер» (г. Тавда Челябинской области), в журнале «Новгород-литературный», а также присутствовал на многих поэтических сайтах. Вадим Витальевич был участником Литературного объединения им. Ивана Домрина и членом Питерской академии русской словесности и изящных искусств. Как пишет Андрей Бениаминов на сайте Псковского регионального отделения Союза писателей России, Вадим Негатуров был первым поэтом, приславшим заявку на участие в псковском фестивале «Словенское поле» 2013 года.

Брат Вадима рассказал, что поэт был участником православной дружины. В его задачу входила охрана икон в лагере мирных протестующих. «Он постоянно участвовал в митингах на Куликовом поле. Иногда ночевал в палатках, когда в город приезжали ультрас. Говорил нам: «Я должен быть там, это мой долг».

2 мая   2014 года Вадим Негатуров отправился защищать родной город.

«Я еду спасать город. Там в центре уже разбирают брусчатку. Нужно быть там» -вспоминает слова отца дочь погибшего поэта, Надежда.

«Вадим узнал о том, что в одной из палаток хранятся иконы, — рассказал его родной брат Александр. — Тогда он позвонил маме, пообещал, что не будет ни во что вмешиваться. Встретив по дороге дочку, отдал ей деньги со словами «отнеси, на всякий случай, бабушке». Потом был звонок из Дома профсоюзов. Он успокоил мать: мол, все в порядке, мы тут в безопасности, а икона у меня в руках. Эта была последняя весточка от него».

Вадим Негатуров выпрыгнул из окна горящего Дома профсоюзов.

2 мая Вадим Витальевич скончался в реанимации одесской городской клинической больницы №10 от сильных ожогов (ожоги 2-3 степени) — более 50% его тела было обожжено. Поэт умер через два часа после госпитализации. Со слов врачей, если бы от ожогов его можно было спасти, причиной смерти стало бы отравление неизвестным газом.

У Вадима остались жена, трое дочерей, остались брат, и старенькая мать.

Вадим Негатуров умер на следующий день после того, как его «Марш Куликова поля» разместили на Псковском литературном портале. Слова произведения уже легли в основу гимна антимайдановцев.

 

В память о поэте Вадиме Негатурове, по инициативе известного российского писателя Сергея Шаргунова,  2 июля 2014 года в России учредили Международную литературную премию «Куликово поле» (в знак памяти о кровавой бойне 2 мая в Одессе) имени Вадима Негатурова. Призы в конкурсе будут присуждаться в трех номинациях: «Стихотворение», «Короткая проза», «Эссе».

Светлая память Вадиму!

НИКИТЕНКО МАКСИМ АЛЕКСЕЕВИЧ
28.10.1982 – 02.05.2014

bpLSyEaoWUA.jpg

Был гражданином Украины. Родился и жил в Одессе. Максим окончил электротехнический техникум. Работал строителем, а затем прорабом. Максим любил Одессу, любил людей и жизнь, стремился к лучшему. Был идеалистом, не отворачивался от зла, а пытался бороться с ним, верил в лучшее. Анонимно оказывал фонду «Пчёлка» [фонд помощи больным детям] материальную поддержку. В партиях не состоял, но был убежденным антифашистом.

На «куликовские» митинги Максим приходил с марта 2014 года. Поддерживал идеи Антимайдана: статус русского языка, федерализация, референдум. 27 апреля он принёс лист двп [древесноволокнистая плита — используется в строительстве, производстве мебели и т.д.] для Антимайдана, чтобы люди не спали на голом цементе.

В трагический день 2 мая он оказался в гуще событий. Вместе с остальными куликовцами отступил в Дом профсоюзов, когда на площади перед зданием появилась толпа неонацистов и стала жечь палаточный лагерь.

Именно Максиму принадлежат последние видеокадры перед бандеровским нападением на людей в здании Дома профсоюзов, а также уже внутри здания, где, например, видно как люди на 2-м этаже пытаются огнетушителем с окна потушить огонь у центрального входа в здание.

Максиму удалось спасти девочку, попавшую в Дом профсоюзов. Об этом его матери сообщила неизвестная женщина: «Спасибо вам за сына, я всю жизнь буду молиться. Он спас моего ребёнка».

Находясь в здании Дома профсоюзов, Максим позвонил жене и сказал: «Нас начинают убивать». Вечером второго числа мать не знала, что произошло. 3 мая утром она не смогла дозвониться сыну, его мобильный не отвечал. Позвонила жене, и та сказала: «Мы сейчас приедем». Мать Максима почувствовала недоброе. Она позвонила свекрови сына, чтобы узнать, где он. В ходе телефонного разговора мать услышала на заднем фоне голос, сообщивший, что Максим погиб.

Максим  не сгорел и не задохнулся в дыму. Он сражался до последнего, до оголённых костей на левой руке (Максим был левшой) пока во время боя его не столкнули из окна с высоты вниз.

Во время похорон Максима друзья семьи приподняли покрывало, которым было накрыто тело в гробу – ног не было.

iCl9tJoqW2g

Светлая память Максиму!

НИКИТЮК ДМИТРИЙ ИГОРЕВИЧ
08.08.1974 – 02.05.2014

Njzt0lGFwMo.jpg

Был гражданином Украины. Родился и жил в Одессе. Был инвалидом детства (ДЦП). Образование получил на дому. С детства любил животных, особенно собак. Освоил компьютер и охотно проводил время у монитора. Работал в оперном и кукольном театрах рабочим сцены, однако по состоянию здоровья был вынужден уволиться, т.к. не мог носить тяжести.

Примкнул к казакам. Был верующим человеком.

2 мая 2014 г. пришел на Греческую площадь, где начались столкновения со сторонниками Майдана. Затем вместе с друзьями отступил на Куликово поле. На видео запечатлена сцена — на входе в Дом профсоюзов высокий человек с крестом. Это Дмитрий. Вместе с другими сторонниками Антимайдана оказался внутри здания, когда украинские нацисты стали жечь палатки.  В здание Дома профсоюзов зашел, держа в руках икону.

