Про УПА. Часть 1

13.10.2014 18:37

Вернуться назад Комментировать

8. КОГДА ВОЗНИКЛА УПА?

В октябре 1942 г. во Львове тогдашним лидером ОУН (Б ) М.Лебедем ( "Рубан", "Орест" ) была созвана конференция военных референтов Организации в которой приняли участие военный референт Центрального Провода ОУН (Б ) Д.Грицай ( " Перебейнос " , " Дуб" ) , старшина по специальным поручениям при военном референте Центрального Провода И.Климив ( "Лейтенант Евгений Легенда" ) , а также военные референты Галичины - Л.Павлишин ( "Волк" ) , Волыни и Полесья - В.Ивахив ( "Сом", " Сонар " ) и Центральных и Восточных украинских земель М.Медвидь. На конференции было принято решение создать рабочую группу Провода по вопросу формирования армии в составе В.Ивахива, Л.Павлишина и М.Медведя и созвать следующее совещание с итогами первых организационных мероприятий в декабре 1942.
Однако в начале ноября 1942 г. в Львове состоялось тайное заседание Центрального Провода на которое пригласили целый ряд ОУНОВСКИХ активистов, которые были участниками походных групп или подполья на Восточной, Центральной и Южной Украине. Они сообщили собрания о том , что на Большой Украине гитлеровский террор гораздо сильнее, чем в Галичине, и население ненавидит немецких оккупантов и уходит к советским партизанам.
В декабре 1942 года , на очередном совещании военных референтов, было официально принято решение об организации подпольной армии на Полесье и Волыни , тем более , что подготовительная работа, проведенная на местах, указывала на реалистичность планов формирования значительных вооруженных отрядов. Всю военную работу в регионе должен был координировать военный референт ОУН (Б ) на северо -западных украинских землях В.Ивахив .

8.1. Фальшивая дата фальшивых героев

Cторонники ОУН – УПА и Бандеры празднуют юбилей УПА 14 октября 1942 г.. Эта дата выбрана бандеровцами по нескольким причинам, и уже в послевоенные времена.

Во-первых, они попытались сдвинуть дату вооруженной борьбы ближе к началу войны, чтобы затушевать два года своего сотрудничества с нацистами. Мотив для ревизии дат целиком очевидный: скрыть тот факт, что ОУН на протяжении двух лет оккупации никакой вооруженной борьбы против гитлеровцев не вела. Все постановления оуновцев в 1942 году направлены на сдерживание борьбы, в том числе и вооруженной, с оккупантами. К тому же именно в 1942 г. нацисты особенно жестко пресекали все попытки оуновцев создать какие-либо административные структуры.

Во- вторых, чтобы уйти об обвинений в том, что они начали борьбу после поражения немцев в Сталинградской битве, когда всем стало ясно, что немцы потерпели поражение в войне, и сами немцы создали УПА. «Создавая» УПА в 1942 г., историки ОУН спасали свою репутацию в глазах западных демократий».1 И поэтому представить создание УПА в это время представлялось как естественный ответ ОУН-Б на преследования фашистов. Почему ОУН-б два года не воевала с немцами в самое тяжелое для украинского народа время? И почему ее создание совпало с прибытием карателей 201 шуцштафтбатальона из Белоруссии? И почему шуцманы 201 батальона ушли в лес в январе 1943 г., а начали «воевать» только весной 1943 г., не дает ответы на эти вопросы. Но, приняв дату 1942 года, можно попытаться использовать этот подлог, как факт, который свидетельствует об их участии в борьбе с фашистами.

В действительности же, бандеровцы свои вооруженные отряды начали называть «УПА» с весны 1943 года, «отняв» это название, вместе с некоторыми бандами, прежде всего кавалерией, у атамана Бульбы - Боровца.

Также, в своих документах времен войны руководители бандеровцев ссылаются на 1943 г. и не указывают четкой даты.

И последнее, это дата 14 октября, была выбрана, чтобы связать день УПА с религиозным праздником. Но факты упрямая вещь. Только в апреле 1948 года ГВР (Головна вызвольна рада -6андеровский «парламент» за границей -авт.) своим специальным постановлением утвердила дату 14.10.1942 г. официальным днем образования УПА.

Современные бандеровские историки-фальсификаторы ОУН, также утверждают, что УПА создана 14.10.1942 года, и ссылаются на Приказ Шухевича- «Чупринки» от 14.10.1947 г., текст которого приводится в изданной на Западе «Летописи УПА». В числе таких «историков» можно назвать профессора В. Сергийчука. 2 И он ссылается на приказ Шухевича. В действительности же мы имеем дело с упоминанием первых боевок ОУН, которые упомянул Шухевич в своем приказе. В этом документе речь идет, лишь о том что “прошло пять лет, как член ОУН Остап начал на Полесье организовывать вооруженные группы для борьбы с оккупантами Украины. Эти маленькие группки … положили начало новым формам освободительно - революционного движения – Украинской повстанческой армии”3. Как видим, в источнике прямые данные о создании УПА отсутствуют. Там пишется “положили начало новым формам”, а не “создали” и «группки», а не отряды УПА. Тем более, что первые вооруженные подразделения в виде украинской полиции оуновцев возникли одновременно с приходом фашистов. Ни об УПА, ни о вооруженной борьбе ОУН в приказе Шухевича речи не велось. Какого - либо приказа за 1942 г., который регламентировал создание силами членов ОУН -Б военной организации УВА - УПА, нет. Поэтому мы имеем дело с обычной произвольно интерпретацией приказа со стороны более поздних историков. Тем более, что в октябре 1942 года Шухевич еще находился в Белоруссии в составе карателей генерала СС фон Баха - Залевского. И его откомандировали оттуда на Волынь со Львова только в начале января 1943 года.

Нет и руководящих документов провода ОУН-Б, в котором оговаривался план создания вооруженных отрядов ОУН. Напротив, в 1942г. имеется множество приказов, в которых запрещалось самостоятельное вооружение и выступление против фашистов.

Немецкие донесения, помимо прочего, отмечают, что еще в январе - феврале 1943 г. основным направлением деятельности украинских самостийников колоссальная агитационная кампания " в духе бандеровского движения "4. Донесениям эсэсовцев вторят отчеты советских партизан, которые отмечают, что ОУН издает " гигантское количество книг и брошюр, газет и листовок, (...) националисты широко используют в своей пропаганде ошибки и промахи, допущенные нашими товарищами в своей практической работе после 1939 " 5

Поэтому попытки оуновских историков – фальсификаторов перенести дату создания УПА с 1943г. на 1942 год, когда рядовыми членами ОУН, против указания руководства ОУН, создавались отдельные вооруженные ячейки, призваны убедить нас в том, что УПА все - таки воевала еще и с немцами, а не только с Красной армией. Потому что, если принять дату 1943 г., то возникает вопрос, что делала ОУН два года в оккупации, особенно на Галычине?

В начале февраля 1943 координатор военных мероприятий ОУН (Б ) В.Ивахив провел в с . Поддубцы возле Луцка совещание районных военных референтов бандеровской ОУН Волыни и Полесья.
На совещании были рассмотрены списки пригодных к мобилизации украинского (такие списки составлялись оунивцями течение 1942 г.), выяснялась количество офицерских кадров, оружия в каждом районе, определялись задачи для каждого районного военного референтана случай всеобщего восстания.
17-21 февраля 1943 г. неподалеку Олеска состоялась Третья конференция ОУН (Б ) в которой приняли участие "Правящий проводник" ОУН-б Николай Лебедь, военный референт Центрального Провода ОУН (Б) Роман Шухевич, Василий Ефремович, Дмитрий Маевский, Зиновий Матла, Роман Кравчук, Михаил Степаняк и другие руководители националистического подполья. Было принято окончательное решение о создании оуновской партизанской армии, которая должна была получить официальное название Украинская вызвольна армия- УВА. Однако, это название впоследствии было отвергнуто, не в последнюю очередь из-за того, что при немецком вермахте в это время создавались отдельные фронтовые батальоны из бывших военнопленных, Русской освободительной армии генерала А.Власова, поэтому получили название Украинское вызвольное войско-УВВ. Немцы начали подготовку пропагандистов для будущей УПА.

