Про УПА. Часть 4

20.10.2014 01:40

Вернуться назад Комментировать

 

предыдущая часть здесь

Яркий пример, как боролись бандеровцы с фашистами в марте 1943 г., дает и текст их листовки. В ней употребляются словосочетания: Ми хотим бороться.., Мы будем бороться, Мы будем бороться за Украинскую державу…, Будем бороться…,(...). Т.е. не употребляются слова: мы боролись, мы боремся, присоединяйтесь к нашей борьбе, не указывают с кем они собираются бороться, и т.п. Не упоминается и УВА-УПА, а только боевые отряды.

Отрывок из листовки ОУН Бандеры (Март 1943 г.):

«Украинцы!

Весь мир в огне новой захватнической войны. Империалистические государства вступили в беспощадную войну... их цель - всемирное господство, и они идут морем крови безвинных народов. (...) Новые оккупанты Украины, немецкие империалисты, продолжают большевистские методы уничтожения. Сокрушительная колониальная эксплуатация населения Украины, грабежи, виселицы, аресты, смертные казни, унижение человеческого достоинства, моральное унижение, вывоз людей в Германию на верную смерть и использование большевистских методов уничтожения с помощью голода - вот такие благодеяния принесли немцы порабощенному народу. (...)

...Украинцы, которые работают в колхозах, получают от немцев за их тяжелую работу вместо хлеба несколько копеек, на которые ничего нельзя купить. Украинские рабочие Донбасса и других промышленных центров вынужденные тяжело работать по 12 часов каждый день, а получают они только голодный паек. Призрак нового голода надвигается на всю Украину... (...)

Во имя национальной солидарности присоединяйтесь к борьбе против этой угрозы! Украинское село должно помочь населению украинских городов! Украинский город должно помочь украинскому селу защищать свои интересы! (...)

Мы хотим бороться за такой порядок, при котором никогда больше не было бы голода. Мы будем бороться за независимое Украинское государство, которое защитит население от уничтожения. Мы будем бороться за Украинское государство, в котором украинский народ буде хозяином своей прадедовской земли. Будем бороться за Украинское государство, которое позволит всем честно проживающим и работающим в Украине национальностям достойную жизнь! (...)

Вступайте в боевые группы Организации Украинских Националистов (ОУН)! Организовывайтесь! Объединяйтесь! Создавайте общий фронт украинской национальной революции против империалистов! Вперед! К победе! Слава Украине! Героям слава!

Организация Украинских Националистов

(Март 1943 г.)»61

О том, что привлечение оуновцев к антипартизанской борьбе принималось на высшем уровне в гестапо, и было в русле изменения политики и пропагандистских установок фашистов по работе на оккупированных территориях, свидетельствуют и согласованные по времени указания в «обращении с европейскими народами» Геббельса, отданные им в середине февраля 1943 г., в которых он, как и Розенберг, подчеркивал необходимость избегать в пропаганде, обращенной к «восточным народам», всех дискриминирующих их высказываний и ни в коем случае не упоминать колонизаторских и поработительских целей, предусмотренных в рамках фашистского «нового порядка», поскольку каждая «оплошность» в этой области дала бы новую пищу вражеской пропаганде. Более того, вся пропаганда должна была вестись таким образом, чтобы обеспечить использование контингентов этих народов в «борьбе против большевизма». Этим же целям должен был служить и оставшийся без последствий проект, поддерживавшийся кроме пропагандистских органов еще и генеральным штабом сухопутных войск. Его сторонники пытались склонить Гитлера к объявлению «восточной прокламации».

В ней советскому населению при условии его участия в «борьбе против большевизма» должно быть дано обещание на введение в последующем широкого «равноправия». Но и сторонники этой «прокламации» исходили из того, что в действительности такое заявление не должно быть связано с какими-либо изменениями фашистской политики в отношении населения оккупированных советских районов.

И, хотя эти предложения, продиктованные тяжелым положением фашистских войск, наталкивались на отрицательное к ним отношение Гитлера, который даже в таких пустых жестах усматривал недопустимое нарушение своего принципа господства над этими народами, они все же начали реализовываться.

Весной 1943 г. немецкие оккупанты после поражений на Восточном фронте круто меняют отношение к своим "подручным". О том, что решения министерства пропаганды и Розенберга по изменению отношения к оккупированому населению, претворялись в жизнь, подтверждает и Панькивский: «Плохие новости из Восточного фронта, принимали те "коляборанты" довольно спокойно, так как тот фронт был, дескать, еще очень далеко. Мало того, они радовались тому, что гитлеровцы меняют к ним отношение».

По инициативе гитлеровцев постепенно предоставляется "самостоятельность" даже УКК (Украинскому краевому комитету), которым руководил Панькивский, т.е. "независимость" от УЦК (Украинского центрального комитета) в Кракове. «В том времени заметный был рост нашего значения и авторитета. Мы тогда стали даже нужными, а то и необходимыми, советниками в решении разных близких нам проблем...". Т.е., по мере успехов Красной Армии, немцы стали демонстрировать большее уважение к своим «полезным идиотам», чему те очень радовались.

Тем не менее, жалуется Панькивский, этой идилии воспрепятствовал приход партизанского соединения Ковпака в Карпаты, падение Муссолини и капитуляция Италии. И вынужден признать, что: "Мы не руководили своей судьбой и своими делами, мы не были "мастерами". Мастером был Гитлер... В его тени, под постоянным надзором его доверенных и под их нажимом шла наша работа..."62 Какой авторитет и значение могут быть у предателей своего народа?

8.9 Командные кадры УПА

Три месяца формирования УВА прошли для немцев спокойно. Костяк первых вооруженных банд ОУН-б составили проверенные агенты гестапо, Абвера и почти все шуцманполицаи- каратели 201 шуцманштафт батальона во главе с капитаном Р. Щухевичем. Впоследствии гауптман Шухевич, как следует из слов Штольце, по указанию Гимлера стал "главнокомандующим" УПА, генерал-хорунжим.

Что из себя представлял Шухевич, можно судить со слов его подручных. В фонде музея СБУ (единица хранения 1068) хранится фотокопия документа, который называется «Характеристика. Шухевич Роман- «Тарас Чупринка» - «Тур». Эта характеристика была написана 9 апреля 1945 г. во время допроса в отделе борьбы с бандитизмом УНКВД по Львовской области членом Центрального Провода ОУН М. Степаняком - «Лексом», захваченным в результате чекистско-войсковой операции в с. Дермань Ровенской области в 1944 г.:

«Шухевич - «Тур» - человек фактически мелкий, при том болезненно честолюбив, высокомерный, мстительный. По своему идеологическому и политическому направлению типичный увист-оуновец.

Враг массовой политической работы, в частности политического образования и воспитания членских кадров и широких народных масс.

Стоял твердо на положении, что политика — это дело провода, нести политическое образование в членские и народные массы — это, на его взгляд, равнозначно с подрывом основ националистической, политической и организационной дисциплины.

Хлоп, как он охотно высказывался, не смеет политизировать, он должны слушать и безоглядно выполнять приказы провода. Дать хлопу политическое образование это то самое, что заставить его подвергать критике провод, размышлять над тем, правильную или неправильную политику ведет провод,- этого допустить нельзя.

ОУН он понимал как боевой - военный отряд, о роли политической организации не было у него представления. Поэтому, став у власти и закрепившись, Шухевич-«Тур» берет сейчас же круто обратный курс и от «политизации» переходит круто к «милитаризации», палочной дисциплины и воспитанию.

Шухевич еще в легионе прославился битьем стрельцов. Как глава ОУН, а затем командир всей УПА, завел такую систему в организации и на том пункте сошелся с Клячкивским-Климом Савуром, если идет о методах насилия, террора, шомполов и мордобития в УПА и всего украинского населения.

Как политический и военный руководитель — способный на то, на что может быть в состоянии прусский капрал.

Его кругозор за львовскй рынок и частную лавочку не выходил. Если у него был идеал государства, то не иной, как полицейского, которое твердой рукой извне должна укреплять диктаторская власть военной верхушки.

