Геоботаник Павел Пряников о В. И. Ленине и семье Ульяновых

12.05.2017 12:35

Вернуться назад Комментировать

243975_original-e1494472346637

Сегодня на сайте издания «Комсомольская правда» появилась публикация «Ильич покупал немецких коров и варил сыр». Журналист издания Елена Кривякина взяла интервью у Павла Николаевича Пряникова. Странно то, что в данном интервью геоботаника Павла Пряникова, закончившего в 1994 г. билогический факультет МГУ им. Ломоносова, ведущего свою деятельность в области журналистики и блогерства, вдруг назвали историком.

В данном интервью Павел Пряников повторил практически все то, что ранее было написанно в 2012 г в публикации «На какие деньги жил Ленин», которая была размещена на основанном им же лично блоге Толкователь.

Я неоднократно пытался выяснить у Павла Пряникова источники данных, которые были приведены в данной публикации, но ответа так и не получил.

Чтобы информировать читателей о том, что собой представляет материал «На какие деньги жил Ленин», мною была осуществлена публикация серии постов (7 постов). (Редакция сайта Коммунист опубликует их всех по частям).

Автор Ярослав Козлов

Лживая статейка Павла Пряникова «На какие деньги жил Ленин»

Уважаемые читатели, 4 сентября в блоге Толкователь, основатель этого блога Павел Пряников опубликовал лживую статейку «На какие деньги жил Ленин«. По своей наивности, я пытался выяснить у Павла Пряникова источник лживых данных, приведенных в статейке. Так я оставил несколько комментариев, но на них не было ответа, затем я написал на электронную почту блога Толкователь tolkvolk@gmail.com , ответа также не последовало, затем я оставил запись на странице (на стене) в соц сетях «в контакте» блога Толкователь и персональной странице Павла Пряникова, ответа нет, затем я оставил комментарий в жж Павла Пряникова, ответа нет, затем я отправил персональное сообщение в жж Павлу Пряникову, ответа также не было. Единственная реакция была на один мой комментарий в блоге Толкователя, но конечно же ответ был не по заданным вопросам.

Уважаемые читатели, о чем это все говорит? О том, что мы имеем дело с обычным фальсификатором истории, при чем самого низшего разряда. Сделав брос в интернет лживых данных, Павел Пряников трусливо начал избегать ответов на мои вопросы. Для него не важна истина, он не хочет разобраться в вопросе. Так как если бы он хотел разобраться и выяснить, то конечно же он не поступал как трусливый лживый фальсификатор.

Статейка Павла Пряникова представляет самую настоящую бездарность и полное незнание исторических фактов, Конечно, что мы можем ожидать от человека, который у себя в жж пишет такую чушь

«PS Кстати, Владимир Ильич Ленин в своём имении Кокушкино занимался передовым сельским хозяйством — выращивал гречиху, овёс, выписал породистых коров из Дании. Если бы не преследование царской охранки, возможно, из Ленина состоялся бы передовой агроном».

Хочу заметить , что Павел Пряников не знает не только историю, но и географию. Так он удосужился в своей лживой публикации даже указать неправильное расстояние от Алакаевки до Самары, которое, как известно из воспоминаний родственников В .И. Ленина, составляется 50 верст, т .е. 53 км (В БСЭ — 55 км)

Казалось, можно было не замечать лживую статейку «На какие деньги жил Ленин», но так как она после вброса, в блог Толкователь, а также в жж, начала расходиться по интернет пространству, я решил разобрать всю эту бездарную чушь.

Так я уже сделал ряд постов (о покупке матери Ленина имении и о  том, как действительно происходила встреча Ленина и большевика Валентинова в Женеве в 1904 году). Сегодня очередное продолжение.

В лживой публикации «На какие деньги жил Ленин» указано: » Зато другое имение Ульяновых – в Кокушкине (доставшееся им от деда по материнской линии) – давало исправный доход (до 2000 рублей в год; следили за ним двоюродные брат и сестра Ленина – Ардашевы, а управляющим был чех Крушвиц).»

А вот, как было на самом деле:


«С конца ХVII в. д.Кокушкино принадлежала дворянам Веригиным. Через два столетия очередной владелец, испытывая материальные затруднения, решил его продать. В архивном фонде Казанской палаты гражданского суда имеется дело «О совершении купчей крепости по на недвижимое с крестьянами имение между коллежским асессором Петром Алексеевичем Веригиным и надворным советником Александром Дмитриевичем Бланком» за 1848 г. Как следует из текста документов сразу куплю-продажу совершить не удалось. Веригин вел судебную тяжбу с наследниками купцов Войлошникова и Габбасова, а также имел несколько кредиторов, у которых брал деньги под залог имения. В результате на имение было наложено запрещение.