Но чтобы избежать сходства с названием украинских частей при немецкой армии, руководство бандеровских отрядов отказалось от названия УВА, и в апреле- мае 1943 г. начали использовать заимствованное у атамана Бульбы название Украинская Повстанческая Армия.

ОУН и УПА в 1943 году.

Закамуфлированной басней есть и изданный справочник П. Содоля "Украинская повстанческая армия. 1943-1949". Автор начинает историю УПА с возникновения формирования под руководством Сергея Качинского - "Остапа" осенью 1942 г., хотя здесь же акцентирует на важности ІII-й конференции ОУН - бандеровцев, которая состоялась 17-21 февраля 1943 года, в создании такой формации. "Весной и летом 1943 г., - отмечает он, - делается попытка объединить все повстанческие отделы в одну армию под единой командой...". Хотя уже весной начинаются широкомасштабные спланированные акции геноцида военных отрядов ОУН против мирного польского населения на Волыни.

О том, что УВА окончательно оформилась только весной-летом 1943 г. свидетельствуют донесения советских партизан, польские, немецкие и оуновские документы.

Наилучшим аргументом против утверждения о 1942 г. есть место в приказе Дмитрия Клячкивского для членов УПА на Волыни и Полесье от 24 января 1944 p.: "Год вооруженной боръбы против немецкого и московского оккупанта уже за нами. ... Второй год боръбы встретим полные веры и надежды"13. Это же говорил и Роман Шухевич, когда 1января 1945 года начал свое праздничное обращение к командирам и бойцам УПА по случаю Новогодних празников: "За нами 1944 год - второй год знаменитого существования УПА14. Если в 1944 г. прошел год борьбы, и он был "вторым", то значит 1943 г. - год ее формирования.

Факт создания бандеровских банд весной 1943 г., а не в октябре 1942 г. подтверждают и составители 2-го тома «Литописа УПА»: «Начало - рождение Украинской Повстанческой Армии как отдельной военной структуры под руководством ОУН-СД (ОУН-самостийников-державников - название бандеровской ОУН, имевшее место с февраля 1943 г. по август 1943 г.) на территории Волыни и Полесья приходится на раннюю весну 1943 г»6.

Сами бандеровцы в предисловии к постановлениям 3-го Чрезвычайного Великого Сбора ОУН (3-й НВЗ ОУН) от сентября 1943 г. писали: «Провод ОУН на 3-й Конференции в феврале 1943 г. оценил состояние внутренних сил и сил врага, рассмотрел внешние политические обстоятельства и решил, что наступили благоприятные обстоятельства для военных действий. После этого на территории Полесья и Волыни выступили первые вооруженные команды Украинской Повстанческой Армии (УПА)». Т. е., только после февраля 1943 г. «выступили первые вооруженные» команды ОУН-б.

Оуновец Владимир Макар, который был в 1943 г. работником отдела информации и пропаганды при проводе ОУН-Б, который находился тогда в городке Винники под Львовом, в статье "Северно-западные земли" отмечает: "Первые организованные выступления отделов УПА приходятся на февраль - март 1943 года».

И сам М. Лебедь ("Максим Рубан", руководитель ОУН-б с 1941 по 1943 г.-авт.) начинает их историю (кому же более известно, чем не ему - авт.) с создания "первой сотни УПА", под командой Перегийняка - «Коробки", т.е. с конца декабря 1942 г. А первый их бой только в 1943 году. Но заслуги Лебедя и провода ОУН-б в этом нет.

Сообщал в разговоре с криминал-комисаром Паппе в 1944 году, бывший капеллан батальона «Нахтигаль», И.Гриньох: «Лишь в феврале 1943 года бандеровская группа ОУН приступила к формированию военных отрядов, то есть в то время, когда события на Восточном фронте показали, что германский рейх не в состоянии разгромить большевизм в назначенное время».

Разведка советских партизан, активно собирала информацию об украинском освободительном движении , в начале 1943 года информировала ЦК КП (б) У , о том , что уже 3 декабря 1942 в районе Пинска , а также в лесах вокруг Острога , Шумска , Мизоча "появляются крупные группы украинских националистов. Кличка руководителя - "Тарас Бульба". Против немцев они устраивают отдельные засады. Аналогичные данные подавала и разведка немецкого Оперативного штаба по борьбе с бандитизмом. Немцы , в частности , указывали на появление в сентябре 1942 севернее Сарн "националистических банд" .


В январе 1943 г., констатировали немецкие военные аналитики, деятельность украинских " банд " охватила район Костополь - Людвиполь - Березного (т.е. регион между Сарнами и Ровно), а украинские села в долине реки Случ превратились в партизанские базы 4 .

Немецкие источники также указывают на время появления бандеровских банд весной 1943 года: «31 декабря 1943 г.

Отчет о современном состоянии банд и политических настроениях на Западной Украине.

Нижеприведенный отчет является общим обзором современного состояния банд и отображением политических настроений на Западной Украине. Этот отчет был составлен на основе сообщений разных доверенных лиц. Можно с уверенностью считать, что все адресаты уже знают большую часть содержания. И все же считаем необходимым письменно зафиксировать это общее изложение, чтобы не потерялась ни одна деталь или интересное замечание.

А. Возникновение банд.

1. Предыстория и развитие банд на Западной Украине.

В начале лета 1942 г. эти коммунистические банды впервые установили контакт с польскими бандами, которые прибыли из района Варшава - Белосток - Седльце.

Лишь весной 1943 г. были выявлены новые некоммунистические группы банд. Это были, с одной стороны, фанатичные украинские националисты под проводом сторонников Бандеры, а с другой - большая банда под руководством Тараса Бульбы (бывшего зондерфюрера Боровца*). Обе бандитские группы сформировались исключительно из украинцев. Ведущую и активную роль проявили члены ОУН (Организация Украинских Националистов). Территорией возникновения была Волынь, но скоро они охватили также Галицию и другие близлежащие украинские территории.

Карпатская группа. Этой группой правдоподобно руководит капитан Гасин (раньше член отдела отдельного назначения 800 (Брандебург-800, полк Абвера, куда входил «Нахтигаль» - авт.). “Штабквартира” расположена в лесах возле местности Сколет (40 км на юго-запад от Стрыя)7.

Таким образом, все факты указывают на дату оформления вооруженых отрядов в 1943 г. Но почему только в 1943 г. бандеровцы решили создать вооруженные отряды?

8.2 Причины создания УВА-УПА

Следующая бандеровская легенда, это объяснения мотивов создания ОУН - б УВА-УПА. Бандеровские историки утверждают, что она создавались для вооруженной защиты населения от гитлеровцев под давлением низовых ячеек ОУН. Но, как свидетельствуют те же донесения гестапо, документы конференций и Сборов ОУН, а также их листовки до 1943 г., несмотря на окупационный террор фашистов, никаких боевых столкновений бандеровцев с гитлеровцами не было, они «шагали на месте», а гестапо следило за тем, чтобы рядовые бандеровцы не нарушали постановления оуновских конференций и указаний провидныков.

