День соборности: эпохальная «пэрэмога» или годовщина исторического анекдота?

22.01.2017 04:42

Вернуться назад Комментировать

«Единая соборная Украина» под эгидой Украинской народной республики формально просуществовала чуть более года, а фактически не существовала никогда. А подписанному 22 января 1919 года «Акту злуки» придают значение, которого тот не имел.

Любой политической нации нужна своя историческая родословная, и украинская нация не является в этом смысле исключением. Однако политическим инженерам, занимающимся строительством украинской нации «по чертежам» современной идеологической парадигмы, в этом смысле годятся далеко не все исторические события, а лишь те, которые подчёркивают «многовековую борьбу украинского народа против российской тирании».

Именно поэтому из множества политических проектов, существовавших на территории Украины в начале XX века, годным признаётся лишь Украинская народная республика, которую пытаются представить единственным выразителем политических интересов украинского народа в тот период.

Это утверждение, конечно, нуждается хотя бы в каких-то доказательствах. В условиях, когда этих доказательств нет, их приходится придумывать.

Типичным выдуманным доказательством такого рода является история с празднованием Дня соборности Украины 22 января – в память о подписании акта об объединении УНР с Западно-Украинской народной республикой в 1919 году (т.н. Акта злуки). Само это соглашение подаётся мифотворцами как «воплощение многовековых чаяний украинского народа об объединении в рамках одного государства», и тот факт, что этим государством являлась именно УНР, должен существенно повышать значение этого образования и «котировки» его «акций» на исторической бирже.

«Почему вы называете это доказательство выдуманным?  - возмущённо спросят нас патриотически настроенные читатели. – Ведь Акт злуки действительно был подписан!». Был, ответим им мы. Однако в реальности подписание этого акта не имело никакого исторического значения, фактического объединения так и не состоялось, а через весьма короткое по историческим меркам время сам акт и по сути, и по форме был отброшен обоими участниками сделки. А фактическое, реальное воплощение «исторических чаяний» произошло существенно позже – и в рамках совершенно иного политического проекта. Давайте же посмотрим, как развивались события.

УНР, ОСР, ДКР, УНСР, ЗУНР и другие аббревиатуры

Итак, УНР была провозглашена в качестве независимого государства 9 января 1918 года. Почти сразу после этого провозглашения от неё откололись южные и восточные области, на территории которых путём вооружённого восстания были провозглашены Одесская и Донецко-Криворожская республики, заявившие о подчинении напрямую Совету народных комиссаров в Петрограде.

den_sobornosti_epohalnaya_peremoga_ili_godovschina_istoricheskogo_anekdota_4933

Похороны погибших в ходе восстания в Одессе в январе 1918

Кроме того, ещё 25 декабря 1917 года в Харькове была провозглашена Украинская народная республика Советов (УНРС), в марте трансформировавшаяся в Украинскую Советскую Республику.

Сама УНР вскоре после своего создания столкнулась с масштабными внутренними противоречиями: в частности, уже через неделю после её создания, 16 января киевляне подняли восстание против нового правительства, которое удалось подавить лишь  ещё неделю спустя в ходе продолжительных и кровопролитных боёв. Параллельно с этим УНР вела войну с наступающими силами Красной Армии, поддерживающими УНРС.

Спасением для УНР стал военный союз с Германией и Австрией, которые стали гарантами её независимости, изгнав Красную армию, подавив «пророссийских сепаратистов» на юге и востоке и к апрелю 1918 года обеспечив «территориальную целостность» УНР.

Правда, торжество «отцов-основателей» УНР было не очень долгим: вскоре после изгнания красных, «друзья»-немцы разогнали правительство УНР, заменив его правительством гетмана Скоропадского. При этом УНР формально прекратила своё существование: на отвоёванной немцами территории была провозглашена Украинская держава  - ещё один (уже пятый!) политический проект на территории Украины.

Проект этот был, пожалуй, ещё более жалким, чем УНР, так как являлся прямой марионеткой «германских друзей» и держался преимущественно на немецких штыках. После поражения «друзей» в Первой мировой войне, проект просуществовал недолго: спустя всего месяц после заключения Компьенского перемирия, войска возрождённой УНР заняли Киев.