Был найден на 5-м этаже. Сидел в углу, прикрывая лицо сожжённой рукой. Незадолго до смерти ответил матери на телефонный звонок: «Мама, не звони мне, я очень занят». Дед Дмитрия освобождал Одессу от фашистов. Внук погиб в неравном бою с бандеровцами.
Мать искала сына 3 дня, не зная, что с ним произошло на самом деле.

Тело не сразу привезли в морг, оно где-то находилось на протяжении 2 суток. С тела Дмитрия пропал серебряный перстень с крестом.

Светлая память Дмитрию!

НОВИЦКИЙ ВЛАДИМИР МИХАЙЛОВИЧ
25.07.1944 – 02.05.2014

RGWQ4Fgr-Cs.jpg

Среди погибших в пожаре оказался и 69-летний Владимир Новицкий.

Был гражданином Украины. Родился Владимир Михайлович в поселке Песчанка Винницкой области. В Одессу приехал поступать в Политехнический институт, да так и остался тут жить. Долгое время работал инженером в одном из научно-исследовательских институтов. Выйдя на пенсию, организовал частную фирму по ремонту крыш. Владимиру Михайловичу было 70 лет. Но ему никогда столько лет не давали. До последнего дня помогал своим работникам таскать на крыши рулоны рубероида. При этом сам всегда требовал качественной работы.

Его невестка – известный общественный деятель, председатель Одесского городского совета многодетных семей Алена Николаенко была одной из первых, кто после милиции и судмедэкспертов попали в сгоревшее здание. Именно ее фотографии сгоревших заживо людей облетели Интернет. Именно ее фотообвинения сейчас некоторые центральные СМИ пытались выдать за фейк, дескать, такого не было (Ну, конечно им из Киева виднее, что было в Одессе).

– Я сделала это ради Владимира Михайловича, люди должны были увидеть правду. Сжав волю в кулак, я прошлась по всем этажам. Было трудно, но пришлось заставить себя смотреть, – говорит она.

Алена рассказала, что ее свекор начал ходить на митинги Антимайдана с первых дней его основания. Никакого оружия у него не было, а сам Владимир Михайлович считал, что необходимо избежать конфронтации на улицах города.

Елена Николаенко говорит, что и она и ее муж просили Новицкого уйти с Куликова поля, когда в городе начались беспорядки, но он ответил, что беспокоится не стоит, так как люди тут настроены мирно и с активистами можно договориться.

– «Как я брошу людей?». Последний раз он говорил со своей женой, сказал ей: «Валя, не звони мне. Со мной все в порядке и говорить я не могу», – рассказала Алена.
После восьми вечера, когда Дом профсоюзов полыхал, Владимир Михайлович уже не отвечал на звонки.

Светлая память Владимиру!

ОСТРОЖНЮК ИГОРЬ ЕВГЕНЬЕВИЧ
12.07.1964 — 02.05.2014

1xRDwf6k5fg.jpg

Был гражданином Украины. Игорь из семьи одесситов, но родился в селе Деребчин Шаргородского района, Винницкой области. Мечтал о море. Закончил 17-е училище. Служил под Москвой, в Домодедово. После службы поступил в высшее морское училище, по окончании которого, в 1991 году, работал в Дунайском пароходстве.

После уничтожения американцами Югославии вернулся в Одессу и занялся предпринимательством.

Был глубоко верующим человеком, объездил многие монастыри России и Украины.

На Куликово поле пришел одним из первых. 25 февраля участвовал в организации палаточного городка. Офицерская палатка, в которой размещался гарнизон Куликова поля, была установлена на его средства.

Выпрыгнул из окна Дома профсоюзов, спасаясь от огня, и был добит бандеровцами.

vNLMaCEU__go.jpg

WOXuFNzCw3E.jpg

Светлая память Игорю!

ПАПУРА ВАДИМ  ВАДИМОВИЧ
24.07.1996 – 02.05.2014

AkoZYMosoes

Был гражданином Украины. Родился и жил в Одессе. О Вадиме говорят только хорошее: добрый, открытый человек, ответственный, аккуратный, галантный, порядочный и мужественный. Не пил, не курил, занимался легкой атлетикой. Вадим учился на политолога на первом курсе Одесского национального университета. Пробовал себя в КВН (клуб веселых и находчивых), участвовал в вузовской самодеятельности, мечтал стать военным пилотом. Сокурсники называли его храбрым идейным лидером, на которого многие равнялись. Всегда костюм, галстук и ровная осанка. Он осуждал нацизм и, будучи максималистом, пытался изменить мир к лучшему.

«У него были свои принципы и свои жизненные позиции и цели. Ему нравилось учиться в университете – он поступил на политологию. Вадим был разносторонним мальчиком – хорошо играл в шахматы, прекрасно играл на фортепиано. Причем, не так, как многие, «из-под палки». Он сам нашел класс, преподавателя, сам с удовольствием ходил на занятия» — вспоминает мама Вадима Папуры, Фатима. Вадик увлекался моделированием – собирал модели самолетов. Любил фильмы о Великой Отечественной войне. «Он первый посмотрел фильм «Брестская крепость», – рассказывает женщина. – Тяжелый фильм. Я не смогла смотреть, а он посмотрел от начала до конца и даже в конце прослезился – этот фильм раскрывает подвиг людей, солдат, офицеров».

В 16 лет Вадим Папура вступил в комсомол. Он самостоятельно нашел комсомольскую организацию, вступил в нее, в 2012 году даже побывал на съезде комсомольцев в Киеве.

«Он сам принял это решение, – делится Фатима. – Мы его поддерживали – ведь в принципах комсомола ничего плохого нет. Это действительно правильные позиции, вырабатывающие в человеке стержень. Все правильные и положительные принципы этого движения Вадик в себя впитал. Ведь чему учит комсомол? Быть честными, добрыми, относиться к людям с добротой, пониманием, добиваться своих целей. А ведь у большинства современной молодежи нет никаких границ и правил».