Мало того, в своих листовках они призывали поставлять продовольствие и запрещали предпринимать военные выступления против оккупантов, а после 1943 года провод ОУН не разработал ни одного плана операций против гитлеровцев, а отмечались лишь отдельные случайные столкновения, которые жестко пресекались командованием УВА. Напротив, имеется много фактов геноцида против поляков, уничтожения партизанских диверсионных групп и ведения боевых операций против партизан.

Сегодня члены государственной комиссии в своем отчете также пытаются фальсифицировать факты и пишут, что «На создание вооруженных сил провод ОУН (Б) шел под давлением собственных низовых структур. Все чаще оуновцы требовали от своих руководителей перейти от тактики «топтания на месте» к вооруженному сопротивлению оккупантам.

Немецкие власти на оккупированной территории производили политику геноцида относительно украинского населения. Не считаться с этим руководители националистов не могли. В скором времени после военной конференции провода ОУН (Б), в декабре 1942 г. "урядуючий" проводник М. Лебедь распорядился реорганизовать малочисленные отряды. Был взят курс на создание повстанческой армии партизанского типа».8 Т.е. члены комиссии также вынуждены признать, что в конце декабря 1942 г., после прибытия Шухевича из Белоруссии был взят курс на создание вооруженных отрядов.

Но нельзя забывать, что в тоталитарной организации никакого «тыску» низов быть не могло. Не известно ни одного протокола собрания рядовых членов партийных ячеек ОУН с требованиями к провидныкам создать партизанские отряды. Как показывают приказы «министера» «Легенды» и дальнейшие события, несогласных с политикой провода, гестапо и СБ просто ликвидировали, чтобы не мешали работать остальным агентам гестапо и Абвера.

А вот, как сами бандеровцы среднего командного уровня объясняли гитлеровцам в 1944 г. причины возникновения УПА, и именно год назад, т.е. весной 1943 года. Из донесения представителя немецких властей:

«Секретно

7 мая 1944 г.

Господину губернатору дистрикта Галиция

Львов

 Содержание: украинские национальные партизаны

3.05.1944 г. в чистом поле под указанным мною грушевым деревом восточнее Черного леса состоялась моя встреча с двумя представителями украинских национальных партизан. Меня сопровождал заслуживающий доверия украинский переводчик. Оба партизана, пожелавшие в качестве опознавательного знака нести свои головные уборы в руке, точно в назначенное время проявились на поле, держа свои фуражки в руках так, чтобы это было хорошо видно во время движения. В десяти шагах от меня они остановились и приняли стойку смирно, после чего один из них обратился ко мне с краткой речью на немецком языке: «Господин Крайгауптман! Мы представители украинских партизан пришли, чтобы информировать вас о возникновении партизан, их целях и замыслах и о создавшейся общей обстановке, полагаясь на вашу рыцарскую честь».

Они оба извинились, что вопреки уговору, вынуждены были явиться с оружием, и подчеркнули, что на их пути местность в районе Позич небезопасна, т. к. там действуют большевистские и польские бандиты. В позапрошлую ночь они сожгли 8 дворов, принадлежавших украинцам, в том числе и двор сельского старосты.

Украинские партизаны под командованием одного из пришедших на переговоры, помешали дальнейшему разгулу террора, при этом командир получил касательное ранение в грудь. После переговоров он показал мне свежеобработанную и чисто перевязанную рану. На мой вопрос, есть ли у них медсестры, он ответил, что у партизан есть не только сестры, но и несколько лазаретов.

Второй партизанский руководитель представился руководителем пропаганды и школьного дела ОУН. Он немного говорит по-немецки, и произвел впечатление пламенного идеалиста. Они оба, особенно последний, были так вдохновенны своим идеалом и так стремились объяснить свои мотивы и цели, что мне в основном пришлось ограничиться ролью слушателя. При этом они не казались лесными романтиками и мечтателями, это были скорее хорошо тренированные бойцы. Содержание их рассуждений можно изложить приблизительно так.

а) современное украинское партизанское движение началось 15 сентября 1941 г. В этот день наш руководитель Бандера и многие его сторонники были арестованы немецкой охранной полицией;

б) в этот день прошла первая волна преследований независимых украинских националистов германской охранной полицией. Многие были расстреляны, многие выдворены в концлагеря. Чтобы избежать подобной участи, национально-сознательная часть украинской молодежи начала искать себе убежище. Мы сами стремились оказать помощь германскому вермахту и вместе со многими нашими единомышленниками двигались перед наступающими немецкими войсками в тылу Красной Армии с тем, чтобы побудить население восточных областей к дружественной встрече немцев повсеместно с радостной надеждой как освободителей от большевистского гнета. Мы верили, что все это будет способствовать быстрому и широкому распространению понимания со стороны германского вермахта этой дружественной и полной надежд позиции восточных народов. К своему величайшему огорчению, население сразу же по прибытии германского вермахта увидело, как грубо подавляет охранная полиция и следующая за ней германская администрация всякие национальные проявления. Значительная часть тех украинцев, что шли впереди наступающего германского вермахта по еще занятым большевиками землям и готовили народ к дружественной встрече частей вермахта, была арестована, расстреляна или отправлена в концлагеря;

д) затем началась отправка рабочей силы в рейх. Умеренная часть населения понимала, что рабочая сила необходима рейху для замены рабочих, призываемых в вермахт. Однако отправка слишком больших масс населения грозила самому существованию украинского народа. Чтобы не допустить полного обезлюднения страны и обеспечить ее самозащиту, руководство год тому назад (т.е. в 1943 г.-авт.) решило создать украинскую повстанческую армию, которая сейчас действует во всех украинских областях.

Еще одной причиной возникновения партизанского движения было глубокое разочарование Германией.

Германский народ также был окружен враждебными соседями. Украинский народ был готов стать верным союзником германскому народу в знак благодарности за освобождение от большевистского ига, он подтвердил эту свою решимость участием во многих боях, кровавыми жертвами, и выполнением опасных задач в области связи и разведки среди восточных народов;

е) более сильной, чем возмущение в связи с отталкивающим отношением, оказалась глубокая боль от измены казавшегося единственным в Европе дружественного народа. Теперь осталась лишь одна возможность — самозащита и самопомощь;

ж) в книге Адольфа Гитлера «Майн Кампф», которую украинцы перевели на свой язык, а затем в течение многих часов переписывали от руки, они с горечью прочитали размышления о германской восточной политике, согласно которым уничтожение восточных народов обеспечит жизненное пространство для немцев.

Чувство национальной ответственности и сознание ответственности перед собственным народом, вынуждают их выступать против проводимых немцами акций, связанных с угоном (людей) и экспроприацией.

Так что теперь, пришедших с Западной Украины пропагандистов, все еще выступающих за Германию, считают предателями народа, продавшимися Германии;

и) чтобы не потерять большую часть своего народа руководство решило прервать сотрудничество с Германией.

Пока не существует украинской национальной армии, мы пытаемся с помощью нашей украинской повстанческой армии воплотить в жизнь в своих собственных рядах активную политическую субстанцию подвергающегося уничтожению украинского народа.

Предметом наших политических чтений являются книги Адольфа Гитлера «Майн кампф», Германа Геринга «Структура нации» и газеты «Рейх» и «Фелькишер Беобахтер», которые мы выписали и берем из них все, что может быть использовано в наших национальных целях».

Главным побудительным моментом в создании УВА было желание «не потерять большую часть своего народа, - и поэтому,- руководство решило прервать сотрудничество с Германией.