И 4 августа 1848 г. был заключен договор в нижеследующем:

  1. «Я, Веригин, отдаю ему Бланку на двенадцатилетнее содержание собственную свою деревню Казанской губернии Лаишевского уезда Янасалы, Кокушкино тож, с сорока с ней душами дворовых и крестьян с женами и детьми их после ревизии рожденными, со всем господским и крестьянским имуществом, строением, скотом, птицею и со всем прочим господским имуществом какое имеется в деревне и со всею землею, обозначенной в плане Генерального межевания, с лесом, покосами, водами и другими угодьями и вновь выстроенной мельницей о двух поставах на реке Ушне…
  2. Я, Бланк, обязан уплачивать ему, Веригину ежегодно за арендное содержание триста восемьдесят четыре рубля серебром, несмотря на урожай или неурожай…».

По снятии с имения запрещения обязывались Веригин – продать, а Бланк – купить указанное имение, а данный договор уничтожить. Согласно имеющемуся в деле прошению о совершении купчей крепости от 5 ноября 1848 г., запрещение с имения было снято в этом же году, и Кокушкино было продано А.Д.Бланку по цене 240 рублей за каждую ревизскую душу, всего 9 600 рублей серебром. Что же касается господского имущества, то оно большей частью находилось в старом обветшалом состоянии. Общее количество приобретенной земли составляло 462 десятины (1 десятина – 1,09 га).

После реформы 1861 г. часть земли была выделена в надел крестьянам. Сохранилась уставная грамота, составленная помещиком Александром Дмитриевичем Бланком. По данной грамоте по сельцу Кокушкино значится: дворовых – 9 душ и крестьян – 30 душ (считались только мужчины). На каждую ревизскую душу выделялось 4 десятины земли в постоянное пользование. При этом с каждого надела причиталось платить 9 рублей в год и отрабатывать на господской земле мужчинам: 24 дня летом и 16 дней зимой, женщинам: 18 дней летом и 12 дней зимой.»(1)

Через полтора года после приобретения имения А. Д. Бланк получает заем от Казанского приказа общественного призрения в сумме 3200 рублей серебром сроком на 26 лет. 9 (21) марта 1849 г. на имение было наложено запрещение, включая 40 ревизских душ мужского пола.(2) Полученные взаймы деньги от Казанского приказа общественного призрения А. Д. Бланк вернул достаточно быстро. Уже 23 июля (4 августа) 1849 г было объявлено о разрешении на имение.(3) Однако в 1857 г. Казанская казенная палата вновь наложила запрещение на имение А. Д. Бланка «во обеспечение исправной им поставки в течении 1857 года для с.-петербургских и попутных магазинов овса ста пятидесяти четвертей всего на сумму триста тридцать семь рублей пятьдесят копеек серебром»(4) В 1859 г. Александр Дмитриевичу вновь пришлось прибегнуть к займу. В печати появилось сообщение: «От Казанской палаты гражданского суда … 3-е) 20 апреля за № 2138. По распоряжению этой же палаты. 11952 Бланк Александр Дмитриев. надворный советник. По выданному 17-го марта 1859 года за № 16-м на имение его Бланка свидетельству запрещается имение, состоящее Казанской губернии Лаишевского уезда в сельце Янысалех (Кокушкино тоже) по 10-й ревизии тридцать девять душ мужского пола, с принадлежащею к ним землею»(5)

После смерти Александра Дмитриевича Бланка 17 июля 1870 г. имение в Кокушкино перешло к его наследникам. К сожалению, самого текста духовного завещания обнаружить не удалось. Но сохранившиеся в архивном фонде Казанского отделения Дворянского земельного банка документы позволяют частично восполнить его отсутствие. Так, Любовь Александровна Бланк, в первом замужестве Ардашева, во втором – Пономарева получила по завещанию мукомольную мельницу о двух поставах на реке Ушне с землей при ней количеством 13 десятин и всеми постройками. Земля же в размере 432 десятин находилась в общем владении той же Любови Александровны Пономаревой, ее сестры Анны Александровны, в замужестве Веретенниковой и их племянников Залежских.»(6)

Замечу, что с датой смерти А. Д. Бланка существуют неясности. Так впервые упоминание о А. Д. Бланке мы находим в брошюре Александра Аросева «Материалы к биографии В. И. Ленина» М., «Московский рабочий», 1925. 31 с. Он приводит года жизни А. Д. Бланка: 1802-1873, при этом, он не дает ссылки на источник.(7 )А в метрической книге церкви села Черемышева ( к ее приходу относилась и деревня Кокушкино) за 1870 год содержится запись: «Месяц и день смерти: июлий 17. Погребение 18. Звание, имя, отчество и фамилия умершего: прихода села Черемышева, деревня Кокушкина, надворный советник Александр Дмитриевич Бланк 71 года. От чего умер: от преклонных лет»(8).