Как террорист верил во всесилие террора и в плоскости террора думал найти решение всех проблем внутренней и внешней политики. Немногословный, коварный, подобострастный, аморальный и одновременно очень набожный и суеверный».63 О телесных наказаниях и палочной дисциплине в УПА упоминает и капитан абвера Витцель-Кирн, после посещения УПА в 1944 г.

Луцкий, один из руководителей УПА также был невысокого мнения о Шухевиче.

«Стенограмма Протокола допроса обвиняемого Луцкого Александра Андреевича от 19-20 июля 1945 года, гор. Киев

Допрос начат в 11 часов

Арсенич- глава СБ ОУН-б, считал Шухевича не твердым руководителем и не умеющим быстро, хорошо ориентироваться в обстановке.

Должен сказать, что в последнее время среди ряда членов Главного "Провода" ОУН возникло большое недовольство Шухевичем. Его считают большим интриганом и безынициативным, умеющим удачно улавливать правильные мысли и советы, которые высказываются другими руководителями ОУН, а затем из всего этого выбрать наиболее важное и преподать, как свое.

Своего мнения у него нет, и он его прямо никогда не выскажет. Если бы не его заместитель по ОУН "Тарас", ему вообще трудно было бы руководить ОУН-УПА.

Все называют "Тараса" суфлером Шухевича. Держится Шухевич потому, что в тяжелых условиях подполья, в которых мы оказались во второй половине 1944 года, члены Главного "Провода" ОУН не решались ставить резко вопрос о Шухевича.

Допросили: нач. следчасти НКГБ УССР Полковник Павловский

ст. следователь НКГБ УССР лейтенант Погребной

Стенограф[ировала]Кулагина.64

Некоторые ветераны УПА рассказывали, что невысокого мнения о командирских качествах Шухевича был не только Д. Клячкивский, но и многие другие командиры повстанческих отрядов, действовавших на Волыни и Ривенщине. Особенно возмутил их один случай, произошедший летом 1943 года в период движения в сторону Карпат соединения дважды Героя Советского Союза С. А. Ковпака. Во время передвижения по Волыни советские партизаны разгромили несколько куреней УПА, захватили склады и разрушили их мастерские в Свинаринском лесу65.

Но Шухевич вместо того, чтобы оказать сопротивление ушел из Волыни со своей охраной в Львов, что они восприняли как бегство. Но на самом деле его вызвали в Галичину организовывать местные УНС для борьбы против Ковпака.

Кроме любителя палочной дисциплины с кругозором лавочника и способностями прусского капрала Шухевича, командные кадры УВА наполнялись карателями и полицаями разного уровня.

Виктор Полищук утверждает, что "как наши, так и зарубежные архивные источники и опубликованные документы свидетельствуют: скелетом Украинской повстанческой армии были члены ОУН, что прошли "военную подготовку" еще до войны в немецких спецслужбах, а потом находились в разных специальных немецких частях типа батальонов "Нахтигаль", "Роланд" и шуцманшафт-батальона 201, резидентурах, других военных учреждениях. По архивным данным, которые нам пришлось проанализировать, около 16% участников УПА служили в немецкой армии, в украинской и немецкой полиции и жандармерии. Так, функции руководителей УПА прибрали на себя в недалеком прошлом офицеры вермахта или немецкие агенты, среди них - Р. Щухевич, Д. Клячкивский (командующий УПА), М. Лебедь (один из организаторов формирований)..."

Необходимо отметить, что в любой армии процент командного состава составляет примерно 10-18% от всего л/с военных подразделений. Таким образом, бывшие полицаи составляли 16 % в УПА и почти все были командирами.

Весь центральный провод ОУН и, так называемый штаб УПА, были сформированы под диктовку немецкой разведки практически из числа официальных сотрудников (офицеров) СД, гестапо, Абвера, полиции и их агентуры. Туда вошли С.Арсенич-Березовский, Я.Бусел, Д.Грицай, И.Гриньох, Д.Клячкивский, П.Кравчук, С.Ленкавский, Ю.Лопатинский, А.Луцкий, Е.Логуш, Д.Маевский, В.Сидор, Я.Стецко, В.Чижевский, Р.Шухевич и многие другие.

О том, что основной состав 201-го батальона шуцманшафт составил впоследствии ядро УПА, состоявшее из бывших служащих различных полицейских подразделений, «дезертировавших» по указанию гестапо с немецкой службы, признает в своей статье и сам Степан Бандера, подчеркивая: «Таким образом, Дружины Украинских Националистов под предводительством Романа Шухевича дали Украинской Повстанческой Армии не только стержневые командные и воинские кадры, но и основной вклад для отработки собственных организационных и оперативных способов».

С его мнением полностью соглашается Петро Дужий, который поместил в своей книге (см. стр. 148-149), изложенную выше цитату своего «вождя». Руководителями ОУН-УПА были гитлеровские каратели и агенты:

Агентом немецкой разведки был зам. Бандеры Н. Лебедь, сменивший его Роман Шухевич («Тарас Чупринка»), и начальник штаба УПА Грицай – были офицерами абвера.

Д. Маевский один из руководителей Главного штаба.

Д. Клячкивский («Клим Савур»), командующий УПА, имел звание старшего лейтенанта Абвера и в то же время являлся членом центрального провода ОУН.

Е. Побигущий-«Рэн» штурмбаннфюрер, «Нахтигаль», 201 шуцманшафт-батальон, СС Галычина.

А.Луцкий - Командующий на Прикарпатье, обер-лейтенант.

Иван Клымив («Легенда»)- по свидетельству мельниковца Г. Стецюка, один из лидеров ОУН-Б в период немецкой оккупации некоторое время служил немцам, занимая должность коменданта полиции г. Владимира-Волынского Волынской области.66

Ю. Стельмащук («Рудый») -заместитель командующего УПА был заброшен на Украину в составе группы агентов-диверсантов накануне Великой Отечественной войны с заданием взорвать Сарненский железнодорожный узел.

П.Мельник («Хмара»), член Центрального провода ОУН и Главного штаба ОУН, активный участник кровавых преступлений нахтигалевцев во Львове (июнь 1941 г.); капитан (гауптштурмфюрер) ваффен СС - командир роты дивизии СС «Галичина», куренной УПА.

Р. Сушко, И. Корачевский, Е. Лотович- из «Украинского легиона», он же спецподразделение «Бергбауэрхальфе» - воевавший в составе вермахта против Польши в 1939 г.

Иван Гриньох («Герасимовский») – капитан абвера, в начале войны капеллан батальона «Нахтигаль», затем чиновник в министерстве Розенберга, с февраля 1943 года во Львове являлся посредником в переговорах между командованием УПА и командованием германских оккупационных властей, участвовал в формировании УПА в Галичине.

Лейтенанты абвера Л. Ортынский, М. Андрусяк («Ризун») в 1941-м году состояли в батальонах абвера «Роланд» и «Нахтигаль» —и впоследствии плавно перетекли в полицейский «шуцманшафтбатальон-201» и УПА.

П. Войновский - командир «Буковинского куреня» и военный референт ОУН-М— штурмбанфюрер и командир отдельного карательного батальона СС в Киеве.

Сидор Василий («Шелест») – капитан Абвера, командир роты шуцманшафт-батальона, сражавшегося в Белоруссии против партизан, затем командующий УПА «Запад - Карпаты» (после ухода с этого поста А.Луцкого);

Лопатинский Юрий («Калина») – старший лейтенант Абвера, член центрального провода ОУН, член Главного штаба УПА;

Павлюк Владимир («Ирко») – капитан абвера, командир роты шуцманшафт - батальона, командовал куренем УПА в Станиславской области, затем руководил сетью ОУН на Перемышлянщине.

Агент абвера или гестапо- риттмайстер Гари.

Отрывок из отчета фон Типпельскирха (министерство иностранных дел) представителю министерства иностранных дел при верховном командовании сухопутных войск фон Этцдорфу от 5. 4.1944 г. о националистических организациях на Украине. Текст 104.