Как следует из слов «пламенного идеалиста», они знали, что народ считает их предателями, и только поэтому они открыто не могли сотрудничать с немцами. Хотя до этого из кожи лезли, чтобы перед ними выслужиться и продолжали надеяться на сотрудничество с немцами. Продолжали зубрить «Майн Кампф». Ценные признания недалеких-идеалистов из УПА, стоящих в постойке смирно перед фашистским офицером! И из речей идеалистов вовсе не прослеживается стремление воевать с немцами.

Вот такое мировоззрение и уровень интеллекта командиров среднего звена УПА из студентов.

Как видим, нет никакого упоминания о провидныках, которые работали над вооруженным сопротивлением врагу. Хотя идея создания собственных вооруженных сил преследовала их давно и начала реализовываться с создания «Нахтигаль», но самостоятельно создать вооруженные силы у бандеровцев не было ни кадровых, ни технических возможностей. Приказы Климива- Легенды о создании вооруженных сил вызывали только иронические ухмылки у опонентов бандеровцев. Поэтому созданние из мелких и разрозненных вооруженных групп боевиков крупных объединений, было не простым делом. Сегодня националистические авторы, из кожи лезут, чтобы доказать, что возникновение националистических вооруженных формирований в районах Волынского Полесье (первых вооруженных групп, которые еще, конечно, не были формированиями УПА) было следствием инициативы провидныков.

Следующим моментом, который пытаются как - то объяснить бандеровцы, это почему вооруженные отряды создавались на Волыни, и как мы установили в 1943 году, а не на Галычине- колыбели украинского национализма ?

Версия Н.Лебедя, который числился провидныком ОУН-Б в это время, изложена в его книге "Украинская повстанческая армия": "Может возникнуть вопрос, почему Галиция не выступала одновременно с Волынью в открытую борьбу? Причины, прежде всего тактические. Галиция, лучше всего сорганизованная, боролась против немецкого террора другими методами. Также немцы... применяли на этой территории немного другую политику. Надо было, как можно дольше удержать эти территории в релятивном покое, чтобы могли иметь своеобразную тыловую базу для наполнения других территорий руководителями, оружием, медикаментами и т.д. "

Сам того не подозревая, Лебедь сам себя опровергает. Как они боролись, если эта «территория находилась в релятивном покое»? Что это за методы нацистов, Лебедь не уточняет. Но "объяснение" Лебедя частично имеют "рацию". Галиция действительно, в сравнении с Волынью, где управлял палач украинского и польского народов Эрих Кох, была относительно спокойной территорией и под руководством националистов исправно выполняла план по поставкам прововольствия в вермахт. Вот как описывает комиссар Руднев атмосферу немецкого тыла в Галычине: «15 июля 1943 г.

Вышли в 20 часов через м[естечко] Большовцы, которое до подхода колонны занял кавэскадрон. Замечательное культурное местечко. Давно я не видел красивых зданий, скверов, клумб и не ходил по тротуарам. В витринах магазинов видны продукты и промтовары. Мы, проходя по этому местечку, ничего не тронули. Электросвет, водопровод. Воздух наполнен ароматом цветов. Я сорвал пучек ночных фиалок и прошел тротуаром с букетом цветов через все местечко.

Этот проход по культурному местечку вызвал какое-то странное чувство. Два года бродим по лесам, болотам, деревням, исхожено до 7 тыс. км, каждый день тревога, опасности, бродячая жизнь полна приключений, а здесь живут такие же люди в совершенно другой обстановке». Как видим полностью тыловая мирная жизнь.9

Здесь не было советских партизанских отрядов и широкого антифашистского подполья, как на Волыни, так как все возможные силы сопротивления уже были подавлены в первые дни оккупации, зато действовало отделение УЦК (Украинский центральный комитет) -УКК (Украинский краевой комитет) управляемый К. Панькивским, УНР (Украинский национальный совет) во главе с митрополитом A. Шептицким и К. Левицким.

Галычина под их руководством находилась в «релятивном покое» и исправно выполняли плановые поставки продовольствия Рейху. Здесь, в Галиции, оккупационные органы были буквально нашпигованные галичскими националистами, которые открыто сотрудничали с немецкой властью и гестапо. Здесь формировалась дивизия СС "Галиция".

Что же о тезисе тактики создания "тыловой базы", то она отнюдь не была такой, как изображал Лебедь, так как ОУН - б засылала на Волынь свои кадры массово и постоянно, не доверяя волынянам. Не только B. Сидор ("Шелест"), Р. Шухевич ("Тарас Чупринка"), М. Лебедь ("Максим Рубан"), Д. Клячкивский ("Клим Савур"), Д. Грицай ("Перебийнис"), Я. Старух, В. Кук, О. Гасин, все галичане, были организаторами и руководителями вооруженных формирований ОУН - УПА на Волыни, но и низовые командиры УПА были галичанами, как и все структуры службы безопасности ОУН, которые прошли многолетнюю школу Абвера и гестапо. Но самое главное, в чем проговорился Лебедь, это поставки оружия из Галычины на Волынь. Откуда в тихой Галычине могло появиться такое количество оружия, чтобы вооружить УПА на Волыни, если оно было только у немцев, с которыми ОУН там не воевало?

Но покой на Галычине, скорей всего, напоминал кладбищенский. В Галиции, где оккупационный режим, по свидетельству председателя УКК Панькивского, был "ласковый" и где "коляборанты" из националистической среды были защищенные австрийским прошлым этого края, а главное - сотрудничеством с гитлеровцами, за три года оккупации погибло свыше одного миллиона 200 тысяч граждан (из них в Львовской области вместе с Дрогобичской было ликвидировано около 700 тысяч мирных жителей и свыше 200 тысяч советских военнопленных, в Станиславской области - свыше 300 тысяч мужчин, в Тернопольской - свыше 260 тысяч мирных жителей и около 30 тысяч военнопленных). Были ликвидированы свыше 500 тысяч евреев, которые проживали в Галиции до войны. Около 450 тысяч галичан было угнано в гитлеровскую Германию на рабскую работу, немало из них погибли от непосильной работы, голода и болезней.

Только в Львове от рук гитлеровцев и их пособников погибло полмиллиона человек (в Яновскому концлагере - свыше 200 тысяч, в "Цитадели" ("Шталаг-328") - 142 тысячи военнопленных, в еврейском гетто ("Юденлаг") -136 тысяч человек. Львов был единым в мире городом, где находились три концлагеря смерти и, в сущности, первым в смертоносном списке городов Европы (кроме блокадного Ленинграда, где люди погибали, в основном, от голода), население которого погибло насильнической смертью. Если в Украине во время прошлой войны погиб каждый шестой гражданин, то в Галиции - каждый четвертый. (В.Масловский).

«Жертвы националистического разбоя во времена прошлой войны бесчисленны. Они не подсчитаны и их весьма тяжело подсчитать. Мы уже указывали, что только в первые дни и недели войны и немецко-фашистской оккупации западных областей Украины, погибло от кровавых рук украинских воинствующих националистов приблизительно 40 тысяч человек - советских активистов, представителей советской власти, комсомольцев и коммунистов. За почти три года ужасно - жестокой оккупации те жертвы в несколько раз больше. (В.Масловский).

Такая страшная статистика гитлеровской оккупации Галиции, тыловой базы бандеровцев.

Поэтому против выше указанной трактовки причин такой "тактики" М. Лебедя справедливо выступил советский историк В. Чередниченко, котрый выдвинул свою версию: "В вопросе, почему отряды УПА возникли именно на Полесье и Волыни, а не в Галиции, где нацисты так же жестоко эксплуатировали население, и где также требовался карающий меч народной мести, бандеровские верховоды заявляют, будто Галиция была для них своеобразной "тыловой базой" продовольственных и человеческих ресурсов. Это снова фальсификация.