Но, что интересно, есть следующее решение Казанского окружного суда от 21 апреля 1873 г.: «… по случаю утверждения статскую советницу Анну Александровну и дочерь ее Анну Иванову Веретенниковых, жену коллежского советника Любовь Александрову Пономареву, жену статского советника Марию Александрову Ульянову, жену статского советника Екатерину Александровну Залежскую, жену коллежского асессора Софию Александровну Лаврову в правах наследства к имуществу Александра Дмитриева Бланка и вводе их во владение наследственным имением согласно определению Казанского окружного суда, состоявшемуся 9 марта 1873 года, запрещение переводится на имя означенных гг. Веретенниковых, Пономаревой, Ульяновой, Залежской и Лавровой»(9)

Итак, завещания А. Д. Бланка не найдено, но были найдены документы Казанского отделения Дворянского земельного банка, из которых следует, что наследство досталось Любови Александровны Пономаревой, ее сестре Анне Александровны, в замужестве Веретенниковой и их племянников Залежских. Возникает вопрос, а какой год стоит на документах Казанского отделения Дворянского земельного банка? Исходя из текста, мы видим, что подразумевается 1870 г., но не видя самих документов, сказать, какая точно стоит в них дата, не можем.

Решение Казанского окружного суда 1873 г вносит дополнительные вопросы. Тут можно предположить несколько вариантов. Так А. Д. Бланк умер не в 1870 г , а 1873 г. , так как согласно решению Казанского окружного суда наследники вступают владение имением в 1873 г. Исходя из этого, умер А. Д. Бланк именно в 1873 г, так как если бы он умер 1870 г , родственники не могли ждать 3 года, чтобы затем в 1873 г вступить во владение наследством

Другой вариант развития событий, предполагает, что в 1870 г. первый раздел имения, а в 1873 г произошел второй раздел, т .е. имение было поделено уже в отличии от 1870 г. между родственниками по другому.

Не видя документов, сказать точно, как было на самом деле в этот период времени, не представляется возможным. Одно точно мы знаем, что в 1873 году имение было поделено среди следующих родственников:

Бланк Анна Александровна (30.08.1831-1897), в замужестве Веретенникова.
Веретенникова Анна Иванова, дочь Бланк (Веретенниковой) Анны Александровны
Бланк Любовь Александрова (20.08.1832 — 24.12.1895), в первом замужестве Ардашева, во втором браке Пономарева.
Бланк Мария Александровна (22.02. 1835 — 12.07. 1916), в замужестве Ульянова
Бланк Екатерина Александровна (09.01. 1834 — 1883), в первом браке Алехина. во втором браке Залежская
Бланк София Александровна (24.06. 1836 — 1897). в замужестве Лаврова.(10)

Ольга Федотова пишет : «По раздельному акту, утвержденному 9 января 1885 г., земля была поделена между всеми наследниками. 206 десятин 253 сажени земли с усадьбой перешли во владение Любови Александровны Пономаревой». (11) Мы видим, что 1885 г. было очередной раздел имения. Можно предположить, что это как-то связано с смертью в 1883 г. Бланк (Залежской) Екатерины Александровны, но опять же, почему в 1885 был осуществлен раздел имения, сказать точно мы не можем.

«Постройки в имении включали в себя господский дом, людскую, конюшню, скотную избу, каретник, курятник, 4 житницы, погреб, баню, сарай, мельничный амбар и зерносушилку. Усадьба занимала 1,9 десятины, остальная земля была пахотной и сенокосной. Засевалась овсом, горохом и гречей. Обрабатывалась частью наемными рабочими, частью отдавалась в обработку крестьянам.

В урожайный год с одной десятины получали 60 пудов овса, 100 пудов гороха, 60 пудов гречи. Общий доход имения в 1880-е годы составлял 2 669 рублей в год. Из них 1 659 рублей тратилось на ремонт строений и инвентаря, страхование от огня, наем рабочих, покупку семян, удобрений и т.д. Итого чистый доход с имения составлял 1 010 рублей в год.

На имение было наложено запрещение в обеспечение занятых владелицей имения у казанского цехового Степана Алексеева 3 000 рублей и у жены действительного статского советника Марии Александровны Ульяновой 5 500 рублей. В 1886 г. Пономаревой под залог имения была выдана ссуда в размере 13 000 рублей сроком на 48 лет и 8 месяцев. При этом часть ссуды должна была пойти на погашение долга Марии Александровне Ульяновой. Что и было сделано. Впоследствии, в 1892 г. Пономаревой вновь был совершен залог имения в обеспечение займа у Марии Александровны Ульяновой в 5 000 рублей. Этот долг, также как и долг по банковской ссуде в 9 300 рублей перешел в 1896 г. по наследству к сыну Пономаревой Дмитрию Александровичу Ардашеву.