Однако после краха Германии возродилась к жизни не только УНР. Так, в центральной Украине царил Махно, 27 ноября занявший Днепропетровск. Войскам УНР удалось выбить его оттуда, но не уничтожить: вместе с остатками своей армии Махно растворился в бескрайних степях собирать новую армию.  Параллельно с этим возродился к жизни советский украинский проект. На Донбассе действовали красные отряды, к середине ноября установившие советскую власть в Енакиево, Горловке и Дебальцево. 3 января 1919 года «красные» заняли Харьков, разместив там столицу Украинской советской республики, после чего повели активное наступление на Киев. Правда, с юга большевикам и их союзникам угрожали белогвардейцы Деникина, выступающие за «единую и неделимую» Россию в границах 1917-го года… Как бы там ни было, «вторая украинская республика» практически ни одного дня не контролировала территорию, на суверенитет над которой претендовала.

Что же касается ЗУНР, то она тоже возникла после поражения Центральных держав (в частности, Австро-Венгрии) в Первой мировой войне.  Основной вооружённой силой и опорой проекта были отряды т.н. украинских сечевых стрельцов – национальных подразделений в составе австро-венгерской армии.

den_sobornosti_epohalnaya_peremoga_ili_godovschina_istoricheskogo_anekdota_1241

Украинские сечевые стрельцы

В ночь на 1 ноября было провозглашено о создании нового государства – Западно-Украинской Народной Республики на территории Галичины, Буковины и Закарпатья – т.е. тех «украинских» земель, которые входили в состав Австро-Венгрии. Правда, на эти территории также претендовали созданные на обломках Центральных держав Польша и Чехословакия, а также Румыния. Новосозданные государственные образования почти сразу же оказались втянуты в хаотичную, но весьма ожесточённую войну. Война эта развивалась не в пользу ЗУНР: к 11 ноября румынские войска взяли Черновцы, 21 ноября 1918 года поляки заняли Львов, 15 января 1919 Чехословакия взяла под свой контроль Ужгород.

Вот в этих-то условиях и было подписано «историческое» соглашение от 22 января 1919 года, согласно которому провозглашалось объединение УНР и ЗУНР. Правда, по факту объединение состоялось лишь на бумаге: гражданские правительства и военные силы обоих проектов сохранили фактическую независимость друг от друга. К тому же дальнейшие события развивались совершенно неблагоприятно для обоих государств: 5 февраля красные взяли Киев, войска ЗУНР предприняли попытки наступления на Львов (против поляков) и в Закарпатье (против чехословаков), но были наголову разбиты.

Белый фактор

На положение дел на фронтах гражданской войны существенно повлияло весеннее наступление Деникина: белые войска разгромили большевиков, заняв всю Новороссию и начав наступление на центральную Украину. Петлюра, к тому моменту ставший практически единоличным правителем УНР, воспользовался этим положением и решил начать собственное наступление против красных на правобережной Украине совместно с силами Украинской галицкой армии (УГА) ЗУНР. Это наступление увенчалось успехом: 30 августа силы УНР заняли Киев. Правда, почти одновременно с ними в город вошли и войска Деникина…

И тут началась, говоря современным украинским новоязом, «зрада».

Дело в том, что Деникин и УНР являлись естественными врагами: в глазах Деникина Восточная Украина была неотъемлемой частью «единой и неделимой», каковой сценарий Петлюру и его присных явно не устраивал.

А вот «галичане» против «добровольцев» ничего по умолчанию не имели.  Витавшая в воздухе идея автономии ЗУНР в составе «единой и неделимой» России вполне устраивала «галичан» - по крайней мере, как достойная альтернатива уже по факту состоявшейся польской, румынской и чехословацкой оккупации их земель. Со своей стороны, белогвардейцы не имели каких-то особых «стереотипов» относительно территорий ЗУНР, не входивших в состав «единой и неделимой», а являвшиеся на 1917 год территорией Австро-Венгрии.