Причина заключалась в другом. Именно тогда, весной и летом 1943 года, фашисты вместе с мельниковцами мобилизовали в Галиции украинскую молодежь в дивизию СС "Галиция".

Гитлеровцы хотели, прежде всего, обеспечить дивизию СС наиболее боеспособными кадрами, а уже после того предоставить свободу действий бандеровцам в стягивании людей в отряды УПА".10 Можно сделать только дополнение в том, что в конце 1942 года, после окружения немецких войск под Сталинградом, Гимлер для борьбы с партизанами в лесах Волыни, начал формировать УВВ оуновцев. Поэтому на Галычине, где не было партизан, им нечем было заняться. Гиммлер, учитывая пристрастия отдельных группировок оуновцев, сделал из бандеровцев нелегальных карателей, а из сторонников мельниковцев легальных эсесовцев.

8.3 Партизанское движение на Украине - причина создания УВА-УПА Гиммлером на Волыни

Сами бандеровцы в своей переписке в то время указывают другую причину, которая побудила их создать свои отряды. И это вовсе не геноцид оккупантов украинского населения, а необходимость бороться против влияния советских партизан среди населения. Так, оценивая те события, их участник, референт Службы безопасности ОУН-Б на Северо-западных украинских землях Василий Макар (“Сироманец”, “Безродный”) в письме к брату Владимиру описывал ситуацию в крае, и одновременно объяснял, почему бандеровцы вынуждены были создавать вооруженные отряды и имитировать борьбу против оккупантов: “Повстанческую акцию на Северо-западных и частично Восточных территориях, мы должны были начать, и это не было рановато, как кое-кто говорит, но уже и слишком поздно. Должны были мы это сделать с двух причин. Первая: территория вырывалась из наших рук. С одной стороны начали множиться атаманчики, как Бульба - Боровец, а с другой стороны - красная партизанка начала заливать территорию. Итак, когда бы мы не начали повстанческой акции, то не знали бы что делать.

Вторая: еще тогда, когда мы не начинали повстанческой акции, немота начала массово истреблять села. Хотели принудить население к сдаче контингентов (продналог) и набора рабочей силы в Германию. Итак, с этой целью выбирали одно село в округе или районе, которое уничтожали напрочь.

Всех людей выстреливали, а постройки жгли. В связи с тем масса людей начала убегать в леса и блуждать неприкаянно. Начались грабежи, другие пошли в коммунистическую партизанку, к Боровцу и т.п. Итак, мы должны были организационно охватить тех людей в лесу. – Это две основные причины нашей повстанческой акции. Есть еще и третья, морального характера. Послышались голоса: “Где же тот провод? Чему не дает указание бить немцев?” и т.п. Теперь мы тем говорунам заткнули рты, а революцию утвердили.”11 Как видно, ему не жаль населения, для него главное, что оно уходило к Боровцу и партизанам.

Его брат оуновец Владимир Макар, который был в то время работником отдела информации и пропаганды при проводе ОУН-Б, который находился тогда в городке Винники под Львовом, в статье "Северно-западные земли" отмечает: "Первые организованные выступления отделов УПА приходятся на февраль - март 1943 года. Штабу УПА, прежде всего надо было получить хорошие стратегические позиции для развертывания дальнейших плановых акций. Эти наилучшие позиции на ПЗУЗ (Полесье) были в руках красных партизан. Их, прежде всего надо было получить. Так пришло к первым боям УПА с красными партизанами. В месяце феврале и марте отделы УПА ударили по красным в окраинах Сарн, Столина и Володимирца... Линия деления "сферы влияния" УПА и красных партизан проходит на северо-востоке по реке Случь, а в западном направлении на север от Серн. Итак, отделы УПА занимают пока еще невыгодное положение по краям лесов".

Статья Макара написана, в то самое время, когда его брат Василий прислал ему письмо из Волыни, т.е. летом 1943 г. Немаловажно и то, что отделом информации и пропаганды руководили Михаил Палидович ("Карпатский") и Мирослав Прокоп ("Владимир"), тот самый Прокоп, который стал одним из "виднейших" историографов "национально-освободительной борьбы".

Как видно, главной причиной создания УВА было то, что люди «вырывались» из - под их влияния и уходили к партизанам. Важным для них было не борьба с оккупантами, а то, что ОУН теряла авторитет! Т.е. им была важна не защита населения, а влиянние среди населения на этой территории. Поэтому и воевать начали проив партизан, а не против немцев. Если бы не партизанское движение, то они продолжали бы сидеть, сложа руки. Характерно и обоснование борьбы с партизанами. Бандеровцам необходимо было выбрать лучшую позицию для своей дислокации, чтобы вести борьбу с партизанами, но не с немцами.

В 1942 году, когда каратели уничтожали мирное население и партизаны воевали с фашистами, бандеровцы «шагали на месте». Р. Нойман,12 немецкий исследователь пишет, о борьбе партизан с фашистами: «Эсэсовские и полицейские части, постоянно использовавшиеся в «особо опасных» районах тыла группы армий «Центр», были подчинены Бах-Зелевскому, назначенному особоуполномоченным рейхсфюрера СС по борьбе с партизанами. Для взаимоотношений военных органов и этих частей характерно определение, разработанное Бах-Зелевским и Шенкендорфом 27 октября 1942 г., по которому их использование в прифронтовом районе должно было осуществляться на основе взаимной согласованности по указаниям своего командующего.

Массовое использование советских граждан в германской военной экономике — в основном из расчета на молниеносную войну, а также и по политическим соображениям — в начале фашистскими планами вообще не предусматривалось. Их превращение в подневольных рабов должно было осуществиться в соответствии с целями войны главным образом на месте. Эта точка зрения, однако, уже летом 1941 г. несколько изменилась. Учитывая неожиданно высокие военные потери на германо-советском фронте и дефицит в рабочей силе в германской военной промышленности, который в августе 1941 г. составил 348 тыс. человек в сравнении с 259 тыс. в феврале, несмотря на то, что туда ежемесячно направлялось в среднем 105 тыс. человек, в том числе около 20 тыс. военнопленных и иностранных гражданских рабочих, различные инстанции стали выдвигать предложения об использовании там советских военнопленных и гражданской рабочей силы из оккупированных советских районов. Эти соображения базировались на расчете скорого поражения СССР. Главное же внимание уделялось выполнению указаний Гитлера, данных им в июле 1941 г., о необходимости перевооружения сразу же после победы над Советским Союзом для дальнейшего ведения войны против Великобритании.

Но главным методом был принудительный набор рабочей силы. Население под вооруженным конвоем доставлялось в регистрационные пункты для отправки. Кроме того, в городах проводились облавы, во время которых все работоспособное население задерживалось и отправлялось в Германию. В сельской местности также регулярно проводилась «охота на людей». В специальных объявлениях населению угрожали тем, что в случае неявки лиц, мобилизованных для отправки в Германию, пострадают их родственники. А когда в Корсунь (Черкасской области) сбежало 200 человек молодежи, назначенных к отправке на принудительные работы в Германию, часть их родственников была арестована и по истечении недели расстреляна.

