История Отечества-10

11.01.2016 05:45

Вернуться назад Комментировать

Революции 1917 года.

Начавшаяся в феврале 1917 года вторая революция в России привела в движение широчайшие массы. Недостаточно грамотные слои рабочих, крестьян, зажиточных слоев населения группировались вокруг различных политических партий, которые вели ожесточенную борьбу за власть. В ней участвовали как украинские национальные силы разной политической окраски, так и представители основных общероссийских политических лагерей: консерваторы (монархисты), реформаторы-либералы (кадеты), умеренные революционеры-социалисты (эсеры, меньшевики), радикальные революционеры (большевики, левые эсеры, анархисты).

После свержения царизма 2 марта 1917 было образовано переходное Временное правительство, которое должно было обеспечить проведение демократических выборов в Учредительное собрание, призванное стать новой высшей законодательной властью страны. Считая себя правопреемником царского, Временное правительство стремилось сберечь контроль над всеми территориями империи, в том числе и Украиной. Для этого в уездных центрах были созданы «гражданские» и «общественные» комитеты, а также назначены губернские и уездные комиссары – представители Временного правительства на местах, замещавшие ликвидированную царскую администрацию.

1—2 марта (по данным «Истории Луганского края») или 3 марта (по данным А.Климова) общественный комитет в составе 25 человек был создан и в Луганске. В него вошли деятели земской управы Спанов и Куприянов, купец Мальцев, товарищ прокурора Оловягин, а возглавил комитет крупный помещик Кудряшов. Комиссаром Временного правительства в Славяносербском уезде был назначен социалист-революционер Нестеров. По данным А.Климова, в комитет вошли представители от рабочих: Иван Алексеев, Зиновий Ляпин, А.Руденко, от интеллигенции – В.Кименталь, В.Зленко, а председателем стал кадет М.Агапов. Комиссаром Временного правительства в уезде был назначен губернский секретарь М.Кудрянов.

Одновременно с этим в городах, поселках, рудниках начали создаваться советы рабочих депутатов. Первоначально в их составе преобладали представители умеренных социалистических партий: эсеров и меньшевиков. В избранном 8 марта Луганском совете численностью в 60 депутатов большевики составляли лишь четверть – 15 депутатов. И первым председателем Совета стал меньшевик Г.М.Ларин-Римский (редактор местной газеты «Донецкая жизнь»). Однако вскоре начали вскрываться факты его сотрудничества с полицией и в мае 1917 политическая карьера журналиста завершилась – председателем стал бывший депутат Госдумы меньшевик Иван Нагих, через месяц уступивший пост своему однопартийцу губкомиссару Антону Нестерову.

В марте–апреле Советы были созданы в Лисичанске, Кадиевке, Сорокино, Брянке, Криндачевке, Сватово, Екатеринодоне и других населенных пунктах. Некоторые из них – Брянский, Кадиевский, Ровеньковский волостные советы рабочих и крестьянских депутатов — возглавили большевики; другие – эсеры и меньшевики. Первый Алчевский Совет, например, возглавил преподаватель коммерческого училища меньшевик Сидоров. В Лисичанский совет вошло 17 рабочих (из 45 депутатов), среди которых вообще не было большевиков. И если большевики стремились превратить советы в органы власти на местах, то меньшевики и эсеры через них поддерживали Временное правительство и направляли их работу на решение неотложных проблем населения.

В апреле 1917 г., по инициативе вернувшегося в Россию В.И.Ленина, большевиками был определен новый политический курс, заключавшийся в полном отказе от какой-либо поддержки Временного правительства, требовании перехода всей полноты власти к советам, через которые они намеревались прийти к власти, осуществить «диктатуру пролетариата» и отстранить от государственного управления иные политические партии.

Влияние большевиков на Луганщине стремительно росло. Если на момент Февральской революции их было не более 100 человек, то в апреле численность организации возросла до полутора тысяч, а к 6 съезду РСДРП (июль) насчитывалось 2596 членов партии. 15-16 мая прошла первая районная партконференция, собравшая представителей от 7 подрайонов, райком возглавил известный еще со времен Первой революции большевистский лидер Клим Ворошилов. Одновременно проходила и первая районная конференция Советов, на которой присутствовали делегаты от 11 подрайонов – Луганского, Белянского, Кадиевского, Донецко-Юрьевского, Марьевского, Лисичанского, Лозово-Павловского, Екатеринодонского, Горско-Ивановского, Верхнянского, Сорокинского. Председателем районного бюро также стал Ворошилов. Под его руководством начала издаваться газета «Известия», а с 1 (14) июня – «Донецкий пролетарий» (нынешняя «Луганская правда»), редактором которой был Абрам Каменский.