VLPbmIstOf0.jpg
Вадим с красным знаменем Компартии Украины возглавляет праздничную первомайскую колону, 1 мая 2014 год

Одноклассники также отзываются о Вадиме как о порядочном парне. Показателен случай, когда кто-то из одноклассников нецензурно выразился перед девочкой – и Вадим заставил его извиниться.

«Он ненавидел ругань, мат – особенно при девочках, – говорит Фатима Папура. – Кода мы с ним ездили вместе в маршрутках – он всегда выходил первым и подавал руку. Мы старались ему прививать мужские качества – быть галантным, помогать. Например, когда в школе были какие-то внеклассные собрания, уборки – он не позволял девочкам носить тяжелые ведра, всегда помогал им».

— Вадим был среди защитников ОГА, когда только ходили слухи, что административное здание могут захватить, — рассказывает однокурсник погибшего. — А во время инсценировки штурма даже ночевал в обладминистрации, а потом воодушевленно рассказывал, как ребята из «Беркута» делились с ним едой. Когда он стоял в охране, я звонил ему и просил уйти, но он ответил: «Здесь ветераны и священники, я не могу бросить свой город».

— Мой мальчик — борец за идею, он стоял за принципы, — всхлипывает мать Вадима, Фатима. — Вадюша верил, что нам помогут вернуть спокойствие. Но кто, если богатырей нет!

Из воспоминаний мамы Вадима Папуры – Фатимы:

«2 мая 2014 года была обыкновенная пятница – майский выходной. С утра ничего не предвещало беды. Родители затеяли генеральную уборку. Вадим, как обычно, им помогал. Затем засел за книги.

«Он говорил, что, может быть, пойдет дежурить в лагерь на Куликово поле, – вспоминает Фатима Папура. – Сказал – «Может быть, если мне позвонят». Когда начались события на Греческой – он был еще дома. Мы вместе смотрели прямую трансляцию по телевизору. Тогда я не могла представить, что будет такой ужас. Когда увидела, что на Греческой начали стрелять и разбирать брусчатку, то сразу поняла – это не одесситы. Потому что ни один одессит не будет так кощунственно относиться к родному городу».

Момент, когда Вадим ушел из дома Фатима Папура помнит смутно – он быстро собрался и незаметно ушел. Видимо, ему все-таки позвонили или написали в социальных сетях. Момент ухода Вадима из дома хорошо запомнила бабушка. На ее вопрос – «Куда ты идешь?», он ответил – «Я иду вас защищать». Больше родители Вадима живым не видели…

«Он позвонил из Дома профсоюзов. Сказал – «Мама, я на Куликовом поле, в Доме профсоюзов. Только, пожалуйста, не геройствуй, не приезжай сюда» – с горечью говорит Фатима. – Это был последний звонок».

Видя, как полыхает Куликово поле а, позже и Дом Профсоюзов, несчастные родители обрывали линии МЧС: «Посмотрите, Дом Профсоюзов полыхает! Там же люди!» В ответ они лишь услышали стальной голос диспетчера – «Да, спасибо». Звонки в милицию также были безрезультатны – там просто не брали трубку.

«После этого мы с мужем решили ехать на Куликово поле. Мы поехали спасать сына. Долго не могли уехать – не было ни маршруток, ни автобусов, ни такси. С трудом дождались трамвая. Приехали туда уже когда пожарные все потушили.

Я никогда не забуду тот ужас, который мы увидели на Куликовом поле. Оголтелая толпа… Настоящее зверье, даже хуже. Ведь звери убивают только тогда, когда голодны.

Там были молодые девушки. Хотя я их не могу назвать девушками – шестнадцатилетние малолетки. У меня в голове не укладывается, что они там кричали… Люди на крышах прятались – они их высвечивали фонариками, подначивали – «Давай, прыгай!»… Мы видели обгоревшего человека, который перевалился через окно и прикипел к подоконнику. Они на словах над ним глумились, светили фонариками на него… Там были настоящие фашисты. Потому что они шли убивать своих же граждан. Они целенаправленно шли убивать. И этот звериный оскал, ненависть… Безумные глаза, безумные выражения лиц…» – с трудом рассказывает Фатима Папура.

Происходящее казалось страшным сном. Но у родителей Вадима была одна цель – найти и спасти своего сына. Фатима Папура попыталась войти в Дом профсоюзов, но радикалы ее не пустили.

Надежда промелькнула, когда из сгоревшего здания милиция начала выводить «куликовцев». Около трех часов родители высматривали среди задержанных своего сына… Но безрезультатно. Вадима нигде не было.

«Нам безумно захотелось пить и мы пошли на вокзал купить воды. Когда возвращались – увидели, что с левой стороны Дома профсоюзов лежат погибшие. Их оцепил милицейский кордон. Мы прошли мимо. Муж спросил – ты ТАМ Вадика не видела? Я ответила, что нет. А потом… мы увидели на одном из погибших спортивные штаны нашего сына… И все поняли…»

Опознание, похороны – все это пронеслось перед несчастной женщиной как в тумане. Теперь для нее крайне важно, чтобы убийцы ее сына были найдены и наказаны по закону. Но в успешный исход расследования ей верится с трудом.

«Никто ничего не говорит. Я не хочу уже ходить к этим следователям, умолять их, выпрашивать… Реально следствие никто не ведет. Ведь так много видеоматериалов, где видны лица, видно, кто убивает. Есть конкретный видеоматериал человека, который задушил женщину в кабинете – есть данные о нем, адрес. Но он на свободе. Следствие спустили на тормозах».

По словам Фатимы Папуры, во время допросов следователь задавал ей лишь один вопрос: «Что Ваш сын делал на Куликовом поле?» «А что бы он там не делал – кто имеет право его убивать? Кто кому дал право совершать то, что случилось на Куликовом поле?» – возмущается женщина.

«У следователя я была 2 или 3 раза. Потом перестала ходить, потому что эти визиты были не очень приятными. Мой отец ходил к следователю, пытался что-то выяснить. Но никто ничего не говорит и не собирается.