Более 2 млн. человек было вывезено с Украины и еще сотни тысяч — из прилегавших к ней южных районов. На втором месте находилась Белоруссия и примыкавшие к ней с востока районы тылов группы армий «Центр» — 378 тыс.13

В ответ на акции оккупантов население разворачивало против них партизанские действия. Наряду с уничтожением только что возведенных укреплений, партизаны предпринимали налеты на вооруженные подразделения, выделенные для охраны лиц, пригнанных на принудительные работы. В качестве примера можно привести нападение партизан на подразделения, охранявшие население, принудительно используемое с начала 1944 г. на строительстве оборонительного рубежа на реке Збруч. 3 марта партизанские отряды «Смерть фашизму», имени Суворова и имени Котовского разгромили в результате неожиданного налета фашистские охранные подразделения, в том числе 725-й строительный батальон, и освободили несколько тысяч советских граждан.14

И в отличие от оуновцев которые активно помогали фашистам оккупировать Украину, советские люди активно включались в партизанскую войну. С момента оккупации Советских территорий Украины, за исключением Галычины, на них шла партизанская борьба. Вначале это были окруженные части Красной армии и партийные подпольные организации, а затем и массовое движение местного населения. 29 июня 1941 г. ЦК Коммунистической партии Советского Союза и Совет Народных Комиссаров потребовали в совместной директиве, адресованной руководителям партийных и государственных органов прифронтовой полосы, организовать народное сопротивление и создавать в областях, занятых фашистскими войсками, партизанские отряды и диверсионные группы. В ней говорилось, что в оккупированных областях для врага, и его пособников должны быть созданы невыносимые условия. Врага необходимо преследовать на каждом шагу и уничтожать, его мероприятия следует срывать. 3 июля в обращении Сталина к народу содержались общие призывы к разворачиванию партизанского движения в тылу противника. В соответствии с этим местные органы Коммунистической партии Советского Союза и Советского государства обратились с призывом организовать народное сопротивление. Эти директивы были дополнены решением Политбюро ЦК Коммунистической партии от 18 июля 1941 г. «Об организации борьбы в тылу германских войск». В решении были изложены задачи борьбы партийных органов оккупированных областей в подполье и вопросы организации народного сопротивления.

Обкомы и местные парторганизации КП(б) на протяжении июля – августа наскоро, без надлежащей подготовки и знание дела создали в Украине 23 подпольных областных, 685 городских и районных комитетов партии, 4316 первичных организаций и групп, 9 подпольных обкомов ЛКСМУ. Было организованно 883 партизанские отряда и 1700 диверсионно-разведывательных групп общей численностью 35 тыс. чел. В партизанские отряды было направлено около 14 тыс. коммунистов и 8,5 тыс. комсомольцев.

В отличие от бандеровцев, которых обучали в специальных школах Абвера диверсионной борьбе, советские патриоты начали борьбу против опытного врага необученными и не подготовленными, а поэтому несли большие потери.

Через недостаточную подготовку, некомпетентность многих руководителей подполья и партизанских отрядов, отсутствие единого координационного центра, предательство, террор оккупантов, в 1941 г. начали действовать только 13 подпольных обкомов, 110 окружкомов, горкомов и райкомов ВКП (б), 280 организаций и групп. Четыре обкома партии - Черниговский под руководством М. Попудренка, а с ноября 1941 г. О. Федорова, Полтавский во главе с С. Кондратенко и Г. Яценком, Кировоградский, управляемый П. Василиной и М. Скирдою и Сумской во главе с О. Антоновым - начали 1941 г. свою подпольную деятельность, опираясь на партизанские отряды. В более сложных условиях, в городах, действовали обкомы: Житомирский (секретарь Г. Шелешков), Днепропетровский (М. Сташков и Д. Садовниченко), Харьковский (И. Бакулин), Сталинский (С. Щетинин), Одесский (О. Петровский и С. Сухарев), Каменец - Подольский (И. Николи).

Свидетельства немецких генералов говорят о том, что население и советские войска, которые попали в окружение, не дожидаясь указаний руководящих органов СССР, самостоятельно начали партизанскую войну с противником. Боевая деятельность советских партизан усиливалась. Особенно активные действия развернулись в тыловых районах группы армий «Центр». Командующий ее тылом генерал фон Шенкендорф вынужден был вначале октября сообщить, что все подчиненные ему дивизии втянуты в бои с партизанами.

Поэтому, уже 1 июля 1941 г. Гальдер вынужден был констатировать, что умиротворение тыловых областей представляет серьезные трудности, и что для этих целей не хватает охранных дивизий. 5 июля Браухич после кратковременной поездки на фронт докладывал об опасности в тыловых областях группы армий «Центр». 29 июня 1941 г. группа армий «Центр» сообщила главному командованию сухопутных войск, что в отличие от боев на Западе окруженные силы противника частично ведут бои, как партизаны. В последующие дни подобные донесения поступали также от группы армий «Юг».

15 июля 1941 г. отдел «иностранные армии Востока ОКХ дал первую обобщающую сводку о появлении советских партизан. Через три дня фон Браухич через генерала для специальных поручений Мюллера издал указание о действиях против лиц, принадлежащих к партизанским отрядам, и гражданских лиц, содействующих им.15

Действия советских патриотов заставляли врага отвлекать значительные силы с фронта. Уже в конце июля 1941 г. пришлось использовать для охраны тыловых областей, и в первую очередь в районе группы армий «Центр», части резерва главнокомандования и отдельные фронтовые дивизии (всего шесть дивизий). Одновременно проводилось более интенсивное использование для этих целей частей союзников фашистской Германии. Кроме того, число охранных дивизий было в феврале 1942 г. увеличено до двенадцати. Какие размеры приняло применение фронтовых войск в тыловых районах армий, видно на примере 11-й армии, которая в ноябре 1941 г. назначила до корпуса немецких и румынских войск для борьбы против действовавших в Крыму партизан.

Подобная ситуация облегчала в известной степени боевые действия советских войск, и в первую очередь способствовала нарушению оккупационного режима и дезорганизации его аппарата подавления. Наглядным примером этому являются действия белорусского партизанского отряда № 277 летом и осенью 1941 г. Им было уничтожено 55 местных контрольных постов и полицейских опорных пунктов и отбито у немецких органов, занимавшихся разграблением, 200 т. продовольствия, которое было распределено среди населения16. В литературе относительно партизанской войны в СССР приводится большое количество подобных примеров.

Уже на основании этих неполных данных вырисовывалась картина массового характера этого движения. По этим данным, осенью 1941 г. в Белоруссии, части Украины, Прибалтийских советских республиках, а также в Смоленской, Орловской, Брянской областях и в окрестностях Ленинграда и Москвы существовало более 2200 партизанских отрядов, насчитывавших свыше 75 тыс. человек17. К этому следует еще добавить десятки тысяч членов групп сопротивления в городах, деревнях и на предприятиях, помощников партизан и связных.

Не требуется никаких иных доказательств того, что подобная массовая армия на занятой противником территории была создана не средствами принуждения и не смогла бы существовать и бороться без поддержки самых широких слоев населения.

Даже те бандеровцы, которые после ареста Бандеры ушли в тихую оппозицию немцам, также отмечали усиление партизанской войны.

Так, в "Общественно-политическом обзоре жизни на украинских землях" за апрель-май 1942 г., составленном краевым проводом ОУН на ПЗУЗ., читаем: "С приходом весны коммунисты укрепили свою деятельность. Неудачи немцев на Восточном фронте, а дальше большевистская пропаганда ободрила сильно коммунистические элементы; есть случаи, когда местные коммунисты пошли в подполье. На территории действует коммунистическая сеть. Ее создают из людей местных и военных беглецов. Территории действия в первую очередь лесистые и Полесье. Теперь идет на Полесье партизанка, в основном на территориях Берестейщины, Дрогобычщины, Лунинеччины, Олевщины".