Абрам Захарович Каменский (1885-1938)

Родился в Луганске, член РСДРП с 1905 (меньшевик-интернационалист, с 1917 большевик). Участник Темерницкого восстания 1905 года в Ростове. Затем жил в Луганске, с марта 1917 депутат первого Луганского Совета, с июля – секретарь Луганского горкома и член Донецко-Криворожского обкома большевиков, редактор газеты «Донецкий пролетарий». Делегат 6 съезда РСДРП (август 1917), где выступал с докладом от Донбасса. С января 1918 член правления национализированного Паровозостроительного завода Гартмана (Луганск). В марте-апреле 1918 народный комиссар государственного контроля Донецко-Криворожской Республики. Позже комиссар 5 Армии, управделами РВС Северо-Кавказского округа, участник гражданской войны. Примыкал к «военной оппозиции». С марта 1919 заместитель наркома национальностей РСФСР Сталина. В июне 1919-апреле 1920 управделами РВС Южного и Западного фронтов, затем снова замнаркомнаца. С 1921 начальник Главного управления учебных заведений легкой промышленности. С 1927 по 1933 — директор Всесоюзной Промышленной академии. В 1928 участвовал в составлении первого издания «Истории гражданской войны». С 1936 года работал в наркомате финансов РСФСР, начальник Отдела финансирования культуры и член Коллегии НКФ. Был делегатом VIII и IX съездов партии. Арестован 6.11.1937 в Москве, приговорен за троцкизм к ВМН 9.02.1938 и в тот же день расстрелян на Коммунарке. Посмертно реабилитирован в 1956.

С первых дней революции на Украине, благодаря наличию национальных сил, возникло даже не «двоевластие», а «троевластие» - в Киеве был создан общеукраинский общественно-политический центр – Центральная Рада, возглавившая движение за достижение автономии, которая предполагалась в границах 9 малороссийских губерний, в том числе Екатеринославской и Харьковской, куда входила большая часть современной Луганщины. Однако Временное правительство негативно отнеслось к требованиям автономии Украины.

В таких достаточно сложных условиях большевики развернули работу по завоеванию масс, привлечению их на свою сторону. С этой целью они приняли активное участие в восстановлении профсоюзов, создании завкомов и рудкомов, которые в течение марта были сформированы почти на всех предприятиях и решали вопросы снабжения рабочих продовольствием, увеличения зарплаты, регулирования продолжительности рабочего дня, улучшения условий труда, а в некоторых случаях устанавливали контроль над производством. В последующем были созданы районные и центральные советы фабрично-заводских комитетов. Правление воссозданного в Луганске профсоюза «Металлист», объединившего около 12 тыс. металлистов Славяносербского уезда, возглавил большевик Иван Литвинов, советом старост (завкомом) завода Гартмана руководил большевик Иван Вершин.

Национальные силы в Донбассе были откровенно слабы и опирались преимущественно на тыловые подразделения украинизированных воинских частей. В Луганске таковым являлся 25 запасной Бахмутский полк, командир которого В.Малашко объявил себя украинским эсером, куренным атаманом местного «вільного козацтва» и председателем «повітової ради». Никаким реальным влиянием этот орган, правда, не обладал и бесшумно распался вскоре после Октябрьской революции. Некоторая поддержка «украинскому движению» на Луганщине была распространена только среди железнодорожных рабочих, которых возглавлял некий В.Горбачев, «голова залiзничноï спiлки». Когда на Первомайской демонстрации в Луганске местная украинская группа появилась со своим сине-желтым флагом, рабочие потребовали его снять, ибо «на рабочей манифестации могут развиваться только красные знамена».

Гораздо большей популярностью пользовалось областное объединение Советов Донбасско-Криворожского региона. С самого начала революции на украинских землях сложилось определенное «двоецентрие». Юго-Западный край объединял сельскохозяйственное украинское Правобережье и центр с Киевом, Донецко-Криворожская область – промышленный русскоязычный Юго-Восток, ядром которого был Донбасс. Административная раздробленность Донецко-Криворожского промышленного узла между Харьковской, Екатеринославской губерниями и Областью Войска Донского волновала еще царское правительство, поэтому уже в первые дни после Февральской революции 1917 года Временное правительство 3 марта учредило особый Донецкий комитет, объединивший хозяйственное управление Донецким угольным и Криворожским рудным бассейнами, во главе с инженером М.Чернышовым. 15-17 марта в Бахмуте (Артемовск) состоялась 1 конференция Советов Донбасса, собравшая 132 делегата от 48 Советов региона. Был учрежден единый координационный орган – Информбюро во главе с представителем партии Бунд и созданы 6 районных объединений Советов. Побывавший тогда в Юзовке представитель Харьковского Совета «предложил организацию Областного Совета в Харькове в составе губерний: Харьковской, Херсонской, Таврической и Екатеринославской».

А 25 апреля-6 мая в Харькове прошел уже 1 Съезд Советов Донецко-Криворожской области, учредивший объединенный Исполком и стройную систему райсоветов. Председателем Областного совета и Облисполкома стал эсер Лев Голубовский. В течение 1917 года прошло еще 2 съезда (6-12 октября и 9-11 декабря), окончательно оформившие структуру власти в Дон-Кривобласти.

В городах начали создаваться вооруженные рабочие дружины, самая крупная, луганская, к лету насчитывала около 300 человек. Алчевская «рабочая дружина Красной гвардии» во главе с Александром Строкотенко насчитывала более 100 человек. В июле Временное правительство начало наступление на левые силы. В качестве давления на трудящихся промышленниками были применены массовые локауты и саботаж. Шел процесс свертывания производства. К концу июля было остановлена работа на большинстве шахт, многих заводах, в частности, на Алмазнянском металлургическом; более чем на треть сократился вывоз угля. Сотни безработных были выброшены на улицу. Для наведения порядка в Донбасс были введены казачьи части. В этих условиях по предложению В. Ленина большевистская партия начала подготовку вооруженного восстания с целью свержения Временного правительства и захвата власти.