Все прекрасно понимают, почему дело спускается на тормозах. Потому что «куликовцев» пытаются обвинить в сепаратизме, терроризме, что они сами себя подожгли. Но это бред. Никакими сепаратистами они не были. Ни о каком разделении Украины речи не шло. Там стояли против фашизма. Против того, что сейчас происходит в государстве. В стране разгуливает фашизм – откровенный и безнаказанный. Очень страшно, что там было очень много молодежи, которая продолжает разгуливать по улицам и чувствует свою безнаказанность. Они и дальше будут убивать людей. У них не будет никаких ограничений – ребенок это будет, или женщина, или старик. Власть не наказывает и не пресекает их преступления. И, к сожалению, чем больше проходит времени, тем меньше шансов на то, что когда-то восторжествует справедливость» – заключает Фатима Папура.

«Говорят, что теперь для многих антифашистов образ моего сына стал символом борьбы с фашизмом. И если это помогает в борьбе, я буду только рада. Потому что сейчас не так много тех, кто может объединять людей для благой цели, даже после своей смерти.

Мне очень его не хватает, – плачет женщина. – Мне очень тяжело без него. Не стало человека, ради которого мы жили. В Вадюше мы видели смысл своего существования, своеобразный итог нашей жизни. Я не пожелала бы никому пережить даже маленькую частичку того горя и отчаяния, которые поселились в моем сердце после 2 мая».

Напоследок Фатима вспоминает случай, произошедший накануне гибели своего сына. Вадим защищал курсовую работу по политологии. За нее комсомольцу поставили «четыре» и добавили еще один бал потому, что парень не отреагировал на написанные на листе бумаги слова «Комуняку на гиляку», который подняли его одногруппницы. Позже, на похоронах Вадима, девушки раскаивались за свой поступок, плакали. Но было слишком поздно…

Вспомните эти строки, когда в очередной раз у вас возникнет желание крикнуть оскорбления в адрес тех, чье мнение отличается от вашего.

5ARq1ZIEikU

А это уже две фотографии юного комсомольца после падения, как видно они разительно отличаются и четко показывают, что Вадим был зверски замучен фашистсвующими бандеровцами.

sULbDN99fPA  a__lEdcm__G74

У Вадима была насквозь пробита правая щека, разбит с правой стороны нос. Лицо Вадима, красивое при жизни, было изувечено «бандеровскими» нелюдями до неузнаваемости. Вдоль шеи несколько темных полос — следы от пореза (Как потом выяснилось из протокола судмедэкспертизы на шее Вадима «надета черная нить, на которой имеется православный крест деревянный, на котором из белого металла изображение распятия Христа», видимо «бандеровские» нелюди, из своих сатанистских побуждений, безуспешно пытались разорвать нить с крестом, о чем и могут свидетельствовать два пореза, которые не трудно увидеть на фотографии). Окровавленная правая рука. Слева на теле два странных отверстия-прокола, а может след от дробовика? А еще перебита нога.

Невозможно даже представить, что делали с попавшим в лапы кровавых «людоедов» юным «куликовцем»-антифашистом…

А вот что написано в результатах судебно-медицинской экспертизы (к сожалению, из лично увиденного мною, далеко не все описано): «На фрагменте свода черепа имеются множественные повреждения: вдавленные переломы левой теменной кости, вдавленный перелом передних отделов левой и правой теменных костей; линейные переломы: левая теменная кость в передних отделах; правая теменная кость в задних отделах; расхождения швов: венечного; стреловидного; затылочного.

Данные повреждения могли образоваться от многократных воздействий тупого предмета с ограниченной травмирующей поверхностью под различными углами к поверхности головы и различной силой, что обусловило полиморфизм повреждений.

Были установлены: ушибленные, резаные раны, ссадины головы, открытый многооскольчатый перелом свода с переходом на основание черепа, вдавленные переломы правой и левой теменных костей, диффузное субарахноидальное кровоизлияние, очаги ушиба левой височной доли и с элементами размозжения затылочных долей, жидкая кровь в желудочках мозга; закрытый щелевидный разрыв симфиза с внутренней поверхности; разрывы правого легкого у корня, печени, селезенки, поверхностные щелевидные разрывы у ворот почек; диффузные кровоизлияния легких сзади у корней; поверхностные резаные раны туловища.

Вместе с тем, при вскрытии были ещё обнаружены термические ожоги кожи II-III степени, около 25 % поверхности тела (лицо, шея, туловище, конечности), копоть на лице, в трахее, в крупных бронхах, на языке, которые свидетельствуют о воздействии пламени и о том, что незадолго до смерти Папура В.В. находился живым в зоне пожара.

Локализация, характер, массивность повреждений, количество излившейся крови в полости, а также обнаруженные при гистологическом исследовании вторичные периваскулярные кровоизлияния, очаги деструкции ткани мозга, выраженность клеточной реакции позволяют заключить, что смерть Папуры В.В. наступила после причинения повреждений через определенный промежуток времени, исчисляемый от нескольких минут до десятков минут.

Поскольку, все повреждения у Папуры В.В. прижизненные, а также с учетом отсутствия у него алкогольного и наркотического опьянения, то возникновение ожогов II-III степени, около 25 % на лице, шее, туловище и конечностях потерпевшего сопровождалось болью».

В Италии, в память о зверском убийстве на Куликовом поле юного комсомольца, Коммунистическая партия южного города Минервино Мурдже (область Апулия) 9 мая 2014 года решила назвать свою секцию Компартии имени «Пеппино Импастато и Вадима Папуры».

Вот публикация об этом на сайте Итальянской Компартии: «В процессе  гражданской инициативы, по случаю годовщины смерти Пеппино Импастато, молодого коммуниста и революционера, убитого буржуазной мафией Сицилии 9 мая 1978 года, товарищи по партии города Минервино Мурдже обнародовали свой выбор назвать местную ячейку Компартии имени «Пеппино Импастато и Вадима Папуры». Вадим Папура юный, семнадцатилетний украинец, активист Компартии Украины, убитый в пожаре, устроенном неонацистами и неофашистами в Доме Профсоюзов города Одессы, один из десятка жертв пожара, из которого препятствовали вырваться и спасти жизнь группы сквадристов [чернорубашечники, в Италии в период фашизма, члены фашистских боевых отрядов (сквадр), осуществлявших террор и насилие: убийства антифашистов, поджоги, запугивания, унижения], проплаченных сегодняшними подонками во власти в Украине с одобрения США, НАТО и ЕС.

