Авторское право как сердце капитализма



« Назад

16.05.2015 07:21

copyrights-625x468-c

Разговоры об авторском праве современным левым зачастую кажутся чем-то второстепенным, побочным продуктом развития информационных технологий. Система взглядов на капитализм среди них строится на понятиях “наёмный труд”, “капитал” и “прибавочная стоимость”, и если авторское право как-то встраивается в эту систему, то обычно только в роли подвида капитала. 

Но на деле авторское право играет даже не просто роль двигателя капитализма, а роль незаменимого двигателя.

С самого своего зарождения капитал обязан высокими прибылями именно ограничению на распространение информации (прежде всего, на ремесленные и промышленные технологии). В этой мысли нет ничего нового — Маркс на страницах “Капитала” неоднократно показывал, как при отсутствии технологических преимуществ капиталисты за счёт конкуренции вынуждены постепенно снижать цены на товары до тех пор, пока сами не начнут жить на прожиточный минимум, как обычно живут рабочие. С точки зрения микроэкономики, капитализм может делать шаги вперёд или откатываться назад из-за накала или ослабления классовой борьбы, открытия новых рынков, спекулятивных изменений спроса, но только автоматизация позволяет человечеству прогрессировать на макро-уровне, а массовая автоматизация при капитализме невозможна без стимула в виде монополии на использование технологий.

Гораздо новее и важнее понимание того, что капитализм и умрёт ровно в тот момент, когда перестанет работать авторское право.
Эта грань, обозримая теперь уже на технологическом горизонте, является входом в так называемый “информационный коммунизм”, при котором копирование информации (прежде всего, необходимой как средство производства) будет бесплатным и неограниченным. Поскольку при бесплатном копировании каждый без труда может стать владельцем копии и изменить её, получится, что каждый является владельцем информации, что абсолютно точно будет соответствовать принципу “обобществления средств производства”, который обычно требуют от социализма.

В каких-то отраслях и для каких-то продуктов этот “коммунизм” уже наступил. Скажем, операционная система Android — ныне самая распространённая среди смартфонов — разрабатывается именно как программный продукт с открытым исходным кодом. Каждый может предложить изменения в исходники, сделать собственную версию или использовать этот продукт общего труда по своему усмотрению. Однако такие успешные открытые проекты — редкое исключение.

В большинстве случаев информационное производство всё ещё подчиняется чисто капиталистическим законам. И здесь нас интересуют ответы на три вопроса:

1) Почему общество идёт от капитализма к “информационному коммунизму”?

2) Можно ли, нужно ли и как именно способствовать упразднению авторского права?

3) Как “информационный коммунизм” соотносится с классическими представлениями о социализме и коммунизме?

Чтобы ответить на первый вопрос, нужно понять мотивацию современных производителей и потребителей информации.

С одной стороны, кажется, будто авторское право выгодно самим создателем продукта, поскольку позволяет получать доход с продаж своего детища. Однако на практике часто авторские права либо выкупают корпорации, либо же авторы сами являются лишь наёмными работниками в фирме, соответственно, все продукты труда принадлежат не им, а работодателям.

С другой стороны, те, кто не производит информацию, прямо заинтересованы в неограниченном копировании, ведь благодаря ему они смогут скачивать музыку, фильмы, программы и т. д., сколько душе угодно, продажи же их собственных продуктов (хоть той же самой рабочей силы) напрямую не пострадают. Более того, сами производители информации, даже если они владельцы своих продуктов, отчасти заинтересованы в этом, ведь помимо своих информационных продуктов они могут потреблять миллионы чужих продуктов.

Однозначный ущерб будет нанесён лишь владельцам корпораций и их топ-менеджерам, которые зарабатывают столько, что не считают деньги, которые тратят на покупку чужих информационных продуктов. 

Впрочем, как показывает практика, недостаточно одного желания какого-то общественного класса — для коренных изменений нужны материальные предпосылки. И такой предпосылкой в нашем случае стал Интернет, позволяющий пренебрежимо малыми затратами копировать информацию по всему миру, и при том легко обходить защиту, выставляемую копирайтерами.

Таким образом, ликвидация авторского права в современном виде — это требование прогресса и требование абсолютного большинства населения Земли.

Проблема здесь в другом: как обеспечить справедливую оплату труда создателям информации, если не через продажу копий? Вопрос этот чрезвычайно сложный и явно не проработанный до конца. Мы лишь приведём несколько путей решения, чтобы показать, что проблема решаема в принципе:

Во-первых, широко применяемый сейчас метод — это реклама во время использования продукта. Метод хорош по двум причинам: он избавляет от необходимости сложнейших расчётов потенциальной пользы продукта и фактических затрат на него, а также смягчает экономическое расслоение среди населения. Скажем, потребителю в развитой стране всё равно, отдаст он сразу за продукт 50$ или будет смотреть во время использования рекламу автомобиля, который он затем, возможно, купит. А вот китайский подросток, явно не имеющий денег на лицензионную версию какого-нибудь графического редактора (он, допустим, работает на кустарную фотостудию), не может купить продукт, но вполне может им пользоваться с просмотром рекламы, от которой ему ни тепло, ни холодно.