Позиции большевиков на Луганщине постепенно укреплялись, о чем свидетельствовали муниципальные выборы. На состоявшихся 6 августа выборах в городскую думу Луганска из 75 избранных гласных 29 были большевиками. Эсеры совместно с еврейской партией «СЕРП» получили 18 мандатов, меньшевики и бундовцы – 10; кадеты – лишь 2 места. Председателем думы 23 августа был избран К. Ворошилов, городским головой – большевик Александр Червяков. Луганск стал первым городом на Украине, где гордуму возглавил большевик.

Александр Иванович Червяков (1890-1966).

Родился в Луганске, в гимназическом возрасте стал свидетелем бурных событий Первой русской революции. После поступления в 1909 в Военно-Медицинскую академию (Санкт-Петербург) принял активное участие в студенческом движении и был исключён. Вскоре Червякову удалось поступить на юридический факультет Московского университета, после успешного окончания которого он работал по специальности в Луганске. В апреле 1917 вступил в РСДРП(б). С 1 июня член редколлегии газеты “Донецкий пролетарий”, вел большевистскую агитацию среди выздоравливающих солдат местного госпиталя, выступал на уездном крестьянском собрании за «революционное единство рабочих и крестьян». 25 июня выступал на митинге на Преображенской площади. После победы большевиков на выборах в городскую думу в августе Червяков занял пост городского головы Луганска. После создания в марте 1918 Луганского областного Совнаркома занял в нем должность наркома внутренних дел (до 1 апреля), затем юстиции. После отступления на Восток в июне 1918 был утвержден Дзержинским на посту председателя Северо-Кавказской окружной ЧК, принимал непосредственное участие в ликвидации антибольшевистского заговора в сентябре 1918, в ноябре 1918 ездил в Москву на совещание работников ВЧК, где Ленин выступал с докладом о необходимости союза рабочего класса со средним крестьянством. После восстановления Советской власти на Украине в 1919 Червяков вернулся сюда, работал зампредседателя ВУЧК и членом коллегии НКВД. После окончания гражданской войны в 1921 на партийной работе в Житомире, затем в Комиссии по борьбе с голодом в Запорожье. В 1922 был избран членом ВУЦИК, с 1923 – на ответственной советской работе. С началом Великой Отечественной войны вступил добровольцем в народное ополчение Москвы, участвовал в боях. Позже служил в штабе тыла Красной Армии, в отдельном управлении 3 Ударной армии, был награжден Орденом Красного Знамени. После войны в 1947 перешел на преподавательскую работу, выпустил монографию "1917 год в Луганске" и защитил кандидатскую диссертацию по истории. Умер в Москве.

Ожесточенное идеологическое противостояние иногда перерастало в физическое. В мемуарах многих участников революции упоминается эпизод в июне 1917 года, когда на одном из заседаний Совета Ворошилов, как бывший слесарь, полез с кулаками на председателя Нестерова. Через несколько дней разборка повторилась на митинге: 25 июня Нестеров, выступивший с призывом “держать грудь единения с Временным правительством”, был стащен с трибуны негодующими демонстрантами. Отметим, что в поселке Юзовка (нынешний Донецк) в тот же день антивоенная демонстрация под лозунгами недоверия Временному правительству была разогнана милицией, разгромлен дом райкома РСДРП(б) который возглавлял Яков Залмаев.

В обстановке нараставшего противостояния правящая в России верхушка попыталась установить военную диктатуру, выдвинув в диктаторы генерала Лавра Корнилова. Большевики предприняли энергичные действия по организации вооруженного отпора корниловскому мятежу. 29 августа в Луганске из представителей Совета рабочих и солдатских депутатов, городской думы, заводских комитетов был создан Комитет спасения революции, принявший всю власть. Комиссар Временного правительства Нестеров был арестован, а затем вынужден покинуть город; прекратил существование «общественный комитет». Были арестованы прокорниловски настроенные офицеры местного гарнизона, представители крупной буржуазии и высшие чиновники; в банк, почту, телеграф для пресечения попыток саботажа направлены комиссары комитета; красная гвардия взяла под охрану фабрики, заводы, железную дорогу. Для руководства отрядами Красной гвардии, созданными на базе существовавших ранее боевых рабочих дружин, был образован штаб во главе с А.Пархоменко. 14 сентября смотр боевых рабочих дружин Алмазнянского металлургического завода, Брянского рудника, шахт и заводов Лозовой Павловки провел Лозово-Павловский ревком.

После провала корниловского путча большевики укрепили свои позиции, изменили политические лозунги, пообещав в случае прихода к власти немедленно прекратить войну, осуществить ликвидацию помещичьего землевладения и уравнительный раздел земли между крестьянами, превратить Россию в союз свободных республик. В результате началась большевизация советов. Наиболее быстро этот процесс шел в Донбассе. В сентябре большевистскими стали Луганский совет рабочих, солдатских и крестьянских депутатов (здесь из 120 депутатов 82 являлись большевиками), Белянский горнозаводской подрайонный совет рабочих и солдатских депутатов, Боково-Хрустальский совет рабочих депутатов, Екатеринодонский совет рабочих депутатов, Кадиевский районный совет рабочих и солдатских депутатов, Лозово-Павловский подрайонный совет рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, Макеевский Совет и др. Осенью на совещании в ЦК РСДРП уполномоченными ЦК по Донбассу были назначены Артем, Ворошилов и Григорий Петровский.