История о Вадиме Папуре облетела весь интернет и стала известна многим. Неопровержимость обстоятельств, обязывает нас считать произошедшее жертвенным актом нашего юного товарища во имя прихода демократии и социализма. Чувство безграничного достоинства, которым этот юноша наполнил свою жизнь от начала и до конца, не позволило ему убежать после новости о приближающейся банде сквадристов.

Мы оплакиваем его как нашего товарища и нашего брата.

Эти два имени, Пеппино Импастато и Вадима Папуры, являются символом продолжения борьбы за воплощение в жизнь наших идеалов, они являются доказательством того, насколько велика и трагична история коммунистов, но также как важна молодежь в нашей борьбе, та молодежь, которую Ленин определил как самое яркое пламя революции.

По стопам Пеппино Импастато и на примере Вадима Папуры, Компартия Италии  продолжает свою борьбу за демократию, антиимпериализм и социализм».

Светлая память Вадиму, комсомольцу, самому юному из погибших куликовцев!

ПЕТРОВ ГЕННАДИЙ  ИГОРЕВИЧ
27.02.1985 – 02.05.2014

vNlLzwaY__ic.jpg

Был гражданином Украины. Родился в селе Новоалексеевка Татарбунарского района Одесской области в дружной многодетной семье (4 детей). Помогал родителям смотреть за младшими детьми. Учась в школе, занимался во Флотилии юных моряков. Очень хотел стать моряком, увидеть дальние страны.

Рано создал семью — женился в 18 лет. Пошел работать. В 20 лет поступил в среднюю мореходку (мореходное училище), где получил специальность электромеха­ника. Родилась дочь.

Всегда стремился самостоятельно обеспечивать семью, практически все в доме делал своими ру­ками. Был прекрасным семьянином, не пил, не курил, никогда не забывал о маме, сестрах и брате.

Позже родился сын. Мечта увидеть дальние страны, так и не сбылась. Работал на рынке «7-й километр» экспе­дитором. Увлекался рыбалкой, стрейтболом, любил животных.

Друзья отзываются о Гене как об открытом и общительном человеке. Обладал лидерскими качествами и обострённым чувством справедливости.

С марта участвовал в митингах Куликова поля, также помогал Одесской дружине. Был возмущен, когда сторонники «евромайдана» начали публично глумиться над памятью героев Великой Отечественной Войны и сжигать георгиевские ленточки. Ведь его дед прошёл 3 войны стрелком-радистом (самолёта), закончив службу в 1946 г. после японской войны.

Геннадий любил жену и детей. Его приводило в гнев наглое поведение Правого сектора, он прекрасно понимал, что это за люди: «Я не хочу, чтобы детей пугали, а над женой издевались».

Был с братом на Греческой площади, вместе с другими «куликовцам» и ребятами с «Одесской дружины». Во время столкновений ему звонили знакомые: «Гена, уходи!». Но он ответил, что уже поздно. Трагедия произошла около 17 часов. Геннадия поразили выстрелом в сердце, видимо метили в георгиевскую ленточку. Там, где он погиб, стена изрешечена пулями и дробью.

Из данных судебно-медицинской экспертизы: «одно огнестрельное ранение, пулевое, проникающее, слепое повреждение грудной клетки и брюшной полости в виде комплекса следующих повреждений (рана №5): повреждения мягких тканей 4-го межреберья с кровоизлиянием, повреждений околосердечной сумки, стенок левого желудочка сердца, грудного отдела аорты, левого купола диафрагмы, левой доли печени, дна желудка, повреждения с кровоизлиянием в окружающих мягких тканях тел 11, 12-го грудных позвонков, повреждение тела 12-го грудного позвонка, повреждения нижней доли правого легкого, размозжения мягких тканей с кровоизлияниями по ходу раневого канала, кровоизлияний в левую плевральную и брюшную полости;

ушибленная рана и ссадина головы;  кровоподтек и ушибленные раны правой надключичной области; кровоподтек передней поверхности грудной клетки справа, кровоподтек и ссадины правой голени.

Характер и локализация повреждений на голове, туловище и правой нижней конечности, позволяют исключить возможность их образования в результате однократного и одномоментного падения «с высоты собственного роста» на стену, землю, асфальтное, бетонное и другие покрытия, а также на бордюр, брусчатку и др.

Смерть Петрова Г. И. находится в прямой причинной связи с имевшимся у него огнестрельным, пулевым, проникающим, слепым ранением грудной клетки (рана №5) с повреждением левого желудочка сердца и грудного отдела аорты. Непосредственной причиной смерти Петрова Г. И. явилась острая кровопотеря».

Но родные не верили, что Гена погиб. Жена пыталась отслеживать его передвижения по телефону. Мужчину возили в машине, которая собирала трупы. Мать после звонка знакомых поехала в Еврейскую больницу. Думала, что сын ранен, но жив. Раненых везли туда десятками, но Гену мать среди них не нашла. Ей позвонили и сказали ехать в Валиховский переулок. Там мать увидела жену и двоих друзей. «Вы должны быть сильной…»

По факту убийства было открыто уголовное дело. Но его передали в Киев и спустили на тормозах.

Геннадий Петров пал в бою с украинским фашистами на Греческой площади и его подвиг

как и подвиг всех известных и пока еще безымянных погибших «куликовцев», не должен быть забыт – никогда!

Светлая память  Геннадию!

ПИКАЛОВА СВЕТЛАНА ВАЛЕРИЕВНА
04.03.1981 – 02.05.2014

sgHSz8Tzs5E.jpg

Была гражданкой Украины. Жила в Одессе. Мать двоих детей. Погибла Светлана в Доме профсоюзов на 5-м этаже. Официальное заключение о смерти: отравление газами и испарениями.

Светлая память Светлане!