«Как влиятельную политическую группу, правда, не являющуюся организацией в полном смысле слова и имеющую главное поле деятельности на Западной Украине, следует упомянуть Организацию Украинских националистов (ОУН). ОУН делится на 2 лагеря, один из которых возглавляет полковник Мельник, а другой - Бандера. Группа Мельника опирается на старых украинских соратников, и в последнее время о ней мало было слышно.
.... В руководстве ОУН также работает риттмайстер Гари».67

После упрочнения позиций Шухевича в качестве руководителя и референта по военным вопросам, его правильного поведения и умения держать в подчинении бандеровцев, немцы уже смелее расширяют военные отряды ОУН-Б за счет л/с вспомогательной полиции.

Масштаб этой акции был крайне значителен. В марте - апреле 1943 г. на Волыни, части "украинской" полиции фактически по согласию того же высшего руководства гестапо и приказа руководства ОУН-Б, "тайно", чтобы создать перед населением видимость бегства, с немецким оружием и всякой другой амуницией перешли в лес, составив тем самым основу будущей УПА. В радиограмме командования одного из советских партизанских отрядов мы читаем следующее: «Во время движения нашей группы из Косынки, каждую ночь встречали двигающихся шуцманов группами по 50, 150 и даже 400 человек…»...68

Согласно "Литопису УПА" (см. т. 5, стр. 19), массовый уход украинских полицаев с немецкой службы произошел в период 15.03-10.04.1943 г. по приказа руководства ОУН. В специальном донесении начальника штаба Украинского штаба партизанского движения Т. А. Строкача сообщалось:

"... Штаб украинских националистов (Бандеры) дня 20. 3. 43 г. издал приказ о формировании УПА из полицейских, козаков, бандеровцев и бульбашей"69.

Некоторые националистические авторы пишут о том, что "украинские" полицаи на Волыни пошли у леса в УПА внезапно, "по сигналу" руководства ОУН-бандеровцев. На самом деле же, этот переход полицаев "с оружием и амуницией", как известно, проходил в марте-апреле 1943 года на протяжении нескольких недель. Как могли продолжительному "переходу" не воспрепятствовать такие гитлеровские органы, как гестапо и СД, на которые опиралась оккупационная власть?

Итак, версии о внезапности перехода ("по сигналу") - обычная фальшивка, рассчитанная на неосведомленных, а, главное, на "оправдание". Все они ушли после того, как Шухевич стал главным в лесной ОУН. Он теперь отвечал за правильное поведение отрядов ОУН перед немцами. Сами полицейские структуры были насыщены агентами гестапо, и организовать уход такого количества полицаев, без огласки почти невозможно.

Часть полицаев убегала на запад вместе с гитлеровцами. Еще одна часть влилась в дивизию СС "Галиция" второго и третьего формирования, другие стали объектом диверсионно-агентурной подготовки в школах Абвера для забрасывания в тыл Красной Армии.

Как и большинство националистов, Боровец, воспринимал реализацию плана Гиммлера за самодеятельность бандеровцев и 10 августа 1943 г., сожалея о судьбе вчерашних полицаев, которые ушли в УВА, выпустил воззвание "Открытое письмо к членам ОУН Степана Бандеры". В нем, в частности, указал:

"Еще в марте 1943 года неконспиративным поведением организационной сети преждевременно спровоцировано на общее восстание украинскую полицию, чем загнаны многие люди в могилу и немецкие лагеря.. "70

Местная немецкая администрация, не поставленная в известность гестаповским руководством, только сожалела и по-своему комментировала уход полицаев в УВА. Так в письме Генерального комиссара Шьоне Луцкому архиепископу Поликарпу от 8 апреля 1943 г. отмечалось: «(...) Мы, к сожалению, должны признать, что очень много украинцев прибилось к бандам и чаще всего даже не из национального энтузиазма, а только потому, что сделали что-нибудь несправедливо. Большое количество украинских полицаев, когда на них ждало наказание, перешли к бандам, чтобы спрятаться от наказания. (...)

(...) Все надежды безответственных элементов, которые разрешили населению уйти в леса, чтобы там отдаться безделью и нападениями грабить продовольствие, будут драконовскими мерами уничтожены. Надежда на подрыв Немецкой Армии и тем самым получение свободной Украины - это утопия». Следует обратить внимание, что немцы даже не предполагали, что бывшие полицаи будут воевать с немцами. Грабить, возможно, но не более того.

Конечно, в детали операции не были посвящены не только администрация, но и низовые структуры гестапо. Можно предположить, что об этом знали только Розенберг, Канарис и Гиммлер, некоторые высшие руководители гестапо на Украине, в частности Пюц. Также некоторые высшие офицеры Абвера, которые находились на связи со своими агентами - бандеровцами- Штольц.

Оуновский историк П. Мирчук признает, что основу репрессивного аппарата оккупантов составляли полицаи-националисты и так характеризует те кадры, которые представляли и пополняли УПА. Вот его "разъяснение":

"В огне национального подъема таяли основы немецкой администрации, Украинская полиция, железнодорожная и лесная охраны, служба работы становились "политически ненадежными" и переходили в ряды УПА. Функционеры самоуправления, солтисы, войты, волосные писари, члены комиссий для хлебосдачи, службовики кооперативов начали тайно вступать в УПА, так как для них ближе была собственная рубашка, чем чужой кожух, т.е. в нашем случае - им более близкий был местный командир УПА, чем немецкий жандарм ".71

В результате украинские националисты получили несколько тысяч боевиков, запятнаных кровью патриотов. Они имели опыт массового уничтожения мирного населения, стали профессиональными убийцами (ранее украинская «вспомогательная полиция» использовалась нацистами для убийств евреев и борьбы с подпольщиками), но никудышные военные. Их примеру в марте 1943 г. последовали другие палачи из подразделений шуцманшафт Волыни и Галиции.

Социальный состав «армии бессмертных», ее наиболее боеспособное и фанатично настроенное ядро составляли бывшие галичане -полицейские, причастные к уничтожению еврейского населения, а затем и бывшие эсэсовцы из дивизии СС «Галичина». Так как немцы не разрешали им создавать вооруженные отряды на Галичине, то они перебирались на Волынь.

Большинство из командиров были подготовлены гитлеровцами в специальных военных разведывательно-диверсионных школах Германии. Многим из них были присвоены воинские звания Абвера.

В. Кревский один из руководителей Торчинской районной полиции в УПА стал заместителем шефа СБ провода ОУН -Москва».

Д. Корейчук- Унтер-офицер 103-го Мациевского батальона шуцманшафт, состав которого по приказу ОУН перешел в УПА, стал шефом военной референтуры Колковского надрайонного провода ОУН, получив клички «Ткач» и «Ярош».

А. Шпак -Комендант Острожецкой районной полиции впоследствии вынырнул в качестве одного из руководителей УПА под кличками "Осыка» и «Моряк».

Ф. Янюк -Унтер-офицер 105-го Тернопольского батальона шуцманшафт возглавил Гороховский районный провод ОУН под кличкой «Захаренко».

Кошелюк А. - полицай из п.г.т. Ратно Волынской области в период службы у немцев собственноручно расстрелял около сотни мирных граждан. Принимал участие в уничтожении населения села Кортелисы, получившего в народе наименование «украинского Лидице». Позднее ушел в УПА. В полиции и УПА был известен под кличкой «Дорош». (см. В. Яворивский. «Вични Кортелисы», Київ, 1981р., стр. 79).

Д. Степанюк - полицай из Ковельской районной полиции стал шефом СБ районного провода ОУН.

Мельник Петр («Хмара») – командир роты дивизии СС «Галичина», командир куреня УПА в Станиславской области и т.д.

П. Дяченко, В. Герасименко, М. Солтыс — командиры «Украинского легиона самообороны» ОУН(М) на Волыни, он же 31-й батальон СД, подавлявший Варшавское восстание в 1944 г.