На сторону большевиков начали переходить и представители других партий Донбасса. В частности: Луганские эсеры Ханзон, Штанько, Николай Латышев, Вершин; меньшевики-интернационалисты Александровского рудника, эсеровская организация Щербиновского рудника (ныне г.Дзержинск), Дружковский комитет объединенных интернационалистов.

Поскольку признанный лидер Ворошилов в октябре 1917 отбыл в Петроград для участия во 2 Всероссийском Съезде Советов (и Октябрьской революции), его должность председателя Луганского Совета перешла к менее известному однопартийцу – Филиппу Воронину, а затем Зиновию Ляпину.

Воронин, Филипп Устинович (1883-1961)

Родился в крестьянской семье в селе Веселая Гора) Славяносербского уезда Екатеринославской губернии. Окончил церковно-приходскую школу, в 1897-1900 учился в земском ремесленном училище в Луганске. Затем работал столяром, в 1903 поступил в механический цех паровозостроительного завода Гартмана. В 1906-1916 служил в царской армии в городе Гори, участник Первой мировой войны, получил чин унтер-офицера. После демобилизации вернулся в Луганск и продолжил работать сверловщиком на заводе Гартмана. После Февральской революции 1917 был делегирован от рабочих механического цеха в Луганский городской Совет рабочих и солдатских депутатов. В апреле 1917 вступил в большевистскую партию, избран членом горкома. В октябре-ноябре 1917 и марте-апреле 1918 был председателем Луганского городского Совета. В апреле-июне 1918 вместе с К.Ворошиловым возглавлял «Царицынский поход» - отступление красногвардейских отрядов и рабочих-беженцев с Украины. Воевал на Царицынском фронте. После освобождения Красной армией Луганска вернулся в город и возглавил коллегию Уездного Совнархоза. Весной 1919 участвовал в «Луганской обороне», затем с Красной армией отступал через Старобельск и Харьков. 11 июня 1919 назначен К.Ворошиловым начальником заградительного отряда Бахмутского полка, оборонявшего Лозовую, затем членом Революционного военного трибунала 46 дивизии. С ноября 1919 по апрель 1920 года – председатель Реввоентрибунала Первой конной армии С.Буденного. После окончания войны в январе 1921 на уездном съезде Советов избран зампредом Уисполкома и делегатом Пятого Всеукраинского Съезда Советов, член ВУЦИК. Возглавлял Окружное земельное управление. С января 1924 по декабрь 1927 прокурор Луганского округа. Затем работал заведующим Сумским Окрместхозом. В июне 1930 – июле 1931 директор Киевской судостроительной верфи, затем начальник планово-экономического отдела сектора треста «Руда», инспектор Госстройконтроля в Харькове. С октября 1933 по 1937 – директор Луганского спирто-водочного завода №5. С ноября 1937 – управляющий Всеукраинского треста ликеро-водочной промышленности (Киев). В начале Великой Отечественной войны был эвакуирован. С сентября 1941 по июль 1946 – директор Астраханского ликеро-водочного завода. Затем вышел на пенсию и вернулся в Ворошиловград. Занимался общественной работой, входил в актив Областного краеведческого музея. Был делегатом исторического ХХ съезда КПСС, в связи с 50-летием Первой русской революции за активное участие в революционном движении награжден Орденом Трудового Красного Знамени

Зиновий Федорович Ляпин (1888-1978)

Родился в семье рабочего Луганского паровозостроительного завода Гартмана, был младшим из 11 братьев и сестер. После 2 классов начальной школы с двенадцати лет пошел работать на завод Гартмана: рассыльный, ученик слесаря, слесарь. Активный участник Первой Русской Революции 1905 года, большевик с 1907. В июле 1908 года был арестован, сидел в Бутырской тюрьме в одной камере с Иосифом Сталиным и вместе с ним был сослан в Сибирь. В ноябре 1911 года освобожден и вернулся в Луганск. С прежнего места был уволен, как опасный политический преступник, подался на Кадиевские рудники рубить уголь. Опознан полицией, бежал и перешел на подпольное положение. Вместе с И.Шмыровым и Черепанцевым организовали городской подпольный парткомитет. Руководил забастовками на суконной фабрике, патронном заводе, снова был арестован. 8 марта 1917 был избран депутатом первого Луганского совета от железнодорожных мастерских, 24 марта избран членом горкома партии большевиков, активно участвовал в организации Красной гвардии. 6 августа по списку большевиков стал депутатом городской думы. В октябре 1917 избран председателем Луганского Совета и находился на этом посту до апреля 1918 года. Затем в Красной Армии. С января 1919 секретарь Луганского горкома партии и член ревкома. Организатор и участник Луганской обороны. На первой губернской партконференции избирается секретарем Донецкого губкома РКП(б). Затем комиссар 3 бригады 41 дивизии Красной армии. После создания Донецкой губернии с центром в Луганске 20 февраля 1920 года на районной партконференции избран секретарем Луганского райкома партии. Одновременно с июня 1921 года - председатель комиссии губкома по чистке партии. С января 1923 по май 1924 года - заведующий организационно-инструкторским отделом Донецкого губкома партии, затем снова ответственный секретарь Луганского окружного парткома. В декабре 1925 командирован в Нижний Новгород представителем Всероссийской комиссии по эвакуации военных грузов. С января 1926 по июнь 1928 года – секретарь Грозненского окружкома РКП (б), по июнь 1929 года – секретарь Краснодарского окружкома партии. С 1929 по сентябрь 1931 года учился в Москве на курсах марксизма-ленинизма, после чего до 1938 года работал уполномоченным Наркомата тяжелой промышленности в Донбассе, директором завода на Урале. С 1943 персональный пенсионер союзного значения. Умер в Москве, похоронен на Новодевичьем кладбище. В его честь в 1979 году была переименована одна из старейших улиц Луганска – Больничная.