ПОЛЕВОЙ ВИКТОР ПАВЛОВИЧ
19.09.1966 — 02.05.2014

eRJMj0n4vKY.jpg

Был гражданином Украины. Родился и жил в Одессе. Представитель православной палатки на Куликовом поле.

Виктор Полевой погиб 2-го мая в Доме Профсоюзов. Был обнаружен на 5-м этаже.

Причиной смерти являются отравление газами и испарениями, ожоги.

Светлая память Виктору!

ПОЛУЛЯХ АЛЛА АНАТОЛЬЕВНА
26.08.1962 – 02.05.2014

p0aYRRcw4Tg.jpg

Была гражданкой Украины. Родилась в городе Нежин в Черниговской области. Жила в Одессе. В Одессе поступила в  университет на химический факультет, после окончания учебы осталась жить в Одессе.

Алла приходила на все митинги и марши проводимые на Куликовом поле. Она была тихая, мирная, но что называется – верная, стержень был у человека внутри. Алла приходила на Куликово поле каждый вечер, после работы, брала небольшую пачку листовок и расклеивала по вечерам. Человек понимал, что это его долг и делал то, что он мог делать.

Как и многие куликовцы пришла 2 мая на Куликово поле, чтобы защитить антифашистский палаточный городок.

Алла Полулях погибла на 3-м этаже. Официальная причина смерти: отравление газами и испарениями.

OMR6X9lhQiw

Светлая память Алле!

ПРИЙМАК АЛЕКСАНДР ГРИГОРЬЕВИЧ
28.08.1945 — 02.05.2014

y-srZiI8saE.jpg

Был гражданином Украины. Родился в городе Бар в Винницкой области. После окончания средней школы переехал в Одессу, где окончил механический техникум. Работал по специальности на заводе «Кислородмаш». Жил в самом центре Одессы на Дерибасовской.

С «куликовцами» принял бой в центре города, на Греческой площади. Был ранен в голову, был наскоро перебинтован. Раненный, с перебинтованной головой, через бинты была видна кровь, из центра города пришел защищать палаточный городок на Куликовом поле.

Александр Приймак погиб в Доме профсоюзов между 3-м и 4-м этажами.

Светлая память Александру!

САДОВНИЧИЙ АЛЕКСАНДР  КУЗЬМИЧ
18.09.1954 – 02.05.2014

QqIowrJ0PjM.jpg

Был гражданином Украины. Родился в городе Котовск Одесской области. После окончания (в 1975 году) Одесского высшего командного артиллерийского училища проходил службу во многих регионах СССР. Закончил службу в родном ОВКАУ (являлся старшим преподавателем кафедры огневой подготовки).

В 1999 году в звании полковника уволился в запас. Последние годы проживал в г. Одессе.

Был трудолюбивым, миролюбивым и жизнерадостным человеком. Организовывал встречи одноклассников и однополчан. Увлекался рыбалкой. Ненавидел фашизм и несправедливость, поэтому и приходил на Куликово поле.

2 мая 2014 года укрылся с товарищами по общественной организации “Честь имею” в Доме профсоюзов и сдерживал натиск ворвавшихся в здание радикалов-нелюдей. Его действия помогли многим спастись на крыше. Остаться в живых самому было не суждено. По заключению судмедэкспертизы, отравлен газами на 5 этаже. В действительности — убитый и на 15% обгоревший. Даже хоронили в закрытом гробу.

C2dvJhK-PAk
Последние минуты жизни Александра Садовничего

Светлая память Александру!

ШАРФ ТАРАС  ВЛАДИМИРОВИЧ
12.06.1973 — 10.05.2014

Был гражданином Украины. Одессит, высшее образование. Работал менеджером. Был порядочным и весёлым человеком с большим чувством юмора. Любил жизнь и родной город. Считал насилие неприемлемым способом для решения общественных проблем.

Получил травмы, пытаясь спасти из огня в Доме профсоюзов незнакомую девушку.

Умер в больнице 10 мая 2014 года. Официальное заключение о смерти: ожоги III степени, термоингаляционная травма, ожоги дыхательных путей III степени.

Из протокола судебно-медицинской экспертизы: «Из представленной медицинской карты больницы № 10 стационарного больного №4601, известно: 02.05.14 г. в 21:30 Шарф Т.В. машиной СМП доставлен в ГКБ №10. Запись врача приемного отделения. Травму получил во время пожара примерно 30 мин назад. Объективно. Состояние тяжелое, обусловлено площадью и глубиной поражения. Больной в сознании, возбужден, мечется. Кожные покровы бледные, язык сухой, обложен копотью. Дыхание жесткое, хрипов нет. Деятельность сердца ритмичная, тоны глухие. Живот не вздут, мягкий. Локально. Ожоговые раны на лице, шее, туловище, обеих нижних конечностях, площадью 35% поверхности тела, багрово-красного и розового цвета. Волосы на голове, ресницы, брови – обгоревшие.

05.05.14 г. в 11:55 – 12:35 произведена операция (…)

06.05.14 г. в 12:30 запись пульманолога. Больной в состоянии медикаментозного сна. Общее состояние больного тяжелое. Беспокоит кашель с отхождением мокроты с примесью крови. Над легкими дыхание жестковатое с рассеянными, сухими хрипами, в нижних отделах ослабленное.

07.05.14 г. в 11:50-12:50 произведена операция (…)

10.05.2014 г. в 12:00 запись дежурного анестезиолога. Общее состояние больного крайне тяжелое, критическое (…) В 12:30 наступила биологическая смерть».

Светлая память Тарасу!

ЩЕРБИНИН МИХАИЛ ИВАНОВИЧ
08.12.1956 – 02.05.2014

C7r0dcpKbNE.jpg

Был гражданином Украины. Михаил Иванович – коренной одессит, жил на Пересыпи (старый район города). После того, как окончил среднюю школу – поступил на курсы машинистов железнодорожного транспорта. Затем служил в рядах Вооруженных сил СССР (в береговой артиллерии Северного флота). Уволившись в запас, вернулся в Одессу и работал машинистом тепловоза, водителем троллейбуса, а последние годы – слесарем. Когда у него появлялась свободная минутка, помогал своему другу-телеоператору.