Б. Коник (шб-45), И. Кедюмич (шб-303) — палачи Бабьего Яра; К. Смовский (шб-118) — на его совести Хатынь; шб № 3 — Кортелисы.

К. Зварыч, Д. Купяк, Г. Захвалинский, Е. Врецьона - многочисленная «украинская вспомогательная полиция» в 1943-м в полном составе влившаяся в дивизию СС «Галичина» — из тех же кадров (Побигущий, Ортынский, П. Мельник, В. Козак)72.

Кстати, руководителями СБ, как правило, были бывшие сотрудники гестапо, жандармерии, вспомогательной украинской полиции также выходцы из Галичины. Все названные выше и многие другие главари УПА были награждены немецкими орденами:

Лопатинский Юрий Демьянович (псевдо «Калина»), член УВО-ОУН, подхорунжий польской армии и обер-лейтенант немецкого абвера. Поскольку даже Шухевич-сын признает его нацистским орденоносцем, останавливаться на нем не будем. Отметим только, что «Калина» был не единственным, а в лучшем случае первым «крестоносцем».

Иван Гриньох, член центрального провода бандеровской ОУН, в 1941-м служивший капелланом в печально известном спецбатальоне «Нахтигаль». В июле 1942 г. в автобиографии, адресованной монсиньору А. Шептицкому, гауптман иезуит Гриньох писал: «В июне 1941 призвано меня непосредственно перед военными действиями на Востоке к организованной украинской части в качестве полевого духовного отца. С частью пробыл и целую кампанию первых недель войны на линии Радимно — Яворов — Львов — Тернополь — Проскуров — Жмеринка — Браилов — Винница. За участие в боях меня представлено к награде Железным крестом».73

Мирон Костюк (он же Яков Кравчук). Член ОУН с 1935-го, в годы Великой Отечественной войны служил обер-лейтенантом в абверкоманде (Холм — Житомир — Полтава — Киев — Харьков — Львов) под фамилией Краузе. Он герой документальной повести В. Давиденко «Святенник из абвергрупы-209», основанной на дневнике Костюка за 1935—1944 гг. При отступлении немцев он закопал дневник возле с. Брюховичи под Львовом, где работал тогда в разведшколе. В апреле 1949-го дневник нашли, он хранится ныне в архиве СБУ. И там написано, что в 1942—1943 гг. Краузе был награжден Железным крестом и двумя медалями.

Иван Билык, закончил в 1941 г. берлинскую политехнику. В начале ВОВ служил в дивизии СС «Лейбштандарт Адольф Гитлер», с 1942-го работал переводчиком гестапо в Донбассе (Сталино, Мариуполь). Дальше — УПА и гибель в 1944-м или 1945 г. при разгроме соединения УПА — Юг, где он был начальником штаба.

Из недавно изданных (2004) мемуаров его соученика по берлинской политехнике и коллеги по оуновской деятельности Евгена Стахива можно узнать, что за боевые подвиги Иван Билык был награжден двумя Железными крестами.

Эсэсман Олейник, бандеровская кличка «Орел». Служил в дивизии СС «Мертвая голова», затем в УПА, сотенный. В немецком отчете о переговорах с ним в Каменке - Струмиловой в апреле 1944 г. зафиксировано: «Руководитель банды... Орел» был в немецкой военной форме без погон и знаков различия. Он носил ленты Железного креста 2 степени и медали «За Восток», а также знак участника пехотных штурмовых атак и Железный крест 1 степени». Впоследствие был расстрелян бандеровцами за огласку переговоров с немцами74.

Таким образом, все эти уголовные кадры "украинской" полиции, шуцманшафта и СС были основой командного звена УПА. А это, бесспорно, существенно определяло политический и нравственно-психологический характер УПА. Но была ли эта полиция украинской, национальной?

Если принять за основу данные профессора В. Масловского, подсчитавшего, что в Галиции в подразделениях «вспомогательной» полиции насчитывалось 12 тысяч коллаборационистов, а на Волыни - соответственно 8 тысяч, то можно с полным основанием утверждать, что шуцманы составляли главную, наиболее жестокую часть вояк УПА.

В. Косык в уже упоминавшейся книге "Украина и Германия во Второй мировой войне" в приложении "Документы" приводит немецкий документ "Немецкая памятка о движении сопротивления на территории Советской Украины", датированный 1 ноября 1944 года, где указывается, что УПА делится на УПА-Запад, УПА-Север и УПА-Восток и что "организация войск и обучение преимущественно осуществляются за немецкой моделью". Эти же формирования готовили и воспитывали немецкие инструктора - офицеры Абвера, полиции и СС типа Шухевича, Сидора, Гасина и других, которые прошли подготовку в диверсионных школах гитлеровской Германии!

Также необходимо отметить, что часть командных кадров УПА были освобождены из концлагерей и тюрем гестапо: Семчишин Тимиш (псевдоним Река) (1915-1945). Родился на Самбирщине. Был студентом Львовской политехники, принимал участие в украинской студенческой жизни. 1938 г. вступил к ОУН. После 1940 г. присоединился к ОУН-Б. В 1941 г. - один из руководителей Южной походной группы ОУН-Б. 1942 г. - заключен в немецкий концлагерь. В марте 1943 г. был выпущен из лагеря, проник в Одессу, где возглавил подполье ОУН-Б на территории Транснистрии. После возвращения советской власти продолжил борьбу с ней. Погиб в 1945 г.

Старух входил в состав Организационной референтуры провода ОУН (Б). Был арестован гестапо в декабре 1942 г. в Львове. В сентябре 1943 г. с помощью гестапо, которое использовало Службу безопасности ОУН-Б, был выпущен из немецкой тюрьмы и возвратился к работе в подполье. На протяжении октября 1943 - декабря 1944 - член референтуры пропаганды Центрального провода ОУН-Б.

Дмитрий Грицай - глава военного штаба ОУН-бандеры, был освобожден в 1943 г. в результате совместной операции гестапо с боевиками ОУН из львовской тюрьмы с помощью фальшивого ордера на перевозку его в Берлин. Таким способом освободили из дрогобичской тюрьмы и Алексея Гасина.

Ростислав Волошин (Павленко) командир тыла УПА.

Родился в Дубновскому районе на Ровненщине. Сын железнодорожного рабочего, женат. Глава Украинской студенческой репрезентации в Польше (1933-1934). Политзаключенный польских тюрем и концлагеря “Береза Картузкая”, краевой проводник ОУН на ПЗУЗ, политзаключенный большевистской тюрьмы (1939-1941г.).

Глава областной управы Ровенской области в 1941 году, узник немецкой тюрьмы (1941-1942гг.), заместитель директора областной кооперативной сети в Ровно в 1942 году.

Также, после освобождения Украины, были выпущены на волю из лагерей находившиеся там бандеровцы.

Их освободили из концлагеря Аушвиц, например Ярослав Рак обрел свободу 18 декабря 1944 г., а Николая Климишина, Степана Ленкавского и Льва Ребета освободили на следующий день — 19 декабря, когда Бандера уже был Кракове в абверкоманде 202.

Пребывание в концлагере Аушвиц пережили большинство заключенных в нем бандеровцев, которые благодаря покровительству лагерного гестапо работали в привилегированных арестантских командах. К тому же они получали в больших количествах продовольственные посылки от Красного Креста. Из почти двухсот заключенных-бандеровцев в Аушвице, а после эвакуации — в Маутхаузене и Эбензее погибли в общей сложности более тридцати, но не в результате целенаправленных действий гестапо, а силу тяжелых лагерных условий.

НАЧАЛО РЕЗНИ НА ВОЛЫНИ.

После наполнения кадрами УВА возник вопрос, как воевать и с кем? Ведь начало вооруженной борьбы за независимость, согласно военной программе начала 1943 года, как мы помним, должно было сопровождаться решением проблемы «национальных меньшинств».

