Одесситы — о Высоцком, или Как знаменитый поэт и актёр стал альпинистом в «Вертикали»



« Назад

26.01.2017 07:31

25 января Владимиру Высоцкому исполнялось бы 79 лет.

Известный исполнитель авторских песен, поэт, актёр театра и кино родился в 1938 году в Москве, а умер на 43-м году жизни. Высоцкий неоднократно бывал в Одессе, снимался на Одесской киностудии в картинах «Вертикаль», «Короткие встречи», «Белый взрыв», «Опасные гастроли» и «Место встречи изменить нельзя». Для этих фильмов он написал песни (также ещё для двух картин киностудии — «Внимание, цунами!» и «Контрабанда»). Кроме того, артист снялся в двух картинах — «Служили два товарища («Мосфильм») и «Интервенция» («Ленфильм»). Съёмки тоже проходили в Одессе.

ТАЙМЕР пообщался с одесситами, знакомыми с Владимиром Высоцким по работе в Одессе и вспомнившими о его съёмках в нашем городе.

Станислав Стриженюк, редактор Одесской киностудии:

— В 60-е годы я был не только редактором, но и возглавлял худсовет киностудии. В те годы под плановым контролем совета нужно было выпускать до 10 фильмов в год. Так получилось, что к выполняемому плану не хватало одного качественного приключенческого фильма. Тогда в 1966 году я поехал в Москву, где встретился со сценаристом и режиссёром Сергеем Тарасовым. У него лежал сценарий «Мы – идиоты», позже переименованный в «Вертикаль». По этому сценарию к концу года киностудия успела сдать художественный фильм, в котором роль альпиниста–радиста Володи сыграл Высоцкий. А как он попал на съёмки — это отдельная интересная история.

1485351182_5644

Когда я был в Москве, я остановился в гостинице «Центральная». Прочитав порядка 70 страниц сценария, решил поужинать, а дело было уже около 12 ночи. Я пошёл в единственный в это время работавший ресторан Всесоюзного театрального общества (ВТО), который закрывался в 3 часа ночи. Показав удостоверение швейцару, зашёл в зал и увидел, что там сидят только четыре человека. У официанта узнал, что это были Владимир Высоцкий, Андрей Тарковский, Андрей Макаров и Левон Кочарян. Решив познакомиться с ними и прихватив две бутылки коньяка, я подошёл и поставил их на стол с словами: «Я — Станислав Стриженюк, главный редактор Одесской киностудии, украинский поэт». Они переглянулись и сказали: «Садись». Вот так и произошло моё знакомство с Высоцким… Мы всей компанией сидели, разговаривали до 3 часов, а потом пошли к Левону Кочаряну домой, где Высоцкий до 6 утра пел свои песни…

Вскоре после моего возвращения на киностудии было принято решение снимать картину по сценарию Тарасова. Молодые режиссёры Борис Дуров и Станислав Говорухин пригласили Володю в картину, а он тогда ведь был малоизвестен. Но я–то уже знал, что он — очень способный характерный актёр, исполняющий авторские песни, и поддержал его кандидатуру. После утверждения нового переработанного варианта сценария с песнями Высоцкого мы пригласили его на кинопробы. Он появился в Одессе где–то в начале июля 1966 года — подтянутый, обаятельный и, конечно, с гитарой. Молодой актёр сразу завоевал симпатии творческой группы. Сами же съёмки начались в середине июля и проходили в Баксанском ущелье у подножья Эльбруса. Местом размещения съёмочной группы стала гостиница «Иткол», из окон которой были хорошо видны кавказские горные вершины. Я это видел сам, потому что один раз приезжал на съёмки «Вертикали». В первый день приезда зашёл в номер к Володе и увидел такую картину: он сидит с гитарой на ковре, а вокруг американские горнолыжники. Я попал в разгар концерта и видел, с каким восхищением эти ребята смотрели на Володю, который как всегда пел с надрывом, выкладывался без остатка.

А съёмки «Вертикали», в которой Высоцкий сыграл радиста–альпиниста, закончились в декабре, но после этого мы с ним встречались ещё не раз. Так, на сдаче картины на худсовете выяснилось, что на плёнках с фильмом записаны 12 песен Высоцкого. Я сказал Володе: «12 песен на фильм из 9 частей по 300 метров — это слишком много, получится твой концерт. Надо убрать три песни». Что он и сделал. Но по разным причинам в картину вошли только 5, а центральной стала «Песня о друге». А ставшая позже очень известной песня «Скалолазка» тоже не попала в картину, так как сцена, в которой предлагалось её использовать, была вырезана. Вообще, все песни, выпущенные отдельной пластинкой после выхода картины, стали петь в разных уголках СССР. В них воплотились эмоции и все впечатления Высоцкого от пребывания в горах, от знакомства с очень мужественными людьми. Ну а после нашей встречи на худсовете Высоцкий на одной из моих книг написал: «Моему первому редактору Стасу Стриженюку от Володи Высоцкого». Сейчас эта книга находится в Одесском литературном музее.

Добавлю что после «Вертикали», получившей большую всесоюзную популярность, Высоцкий стал активно сниматься в Одессе — у Киры Муратовой, Георгия Юнгвальд–Хилькевича и Станислава Говорухина.