Очевидны и два коренных недостатка метода — далеко не всегда и не везде можно встроить рекламу, и если говорить о глобальном упразднении авторского права при постепенном переходе людей от физического и рутинного труда к труду творческому, то для рекламирования просто-напросто останется слишком мало подходящих продуктов.

Второй метод, редко сейчас применяемый из-за чудовищно больших затрат на расчёты, это процентные отчисления авторам в зависимости от того, сколько получатель продукта заработал на его использовании. Скажем, фотограф в США, получающий 5 000$ в месяц, должен отдавать за пользование 50$, а тот самый китайский подросток, получающий в месяц 100$, должен отчислять только 1$.

Очевидно, что этот метод является потенциально самым справедливым решением проблемы авторского права, но в то же время — самым трудоёмким, зачастую просто неподъёмным, ведь помимо расчёта долей в выручке нужно ещё и следить за исполнением всех условий договора, чтобы потребитель ни цента не укрывал от уплаты.

Третий метод — пока гипотетический — единая выплата из некоего общего фонда, который пополняется всеми государствами и служит для покупки информации сразу на всё человечество. Метод хорош тем, что избавляет от необходимости следить за использованием продукта — один раз заплатили и спите спокойно.

Однако есть и два недостатка: очень сложно точно предсказать, какая будет польза от продукта, и к тому же “общечеловеческий фонд” в таком случае станет монопольным покупателем, следовательно, получит возможность сбивать цены на информацию вплоть до прожиточного минимума создателей.

Можно комбинировать эти методы, можно придумывать новые, более совершенные, однако однозначно то, что сравнение копирования с воровством, согласно авторскому праву в современном виде, — это просто преступление против человечества.

Третий вопрос, о соотношении классического понятия “коммунизм” с “информационным коммунизмом” — это фундаментальный вопрос исторического материализма. Прежде всего потому, что опрокидывает известные и долго бытовавшие в народе и даже в научных кругах представления о развитии труда.

Напомним, что Энгельс, один из основоположников истмата, считал, что при коммунизме разделение труда будет уничтожено, и прежде всего будет уничтожена разница между физическим и умственным трудом, за счёт того, что люди будут меняться ролями: сегодня человек работает грузчиком, завтра — архитектором и т.д.

Практика показывает, что всё происходит с точностью до наоборот. Физический труд не чередуется с умственным, он просто уничтожается засчёт того, что физический труд проще автоматизировать. Разумеется, на пути прогресса становятся оффшоры вроде Китая, позволяющие капиталистам вместо автоматизации просто скидывать производства в менее развитые страны, где люди пока готовы работать в унизительных условиях за нищенскую плату. Но этот ресурс не вечен — какими бы ни были условия существования, человек всегда стремится их улучшить и, соответственно, поднять себе оплату труда, сбивая разницу между зарплатой в своей стране и развитых странах, вынуждая капиталиста совершенствовать производство качественно, а не вывозить в бедные регионы.

Второй момент: раз производство постепенно переходит от физического труда к умственному, то и в экономике всё большую роль начинают играть законы информационного производства, противоречащие капиталистическому закону авторского права. А законы эти гласят, что существенных затрат требует только производство первичных данных, прототипа информации, а копии создаются практически бесплатно. Поэтому корпорации, требующие предоставить плату именно за копии своих продуктов, пытаются обмануть фундаментальный закон капитализма — продажу товара по его средней затратной стоимости на рынке.

И следующий отсюда третий момент: раз любая информация производится с затратами только один раз, а всё остальное время автоматически копируется, то не имеет смысла человеку дважды трудиться над одним и тем же. А это значит, что разделение труда не уничтожается, как говорили левые классики, а наоборот, переходит в абсолютную степень. Теперь не только два разных человека занимаются двумя разными делами на протяжении долгого времени, но даже один человек постоянно занимается разными делами, то есть его труд разделён не только относительно других людей, но и относительно его самого по времени.

Может показаться, что автоматизация, таким образом, сама расставит всё по своим местам и уже скоро отправит человечество в светлое будущее. Это не так. Существуют несколько фундаментальных проблем, которые не могут быть решены в рамках капитализма спонтанно.

Во-первых, сколько бы человек ни было занято на информационном производстве, всё равно вся информация хранится на физических носителях, и в случае конфликта рулить ситуацией будут владельцы этих носителей. Чтобы гарантировано сделать людей свободными от шантажа и эксплуатации, серверы, вычислительные центры и т.д. для обработки информации общественной значимости должны перейти в ведение общества, с жёсткой системой сдержек и противовесов для тех, кто будет ответственен за их использование. А чтобы перевести носители в общественную собственность, уже сейчас нужно работать над ослаблением власти корпораций и гос. аппаратов над народами. Дело, следовательно, за пролетариатом.

Во-вторых, полная или почти полная автоматизация впервые открывает возможность для правящего класса избавиться от класса подчинённого. Если раньше элита кормилась трудом народа, то с определённого момента труд большинства станет просто не нужен.

Станет ли шаг в информационный коммунизм шагом в светлое будущее или падением в могилу — это зависит от того, насколько сконцентрированной будет власть в момент перехода. Следовательно, вопрос опять состоит в достижении равноправия и децентрализации власти здесь и сейчас.

 Иными словами, прогресс — могущественный союзник и он на нашей стороне, но битва всё равно будет тяжёлой.

Денис Березуцкий

Источник: Рабкор



Социальные комментарии Cackle