Большевистское влияние в промышленных городах Донбасса проявилось и во время прошедших в ноябре выборов во Всероссийское Учредительное собрание. На выборах большевики опередили эсеров (18,7 % голосов) и украинцев (23%), получив 32,3% голосов избирателей, что было значительно выше общероссийских показателей и сильно отличалось от ситуации в других районах Украины, где украинские национальные партии совместно получили большинство (в основном за счет эсеров – 52%, ибо УСДРП получила лишь 1,3%, а «Спилка» - 2,2%). Еще более разительными были показатели по отдельным регионам: в Луганске РСДРП(б) получила 48%, в Юзовки 47%, в Славяносербском уезде 36%, а по рудникам Горловско-Щербиновского района 61%. На несколько болем поздних выборах в Украинское учредительное собрание показатели большевиков выросли еще до 17,7%, а в Донбассе до 38,5%. Накануне Октября большевики составляли 78,7% депутатов Горловско-Щербиновского Совета, 60% - Боково-Хрустальского, 58,8% - Лозово-Павловского, 57% - Макеевского и т.д.

21 октября большевики инициировали проведение экстренного съезда представителей советов и профсоюзов Донбасса (присутствовало около 80 делегатов), на котором было принято решение о всеобщей стачке Донецкого и Криворожского бассейнов против антинародных действий Временного правительства, угольных магнатов и казацких частей, пытавшихся подавить выступления рабочих и крестьян, сопровождавшиеся в Старобельском и других уездах кровавыми столкновениями.

К этому времени поддерживаемые большевиками крестьяне осуществили захват многих помещичьих имений. В с.Голенищевка Николаевской волости Славяносербского уезда было захвачено имение в 1100 десятин помещика Доминского. В имении Бельгийского акционерного общества «Белая» Славяносербского уезда Хирловский и Михайловский земельные комитеты аннулировали действовавшие арендные договоры, взяв в свое распоряжение землю и постройки арендаторов. Луганским земельным комитетом было отобрано 53 десятины земли у землевладельца Эгинника, которые были разделены между общинниками. Так же поступил Еленовский земельный комитет с 30 десятинами земли помещика Паденко. Отбирая землю у крупных собственников, крестьяне с. Верхнепокровское Старобельского уезда на общем собрании 11 октября решили сделать это без всякого выкупа, «так как не только мы, но и наши отцы и праотцы не только купили ее деньгами, но и потоками крови».

После успешного большевистского восстания 25 октября (7 ноября) в Петрограде большевики Луганщины, имевшие к тому времени большинство во многих советах, провозгласили переход к советам власти на местах. Сделали они это мирным путем, без вооруженного восстания, хотя встретили противодействие национально-демократических сил и умеренных социалистов (советы, руководимые представителями эсеров и меньшевиков, например, Лисичанский, осудили вооруженный захват власти в Петрограде).

Местные националисты объявили о поддержке провозглашенной 7 (20) ноября 1917 Третьим универсалом Центральной Рады Украинской Народной Республики как федеративной части единой России. В ее состав была включена в том числе и Екатеринославская губерния. В Старобельске по этому поводу состоялся «земский собор», который признал власть Центральной Рады и выразил готовность активно участвовать в национальном возрождении. Был создан отряд вольного казачества, гайдамацкие курени, «Просвіти» в некоторых городах и селах региона. В противовес этому Пленум Донецко-Криворожского областного комитета 17 (30) ноября принял Резолюцию с категорическим осуждением действий Рады: «Универсал проникнут сепаратистскими стремлениями, грозящими экономическому единству России… Облкомитет призывает пролетариат ДонКривбассейна требовать производства референдума за оставление всего ДонКривбассейна с Харьковом в составе Российской республики».

Центром антисоветского вооруженного движения стал Дон. Здесь антибольшевистские силы возглавил атаман Донского казачества генерал Алексей Каледин. 14 ноября было достигнуто соглашение о совместных действиях Центральной Рады и калединского войскового правительства, «союзе юго-восточных областей и Украины». В частности, был запрещен вывоз хлеба и угля за пределы Украины и Дона, закрыта граница УНР с советской Россией. При этом часть территории Донбасса, граничившая с Донской областью, объявлялась под властью Каледина, а другая, входившая в состав Харьковской и Екатеринославской губерний, – под властью Центральной Рады.

Казачьи части Каледина попытались прекратить деятельность советов, заняв к началу декабря все промышленные центры Донбасса, ранее входившие в Область Войска Донского, а также ряд районов украинского Донбасса. Им удалось разгромить некоторые советы, расправиться с их руководителями. 3 декабря от рук казаков погиб председатель Боково-Хрустальского совета рабочих депутатов Н.В.Переверзев и еще два депутата этого совета. Особенно свирепствовал карательный отряд есаула Чернецова, который 31 декабря захватил Ясиновский рудник в Макеевке и казнил здесь 61 коммунара.