Как закалялась «зрада»

История со взятием Киева в этом смысле вообще очень характерна. Штурмовавшей город группировкой УНР  командовал «галичанин» Антон Кравс, который издал приказ по войскам «удерживаться от любых враждебных акций» по отношению к деникинцам. Около полудня 31 августа перед зданием Городской думы Киева выстроились конная сотня УГА. На балконе здания вывесили украинский флаг, что символизировало переход Киева под украинский контроль. Но тут подошёл эскадрон деникинцев, предложивший вывесить рядом с украинским флагом российский триколор.  Генерал Кравс… согласился, и даже предложил «добровольцам» принять участие в совместном параде по случаю освобождения города от большевиков.

den_sobornosti_epohalnaya_peremoga_ili_godovschina_istoricheskogo_anekdota_5301

Деникинский парад в Киеве

Однако эту идиллию нарушил отряд УНРовского полковника Сальского. Он приказал одному из солдат сорвать триколор и бросить его под копыта коней. Один из «добровольцев» попытался отбить знамя, но был зарублен УНРовцами. Началась свалка, переросшая в полноценный бой между белогвардейцами и солдатами УНР, в который «галичане» старались по возможности не вмешиваться. Бой закончился полным поражением УНРовцев: белые захватили сотни пленных, в частности, штаб III армейского корпуса, а также значительное количество артиллерии. Петлюровцы в панике покидали город, «галичане» же сконцентрировались в районе железнодорожного вокзала, после чего генерал Кравс отправился к командиру белогвардейцев генералу Бредову на переговоры.

den_sobornosti_epohalnaya_peremoga_ili_godovschina_istoricheskogo_anekdota_1019

Офицеры УГА в Киеве

den_sobornosti_epohalnaya_peremoga_ili_godovschina_istoricheskogo_anekdota_6484

Антон Кравс 

По воспоминаниям самого Кравса, он заверил Бредова, что «галичане» в оперативном отношении вполне независимы от петлюровцев, и что он, Кравс, за выходку у Городской думы ни в коей мере не отвечает и осуждает самовольство Сальского. Кравс предложил, чтобы Бредов встретился с представителями УНР для урегулирования возникшей ситуации.  «Пусть приезжают, будут арестованы и расстреляны как изменники и бандиты», - отвечал Бредов, добавив, что никакой речи о передаче Киева, «матери городов русских» УНР нет и быть не может. Со своей стороны, Бредов потребовал от Кравса немедленно вывести войска УНР из города. Кравс дал согласие и подписал приказ об отходе от Киева примерно на 25 километров.

Основные боевые действия в последующие месяцы развернулись именно между УНР и деникинцами. Однако как УГА, так и сама ЗУНР от этого конфликта всеми силами дистанцировалась. В частности, когда в начале октября деникинцы разбили войска УНР под командованием Тютюника, Петлюра лично приказал командиру УГА Тарнавскому вступить в бой и прикрыть отступающую армию. Тарнавский приказ выполнить отказался. Следующая директива от 20 октября, требовавшая от УГА прикрыть направление на Вапнярку, также была проигнорирована. Точнее, правильнее было бы сказать «саботирована»: Тарнавский «попытался» исполнить её, но «не смог», сославшись на бедственное положение своих войск, страдавших от эпидемии тифа.

Наконец, 4 ноября Тарнавский направил в ставку Петлюры телеграмму, в которой в ультмативной форме требовал начать переговоры с белыми, угрожая в противном случае провести такие переговоры самостоятельно и по своему усмотрению.

Тарнавский лукавил: к тому моменту между командованием УГА и деникинцами всё уже было договорено. 5 ноября, не получив удовлетворительного ответа от Петлюры, Тарнавский пребывает на станцию Зятковцы и подписывает мирный договор с представителем Деникина генералом Слащёвым.

«Акт разлуки»

Суть договора премьер УНР Исаак Мазепа охарактеризовал как «страшную»: УГА в полном составе переходила на сторону и в подчинение Добровольческой армии с единственным условием – не использовать «галичан» против УНР. Правительство ЗУНР переходило под опеку деникинцев и должно было «временно» расположиться в контролируемой теми к тому моменту Одессе. Добровольческая армия брала на себя снабжение УГА (к тому моменту находившееся в плачевном состоянии), но взамен УГА соглашалась принять «военных представителей» Доброармии при штабах всех уровней. Вопросы отношений ЗУНР с другими государствами переходили в ведение «правительства» Деникина. Что же касается войск УНР, то их добровольцы и дальше продолжали считать не более чем мятежниками и бандитами, любые переговоры с которыми возможны лишь на условиях полного разоружения.