Вопрос этнических чисток находился в центре внимания националистов постоянно. Еще в 1941 г. немцы отмечали особое рвение оуновцев в геноциде евреев и их ненависть к полякам. Многие националисты, вступившие в полицию, осуществляли террор польского населения на Волыни. Действия против поляков отмечало и гестапо еще в 1941 г. Тогда члены украинской полиции, которые позже перешли в УПА, практиковали массовые убийства поляков в селах. Первое массовое убийство зафиксировано 13 ноября 1942 г. в Обурках Луцкого уезда - его жертвами стали около 50 лиц польской национальности75 . Антипольская акция набирает больших масштабов в январе 1943 г. В том периоде множатся убийства одиночных лиц и семей, вместе с тем все частыми становятся массовые убийства.

Ведь согласно «национальных пунктов» военной программы 1942 г., их выполнение должно было быть приурочено к «началу военных действий за независимость» во время национальной революции. Конференция военных референтов ОУН (Львов, октябрь 1942 года - авт.) однозначно высказалась в пользу уничтожения поляков, евреев и армян, обезвреживание «активных врагов» среди инонациональных групп силами жандармерии и СБ.76

А национальная революция означает революцию одной нации против другой нации. Но изначально речь шла о достаточно отдаленном времени, однако ускоренное создание Гиммлером УВА –УПА внесло коррективы в планы бандеровцев. К моменту завершения работы над программой уже состоялась конференция у Розенберга. В 1943 г. началась активная организация военных команд. Что делать боевикам в лесу, если нельзя воевать с немцами? Сидеть или воевать только с советскими партизанами было бы полнейшим саморазоблачением, как указывал Боровец. К тому же против советских партизан у них было еще маловато сил. Единственным путем отвлечения боевиков от борьбы с оккупантами стало развязывание геноцида против поляков. Это совпадало и с их программными положениями. И чтобы новые военные команды ОУН-б не сидели без дела, их использовали для развязывания геноцида польского населения. Этим достигалось и другие цели. Натаскивали новых боевиков убивать людей, формировали у них психику убийц, имущество поляков переходило в фонд новой УВА, отвлекалось внимание от борьбы с немецкими оккупантами. Провоцировали поляков на ответные репрессии.

Ивахив и Клячкивский остановились на решении польского вопроса. Начавшись в конце 1942 г. акции уничтожения поляков оуновцами со временем становятся массовыми. «Их богом, — пишет об «сокирников» участник подполья ОУН Г. Дмитрив, — был варварский Перун. Они использовали методы... нацистов относительно уничтожения других национальностей. Им хотелось чисток, однонациональной территории».77

Убийства активизировались в 1943 г. когда начали создаваться первые отряды УВА.

9 февраля 1943 г. было совершенно кровавое убийство в польской колонии Паросьле (гм. Антоновка Сарненського уезда), где замучено 173 человек78 . 23 апреля 1943 г. отделы УВА осуществили одно из наиболее кровавых убийств того времени - в Яновой Долине (гм. Березне Костопольського уезда), где погибло 600 лиц. Подтверждением этого кровавого акта есть воспоминание, помещенное в 5-м томе Летописи УПА: «[...] При штурме сильного польского гнезда, а лучше центра поляков, Ивановой Долины в Костопольщине сожжено две трети застроек. Бой длился несколько часов. Поляки подают число своих потерь на 500 человек. Число убитых немцев неизвестно. Наши потери небольшие».79

В деревне Поросна Владимирского района националисты вырезали 21 польскую семью, в деревни Сохи Домбровицкого района в тот же день было уничтожено 30 семей поляков и группа советских партизан численностью 10 человек.80

После проведения в феврале 1943 г. около Олеська Третьей конференции ОУН (Б), которая одобрила намерение лидеров ОУН активизировать борьбу по устранению «чужаков» с украинских этнических территорий, бандеровцы получили благословение провода для злодеяний УВА на территории послевоенных Польши и Белоруссии.

Этнические чистки поляков евреев и других народностей Оуновцы инициировали в силу идеологических установок своей организации.

Основанием для их проведения силами УВА стали решения 3-й конференции ОУН, состоявшейся в феврале 1943 г. Антирусизм, антиполонизм, антисемитизм и антисоветизм легли в основу целого ряда постановлений конференции, регламентировавших отношения с «инородцами».

По указанию Шухевича многие документы, утвержденные на конференции, а также на 3-м большом сборе ОУН, будут уничтожены, поскольку они слишком компрометировали перед мировой общественностью украинских националистов. Во исполнение этих решений руководители ОУН-УПА издавали и рассылали своим подчиненным указания, ничего хорошего не сулившие представителям национальных меньшинств.

И с весны 1943 года убийства поляков становятся организованными и массовыми. Конец марта - апрель 1943 года, ознаменовался массовыми антипольскими акциями.

Это хорошо отслеживается и по донесениям советских партизан, и немецким и бандеровским документам:

«В Цуманском районе перед сотней национальной армии поставлена задача уничтожить поляков и все их населенные пункты сжечь до 15 апреля.

25 марта вырубано население и сожжены пункты Заулок, Галиновск, Марьяновка, Перелесянка и др.

29 марта в с. Галиновка зарублено 18 чел., остальные ушли в лес. В этом селе поляку врачу Щелкину, жена которого, член подпольной организации, привела бандеровцев – они отрезали врачу уши, нос вырвали и начали сечь на куски. В селе Пундынки расстреляно до 50 поляков».81

В Пендечке расстреляно около 50 поляков, в Чарторийске -17. Польское население в колониях: Козе, Заугальцы, Глембочек, Боярки, Тутвин, Посельче и других полностью перешло в Гуту Степанскую. В лагере около 2000 поляков".82

«Волынские события начались в апреле 1943 г. Части Первой группы УПА под командованием Дубового (И. Литвинчука) 21-22 апреля истребили жителей польского села Иванова Долина Костопольского района Ровенской области. В мае эти самые части осуществили еще шесть акций против поляков. В отчетах указывалось, что были ликвидированы польские колонии, которые сотрудничали с большевиками и немцами»83.

 Все эти действия вооруженных формирований украинских националистов на Волыни началась по инициативе руководства местной ОУН-Б – краевого проводника и первого командира военных команд ОУН-Б Дмитрия Клячкивского и военного референта Василия Ивахива (кстати говоря, одного из авторов упоминавшейся выше военной программы).

Следует вспомнить, что немцы вели себя пассивно во время акции УПА, что разрешает сделать предположение о взаимопонимании. С мая 1943 г. мы фиксируем сорганизованные массовые атаки банд УПА на польские села и ячейки самообороны на всей территории Волыни. Вот некоторые данные, которые удостоверяют об эскалации антипольских акций: 12 мая 1943 г. в Сарненському уезде сожжено села Мгли, Константиновка, Осты, Убереж84 ; 24 мая 1943 г. в селе Немодлин Костопольского уезд вбит 170 человек85 ; в ночь с 24 на 25 мая 1943 г. сожжены все дворы и фольварки па территории Владимирского уезда86 .

Активизировалась деятельность оуновцев в подполье. В письме к Розенбергу 13 марта 1943 года Кох писал кознях националистов в Украине (Документ RO-13): «За это время украинским эмигрантам удалось достичь влияние, как на бандеровское, так и на мельниковское движение, так что сегодня оба ведут себя враждебно против немцев. Та же “Просвита” со времени ее существования используется как замаскированная организация для украинских шовинистов. Примеры этого предлагаю взять с СД-рапортов. Доказательства, собранные в Ровно, Дунаевцах, Каменец-Подольском и Киеве. В Киеве украинцы, которые принадлежали к “общественным кругам”, подготовили отравление с целью убийства генерал-комиссара. В группах сопротивления были задействованы украинские учителя из “Просвиты”, как, например, в Камень-Каширском (см. рапорт СД от 27 и 30 июня 1942 г.).

Из последних СД-Рапортов делаю вывод, что под снисходительной рукой немецкого руководства в районе боевых действий смогла сформироваться в Харьковской “Просвите” разновидность украинского национального правительства. Относительно этого я ссылаюсь на то, что в районе действий рядом с господами Вашего главного отдела “Политика” бывали представители тыловых служб, которые требовали другого обращения с украинцами, чем в моем рейхскомиссариате. В эти дни украинские националисты из Харькова были эвакуированы в Киев.