Разумеется, такие действия вызвали взрыв недовольства среди донбасских рабочих, активизировалось создание красногвардейских отрядов, численность которых быстро выросла к середине декабря до 25 тыс. бойцов, а к 1.01.1918 – до 35 тыс., из них московских было всего 4 тыс, а петроградских – 2300. Был сформирован штаб Южного революционного фронта во главе с Владимиром Антоновым-Овсеенко, две группировки которого — под командованием Рудольфа Сиверса и Юрия Саблина — через Харьков вступили в Донбасс и соединившись с местными красногвардейцами нанесли удар по верным Центральной Раде войскам и донскому казачеству. К концу декабря они вышли к границам Донской области, тремя ударами — от Горловки, Луганска и Чертково – завершив разгром белоказачьих войск.

В противостоянии с Центральной Радой большевики попытались расколоть украинское общество, для чего стали призывать к ее переизбранию, созыву Всеукраинского съезда советов. Им удалось добиться того, что проходивший 7–9 декабря 1917 г. в Харькове III съезд советов Донецкого и Криворожского бассейнов проголосовал за установление советской власти в Донбассе. Было также большевизировано руководство Областного комитета региона – председателем стал член РСДРП(б) Борис Магидов.

Борис Иосифович Магидов (1884-1972)

Родился в Санкт-Петербурге. В 1912 г. за революционную деятельность был арестован и осужден на два года к административной высылке в с. Бугаево Архангельской губернии. Член партии большевиков с 1917 г. Народный комиссар труда Донецко-Криворожской Республики (февраль-апрель 1918). После прорыва войск ДКР к Царицыну – начальник политотдела 10-й армии. В1919 - народный комиссар труда Украины, в 1920 г. – председатель Донецкого губернского совета профсоюзов, в 1921 избран секретарем Луганского уездного комитета КП(б) Украины. В 1922-1924 – ответственный секретарь Полтавского губкома КП(б)У. С мая 1924 по сентябрь 1925 член Центральной контрольной комиссии ВКП(б). С декабря 1925 по май 1926 ответственный секретарь Самарского губкома ВКП(б). В 1926-1930 гг. – член Центральной ревизионной комиссии ВКП(б), инструктор ЦК. В 1930-1937 занимал пост председателя ЦК профсоюза рабочих полиграфической промышленности, во время "Дела Академии Наук" возглавлял типографию Академии Наук. В 1937-1939 – председатель ЦК профсоюза работников печати. Был репрессирован, в 1939 арестован, но в 1941 освобожден. В 1941-1948 работал заведующим отделом распространения профиздата ВЦСПС. С 1949 по 1955 - в Центральном архиве ВЦСПС. В 1956 г. вышел на пенсию. Награжден орденом Красного Знамени, двумя орденами Трудового Красного Знамени.

Однако работа Всеукраинского съезда советов, открывшегося 4 декабря в Киеве, была сорвана сторонниками Центральной Рады, которая стянула в столицу около 2 тыс. представителей «селянских спилок», захвативших Оргбюро съезда и наштамповавших себе мандатов. Лишившись возможности осуществить мирный захват власти в Украине путем избрания съездом нового, подконтрольного им законодательного органа власти и устранения от власти Центральной Рады, большевики и их сторонники (124 законно избранных депутата от 49 советов) покинули Киев, выехали в Харьков и присоединились к областному съезду советов Донецкого и Криворожского бассейнов. После этого Харьковский съезд был объявлен настоящим I съездом советов рабочих и солдатских депутатов Украины «при участии части крестьянских депутатов». На нем 11—12 декабря 1917 было принято решение об организации советской власти в Украине в форме Советской УНР, провозглашенной федеративной частью Российской республики, на которую немедленно распространялось действие всех декретов ленинского правительства. Власть Центральной Рады съезд объявил низложенной.

Наращивая борьбу с Центральной Радой, большевикам (в декабре 1917 г. их численность была уже довольно значительной: Луганская организация — 4 тыс. человек, Лозово-Павловская — 2 тысячи) удалось разоружить находившиеся в Донбассе ее вооруженные силы и полностью взять под контроль этот регион. В селах — Кабаньем, Новоайдаре, Кременном, Ново-Астрахани и др. — они создали ревкомы и советы крестьянских депутатов, также подконтрольные большевистским организациям, провели уездные съезды этих советов. 4 января 1918 Старобельский уездной съезд избрал руководителем большевика Д.Шевцова и объявил о конфискации помещичьих земель. 10 (23) января 1918 года в станице Каменской был созван Съезд фронтового казачества, который объявил себя властью в Донской области, низложил атамана Каледина и выбрал казачий Военно-революционный комитет во главе с подхорунжим Федором Подтёлковым. ВРК признал власть Совнаркома.