Сохранилась копия протокола заседания Казанского окружного суда от 10 октября 1897 г. по делу о продаже недвижимого имения землевладельца Ардашева в селе Кокушкино Черемышевской волости Лаишевского уезда. Согласно этому документу в марте 1897 г. было осуществлено взыскание с Ардашева долга в 5 000 рублей в пользу вдовы Марии Александровны Ульяновой. Принимая во внимание невозможность выплаты долга, имение было описано судебным приставом, оценено в 10 000 рублей и назначено в установленном порядке на продажу с публичного торга при Казанском окружном суде. Торги состоялись 24 сентября 1897 г. Наивысшую цену за имение – 15 000 рублей предложил надворный советник Владимир Иванович Веретенников. По окончании торга Веретенников внес задаток в 1 500 рублей. По правилам торгов остаток суммы должен был быть внесен в течение семи дней, но Веретенников этого не сделал. Таким образом, суд решил закрепить имение в Кокушкино за Марией Александровной Ульяновой за 10 000 рублей с переводом долга 9 205 рублей Дворянскому земельному банку.

16 апреля 1898 г. казанским нотариусом Э.К.Михайловским на основании решения Казанского окружного суда была оформлена купчая крепость на покупку имения Марией Ульяновой, а 21 апреля того же года тем же нотариусом была оформлена купчая крепость на продажу Ульяновой Кокушкина крестьянину села Черемышева Лаишевского уезда Николаю Николаевичу Фадееву, который и владел имением до Октябрьской революции.»(12)


Замечу также, что никакого управляющего Крушвица в имении Кокушкино не было.

  1. Ольга Федотова начальник отдела публикации, Национального архива Республики Татарстан.»Документы по истории села Кокушкино (имения А.Д.Бланка)«
  2. Санкт-Петербургские сенатские объявления о запрещениях на недвижимые имения. 1849. 13 апр. № 30. с. 806; Санкт-Петербургские сенатские объявления… 1849. 16 июля № 57 с. 1193-1194. Цит. по: докторская диссертацию Штейн М.Г. Дворянские роды Ульяновых и Лениных в истории России. 2007 стр. 258
  3. Санкт-Петербургские сенатские объявления о запрещениях на недвижимые имения. 1849. 23 июля № 59 с. 485 Цит. по: докторская диссертацию Штейн М.Г. Дворянские роды Ульяновых и Лениных в истории России. 2007 стр. 258
  4. Санкт-Петербургские сенатские объявления о запрещениях на недвижимые имения. 1857. 16 марта № 22 с. 866 п. 5365 Цит. по: докторская диссертацию Штейн М.Г. Дворянские роды Ульяновых и Лениных в истории России. 2007 стр. 259
  5. Там же. 1859. 6 июня № 45 Цит. по: докторская диссертацию Штейн М.Г. Дворянские роды Ульяновых и Лениных в истории России. 2007 стр. 259
  6. Ольга Федотова начальник отдела публикации, Национального архива Республики Татарстан. «Документы по истории села Кокушкино (имения А.Д.Бланка)«
  7. Абрамова, О.; Бородулина, Г.; Колоскова, Т. Между правдой и истиной (Об истории спекуляций вокруг родословия В.И. Ленина).1998
  8. РЦХИДНИ. Ф.11. Оп.2. Д.35. Л.4. Цит по: Абрамова, О.; Бородулина, Г.; Колоскова, Т. Между правдой и истиной (Об истории спекуляций вокруг родословия В.И. Ленина).1998
  9. Санкт-Петербургские сенатские объявления о запрещениях на недвижимые имения.1873. 11 июля. № 55 Цит. по: докторская диссертацию Штейн М.Г. Дворянские роды Ульяновых и Лениных в истории России. 2007 стр. 259
  10. Н. Зенькович «Самые секретные родственники» . 2005
    Замечу, что даты рождения у Н. Зеньковича в ряде случаев являются не точными.
  11. Ольга Федотова начальник отдела публикации, Национального архива Республики Татарстан. «Документы по истории села Кокушкино (имения А.Д.Бланка)«
  12. Ольга Федотова начальник отдела публикации, Национального архива Республики Татарстан. «Документы по истории села Кокушкино (имения А.Д.Бланка)«

Продолжение, в котором будет рассмотрена каждая сумма упомянутая в лживой статье блога Толкователя следует

Источник: Коммунист.ру

Социальные комментарии Cackle