Там они сообщили надежным украинским авторитетным лицам, что в ближайшее время состоится всемирная конференция украинцев. Украинские националисты говорят об изменении немецкой политики относительно Украины в следующие недели, требуют для Украины отдельных войск, а также, чтобы газеты, которые выходят в моем райхскомиссариате, распространяли национальные украинские тенденции и были готовы обнаруживать к немцам относительную лояльность, если их требования будут выполнены.

В Каменец-Подольском комиссар области в 1941/42 годах начал общественные отношения с украинцами. Он полностью доверял бургомистру и украинским авторитетным лицам этого города. Теперь эти самые господа старались при поддержке украинских учителей и студентов высадить в воздух своих партнеров по общественным отношениям и немецких солдат, имея намерение бросить бомбы во время сеанса в немецком кинотеатре для солдат. В это время должны были быть устранены областной комиссар и его сотрудники, а банковские денежные вклады - похищенны. Этот план мог созреть потому, что члены немецкого управления до последнего момента обнаруживали большое доверие местным жителям и были задействованы в украинских обществах, которые организовывались руководством тайного заговора. В последнюю минуту СД удалось вмешаться и арестовать 140 человек, среди которых была вся украинская интеллигенция города. Немцы объяснили, что они от украинцев такого никогда не ждали. Я рад, что такие “общественное отношение” были выявлены до сих пор лишь в одном случае.

(...)

Ерих Кох».87

А на Волыни бандеолвцы продолжали убивать поляков. 28 мая 1943 г. 600-й отряд УПА сжег село Старики и убил всех его жителей88 ; 2 июня 1943 г. отряд УПА напал на польское село Гурби и убил около 250 человек89 . Уничтожение польской людности начато в Сарненськом, Костопольском, Ровенском и Здолбуновском уездах, в июне 1943 г. стало охватывать Дубновский и Луцкий уезды, в июле распространилось на Гороховский, Ковельский и Владимирский, в августе - Любомильский уезды.90

Число замученных поляков Волыни к июлю 1943 г. оценивается в 15 тыс. человек, а совокупные потери польского населения, которые учитывают убитых, раненных, вывезенных на работу к Германии, по оценкам составляют 150 тыс. лиц.91 К июлю 1943 г. в Гороховском уезде осуществлены нападения на 23 польские села, в Дубновском - на 15, во Владимирском уезде - на 2892 .

Особенно кровавым был июль 1943 г. Отделы УПА, что входили в состав Северо-западного ВО «Турив», при активной поддержке организованного в т.н.в. Самооборонные кустовые отделы местного украинского населения утром 11 июля 1943 г. окружили и ударили на спящие польские села и усадьбы одновременно в трех уездах: Ковельскому, Гороховскому и Владимирскому. Дошло к нечеловеческой разне и уничтожению: поляки гибли от пуль, топоров, вил, кос, пыль, ножей, молотков и других орудий убийства. Польские села горели.

Вышеупомянутая акция не могла быть случайной, ее не могли осуществить неорганизованные группы. Это была хорошо запланированная операция, которой дало приказ высшее руководство ОУН-УПА, она была согласована во времени и пространстве. Для поляков, которые проживали в западных уездах Волыни, это был погром, который завершился большим количеством человеческих жертв и имущественных потерь.

В тайном постановлении территориального командования УПА-«Север», которую подписал «Клим Савур» было сказано: «[...] мы должны провести широкую акцию уничтожения польского элемента. При выходе немецкого войска следует использовать этот благоприятный момент для уничтожения всей мужской людности возрастом от 16-ти до 60-ти [...] Этой борьбы мы не можем проиграть, любой ценой надо ослабить польские силы. Лесные села и села, расположенные при лесных массивах, должны исчезнуть из лица земли»93. Указания вышеназванного постановления отделы УПА осуществлялись полностью, убивая мужнин не только возрастом 16-60 лет, но и женщин, детей и стариков. Юрий Стельмащук «Рыжий», командир Северо-западной ВО «Турив», писал к «Рубленной»: «[...] Друг Рубан! Передаю к твоему сведению, что в июне 1943 г. представитель центрального Провода, командир УПА - Север ,,Клим Савур" передал мне тайное постановление в деле полнейшего, общего, физического уничтожения польского населения. [...] Для выполнения этого постановления прошу тщательно подготовиться к акции против поляков и назначаю ответственных: в районе расположенному над Бугом - шалашного „Лисого"; на районы тужинский, овадновский, оздзютицкий и другие - „Сосенка", на ковельский округ - „Голобенка". Слава Украине. Командир группы УПА „Турив" - „Рудый", 24 июня 1943 г. Пруда94 ».

Целью антипольской акции на Волыни, осуществляемой со всей жестокостью, было уничтожить польское население. Соответственно установкам руководства ОУН-СД, она осуществлялась организовано и имела характер чистки. Оценивается, что потери польской людности в результате проведенной этнической чистки составляют от 70 до 200 тыс. человек.

 Украинские националисты также уничтожали своих врагов среди украинского населения. Украинцы, которые не соглашались с методами действий ОУН-УПА, считались «нестойкими» - их ликвидировала т.н. Служба безопасности (СБ).

 Руководство Центрального провода в лице Лебедя, официально приказа на боевые действия и антипольские акции не давало. Действия Волынской ОУН(Б) были одобрены лишь несколько месяцев спустя, на состоявшемся в августе 1943 года III Чрезвычайном Великом съезде ОУН-Б.

В разделе "Массовые жертвы лебедивской диктатуры" "Тарас Бульба"-Боровець называет руководителя ОУН-бандеровцев М. Лебедя "диктатором" и здесь же прибавляет: "Вместо борьбы против внешних врагов, вместо ударов по объектам военно-стратегического значения Гитлера и по советских партизанам, новая армия Лебедя (т.е. ОУН-Б – прим.авт.) принялась истреблять национальные меньшинства Украины". (Имеется в виду массовое уничтожение польского населения; здесь и ниже выделено мной - В. М.). Но Боровец преувеличивает роль Лебедя в этом вопросе. Тот был городским агентом и только номинально числился руководителем ОУН-Б. В лесах этим занимался полевой агент Абвера и гестапо Шухевич, Клячкивский и Ивахив. Но Лебедь не был против этого геноцида и его пощрял.

Факты, содержащиеся в советских документах, а особенно в отчетах партизанских командиров Шитова, Сабурова, Строкача, Бегмы подтверждают положение, выдвинутое некоторыми исследователями, и, заключающееся в том, что решение об уничтожении поляков на Волыни, принято во время III конференции ОУН, а с марта 1943 г. ее решения были последовательно реализованы организующимися отрядами УПА при поддержке местного националистического подполья.

Специальное донесение Строкача о деятельности украинских националистов от 21.04.1943 г.:

"(...) Активность УПА в районе Ковель, Голобы, Колки, Рожище, Маневичи. Штаб украинских националистов 20.03.1943 г. издал приказ о формировании украинской национальной армии из полицейских, козаков, бандеровцев и бульбашей. Украинские националисты осуществляют зверские расправы над польским населением, имея перед собой задачу полного уничтожения поляков на Украине».

Нам остается только добавить, что эти решения ОУН и их последовательная реализация подразделениями зарождающейся УПА осуществлялись по инициативе и под непосредственным руководством главного оуновского террориста и одного из лучших немецких карателей -гауптмана Романа Шухевича, получившего к этому периоду, при поддержке всесильного Г. Гиммлера, практически неограниченную власть в оуновском подполье.

СМЕНА РУКОВОДСТВА В УВА.

После того как гитлеровцы укомплектовали кадрами УВА, и те доказали, что они не опасны для войск Германии руководителям операции из гестапо надо было решать новые задачи:

1. Вооружение УПА.

2. Борьба с партизанами.

3. После прихода Красной Армии на Украину, координировать деятельность УПА с войсками вермахта.