Новое советское руководство приступило к социалистическим преобразованиям в обществе. Началось введение рабочего контроля на предприятиях. Одним из первых, 17 ноября 1917, такое решение принял Лозово-Павловский совет рабочих депутатов. Органы контроля получили право следить за всей работой предприятий и администрации. Они были созданы на всех рудниках района, на которых работало свыше 50 тыс. горняков. Вскоре рабочий контроль действовал не только на шахтах, но и крупнейших металлургических, некоторых машиностроительных, химических предприятиях в Луганске, Алчевске, Кадиевке, Лисичанске, Криндачевке, Голубовке и других рабочих центрах. 20 января 1918 был национализирован Луганский паровозостроительный завод, рабочее правление возглавил Иван Шмыров. Затем были образованы местные советы народного хозяйства, позже объединенные в Южный областной СНХ, распространивший свою деятельность на Донецко-Криворожский бассейн, в котором, в свою очередь, было организовано 14 районных совнархозов, в том числе Луганский, Лозово-Павловский и другие. Вертикаль этих новых экономических органов власти замыкалась на созданном 2 декабря 1917 в Петрограде Высшем совете народного хозяйства. Регион брал твердый курс на отказ от подчинения Киеву.

Пока Харьков оставался столицей советской Украинской Народной Республики, донецкие автономисты не претендовали на самостоятельность. Они поддержали прибывших из Киева депутатов 1 Всеукраинского Съезда Советов, сорванного националистами. Объединившись с депутатами 3 Областного съезда Дон-Кривобласти, провели в Харькове новый Всеукраинский съезд Советов, провозгласивший Советскую власть на Украине. 12 (25) декабря 1917 была принята специальная Резолюция «О Донецко-Криворожском бассейне»: «Съезд протестует против преступной империалистической политики руководства казацкой и украинской буржуазной республик, пытающихся поделить между собой Донецкий бассейн, и будет добиваться единства Донбасса в пределах Советской Республики».

Но когда Центральная Рада 26 января 1918 позорно бежала из Киева под напором красногвардейцев и правительство Советской Украины переехало сюда, в Харькове собрался 4 Областной съезд Советов, который и провозгласил 12 февраля Донецко-Криворожскую Республику, занимавшую все Левобережье, а также Криворожский район и угольные округа Области Войска Донского. 14 февраля был сформирован Совнарком из 8 большевиков: Артем, Михаил Жаков (он же председатель Облкома ДКР), Виктор Филов, Степан Васильченко, Валерий Межлаук, Борис Магидов, М.Рухимович и представитель Луганска Абрам Каменский.

Реакция Москвы была противоречивой. 17 февраля председатель ВЦИК Я.М.Свердлов отбил телеграмму: «Отделение считаем вредным». А 18 февраля (3 марта) в Харьков пришло письмо за подписью секретаря ЦК РСДРП(б) Е.Стасовой: «Уважаемые товарищи! …Приветствуем вас за ту последовательную линию, которую вы провели при формировании СНК». Появление ДКР не было уникальным явлением. Революционные события в России активизировали центробежные процессы. 31 января была провозглашена Одесская Советская Республика, 19 марта - Советская Социалистическая Республика Тавриды.

Однако ЦеРада, уже фактически не контролировавшая даже собственную столицу Киев, 9 февраля подписала в Бресте договор с Австрией и Германией, призвав на Украину немецких «миротворцев». 450000-ный оккупационный корпус австро-германских войск вторгся на территорию Украины. Понятно, что Петроградский Совнарком попытался использовать новорожденную ДКР как барьер на пути агрессии, ибо германское наступление поставило первым вопросом на повестку дня военный. 27 февраля СНК ДКР постановил приступить к полной мобилизации военных сил Республики, выпустив Декрет «Революция в опасности!». Центральный штаб Красной гвардии Донбасса был переименован в Центроштаб Красной Армии в Донбассе с расположением в Юзовке. 4 марта был создан Чрезвычайный штаб обороны ДКР во главе с военным наркомом М.Рухимовичем. Началась формирование добровольческих отрядов: в Луганске – 1 Социалистический отряд Ворошилова, в Юзовке – 1 пролетарский полк Никиты Хрущева. В Харькове из десятка броневиков была даже сформирована бронечасть ДКР во главе с А.Селявкиным.

Большим подспорьем стала прибывшая к Екатеринославу бывшая 8 армия Румынского фронта, на базе которой в начале марта возникла Донецкая Красная армия. Командарм-8 Александр Геккер стал командующим Донецкой армией, численность которой составила более 7 тысяч человек. Другие «армии» южно-российских республик были гораздо меньше – 1 Одесская революционная армия насчитывала около 3 тыс. человек, 2-я после ухода сотни Котовского не дотягивает и до тысячи, 3-я в лучшие дни насчитывала 2,5 тыс.ч., но часть ее из Одессы эвакуировалась в Крым. Всего в Украинских Красных Армиях насчитывалось около 25000 ч., поэтому они не могли задержать железную поступь рейхсвера, более чем десятикратно превышающего их по мощи. Однако на Левобережье немецкое наступление сильно замедлилось: части Красной Армии Донбасса неоднократно контратаковали интервентов под Змиевом, у Купянска, под Родаково.

