«Бежать не в бункер, а в военкомат»



« Назад

06.11.2014 07:53

События на Украине и Донбассе заставили всерьез задуматься о том, что будет, если улица, по которой ты недавно гулял с детьми, превратится в зону боевых действий. И опровергли теории многочисленных «выживальщиков» которые были уверены, что карабин и запас тушенки смогут помочь в этой ситуации.

9760446__5242916

 

В «МК в Нижнем» № 38 мы рассказывали про ополченца Доктора из батальона Алексея Мозгового «Призраки», который приехал в Нижний за помощью для своего подразделения. Он рассказал о выживании на войне.

События на Донбассе и Луганщине вызвали нездоровый подъем воинского духа у многочисленного «виртуального воинства». С этого мы и начали разговор с Доктором в прокуренной комнатухе неприметной гостиницы у Московского вокзала.

О геймерах и менеджерах

- Разумеется, некая истерия есть, и многие на этом греют руки. Но не стоит забывать, что это горячая тема, СМИ делают ее рейтинговой. Поэтому реакция обывателя вполне предсказуемая. Ситуация на Луганщине и Донбассе волнует общество, вызывает споры, и это гораздо лучше, чем если бы она замалчивалась. «Истерия» доносит до нас, пусть запоздало, что родину, оказывается, надо защищать. И хотя бы отслужить год в армии. Не обязательно воевать, хотя бы походить строем! Это дает элементарные навыки, которые нужны для выживания в зоне боевых действий. Услышав команду «к бою», служивший человек все сделает машинально. А не служивший будет размышлять, надо ли это делать? В результате может погибнуть и он, и его товарищи. Поэтому пусть те же геймеры, менеджеры, мерчендайзеры задумаются сейчас о том, что, если в стране начнется большая заваруха, нужно уметь не только кнопки на компьютере нажимать, а иметь хоть какие-то армейские навыки.

Кстати, я и многие, кто там воюет, обратили внимание на необходимость призывной армии. Хотя, признаюсь, раньше был за контрактно–профессиональную. На Украине последние лет 20 было очень либеральное призывное законодательство. Служили в армии, практически, только те, кто хотел. А потом началась гражданская война – призывать некого! Гонят неподготовленное «пушечное мясо», тех же менеджеров. А против них - почти у всех воинские специальности! Тот, кто 20 лет назад чему-то в армии научился, а потом забыл, легче вспомнит свои умения, чем будет обучаться с нуля.

О «выживальщиках»

- «Выживальщиков» я видел достаточно много, но они хороши только в мирное время. Даже в лихие 90-е людей массово не убивали на улицах. А на войне он - желанная добыча любой мимо идущей банды. Тем более что патроны и тушенка быстро заканчиваются. Спасение может быть только в объединении. Быть не в банде, а в организованной группе, где накормят, оденут-обуют и дадут оружие. Мало того, могут пристроить детей и родных.

У нас в подразделении служат целыми семьями. Самоотверженной поварихе помогает на кухне 16-летняя дочь, а ее сын и муж воюют. Еще пример. Старшина заметил стариков, которые кормились на помойке. Теперь они столуются на нашей кухне. Инфраструктура крупного организованного формирования – гарант не только выживания, но и более-менее стабильной жизни. Будь у тебя хоть танк, но если ты один, то рано или поздно захочешь спать. И тогда ты желанная добыча. Поэтому бежать следует не в бункер и не в лес, а в военкомат.

Работать руками

- На войне востребован любой человек, который умеет работать руками. Хоть чинить обувь или шить одежду. Это лучшая страховка, чем тот же автомат и тушенка. У людей виртуальных профессий большой шанс умереть с голоду: у программиста не будет электричества для компа, а у менеджера - клиентов.

Психологический настрой

Не поддаваться настроению. Понять, что ты один из организмов этого мира, и далеко не уникальный.

О «военном синдроме»

- У меня его нет. Сейчас я гуляю по городу и отмечаю только красивых девушек. И нет негативизма к «зажравшемуся обывателю». Я взрослый человек и понимаю, что мировой справедливости мне не создать, и на это у меня нет никаких полномочий. Кто-то едет на «мерсе», а я иду в драном камуфляже, но это не вызывает негатива. Я самодостаточен.

Да и вообще, термин «военный синдром» был придуман в 60-х годах прошлого века, чтобы продвинуть продажу антидепрессантов и обеспечить доходы психоаналитиков. Мой знакомый после Чечни быстро излечился от «чеченского синдрома». После его рассказов о необъяснимой агрессии, врач в нижегородском госпитале подвел его к двум уже очень старым ветеранам Великой Отечественной войны и сказал, что они прошли более страшную бойню, но у них «немецкого синдрома» нет. С тех пор единственным проявлением «чеченского синдрома» у него была привычка после еды облизывать ложку и класть в карман. Вспомним, что создатели самых искрометных комедий и смешных образов – бывшие фронтовики: Гайдай, Никулин, Папанов, особенно несуразный и глубоко позитивный образ механика Смирнова из «В бой идут одни старики». А ведь этот актер прошел настоящий ад!

Гарант безопасности

- Это у меня накипело в душе, и я бы хотел поделиться с читателями «МК в НН». На войне понимаешь, что не надо выступать против своего государства, каким бы оно не было. Конечно, если оно не откровенно фашистское. Может, это верноподданическое мнение, но выстраданное. Государство может быть хоть каким-то гарантом безопасности. И тебе, и твоим детям, и тем, кто слабее тебя. Справедливого государства не бывает. Бардака всегда и везде хватает. Справедливости не предусмотрено природой: есть ли ее критерий? А государство для того и создано, чтобы эту всеобщую справедливость привести к более менее приемлемому знаменателю: чтобы тот, кто сильнее меня, не взял меня в рабство. Но нельзя путать справедливое возмущение (гражданский протест) и ситуацию, когда люди берутся за оружие (гражданское неповиновение). Последнее сразу выпадает из гражданского общества и лишает нас всех его гарантий.

О чиновниках, либеральных законах и возможности договориться

Поневоле разговор вернулся к жизни в мирной России. И многим ее нелицеприятным сторонам: взяточничество чиновников, несуразное законодательство и т.д. Война учит во всем видеть положительные стороны.

- Утверждать, что в воровстве местечковых чиновников виноват глава государства, могут только люди, которые никогда не руководили сами. При этом, критикуя, признают его всемогущество. Президент с вершины своей ответственности не может прийти в глухое село и покарать кого-то. Он не Бог, и не может уследить за огромным количеством чиновников. Для этого есть соответствующие органы.

Что было на Украине? Раньше кричали: «Янукович – вор, хуже, чем при нем, быть не может!». Прошло время, и оказалось, что может! Убитые люди висят на проводах! Сейчас по Украине бродит множество мелких банд. Они вооружены и делают, что хотят. И мы к этому придем, если не будем хоть как-то едины.

Да, у нас есть на что жаловаться. Но возьмем, например, российские законы. Они позволяют просто так убивать и насиловать? «Суровость российских законов оправдывается их необязательностью». Это и преимущество и недостаток. С одной стороны, мы люди глубоко свободные: мы всегда можем сказать ненавистному начальнику «да пошел ты...» и пойти работать в другое место. Или поехать воевать на Донбасс, как наши предки «бежали на Волгу» или в Сибирь. Да и государство у нас гуманное: всегда можно договориться с его представителями!

Источник: MK.RU



Социальные комментарии Cackle