Первая задача требовала пропагандистского прикрытия и аккуратной работы, чтобы ни низовые структуры гестапо, ни рядовые националисты ничего не заподозрили. А две последних были уже делом специалистов Абвера, гестапо и фронтовой разведки.

В связи с расширение состава, наличием большего количества разношерстных карателей и мобилизованных крестьян в УВА, возникла необходимость в новом руководителя. Это было вызвано тем, что основные силы ОУН-б перекочевали в лес, туда где был Шухевич. Любитель палочной дисциплины Шухевич, как нельзя лучше подходил на эту роль. Поэтому для контроля и жесткого управления бандеровцами в лесах Волыни Абвер и гестапо сменило руководство ОУН-б.

В мае 1943 г. Лебедя, который не имел военной подготоки, не имел опыта партизанской борьбы и службы в немецкой армии, они поменяли на опытного агента-карателя Шухевича, который имел навыки борьбы с партизанами. И произошло это не на конференции, или очередном сборе, а на обычном заседании Провода. Поэтому Лебедь, тогдашний «урядуючий провиднык», 13 мая 1943 г. на заседании провода, в котором принимали участие Р. Шухевич, Д. Маивский, З. Матла, М. Матла, М. Степняк и М. Прокоп (остальные не смогли прибыть из-за военных действий), на удивление для всех, без особого сопротивления складывает с себя полномочия.

По предложению Р. Шухевича до созыва ІІІ большого чрезвычайного сбора (ВНЗ), создается коллегиальный орган – Бюро Провода (БП) ОУН в составе 3-х человек: Р. Шухевича (глава), З. Матлы и Д. Маивского, после ареста последнего было избрано Р. Волошина, агента абвера.

Сам Н.Лебедь, агент абвера, не может вразумительно объяснить, за какие заслуги перед ОУН, другого агента абвера Шухевича, назначили руководить всей ОУН-б. В этом отношении важным есть его интервью в очередную годовщину гибели Р. Шухевича, где он выступает очень сдержано в своих оценках фигуры Шухевича. Н. Лебедь лишь мимоходом упоминает события 13 мая 1943 г., когда, по его словам, было решено создать бюро провода ОУН, избранное и утвержденное решениям ІІІ ВНЗ ОУН. Относительно роли Р. Шухевича в этих процессах М. Лебедь сказал: “О роли Шухевича в созыве чрезвычайного сбора, мне детально не известно.”

По свидетельству участника тогдашних событий М. Прокопа, тогда же Р. Шухевич становится командующим УПА, хотя юридически данное решение было оформлено лишь 27 января 1944 г.

Но подробности известны А.Луцкому, который на допросе сообщил:

«Из стенограммы протокола допроса обвиняемого Луцкого Александра Андреевича

от 19-20 июля 1945 года, гор. Киев

Допрос начат в 11 часов.

Шухевич, воспользовавшись тем, что ряд членов Главного Провода ОУН недовольны диктаторской политикой Лебедя, созвал в мае 1943 года заседание Главного Провода ОУН, на котором выступил против политики Лебедя, в результате чего Лебедь был отстранен от руководства Главным Проводом ОУН и его руководителем стал Шухевич Роман.

Мне известно, что Лебедь Николай, как руководитель Главного "Провода" ОУН, был против политики, которую проводил "Клим Савур" на Волыни, и считал, что созданные "Климом Савуром" военные команды и их действия являются провокационными, так как немцы в ответ на незначительные действия отрядов уничтожали целые селения. Лебедь Николай был против вооружения ОУН и считал, что не наступила еще благоприятная ситуация для того, чтобы вооружать ОУН и украинское население для борьбы против немцев, а затем и против Красной Армии.

Лебедь был сторонником глубокой, нелегальной, законспирированной работы ОУН. Этим самым он хотел сохранить все кадры ОУН для дальнейшей более активной борьбы против Красной Армии. Однако его точка зрения верх не взяла. Шухевич поддержал "Клима Савура", и в этом он сумел убедить и Главный "Провод" ОУН.

Допросили: нач. следчасти НКГБ УССРПолковник Павловский

Ст. следователь следчасти НКГБ УССР Лейтенант Погребной

Стенограф[ировала] Кулагина».95

Судя по тому, с какой легкостью Н. Лебедь был смещен с должности руководителя провода ОУН, можно констатировать, что он только номинально руководил ОУН в рамках, которые ему определили Абвер и гестапо, и ему вовсе не хотелось под конец войны быть соучастником диких преступлений своих соратников. А его попытки установить контакты с англичанами только подтверждают, что он еще в 1943 г. задумался о своей судьбе после войны. Его прохладное отношение к делу отмечало и гестапо.

И когда ему приказали передать полномочия Шухевичу, он с легкостью согласился. Утверждения Луцкого, о диктаторстве Лебедя ничем не подкреплены, оуновцы в лесах Волыни были предоставлены сами себе. К тому же требовать демократии при авторитарном устройстве ОУН, это нонсенс.

Абвер, скорей всего, теперь управление контрразведки, после передачи дел направляет Лебедя в Львов для борьбы с разведчиками и подпольщиками. Как пишет его подчиненный по линиии СБ М.Матвиейко в своих воспоминаниях: «Летом 1943 года по заданию абвера я вместе с Мыколой Лебедем выехал в гор.Львов для ведения разведывательной деятельности, где находились в течении года. На территории Львовской области я установил связь с руководителем боевки СБ окружного провода ОУН Григорием Пришляком, известным в подполье под кличками Вайс и Микуша. Через Пришляка я получал сведения о деятельности во Львове подпольной коммунистической организации «Народная гвардия», в которую он внедрил своего надежного человека. С помощью оуновца Владимира Барагулы, в 1944 бежавшего за границу с отступающими фашистскими войсками, я получил данные на группу лиц польской национальности, которые во Львове вели подпольную работу против фашистских оккупантов. Эти поляки, а также члены «Народной гвардии» были арестованы и впоследствии расстреляны. Я лично принимал участие в аресте некоторых из этих лиц».

Одновременно УПА, против недовольных оуновской политикой местных жителей, подпольщиков, бежавших из плена красноармейцев, был развернут тотальный террор. Главная тяжесть борьбы с «нежелательными элементами» легла не на формирования УПА, а на подчинявшуюся ее командованию номинально самостоятельную структуру - Службу безопасности ОУН.

В целом на службу безопасности руководство ОУН возложило следующие обязанности:

1. Уничтожать всех «врагов» УПА и ОУН, которыми являются поляки, чехи, евреи, комсомольцы, коммунисты, офицеры и бойцы Красной Армии, работники милиции и лица из местного населения, высказывающие свои симпатии к Советской власти.

2. Задерживать и расстреливать всех военнопленных офицеров и бойцов Советской армии, бежавших из немецких лагерей.

3. Уничтожать вместе с семьями всех уклоняющихся от службы в УПА, сжигая их дома и отбирая имущество.

4. Следить за населением нашего района, чтобы оно своевременно выполняло поставки с-х продуктов для УПА, применяя физические репрессии в отношении саботирующих поставки. Под «физическими репрессиями» подразумеваются расстрелы и экзекуция.

5. Выявлять и расправляться с лицами, ожидающими прихода частей Красной Армии.

6. Уничтожать по заданию руководства ОУН всех лиц, не интересуясь степенью их виновности.

7. Наиболее «опасных врагов» - коммунистов и работников НКВД, не допрашивая их лично, передавать «Макару».

Основа нашей работы - преданность делу ОУН. Пусть у вас не дрогнет рука, когда вы видите мучения своей жертвы. Помните, что чем больше уничтожите врагов, тем ближе час нашей победы».

Как видим, задачи СБ ничем не отличались от задач гестапо, тайной полевой полиции и жандармерии.

Об этом пишет Максим Скорупский, автор книжки «В наступлениях и отступлениях»: «[...] Служба безопасности начала массовую чистку среди населения и отделов УПА. [...] Вообще СБ и ее деятельность - это была наиболее черная страница истории последних лет [...] полиция была законом и судом. [...] Служба безопасности была сформирована по немецкому образцу. Большинство командиров СБ были курсантами немецкой полицейской школы в Закопане в 1939-1940 гг. Большей частью были это галичане»96 .