В штабе Петлюры подписание соглашения небезосновательно сочли предательством. Однако и у самих петлюровцев совесть в этом плане была нечиста: если галичане вели переговоры со злейшим врагом УНР – деникинцами, то петлюровцы искали пути примирения с поляками, которые к тому моменту занимались захватом остатков территории ЗУНР.

В частности, 12 ноября Петлюра подписал соглашение о перемирии между УНР и Польшей, войска которой рвались к «столице» ЗУНР Каменец-Подольскому. В ответ глава ЗУНР Петрушевич прямо обвинил Петлюру в предательстве и потребовал отстранить его от руководства. Этого, разумеется, не произошло, и 14 ноября Петрушевич отправил в штаб армии официальное распоряжение продолжить переговоры с белыми. Это решение было одним из последних политических актов ЗУНР как суверенного государства: уже 16 ноября правительство Петрушевича бежало из Каменец-Подольского и перебралось в Румынию. 

19 ноября в Одессе подписанный Тарнавским в Зятковцах договор был ратифицирован политическими представителям ЗУНР. УГА, на тот момент окончательно ставшая «армией без государства», влилась в состав Добровольческой армии на правах автономной единицы.

den_sobornosti_epohalnaya_peremoga_ili_godovschina_istoricheskogo_anekdota_3174

Правительство ЗУНР в изгнании, в центре - Евгений Петрушевич. 1920 год

Впрочем, времена, когда УГА являла собой серьёзную боевую силу, остались в прошлом. Боеспособность «галичан» всерьёз подкосили проблемы со снабжением (естественные для армии без тыла), кроме того, не утихала эпидемия тифа. Поэтому в дальнейших боевых действиях 1919 года УГА, дислоцировавшаяся в Одессе и окрестностях, участия не принимала.

В конце 1919 года глава правительства ЗУНР в изгнании Петрушевич официально разорвал «Акт злуки». А 21 апреля 1920 года Петлюра заключил Варшавское соглашение с поляками, в котором признал территорию ЗУНР владениями Польши. Это окончательно поставило точку на недолгой истории этой попытки УНР стать «собирательницей украинских земель».

Финал и послесловие

В феврале 1920 года, когда белогвардейцы оставили Одессу, УГА перешла на сторону большевиков. Это решение, опять-таки, не было лишено определённого политического смысла: ведь теперь именно большевики воевали с главным врагом УГА – поляками, на стороне которых сражались и остатки петлюровских войск. Так «галичане» во второй раз сменили сторону в гражданской войне – и снова оказались по разные стороны с петлюровцами.

В Гражданской войне на Украине победа досталась красным – и продвигаемому ими проекту «Украинская социалистическая республика». И именно в рамках этого проекта и состоялось подлинное и фактическое объединение украинских земель. Правда, случилось это значительно позже – в 1939 году в ходе т.н. Польского похода Красной армии. Именно эти события, произошедшие как следствие широко осуждаемого в современной Украине пакта Молотова-Риббентропа, привели к реальному включению Западной Украины в состав украинского государства – УССР. Объединение Украины под эгидой УССР было окончательно закреплено в ходе Ялтинской конференции в 1945 году. Так что реальный «День соборности» можно было бы праздновать хоть 29 сентября (в память о 29 сентября 1939 года, когда закончился Польский поход РККА), хоть 28 октября (в честь освобождения Украины от немецко-фашистских захватчиков 28 октября 1944 года), хоть 11 февраля (в честь окончания Ялтинской конференции 11 февраля 1945 года). Любая из этих дат подходит, так как является оправданной с исторической точки зрения.

Что же касается 22 января 1918-го года и подписания «Акта злуки», то эта дата никогда не обрела бы придаваемого ей сегодня в Украине значения, если бы не интересы идеологических наследников УНР, сегодня пытающихся «задним числом» выиграть проигранную некогда Гражданскую войну.

Однако история не ведает сослагательных наклонений.

Юрий Ткачёв

Источник: Таймер

Социальные комментарии Cackle