1485351227_8608

Высоцкий в «Вертикали»

Cветлана Потапенко, актриса:

— Мы познакомились весной 1968-го в портклубе. Там работала студия киноактёра при Одесской киностудии, в которой я училась. Однажды нам сказали, что будет концерт Высоцкого. Я тогда не была его поклонницей и о нём мало что знала. Была удивлена, что, несмотря на отсутствие предварительной рекламы, зал портклуба был полон. Многие пришли с бобинными магнитофонами, чтобы записать концерт. Я стояла за кулисами у окна. Появился Высоцкий. Он почему-то сразу на меня обратил внимание и сказал: «Что за удивительное создание! Познакомьте меня». Я назвала своё имя. Высоцкий ещё раз посмотрел на меня с интересом и пошёл на сцену. Спев несколько песен и вернувшись за кулисы, опять что–то мне сказал. И так несколько раз. Я слышала, как его песни с восторгом воспринимал переполненный зал и мне стал интересен феномен Высоцкого. Через некоторое время я была в гостях у ныне покойного режиссёра Валентина Козачкова. Он собрал наш курс в гостинице Одесской киностудии. Высоцкий жил там же на втором этаже. Вдруг он пришел в комнату Козачкова и говорит: «Ребята, послушайте, я только, что написал песню». Мы, молодые, слушали с восхищением, а он спел знаменитую «Ноль семь»…

Затем мы встретились на съёмках фильма «Опасные гастроли» в 1968 году. Это было в ТЮЗе, который тогда располагался в переулке Чайковского возле Оперного театра. В картине я сыграла дочь генерал–губернатора Одессы, роль которого исполнял знаменитый Иван Переверзев. Моя роль была без слов. Я сидела в зале. Отсняли эпизод. И тут Высоцкий попросил меня посидеть в ложе. Зачем? Пока он пел одну из песен к фильму, ему нужен был понимающий слушатель. Потом, уже после съёмок, подошёл, поцеловал и поблагодарил за то, что я ему помогла. Видела его и в другие съёмочные дни, например, в Доме учёных, где он пел знаменитую песню про Одессу. Ещё раз мы встретились через много лет на киностудии — столкнулись прямо на дорожке. Он пригласил меня пообедать, но я отказалась, так как очень спешила. А в последний раз виделись летом 1978 года в разгар съёмок картины «Место встречи изменить нельзя». Я стояла у окна в недавно построенном административном здании киностудии. По пустынному коридору, глядя по сторонам, шёл Высоцкий. Увидел вдруг меня, сказал: «Вот хожу и разглядываю, что тут без меня понастроили». Кстати, я тоже должна была сниматься в «Месте встречи», но мне пришлось срочно уехать из Одессы и не сложилось.

1485351634_3295

Фрагмент экспозиции Одесского музея кино

Виллен Новак, режиссёр Одесской киностудии:

— Мы познакомились с Высоцким в конце 60-х годов — уже после съёмок «Вертикали». Это произошло в коридоре Одесский киностудии. Я дружил с режиссёром Самвелом Гаспаровым, а он знал Высоцкого и собирался снимать его в одной из картин. Мы увидели Владимира Семёновича, идущего по коридору, Гаспаров с ним поздоровался, разговорился и сказал: «А вот это одесский режиссёр, который тоже хотел бы тебя снимать». Высоцкий спросил: «А это наш человек?». Самвел ответил: «Наш». Мы ещё постояли вместе, поговорили, и уже тогда у меня сложилось впечатление, что рядом со мной какой–то человек из космоса — от него шло какое–то магнитное поле.

Потом мы встретились в гостинице киностудии «Куряж», где я некоторое время жил. Высоцкий пел для своих знакомых, и его голос в коридоре был очень громко слышен. Я заглянул в комнату, он меня узнал, мы поздоровались. Я остался и услышал необычные песни, которые произвели на меня глубокое впечатление. Но скажу, что у меня с Владимиром Семёновичем никогда не было близких и дружеских отношений. Кстати, Высоцкий в моей судьбе сыграл удивительную роль, сам того не зная. Но для меня эта роль — не очень позитивная. Дело в том, что именно я изначально должен был снимать фильм «Место встречи изменить нельзя» по книге братьев Вайнеров «Эра милосердия». Уже приехал в Одессу Аркадий Вайнер, который видел мой фильм «Красные дипкурьеры». В общем, Вайнеры дали студии добро именно на меня. Но наша редактор Евгения Рудых показала книгу Говорухину, и он тоже захотел снимать. А потом сам Высоцкий, прочитав книгу и узнав, что Одесская киностудия готова снимать со мной, сказал: «А кто такой Новак? Я хорошо знаю Говорухина, я снимался у него в «Вертикали». В итоге последнее слово было за Вайнерами, а они поддержали кандидатуру Говорухина. Поскольку я хорошо знал Говорухина, то он мне это всё и рассказал, но я скажу, что не в обиде ни на кого. Говорухин снял очень хороший фильм, в котором Высоцкий, безусловно, сыграл свою лучшую роль в кино — капитана Глеба Жеглова. Я бы сделал картину по–другому, с другим финалом, но она и так стала знаковой для Одесской киностудии и заслуженно получала различные награды.

1485351330_1413

В роли Глеба Жеглова

1485351518_4870

Одесские фильмы с Высоцким

Источник: Таймер



Социальные комментарии Cackle