Подтверждение этому мы находим в показаниях Алексея Кирилюка, бывшего адъютанта референта Службы безопасности на «Северо-западных украинских землях» Александра Присяжнюка (псевдоним «Макар»).

«До мая 1943 года я разъезжал вместе с ««Макаром»» по селам Ровенского района. В мои обязанности входило выполнение поручений «Макара» и охрана его. Останавливаясь в селе, обычно «Макар» через меня вызывал к себе местный оуновский актив и разведчиков СБ, детально выяснял настроение местных жителей, ход поставок в УПА, количество и фамилии советских военнопленных, бежавших из немецких лагерей и проживавших в данном селе... После отъезда «Макара» в село приезжала «боевка» и по заданию «Макара» уничтожала лиц из местного населения, высказывавших недовольство УПА, и советских военнопленных, бежавших из немецких лагерей.

В мае 1943 года «Макар» вызвал меня к себе и заявил, что он очень доволен мною, а потому считает, что я вполне справлюсь с обязанностями коменданта «боевки» Ровенского района СБ, причем официально я буду именоваться «начальником полицейского исполнительного отдела». На мой вопрос, что конкретно будет входить в мои функции, «Макар» заявил мне следующее: «Для того, чтобы ОУН могла вести борьбу за создание «самостийной» Украины, необходимо уничтожить всех врагов оуновцев. А для этого нужно иметь всюду глаза и уши. Вот для чего и создана служба безопасности, состоящая из референтуры разведки, которая имеет в каждом селе своих разведчиков и «боевки» в составе 10-12 человек, непосредственно расправляющихся с нашими врагами. (Т.е были организованы банды убийц, которые уничтожали противников ОУН в своих селах). Выслушав «МАКАРА», я понял, что на меня возлагается работа, которая меня интересовала и к этому же вполне устраивала, так как я мог жить дома, не боясь быть призванным в УПА, куда идти я не хотел ввиду слабого состояния здоровья».

8.10 Ликвидация «лишних» националистических группировок

В лесах, на оккупированных территориях действовали и националистические военные группировки мельниковцев и бульбовцев, отряды поляков, вооруженные группы евреев, стихийные отряды мародеров и уголовников, и просто отряды скрывавшихся от немцев жителей.

Об этом пишет Боровец. Возьмем издание воспоминаний "Тараса Бульбы"- Боровца "Армия без государства" (Виннипег, 1981) где Боровец справедливо отмечает, что вначале войны "украинское антикоммунистическое военное движение централизованным порядком распространялось на всю Украину с трех главных баз":

- с польской, что действовала за приказами правительства УПА (Боровец);

- с буковинской, что действовала за приказам ОУН;

- с львовской, что действовала за приказами группы С. Бандеры".97

Но, как следует из донесений гестапо, они ничем себя против немцев не проявили. Поэтому и немцы против них не проводили военных операций. Но как только началась операция-«УВА», возник вопрос, что делать с другими националистическими группировками. Как было сказано выше, вначале гестапо попыталось привлечь Боровца на тех же условиях, что и бандеровцев. Но Боровец тянул время. Тогда, как следует из воспоминаний того же Боровца, уже бандеровцы в феврале пришли к нему договориться о совместных действиях.

"22 февраля 1943 г., - пишет "Тарас Бульба", - к нашему штабу прибыл член провода Оун-бандеры, мой личный приятель, г. Александр Бусел. Сделано заявление об общих действиях. Но речь о слиянии не шла". Но это было только первое знакомство.

После этой встречи Пюц снова получил ответ уклончивый ответ Боровца, и гестапо уже сделало ставку на бандеровцев. Тон бандеровцев во время следующих переговоров с Боровцом меняется. Теперь бандеровцы уже ставят ему ультиматум.

"9 апреля 1943 г. начались деловые переговоры между Главной командой УПА и ОУН-Бандеры. Бандеровцы требовали: подчиниться ОУН-Бандере, признать "Акт 30 июня 1941", безоговорочно выполнять их распоряжения. Атамана "Тараса Бульбу - «Боровца» предлагали оставить как профессионального партизанского командира, но в УПА ввести систему партийных комиссаров и службу безопасности, провести немедленную мобилизацию в ряды УПА, очистить территории от польского населения".

Этим диктаторским требованиям атаман дал такой ответ: УПА (Боровца) не может принадлежать какой-то партии, а должна быть "всенародной"; УПА не признает "Акт 30 июня", так как считает его незаконным; повстанческое восстание в Украине не нужно, "так как завтра вся Украина будет оккупирована советскою властью".

"Тарас Бульба" - Боровец здесь определял позицию ОУН-Бандеры так: "На все польское население Западной Украины в марте 1943 года вынесен коллективный приговор смерти и приказано дотла выжигать все жилье польских крестьян".

"Объявлено массовую принудительную мобилизацию людей в армию".

Когда бандеровцы не сумели убедить Бульбы перейти под их командование, гестапо делает последнюю попытку решить вопрос полюбовно. Пютц предлагает ему перейти к ним на службу на условиях, на которых уже работали их агенты –бандеровцы. С этой целью шеф гестапо на Волыни Пюц 24 апреля 1943г. пишет Боровцу письмо. Но Боровец не соглашается, он не хочет открыто переходить на службу в гестапо, а хочет тихого взаимопонимания, в чем он писал немцам в марте месяце в Письме-ответе атамана Т. Бульбы-Боровца шефу СД Волыни и Подолии в Ровно Пютцу:

«№ 23

12 мая 1943 г.

Тарас Бульба - Боровец Полесье

Ответ

Полесье, 12.5.1943 г.

К господину д-ру Пютцу, шефу СД Волыни и Подолии в Ровно

На Ваше письмо от 24.4.1943 г. сообщаю:

1. Ваше предложение оставить мне нелегальное существование и перейти к Вам вместе со своими партизанами настолько реально, если бы я предложил Вам перейти ко мне в партизаны со своим СД»98.

После этого ответа, гестапо дает разрешение бандеровцам на поглощение отрядов Боровца. Боровец, который возомнил себя равным Пюцу, был лишним в их планах. Сам он, не догадываясь о том, что бандеровцы работают по плану гестапо, приписывает их действия злой воле Лебедя, формальному руководителю ОУН-б: «Всех, кто не разделял позиции Лебедя и его программы... подвергали разным, очень острым репрессиям. их объявляли "предателями украинской нации", "саботажниками" украинского государственного порядка и за это наказывали шомполами и расстрелами.!. За все преступления всю ответственность несет персонально урядуючий проводник Оун-бандеры господин Николай Лебедь-Рубан99 .

Но фактически Лебедь, находясь в Львове, занимался поиском советских разведчиков и вопросами Волыни не занимался.

Уже во время переговоров, вместо того, чтобы вести акцию по совместно начерченной линии, военные отделы ОУН, под маркой УПА, и еще якобы из приказа Бульбы, принялись истреблять позорным способом польское гражданское население... 100

Как и все недалекие украинские националисты, дальнейшую политику бандеровцев в отношении себя Бульба приписывал их неправильному мировоззрению, а не реализации плана гестапо: "Все эти малоприглядные действия вытекают из низкопробного понимания мира и людей, из тоталитарной идеологии и дикой жадности абсолютной власти. Имело того, что они ведут свою отдельную политику, не считаясь со многими другими группировками; они еще хотят доказать перед целым миром, что в Украине лишь их партия есть той реальной силой, которая ведет освободительную борьбу и имеет право на военно-политический провод целой наций. А чтобы так было, надо всех своих противников физически уничтожить. Эта ослепленная мегаломания Бандеры и Лебедя стоит нашей нации сотни тысяч кровавых жертв во времени Второй мировой войны, которых их при другой политике можно было бы избегнуть".101

Автор Б.Руян

Социальные комментарии Cackle