30 марта был утвержден план обороны Донбасса, предусматривавший создание 2 укрепрайонов – Юзовского, во главе с Д.Пономаревым и Ш.Грузманом, и Луганского, под руководством К.Ворошилова и А.Пархоменко. Разрозненные отряды были сведены в Красную Армию Донбасса, насчитывавшую в середине апреля 13 тысяч бойцов (командиры А.Геккер, потом П.Баранов). Красные ожесточенно сопротивлялись, неоднократно переходили в контратаки. 7 апреля под Змиевом, отступая из Харькова, разбили передовые отряды немцев. 16 апреля, перейдя в контратаку на Купянск, отбросили немцев и отбили станцию Берестовая, а в направлении Лозовой продвинулись на 60 верст, взяв станции Барвенково, Дмитровку, Гусаровку, Григорьевку, Банты и др. 26 апреля контратаковали у ст.Родаково. Если сравнить это с одной-единственной «битвой» войск УЦР под Крутами (и то проигранной) – выводы однозначны. Выступая в Харьковском Совете, Артем отмечал: «Весьма возможно, что успех, который немцы имели в начале наступления на Киев, на Украину, будет продолжаться. Однако они встретили огромное сопротивление на западе. Около двух дивизий завязли в своем стремительном шествии, когда дошли до пределов ДКР. Это понятно. Донецко-Криворожский бассейн – это не бесформенная страна, не бесформенное население… Как бы плохи не были наши отряды… степень быстроты продвижения немцев сейчас определяется в 50 раз меньше, чем тогда, когда было наступление на Петроград».

Власти ДКР работали не только на фронтах. Стараниями наркомата просвещения ДКР (М.Жаков) было введено бесплатное образование для детей бедноты, открыты курсы ликбеза, разработана программа детских летних лагерей и даже открыто несколько украинских школ и гимназия в Харькове. Наркомат юстиции (В.Филов) провел судебную реформу, введя единые формы судопроизводства. Южный облсовнархоз во главе с инженером В.Бажановым национализировал и объединил все предприятия региона в единый комплекс, добился даже роста производительности труда. Так что государствообразующие процессы шли в ДКР не хуже, чем в УНР.

В конце марта 1918 в правительстве ДКР разразился кризис. Руководители Киевского советского правительства Н.Скрыпник, Е.Бош, не желая упускать контроль над Донбассом, всячески пытались втянуть ДКР в сферу своего влияния. В частности, для этого был использован 2 Всеукраинский съезд советов, открывшийся 17 марта 1918 года в Екатеринославе. Перед угрозой германского наступления Съездом был провозглашен «Декрет военных действий», установивший «единство военных действий и руководства революционных вооруженных сил». Также принята Резолюция «О государственном устройстве», провозгласившая прекращение «федеративной связи Украины со всею Советской федерацией. Украинская Народная Республика становится самостоятельной Советской Республикой». Присутствие на съезде председателя СНК ДКР Артема истолковывается как его согласие на присоединение ДКР к Украине, а некоторые украинские историки категорически (и ошибочно) называют эту дату – 17 марта – концом существования ДКР. Однако на самом деле нет никаких документов о тогдашней «ликвидации» Республики.

Тем не менее, склонение Артема к подчинению Киеву, вызвало резкий демарш группы наркомов ДКР. 29 марта Жаков, Филов и Васильченко объявили о выходе из состава СНК. 2 апреля в газете «Известия Юга» вышла статья В.Филова «Кого судить?» в которой он весьма резко протестовал против подчинения ЦИК Украины и настаивал «Донецкая Республика входит автономной единицей в Российскую федеративную Республику». За это выступление решением обкома Филов был исключен из партии.

Освободившиеся места наркомов несколько позже заняли луганчане – представители местного СНК: Юрий Лутовинов, Иван Алексеев, Александр Червяков, Иван Якимович, Алексей Пузырев. Напомним, что в Луганске еще с марта 1918 действовал свой областной Совнарком во главе с Ю.Лутовиновым. Весной им была даже направлена дипломатическая миссия в Ростов во главе с председателем уисполкома Б.Вобликовым с предложением о присоединении Луганска и Бахмута к Донской области. Донской СНК не возражал. Когда 7 апреля под натиском германских войск правительство ДКР под руководством Артема эвакуировалось из Харькова, они прибыли под защиту отрядов Ворошилова в Луганск. Здесь Артем провел быструю реорганизацию и 13 апреля в «Луганском Революционном вестнике» №11 появился список объединенного СНК: председатель и наркоминдел – Артем, финансов – Межлаук, военный – Рухимович, труда – Магидов, контроля – Каменский, продовольствия – Алексеев, комиссар по управлению – Якимович, юстиции – А.Червяков, просвещения – Истомин, земледелия – Ханзон (эсер), госпризрения – Молдавский, общественных имуществ – Пузырев, профсоюзов – Котов, почты и телеграфа – Осипович, управделами – А.Повзнер (меньшевик), зампредседателя, комиссар без портфеля – Ю.Лутовинов.

Луганск как столица ДКР функционировал до 28 апреля, когда был захвачен немцами. Большевики ушли на восток, в Россию. Оккупанты все-таки завязли в Донбассе на целый месяц, Юзовка (Донецк) была взята лишь 22, Луганск – 28 и Чертково – 30 апреля. Напомним еще один малоизвестный факт: за советскими властями ушло 80 эшелонов беженцев, около 200 000 человек – донбасские рабочие с семьями, которые не желали оставаться под немецко-украинской оккупацией. Ушли на Восток, прокладывая путь к Царицыну через враждебные казачьи станицы белого Дона.

Источник: LiveJournal  Часть 1,   Часть2

Социальные комментарии Cackle