В Доме профсоюзов Михаила убили, а потом сожгли. Он обгорел до неузнаваемости. Тело Михаила Ивановича опознали с трудом: по зубам и послеоперационным шрамам.

yBe2n8GaqT0
Последние минуты жизни Михаила Щербинина

Светлая память Михаилу!

ЯВОРСКИЙ НИКОЛАЙ АНАТОЛЬЕВИЧ
02.01.1976 — 02.05.2014

OdPDsYdEBxc.jpg

Был гражданином Украины. Родился в Одессе в семье рабочих. По окончании средней школы №33 учился в Одесском профтехучилище №16, где получил специальность электросварщика.

В 1995 году был призван для срочной службы в вооруженные силы Украины.
С 1998 года до последних дней жизни, проходил службу в Министерстве чрезвычайных ситуаций (МЧС) Украины на должности старшего пожарного Малиновского района Одессы.

За 16 лет службы принимал участие в тушении сотни пожаров, на его счету десятки спасенных жизней. В 2009 году за доблестный труд был награжден почетной грамотой начальника МЧС Украины в Одесской области.

О нем отзываются как о добром, отзывчивом человеке, который в любую минуту был готов прийти на помощь друзьям и знакомым.

Николай был любящим мужем и отцом, заботливым сыном.

Пожарный погиб при исполнении служебных обязанностей 2 мая 2014 года в Одессе в районе Торгового центра «Афины» на Греческой площади.

Николай был застрелен в спину. К такому выводу приходит эксперт судебно-мединцинской экспертизы: «Исходя из локализация повреждений (на заднелевой поверхности тела) в момент получения их Яворский Н.А., вероятнее всего был обращен заднелевой поверхностью тела к дульному срезу оружия».

По данным судебно-мединцинской экспертизы Николай получил 5 огнестрельных ранений и травму конечностей:

«1. Огнестрельное картечное слепое проникающее ранение туловища (рана №1). По ходу раневого канала имеется повреждение брюшины, правой доли печени, диафрагмы, пристеночной плевры, 10-го правого ребра и слепо заканчивается в мягких тканях около повреждения ребра, где обнаружен круглый снаряд из серого металла, незначительно деформированный, диаметром около 0,9 см.

2. Огнестрельное картечное слепое проникающее ранение спины (рана №2). Раневой канал раны проникает в полость спинномозгового канала, где слепо заканчивается, там же обнаружен снаряд свободно располагающийся на задней поверхности мозгового конуса спинного мозга, не повреждая его. Снаряд из серого металла, круглой формы, значительно деформированный, диаметром около 0,8 см.

3. Огнестрельное картечное слепое ранение ягодиц. Раны № 3, № 4 и № 5 имеют общий прерванный раневой канал, идущий в мягких тканях ягодиц (правой и левой), направление его слева направо, несколько сверху вниз и слепо заканчивается в мягких тканях правой ягодицы, где обнаружен деформированный снаряд полушаровидной формы, диаметром 0,9 см, высотой 0,5 см из серого блестящего металла.

4. Огнестрельное картечное слепое проникающее ранение груди (рана №6). Раневой канал проникает в левую и правую плевральную полости с кровоизлиянием в них, по ходу его имеется повреждение пристеночной плевры левой плевральной полости, левого легкого, аорты, правого легкого, пристеночной плевры правой плевральной полости, 1-го правого ребра и слепо заканчивается в мягких тканях около 1-го правого ребра, где обнаружен снаряд из серого металла, деформированный, круглой формы диаметром около 0,9 см.

5. Огнестрельное картечное слепое ранение левого бедра (рана №7). По ходу раневого канала имеется повреждение мягких тканей левого бедра и бедренной кости. Раневой канал слепо заканчивается в толще губчатого вещества дистального отдела диафиза левой бедренной кости, где обнаружен значительно деформированный снаряд из серого металла, размерами 1х0,9х0,3 см.

Смерть Яворского Н.А. находится в прямой причинной связи с огнестрельным слепым картечным ранением груди (рана № 6) проникающим в плевральные полости с повреждением аорты. Непосредственной причиной смерти Яворского Н.А. явилась острая кровопотеря».

Светлая память Николаю!

ЯКОВЕНКО ИРИНА ВЛАДИМИРОВНА
07.09.1959 — 02.05.2014

H-5KzE5KP4E.jpg

Была гражданкой Украины. Родилась и жила в Одессе.

Со слов дочери  Ирины Владимировны, Алены: «В 1975 году окончила школу №46, а затем культпросветучилище им. Данькевича. В 1989 году вышла замуж, родила меня. Работала в Одесской Областной Универсальной Научной. Библиотека (ООУНБ) им. Грушевского библиотекарем [по старому «Ленинка» (библиотека имени Ленина), например, я и многие коренные одесситы называем ее так и сейчас].

Мама была простой, честной и добродушной. Никогда не отказывала в помощи другим. Своим оптимизмом заряжала близких на позитив, стойко переносила лишения и тяготы, которые были. Всю себя посвятила мне, была самой верной и предан­ной подругой. В трудные минуты мы поддерживали друг друга, всегда были вместе.

На Куликово поле мама ходила с воодушевлением, верила, что может быть услышана власть имущими, радовалась этой возможности как ребенок.

Своей любовью и самоотверженностью мама служит мне маяком в океане жизни даже после смерти… Единственный вопрос, который мучает: «Зачем ее, простую одесситку, заду­шили изверги и почему меня не было рядом?»

Мамочка, родная, прости. Ты в моем сердце навсегда».

__6ql1PxtNVQ

Светлая память Ирине!


Не случилось страшного, мир не рухнул в трещину.
В Доме профсоюзов убивали женщину.
Голос бил отчаянно из окна открытого.
Отвечала хохотом сволота пропитая.

Жизнь текла, как принято и не видя бедствия,
Все снимал на камеру человек ответственный.
Это не ненависть, нет этому названия.
Доносился крик людей из чумного здания.