Дальше в обзоре сообщается о действиях красных партизан. "Возле Диткович, - говорится там, - партизаны даже окопались. Велась многодневная борьба. Немцы и полиция ничего не могли сделать. Привлекли артиллерию. Такие самые бои больших групп партизан были на окраине восточнее от Лунинца, в белорусских селах и на северо-восток от Олевска. В партизанку пошло много поляков, а также некоторые полищуки, которых донимали немцы". В этом документе также отмечается, что "коммунистическая пропаганда имеет добрую почву, что его творят самые немцы и польские члены правительства". Партизаны, по словам авторов обзора, "нападают на немецкие автомашины и склады. Теперь стараются входить в администрацию, полицию и в такой способ действовать из середины". Как видно бандеровцы видели причины усиления партизанской войны. Они видели те зверства фашистов против местного населения, которые заставляли людей уходить в партизаны. Но все равно продолжали сотрудничать с немцами.

Как пишет исследователь А. Кентий, «История удостоверяет, что искусственно привнесенное партизанское движение никогда не имеет перспектив развития и всегда обреченно на неудачу. Однако в Украине все было наоборот».

А это означало, что партизанское движение против фашистов не было искусственно привнесенным движением. И сам его факт был ответом на лживую бандеровскую пропаганду своей политики относительно гитлеровцев. А вот факт ликвидации УПА на советской территории подтверждает правоту высказывания А. Кентия.

«Не смотря на карательные акции нацистов, пламя народной борьбы приобретало во времени все больших размеров. Таким образом, вооруженная борьба на оккупированной территории Украины против нацистов стала объективным отображением результатов нацистской оккупационной политики, отношением населения к захватчикам и высочайшим проявлением стойкости духа украинского народа. Поняло и то, что стихийное сопротивление народных масс приобретало организованные формы и по мере возможностей руководствовался соответствующими политическими центрами.

По немецким источникам, на протяжении января-июня 1942 г. в восточных областях Украины произошло 258 диверсионных актов, состоялось 107 боев оккупантов с красными партизанами, численность которых насчитала в 11 тыс. бойцов.

А 28 июня 1942 г. командующий группой армий "Юг" выдал директиву "Об умиротворении в Украине", где подчеркивал, что "остается действующим приказ фюрера: за каждого убитого немца убивать десятки россиян", и подчеркивал, что "жесточайшие мероприятия являются наиболее действенными".

«Характерным свидетельством эффективности действий советских партизан является памятная записка начальника оперативного тыла группы армий «Центр» своему командованию, датированная апрелем 1942 г. Генерал Шенкендорф констатировал в ней, что партизаны в отличие от периода конца 1941 — начала 1942 г, стали действовать в составе крупных, хорошо организованных подразделений, вооруженных тяжелым стрелковым оружием и отчасти даже артиллерией. Хорошо подготовленные в военном отношении, располагающие надежной информацией и постоянно пополняющиеся за счет местного населения, партизанские подразделения обладали, по его оценке, в полном объеме боевой силой регулярных частей. Их разведка была отличной, а радиотехническое оснащение достаточным.

Шенкендорф отмечал далее, что в оперативном тылу группы армий имелось значительное количество районов, в которых партизаны являлись фактически хозяевами положения. В результате их активных боевых действий система коммуникаций немецких войск находилась под постоянной угрозой, экономическая эксплуатация крупных районов в значительной степени затруднена, а практическое использование важных для обеспечения потребностей вермахта предприятий поставлено под вопрос, так как партизаны могли в любое время прервать, их снабжение горючим. В заключение он докладывал, что партизаны располагали уже столь значительными силами, что отражение их одновременных ударов по коммуникациям и службам тыла группы армий едва ли представлялось возможным, и требовал срочного выделения войск для ликвидации «угрожаемого положения».18

В отличие от партизанского движения, которое, несмотря на жесточайшие репрессии гитлеровцев, росло и ширилось, бандеровская УПА после освобождения Украины на советской территории, быстро сошла на нет, и выродилась в бандитизм.

Одной из очень действенных форм партизанской войны с лета 1942 г. стали дальние рейды крупных партизанских соединений по глубоким фашистским тылам, которые вносили дезорганизацию и беспорядок и сковывали значительные силы оккупантов.

Об этом свидетельствует и отрывок из "Сообщений из оккупированных восточных областей" (начальник полиции безопасности и СД) № 14 от 31. 7.1942 г. о диверсионных актах, проведенных партизанами:

«Диверсии на железной дороге в расположении опергрупп Б и Ц.

Постоянно растущее число диверсионных актов, проводимых партизанами на железных дорогах, показывает, что противник хочет всеми средствами сорвать немецкое снабжение. Например, в июне 1942 г. в расположении группы армий Центр партизанами произведено 206 нападений на железные дороги, в том числе на следующих перегонах: Сообщается о 123 новых нападениях с 1 по 15 июля 1942 г.»19

Активность партизан летом 1942 г. подтверждали и оуновские источники. Так, в "Обзоре общественно-политической жизни за месяц июнь 1942 г. " (ЗУЗ) говорилось: "III. Партизанское польско-большевистское движение не прекратилось. Власти не удалось его ликвидировать. Наоборот, он охватывает новые территории. Именно в июне оно перекинулось уже и на территории Галиции (Радехов, Рава - Руська, Броды, Сокаль)"20.

Действовали партизаны, в том числе и в оперативном тылу сухопутных войск в 1942 г. так, что затрудняли грабеж сельскохозяйственной продукции. Это видно из доклада начальника оперативного тыла группы армий «Центр» от 7 ноября 1942 г. командованию группы армий. Даже по осторожной оценке, в результате партизанских действий на территории, находившейся в его ведении, было недополучено 21 тыс. т зерна, 22 тыс. т картофеля и 96 тыс. голов крупного рогатого скота, что обеспечило бы армию в 300 тыс. человек хлебом в течение одного года, картофелем — четырех месяцев и мясом — трех месяцев.

Более того, стали учащаться донесения из различных мест оккупированных районов о том, что фашистские экономические органы изгонялись из сельских местностей и могли дислоцироваться лишь в крупных опорных пунктах, откуда под сильным полицейским или войсковым конвоем предпринимали вылазки для сбора сельскохозяйственной продукции.

Летом и осенью 1942 г. для охраны коммуникаций в оккупированных советских районах и для ведения борьбы с партизанами было использовано, по неполным данным, около 350 тыс. фашистских солдат.

Вместе с принимавшим все больший размах партизанским движением увеличились количество и размеры занятых или контролировавшихся партизанами районов, из которых органы этих властей были выдворены. Уже летом 1943 г. партизаны контролировали свыше 200 тыс. кв. км, то есть около 1/6 всей оккупированной советской территории. К концу года только в Белоруссии под контролем партизан находилось более половины ее территории (около 109 тыс. кв. км) 21

Представители фашистских органов власти могли появляться в этих районах лишь под защитой сильных вооруженных отрядов. Постоянная же их деятельность там была невозможна. В то же время партизанские районы сужали свободу маневра отступающих фашистских войск.

На Северо-западе Украины к началу 1943 г. действовало и усиливалось мощное партизанское движение, которому иногда удавалось буквально парализовать коммуникации немецких войск.

Поэтому командование вермахта настаивало на изменениях в военно-организационной, военной и политически-пропагандистской тактике на оккупированных территориях Советского Союза22.

Таким образом, документы немецких военных руководящих органов того времени подтверждают данные советской историографии относительно размеров советского народного сопротивления в первые недели и месяцы войны. Одновременно они неоспоримо опровергают выдвинутое реакционными историками утверждение о том, что народное сопротивление развилось лишь как следствие «промахов» органов, находившихся в ведении Розенберга и Гиммлера.