Смерть туда наведалась, испугалась искренне.
Хоть привыкшая была и к огню, и к выстрелам.
Там шкварчали, жарились, задыхались криками…
Убивали женщину, пламя рдело бликами.

На столе распятая, кем-то дико выгнута,
Умирала женщина, нелюдьми настигнута.
Кто-то крикнул: «Кончена!» Что еще сказать?
Им же надо трупов больше показать.

Все текло, как принято, мир не рухнул, ЛЮДИ,
Убивали женщину!!! Что же дальше будет!!!???

Ульяна Копытина (Бишкек, Киргизия)


ЭПИЛОГ

Реакцией на кровавое преступление, совершенное в Одессе 2 мая 2014 года пронацистскими боевиками и сторонниками «евромайдана» и киевской власти является название 20 ноября 2014 года в итальянском городе Чериано Лагетто (область Ломбардия, провинция Монца и Брианца) площади имени «Мучеников Одессы» со следующим пояснением: «Во время одесской резни, в период Холокоста, было уничтожено еврейское население украинского города Одессы и его окрестностей. Эпизодом колоссального зверства, произошедшего 22 октября и 24 октября 1941 года, является проведенная  карательная акция в ответ на диверсию партизан, количество убитых евреев, во время которой, составило от 25 до 34 тысяч, часть из них была убита, часть сожжена оккупационными  румынскими и немецкими властями. По общим сведениям в зоне между реками Днестр и Буг за весь период одесской резни можно сказать об уничтожении порядка 100 тысяч евреев, граждан советской Украины. На 10 апреля 1942 года в Одессе осталось только 703 еврея. Этим названием нашей площади, мы также хотим напомнить о мучениках уже нынешнего времени, о бойне произошедшей 2 мая 2014 года.

2 мая 2014 года в Одессе, после жестокого столкновения между автономистами [жителями города, которые были за федерализацию] и сторонниками киевского самопровозглашенного правительства, безоружная группа пророссийских манифестантов укрылась в Доме Профсоюзов. Толпа, состоящая из футбольных ультрас, неофашистских экстремистов и сторонников киевского самопровозглашенного правительства, окружила это здание и подожгла его, забросав «коктейлями Молотова». Из заблокированных в здании людей 38* человек были убиты: сожженные заживо, задохнувшиеся от огня или разбившиеся на земле, в отчаянной попытке вырваться из огня, выбрасывающиеся из окон (по свидетельству очевидцев, выжившие после падения были бы забиты нападавшими на них)».

О своем решении коммуна города, в лице ее асессора [советник мэра коммуны] Марины Миланези 19 января 2015 года сообщила известному итальянскому журналисту и публицисту Джульетто Кьезе. После этого новость о названии улицы в итальянском городе Чериано Лагетто имени «Мучеников Одессы» стала известна во всем мире.

Джульетто Кьеза выразил мэрии города огромнейшую благодарность, но также и внес небольшое, но на мой взгляд очень важное *«уточнение: к сожалению, количество погибших было намного большим. Условное наклонение [касается фразы «выжившие после падения «были бы» забиты нападавшими на них»] должно быть забыто. Киевское правительство не провело никакого расследования. Европейский союз, своим молчанием, растоптал демократическую Европу».

Позже Джульетто Кьеза и мэр города Чериано Лагетто, Данте Каттанео выразили надежду, что данная инициатива будет подхвачена и другими европейскими городами.

И вот уже 19 февраля 2015 года в другом итальянском город с мировым именем, Милане, также решили увековечить память замученных одесситов, назвав один из городских садов имени «Мучеников Одессы».

Сообщение об этом было размещено Партией Коммунистического Возрождения Италии на своей страничке в facebook: «Совет 8-го района одобрил инициативу, выдвинутую товарищем Алессандро Бескапэ (группа Компартии и Партии коммунистического возрождения), который призывал к созданию в своем районе [8-м районе Милана] Городского сада, посвященного жертвам репрессий против евреев в 1941 году и жертвам поджога в Доме профсоюзов в 2014 году».

А уже 2 мая 2015 года в годовщину одесской бойни в городке Чериано Лагетто «на площади имени «Мучеников Одессы» открыли монумент в память о трагических событиях, которые случились год назад, – рассказывает мэр города. – Этот памятник, дар писателя Николая Лилина (русский писатель, живущий в Италии)». Монумент состоит из бронзовой композиции изображающей огонь, внутри, которого находится силуэт голубя.

0b__P__Afl1yY


РЕКВИЕМ

Слышите голос и стоны
Братьев, сестер, матерей
Растерзанных и сожженных.
Мирных одесских людей?

Мамочка, тебе страшно?
Ты почему-то кричишь…
Мамочка, дорогая,
Как мне тебя защитить?

Я еще не родился
Крохотный я такой.
Я бы тебе пригодился…
Мамочка, что с тобой?

Пап, это я непутевый
Твой непослушный сынок.
Молча смотреть на фашистов
Папка, прости я не смог.

Вышел сказать свое слово.
Только не дали сказать.
Пап, ты придумай чего-то,
Чтоб не расстраивать мать.

Внученька, мой цветочек,
Я задыхаюсь в дыму
Вязала тебе носочки.
Теперь уж не довяжу…

Господи! Чей это голос?
Сердце трепещет в ответ:
«Пустите меня, там дочка…»
Мама, не надо. Нет!

Кто-ни будь помогите!
Выведите детей!!!
А я вам за них отстрадаю
Сколько хотите смертей…

Любимая, я приготовил
Тебе охапку роз
Как облако белоснежное
Жалко, что не принес…

Пепел невинно сожженных
В наших сердцах стучит.
Чтобы на веки помнить.
Чтоб никогда не забыть!

Стихотворение было размещено возле Донецкой областной государственной администрации

hatyn__1

Помощь авторам:

Яндекс-Кошель — 410011498373694

QIWI (для Украины) — +380990425784

QIWI (для России) — +79123753008

Карта Сбербанка РФ — 4276 2700 1363 5238

Источник: Блог Алексея Ивакина :  Часть 1 ,   Часть 2 ,   Часть 3 ,   Часть 4

Социальные комментарии Cackle