Как видим, о всенародном характере партизанского движения отмечают все стороны боевых действий в тылу оккупантов: немецкие источники, доклады партизан и документы бандеровцев. А также бандеровские источники того времени подтверждают, что причиной появления военных отрядов оуновцев и формирование из них банд УВА-УПА был рост партизанского движения на Украине.

8.3 ИСПОЛЬЗОВАНИЕ НАСЕЛЕНИЯ ДЛЯ БОРЬБЫ С ПАРТИЗАНАМИ.

К использованию предателей против своегонаселения склонялись многие аналитики Германии. В марте 1943 года, уже после Сталинграда, тайный советник Р. Радль с опозданием опубликовал подготовленный по просьбе очень солидной германской корпорации ИГ-Фарбенидустри доклад, в котором доказал, что победить СССР в прямом военном столкновении невозможно. Он призвал вспомнить 1918 год и раздробить Россию на “национальные государства”, создать “Великую Украину от Карпат до Кавказа” и предоставить ей членство в некой “Новой Европе”, чтобы бороться с восточными славянами ее руками. Что это за “Новая Европа”, чуть позднее пояснил Риббентроп, разработавший план создания “Европейского союза” из 14 стран, в котором Германия играла бы первую скрипку. По его замыслу, это заставило бы СССР и США прекратить войну, т.к. они бы противопоставили уже не фашизму, а “Единой Европе”. Но еще осенью 1942 года Гиммлер начал разрабатывать планы масового использования предателей.

Немецкий историк Норберт Мюллер пишет: "Фашистские органы все больше старались получить выгоду из своего альянса с буржуазными националистами. Учитывая тот факт, что открытое сотрудничество с оккупантами еще более дискредитирует их в глазах населения, на заключительной стадии оккупационного режима стали применять более утонченные маневры. Так, например, украинские буржуазные националисты выставляли себя "врагами" оккупантов и будто бы для борьбы с ними создавали большие вооруженные формирования. Оккупационные органы, которые сначала подавляли стремление националистических сил к самостоятельности, теперь пропускали мимо ушей антинемецкие фразы и даже поставляли националистам оружие и боеприпасы, прекрасно осознавая, что они будут использованы против партизан и других сил народного сопротивления". 23

Одновременно усиленными темпами велось привлечение населения оккупированных стран и районов на принудительные работы. 6 января 1943 г. Заукель заявил о тотальном привлечении указанной силы к работе вплоть до применения самых жестоких мер в случае сопротивления и указал на необходимость сбросить «последнюю шелуху гуманной бестолковости» при осуществлении этих целей… Центр тяжести проводившихся мероприятий по-прежнему приходился на советские районы.

Необходимо отметить, что немцы на протяжении всего периода оккупации территории СССР, ввиду недостатка личного состава для охраны своих тылов, пытались использовать местных предателей. Работа велась по двум направлениям.

Первое, это формирование полицейских частей и отрядов, а также более крупных воинских формирований для борьбы с партизанами. Здесь они столкнулись с проблемой. Дело в том, что самыми надежными их союзниками и идейными врагами партизан были националисты, но они требовали взамен за свои услуги отдать им Украину. Поэтому на местах немцы отдавали предпочтение местным предателям, которые соглашались быть полицаями и карателями, были менее украинствующими и более прагматичными. Они работали за паек и деньги, и часто за спиной гестапо приторговывали своим положением.

Второе, учитывая такое положение дел, гестапо вынуждено было формировать полицейские отряды из националистов, но направляло их для борьбы с партизанами в другие республики, как это было с Шухевичем. А за националистами в полиции устанавливали более строгий контроль. Но личного состава из националистов все равно не хватало. Поэтому оккупанты пытались вербовать в полицию население со всей Украины, которое было настроено совсем не националистически.

Вот что сообщалось начальником 4 Управления НКВД СССР Судоплатова заместителю начальника 3 управления НКВД СССР Илюшину 5 декабря 1942 г. № 7/с/97:

«Из бесед с семьями и солдатами «украинской армии» мне стало известно о том, что сформированные украинские части немцы отправляют в Западную Украину и, главным образом, в г. Луцк, где, якобы, формируется «украинская армия», которая будет направлена против Англии.

Наиболее надежные «украинские части», сформированные из петлюровских элементов, немцами используются для борьбы с партизанами….

Украинские националисты разъезжали по селам и агитировали крестьян вступать в «свою» армию, которая будет защищать их же интересы.

В первых числах апреля месяца 1942 года при выезде Чернета - Каленика в с. Подгородное, Днепропетровского района, где он пытался убедить украинцев в необходимости «добровольного» вступления в «украинскую» армию, он был принят сходом, состоящим примерно, из 5 тысяч человек, весьма недружелюбно, высмеян и освистан. В результате такого приема, Чернета-Каленика должен был, не закончив своей речи быстро ретироваться. При отъезде из села, мальчишки забросали его машину песком и камнями.

За оскорбление своего ставленника, немецкие оккупанты расстреляли 400 человек. Списки на расстрел были составлены старостой с. Подгорное /фамилии его не знаю/, быв. кулак, петлюровец, активный укапист, несколько раз арестовывался органами НКВД и нач. полиции Дуб Иван – бывш. петлюровец, «вильный казак».

В с. Знаменка, Н - Московского района неоднократные попытки старосты собрать крестьян на сход не увенчались успехом, немецким агитаторам пришлось уехать ни с чем24».

Как видно из сообщения, в отличие от националистов Галичины, население восточной Украины было более умным и категорически отказывалось участвовать в таких формированиях.

В использовании националистов всех народов на благо Германии Гиммлер был не одинок. Сам Гитлер никогда не отбрасывал в своих стратегических планах такого приема, как привлечение к сотрудничеству колаборацонистских элементов в тех странах, которые должны были стать объектом агрессии. Наоборот, немцы всегда, и не без успеха, старались использовать коллаборационистов, но сознательно отводили им второстепенную, вспомогательную роль, понимая, что они расходный материал. Но старались демонстрировать им честные отношения, до достижения планируемого результата, чтобы легче было работать с их преемниками.

Свою точку зрения по вопросу правильного использования предателей и коллаборационистов, Гитлер еще раз изложил 1 июля 1943 г. на заключительном совещании по подготовке операции «Цитадель» перед присутствовавшими на нем представителями генералитета, причем в своем выступлении он подтвердил целесообразность пропагандистских обманных маневров, но решительно предупредил о недопустимости любых практических шагов, которые могли бы повести к ослаблению немецких господствующих позиций в оккупированных районах. Подобную же точку зрения высказывали Кейтель, Йодль и другие крупнейшие представители фашистского военного командования.

Эта доминировавшая точка зрения приводила к длительным разногласиям между отдельными органами и представителями фашистского государственного аппарата, которые проводили политику на оккупированных территориях.

Причиной этому была позиция Гитлера, который придавал Украине большое значение в своих военно-экономических планах и не желавший слушать ни о каких либо послаблениях на оккупированных территориях. Поэтому, Кох сторонник жестких мер и проведения геноцида, выдвигавший Розенбергу свои контрпредложения, всегда находил поддержку у Гитлера и других влиятельных представителей фашистского руководства.

В вопросе пропагандистских лозунгов и установок мнение было единое, расхождения заключались только в том, что обещать населению, и в какой форме привлекать местных предателей к вооруженному участию в борьбе с партизанами.

Продолжение здесь

Автор Б.Руян

Социальные комментарии Cackle